Американский экономист – о девальвации доллара, ценах на нефть, упадке Америки, «подножек» Китаю и войнах будущего

Профессор Шломо Вебер: «Главная угроза для мира – маленькие группировки, которым доступно ядерное оружие»

Американский экономист – о девальвации доллара, ценах на нефть, упадке Америки, «подножек» Китаю и войнах будущего

Профессор экономики Шломо Вебер из Южного методистского университета в Далласе (Техас), вообще-то, уроженец Москвы. Но сегодня является гражданином Канады, живет и преподает в США, проводит исследования и читает лекции по всему миру. В Екатеринбург господин Вебер приехал, чтобы запустить работу лаборатории международной и региональной экономики Уральского федерального университета.А мы выловили его, чтобы расспросить, что творится в мире и с миром. По мнению американского профессора, история обнулилась, явных лидеров и рецептов лидерства нет. И это уникальная ситуация, когда всем можно договориться об едином движении.

- Господин Вебер, самый главный вопрос для нашей страны с конца 60-х годов – сколько будет стоить нефть?

- Предсказать трудно. Если б я знал точный ответ, мы бы с вами сидели в другом месте (смеется). Цена на нефть зависит от массы факторов, в том числе политических. А политика сегодня находится в нестабильном состоянии: во всем мире, на всех континентах очень серьезные сдвиги. Я могу высказать только собственную точку зрения. Я часто бываю в Северной Америке, в Канаде. Там уже всерьез применяются альтернативные способы добычи углеводородов, сланцевого газа. Возможно, со временем они станут дешевле традиционных. Конечно, это случится не завтра, не послезавтра. Но раньше казалось, что на это уйдет как минимум пара-тройка десятилетий, а сейчас видишь – все произойдет гораздо быстрее. Возможно, в течение десяти лет. В Канаде динамика производства уже напоминает «золотую лихорадку» в Калифорнии, это уже похоже на индустрию.

- Насколько я понимаю, для России проблема даже не в цене на сланцевые нефть и газ (эта технология пока дорога), а в том, что Северная Америка, основной потребитель традиционных углеводородов, переходит на самообеспечение энергоресурсами, и это значит, что конкуренция на рынках сбыта углеводородов ожесточится и, следовательно, цены буду падать. Тем более что другому великану – Китаю – поставки делают и Иран, и Африка.

- Да, это так. Китай Африку, можно сказать, уже захватил. В Гане, например, каждый колледж обязан преподавать китайский язык – настолько силен контроль Китая над африканскими странами. В России об этом ничего не знают и не пишут.

- Да, Россия занята в основном собой.

- Это раньше можно было себе позволить. А сейчас все мы части большого коллектива. Тот же Китай проник уже и в Латинскую Америку – Мексику, Венесуэлу, Боливию. Число компаний и предприятий - частных, государственных, смешанных - постоянно увеличивается. Потому что китайцы понимают, что мир-то ограничен и нельзя сидеть дома, надо шевелиться, производить, продавать. Иначе за тебя это сделают другие: внутренний рынок уже ни для кого не достаточен. Поэтому Китай совершенно прагматично помогает кому угодно, невзирая на идеологию, – левым, правым. А Россия… Если в Латинской Америке ее присутствие еще как-то чувствуется, то Африку вы запустили. В 60-70-х годах на противостоянии США и Израиля Советский Союз довольно активно работал в Африке, но потом все заглохло на много лет. Хотя сегодня это континент, который растет, развивается, нуждается в ресурсах, в технологиях.

- Что говорить о России, когда Китай начинает обходить уже и Соединенные Штаты. Как вы думаете, Америка будет спокойно наблюдать за тем, как с помощью ее потребительских рынков Китай превращается в мощного соперника, в сверхдержаву?

