Колонка Константина Киселева

Тюменизация всей страны

Колонка Константина Киселева

Сегодня по пунктам.

undefined

Первое. Говоря о региональных элитах, да, и вообще об элитах в России, большинство экспертов и журналистов в качестве критерия отнесения к этим элитам используют один, но принципиально важный, - участие в принятии решений. Отсюда, например, рейтинги влиятельности, рейтинги лоббистов и т.п. Для анализа элит критерий важный, но далеко не единственный. Более того, при анализе элитных отношений часто ведущий в ошибочным выводам, нуждающийся в принципиальных дополнениях.

Таким важным дополняющим, но сущностным критерием является критерий воспроизводства элиты и соответствующих практик (например институтов ротации). Этот критерий настолько важен, что без его наличия говорить об элите собственно и не приходится. Нет критерия воспроизводства – нет элиты. Условно говоря, иностранный консультант, повлиявший на важнейшее правительственное решение, едва ли может быть причислен к российской элите.

Второе. Когда начали осваивать тюменский Север, то власть активно внедряла две взаимосвязанные логики: героическую, т.е. логику долга перед государством, и меркантильную, т.е. логику отдачи государством долга. Планировалась отдача долга деньгами незамедлительно и/или льготами чуть погодя. В итоге в северных регионах (прежде всего в регионах тюменского Севера) сформировались мощнейшие стереотипы сознания: мы приехали заработать, заработаем-уедем, нужно сейчас потерпеть, зато потом будем жить в шоколаде, здесь и сейчас заработаем, а потом уедем отсюда и т.д. На этом выросли уже несколько поколений. Свою лепту в формирование этой ментальности вносили вахтовики. Суть этого ментального комплекса – временность, неукорененность, незаинтересованность, непривязанность. Понятно, что параллельно формировалась и ментальность идентичности, ментальность оседлости. Возможно, что где-то вторые логики даже стали преобладающими. Но не замечать логик первых нельзя. На этих логиках и шло освоение Севера.

Третье. Когда решили «реформировать» региональные элиты, ибо боялись неясно чего, то придумали проект с назначением губернаторов. Причем проект предусматривал технологическое отношение к регионам. Т.е. регионы воспринимались как некие механизмы, которые работают по примитивной схеме «импульс – результат». Соответственно предполагалось, что управлять любым регионом может любой имеющий навыки управления, перед которым ставятся те или иные задачи. Столкнувшись с первым сопротивлением региональной «ткани», сопротивлением живых региональных организмов, вводную чуть скорректировали. На регионы, решили, нужно посылать тех, кто знаком с местной спецификой. В идеале - выходцев из региона, которые прошли «практику» управления в московских структурах или иных регионах. При этом технологизм в отношении к региону сохранялся. Ярким примером такого технологического отношения при знании местной специфики был, например, наш «железнодорожный» А. Мишарин.

Четвертое. Главный полученный эффект можно назвать «тюменизацией» (термин хороший, зафиксируем авторство: © Константин Киселев – ред.) России. Т.е. в регионах у власти оказывались люди, которые не были укоренены, которые не были заинтересованы в развитии региона, которые банально региона не понимали и не собирались в нем жить. Они приезжали временно, на чуть-чуть. Выполнить приказ, заработать денег, освоить еще одну карьерную ступеньку. А потом уехать, бросить, оставить. И трава не расти. Они привозили свои команды с аналогичными установками. Типичным примером такого подхода к региону стал В.Артяков в Самарской области. До сих пор ходят легенды о том, как вся губернаторская команда на выходные банально покидала область, улетая «на родину» в Москву.

Впрочем, тюменизация региональной власти не только происходила. Она и происходит. Сегодня и сейчас. «Тюменизацию» Свердловской области начал А. Мишарин и прочие колтонюки. Где они сейчас? Но дело не завершилось. «Тюменизация» Свердловской области просто в разгаре. Достаточно оценить кадровую политику. Перечислять просто бессмысленно.

По отношению к России ситуация аналогична, только в этом случае речь идет об интересах страны. Можно абсолютно однозначно делать вывод: уничтожение механизмов электоральной ротации, ставка на технологизм как альтернативу интересам, на абстрактную эффективность в отчетности и абстрактную глобальную проектность в ущерб реальной повседневной деятельности привели к «тюменизации» и регионов, и России. Наглядных примеров десятки и сотни. Типичный пример федерального уровня – С.Собянин. Или В.Резник. Или… Впрочем, там в кого ни ткни.

Пятое. Но «тюменизация», помимо всего прочего, имеет одно важное онтологическое следствие. «Тюменизация» ведет к разрушению региональных элит и элитных институтов. «Тюменизирующие» регион, сами не становясь элитой, ибо не нацелены на воспроизводство, оттесняют от власти элиты региональные, разрушают сложившиеся институты. Большинство региональных депутатов добровольно (!) или из страха покинули элиту по определению, ибо они уже не принимают решений. Аналогично с региональными силовиками. То же с исполнительной властью. Региональная элита в Свердловской области практически разрушена. И это принципиально опасно не только для Свердловской области, но для любого региона. Я уже не говорю о стране.

Шестое. Вопрос первый. Почему федеральная власть очень осторожно относится к «тюменизации» национальных регионов? Почему там практически нет «тюменцев»? Можно объяснить все сильной идентичностью и тому подобными практиками. Все это есть. Но главное – страх перед «непониманием», перед протестом, перед жестким оппонированием. И вот там региональным элитам, какими бы они ни были, удалось сохраниться. И они скрепляют регионы. Вопрос второй. Почему удалось сохраниться местной элите в Екатеринбурге? Ответ тот же. Она сопротивлялась, искала аргументы и находила их. Всех, кто сдулся, «тюменизировали», вынули из них идентичность, вышвырнули из элиты.

Седьмое. Вывод понятен.

P.S. Отдельный случай - И.Холманских. Он местный. Это факт. Но, во-первых, он потерял укорененность, когда принял должность. Лучшим поступком его жизни был бы отказ от поста полпреда. Во-вторых, он не способен к воспроизводству практик, ибо он не принимает решения. В-третьих, само полпредство и по составу, и по сути – структура, противоположная региональной идентичности. Отсюда максимум роли И. Холманских – компрадорство в пользу «тюменизации».

Автор благодарен всем своим друзьям и коллегам, кто породил первоначальную идею, кто стимулировал логику ее развития, кто принимал участие в ее обсуждении.

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Россия
ЦИК озвучила итоги выборов на Дальнем Востоке. Позиции ЕР серьезно ослабли с 2016 года
Санкт-Петербург
«Яблочник» Борис Вишневский проигрывает выборы в Госдуму от округа в Петербурге
Санкт-Петербург
ЦИК: победу в округе № 212 Петербурга одерживает единоросс Тетердинко. Буланова проиграла
Россия
Избирком озвучил результаты выборов губернатора Хабаровского края
Россия
Справоросс Федот Тумусов проиграл думские выборы в округе
Россия
Ирина Яровая выиграла выборы на Камчатке, куда ее просили не приезжать
Россия
Председатель ЕР Дмитрий Медведев не приехал в общественный штаб партии после выборов
Россия
ЦИК опубликовал данные электронного голосования во всех регионах, кроме Москвы
Россия
Писатель Акунин раскритиковал «Умное голосование» и предсказал политическое будущее России
Россия
Певчих обвинила Венедиктова в раскрытии персональных данных на электронном голосовании
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.