- Это очень тяжелый вопрос. Америка в определенной степени потеряла направление своего развития. Силиконовая долина в той же Калифорнии – это, пожалуй, последний пример серьезного американского успеха, воплощения «американской мечты». В нем соединились американская предприимчивость, ставка на образование, прием мигрантов и включение их в общий процесс. Это действительно замечательно работало на протяжении всего послевоенного периода. Привлекательность Америки манила лучших, на этом выросли знаменитые американские университеты, типа калифорнийского Беркли.

- Но сегодня о Калифорнии говорят как о банкроте.

- Экономика Калифорнии специфична. Там были низкие налоги для бизнеса. Конгресс штата в течение длительного времени не разрешал поднимать налоги. А социальные траты были высоки. В Калифорнии привыкли жить слишком хорошо и слишком свободно.

- То есть переборщили и с социализмом, и с либерализмом.

- Переборщили, да.Даже госуниверситеты стали закрывать.В январе университеты традиционно нанимают людей на работу. Так вот, на этот раз рабочих мест нет. К примеру, довольно плачевное состояние у Университета Калифорнии в Лос-Анджелесе. У людей заканчиваются контракты – и они выходят на улицу. И так не только в Калифорнии, но и в других штатах.

- То есть отказ от индустрии, постиндустриальная экономика, экономика знаний и услуг себя не оправдали?Экономика промышленности надежнее?

- Конечно, она надежнее. Америка упустила этот момент, перенесла производство в другие страны – сначала в Китай, он стал дорогой, потом во Вьетнам – и он стал дорогой, сейчас производства переносятся в Камбоджу, и это не предел. Америка думала, что все равно сохранит лидерство, что оно гарантировано навсегда, и проиграла. Оказалось, что многие могут делать то же самое и почти не хуже. Эйфория, вызванная успехами Силиконовой долины, привела к тому, что США не подготовились к следующему этапу. И сейчас, когда конкуренция стала очень сильной, перестроиться на ходу очень сложно. При этом страна находится в отрезке, когда решается ее будущее.

- И чего же ждать от Америки? Реиндустриализации?Кстати, недавно газета «Ведомости», которая издается TheWallStreetJournal, написала, что добыча сланцевого газа может оживить «ржавый пояс» Америки, индустриальное сердце страны, разоренное глобализацией.

- Это обсуждается, но пока несерьезно. Когда идет избирательная кампания, кандидат в президенты приезжает и говорит: я подниму промышленность, автомобилестроение. Но в это трудно поверить, потому что мир изменился до неузнаваемости, 30 лет назад не было Китая и Вьетнама.

- Получается, что со своей политикой открытого мира Америка сама понасоздавала себе конкурентов?

- Так и есть. В этом и была сила Америки – привлекать лучшие таланты.Многие американские нобелевские лауреаты родились в других странах. То же самое можно сказать о большинстве профессоров американских университетов.Да и о талантливых выпускниках. Кстати, в 1990-2000-х годах подавляющее число из всех иностранных студентов составляли китайцы. Они упорно учатся, лучшие задерживаются на несколько лет, но только единицы остаются на длительные сроки или навсегда.Китайцы уехали в Китай, а индийцы – в Индию. И мы имеем то, что имеем.

- А что, раз уж заговорили об этом, можете сказать про российских студентов?

- В любом из самых лучших университетов есть студенты из России, но они не возвращаются на Родину, потому что быстро привыкают к условиям свободы, творчества.

- С этим у нас действительно проблемы.

- Даже академическая свобода в России воспринимается очень трудно. А в Америке ученый может говорить вещи, которые абсолютно противоречат «генеральной линии», наука там не идеологизирована. Люди могут высказывать все что угодно, особенно политологи – вы бы слышали, что они говорят и как они говорят! Ты можешь быть и коммунистом, и фашистом, открыто высказывать свои политические взгляды по любому поводу – главное оставаться в рамках закона. При этом у человека спокойно развивается карьера, особенно если он хороший преподаватель и ученый – больше не требуется ничего. Ты можешь выступать в газетах, обливать грязью власти – это никак не скажется на твоем положении. И это, безусловно, важно и нужно – в политологии, социологии, экономике.

- Вернемся к проблемам Америки. Возможно ли ее возвращение к изоляционизму?

- Не думаю, что это возможно. Да, есть люди, которые говорят: понаехали тут! Говорят, что миллиарды уходят то Египту, то Израилю, и не лучше ли заняться своим домом?

- Кое-кто даже собирает подписи за отсоединение от США.

- Да, недовольство реально есть, особенно в Техасе. Там значительная часть населения возмущена тем, как ведет себя Вашингтон. Сейчас поляризация США вообще дошла до невиданных пределов. Обама считает, что надо делить по справедливости, другие убеждены, что нечего кормить иждивенцев. Произойдет ли отделение? Конечно же, нет. Квебек, который говорит по-французски, полвека пытается отделиться от Канады. Однажды на референдуме им это почти удалось: 49% проголосовали за отделение. Но развод - дело серьезное. Кому будут принадлежать дороги? Аэропорты? Пенсионные фонды? Уход в изоляцию – это тоже развод, только глобальный. Это полный отказ от планетарного лидерства, и это не в мессианских традициях американцев.

- Но если не индустрия и не постиндустриальная экономика, то что обеспечит лидерство Америке? Печатный станок и Вооруженные силы?

- Это тоже большой вопрос. Но не Вооруженные силы. Это стало понятно после войны в Ираке. Именно война в Ираке остановила наше развитие.

- То есть пока - печатный станок. Но многие в мире уже высказывают отчетливое недовольство эмиссионной политикой США и говорят, что нужна другая резервная валюта.

- Ну, давайте посмотрим на карту мира. Что может заменить доллар? Евро? Но Европа сегодня не является территорией стабильности. Когда-то такие ставки делали на Японию. Но она оказалась слишком маленькой, и там уже давно нет экономического роста. При отсутствии серьезных конкурентов доллар, вероятно, еще прослужит свою теперешнюю службу. Хотя девальвации доллара исключать нельзя.

- А как насчет претензий юаня стать новой резервной валютой?Юань впоследствии может стать заменой доллара?

- В это трудно поверить. Китай вскоре встретится с довольно тяжелыми внутренними противоречиями.Во-первых, когда народ там станет побогаче (а именно на это взяло курс китайское руководство), возрастет чувство собственного достоинства, появится желание увидеть мир и возможность сравнивать. (Вы и сейчас в разных частях света можете увидеть группы китайских туристов). Во-вторых, произойдет дальнейшее расслоение на богатых и бедных и, соответственно, конфликт государственной идеологии. Противоречия на уровне руководства государством происходят уже сегодня. Если вы помните, недавно там посадили супругу одного высокопоставленного партийного чиновника Бо Силая за убийство английского бизнесмена, и это якобы послужило причиной его отставки. На самом деле его выбросили из руководства раньше, по идеологическим причинам. Он был левым и считал, что надо заниматься дележом национального богатства. А руководство в Пекине полагало, что надо сначала заниматься развитием. Развиваться, развиваться, а уж потом распределять, делить. А развиваться и распределять одновременно довольно трудно. Опыт Америки это показал. В-третьих, в Китае ведь есть и проблема сепаратизма, со временем люди, возможно, перестанут принимать решения центра. Так что линейного развития в Китае не будет.

- И конкуренты, те же США, будут играть на этих проблемах.

- Конечно. И хоть Америка вынуждена смотреть на то, как благодаря ей поднимается Китай, она не будет сидеть сложа руки. В этом смысле, на мой взгляд, она должна больше сотрудничать с Россией, создавая противовес Китаю, особенно в Центральной Азии. К сожалению, в Америке нет российского лобби, потому что Россия с развалом Советского Союза перестала быть основополагающей силой в мире и существенным элементом для Америки. Но, с другой стороны, я, честно говоря, не вижу, чтобы российская сторона была заинтересована в сближении и предлагала свои инициативы.

Россия вообще должна найти свое место в современном калейдоскопе – в отношениях с США, Европой, Китаем. Тем более что в нашем быстро меняющемся, калейдоскопическом мире можно быть членом сразу нескольких клубов. Но у России, мне кажется, такой черно-белый взгляд: или вы с нами или против нас. Да еще претензии на доминирование и на постсоветском пространстве, и за его пределами. А доминировать-то, с точки зрения демографии, уже довольно сложно. Америка переживает схожие процессы – ей тоже предстоит переопределить свое место в мире. Да, от распада СССР до войны в Ираке она была супердержавой, которая могла в одиночку давить всех и вся. Но сегодня это уже невозможно. Да и Китай еще не выбрал своей дороги. Мы все входим в период неопределенности, когда непонятно, что будет следующим этапом.

- Конфликтный узел между США, Европой, Россией и Китаем, добавим других членов ядерного клуба - Израиль, Иран, Пакистан, Индию, КНДР; вы допускаете вероятность глобальной войны между ними?

- Я думаю, все понимают, что при наличии у этих стран ядерного арсенала худой мир лучше. После Ирака, который показал, что есть желание резко решить задачу военными средствами, это стало еще более очевидным. Молниеносные военные решения неэффективны, надо договариваться. Возможны какие-то отдельные операции типа устранения Бин Ладена. Но не думаю, чтобы кто-то хотел ракетной атаки Израиля и Ирана. Может, при Буше-младшем это еще и было возможно, но сейчас уже точно нет.

- Кого в таком случае вы считаете главным источником угроз для мира?

- Это маленькие группировки, которым может быть доступно ядерное оружие. Одно дело, когда Израиль и Палестина обмениваются неядерными ударами. Другое - если бы кто-то вмешался с ядерным оружием. Тогда в войну провалился бы весь мир – и США, и Европа, и Китай, и Россия.

- Но как поступать с такими группировками (я понимаю, что речь идет, прежде всего, об исламском фундаментализме), если они недоговороспособны?

- Тем более если они пришли к власти демократическим способом, как в Египте? Экономическое развитие - вот что решает конфликты. Сочетание экономического развития с политическим пониманием того, что надо идти на компромисс. Увы, сегодня такого политического понимания, такого видения явно не хватает почти всюду. В Европе последним политическим гигантом был де Голль. Потом пошел народ помельче.

- Мы пришли с вами к выводу, что выход даже не в политике и экономике, а в объединительной этике. Но в чем она должна быть оформлена? В каком кодексе или институте? Опыт показал, что религии не объединяют…

- На это, как и на многое другое, пока нет готовых ответов. Я знаю одно – без взаимного уважения, без всеобщего вклада движение вперед дальше невозможно.

- Знаете, порой мне кажется, что человечество осознает себя единым только с появлением общей угрозы, агрессивных инопланетян, например.

- (Смеется). Надеюсь, это произойдет раньше.

Благодарим пресс-службу УрФУ за организацию интервью

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Россия
Россиянку заподозрили в неуважении к суду из-за картины «Сдирание кожи с продажного судьи»
Россия
Афганка со знаменитой обложки National Geographic получила статус беженца в Италии
Россия
ВОЗ назвала новый штамм коронавируса «омикрон» и внесла в группу «вызывающих опасения»
Россия
В Вологде антипрививочница встретила росгвардейцев дихлофосом при задержании
Россия
Минюст РФ признал иноагентом главного редактора издания Sota.Vision
Россия
Мэр кузбасского города отправлен в отставку из-за банкета в день взрыва на шахте
Россия
Суд арестовал экс-начальника тюремной больницы в Саратове, где пытали заключенных
Санкт-Петербург
В Петербурге бизнесмена Александра Ебралидзе арестовали по делу о присвоении ₽3 млрд
Екатеринбург
Суд приговорил к 14 годам колонии уральского автора телеграм-каналов Устинова
Россия
Россия ограничила въезд иностранцев из Гонконга и стран Африки из-за нового штамма
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.