Доллар
Евро

«Те, кто хотел бы развалить режим, на очень высоких постах. Но у них нет мотивации»

Третьему президентскому сроку Владимира Путина ничего серьезного не угрожает

Печень митингующих, видимо, к сожалению для путинского пресс-секретаря Дмитрия Пескова, по асфальту еще, слава богу, не размазывают. Но наши мирные надежды на «доброго Путина», «Путина 2.0» растоптаны в пыль. Что ж, избавление от иллюзий – тоже полезный результат. Вероятно, основной результат прошедшего года.

Многоголовое чудище государства, включая репрессивную, религиозную, пропагандистскую его «головы», в этом году очнулось и выпустило обжигающие струи злобы, идиотизма и лжи. Даже странно сегодня: и чего мы ожидали от хищника?

Впрочем, при всем своем устрашающем виде дракон трухляв и практически обездвижен. Двинулась умом, дряхлеет и чахнет и вся наша сказочная страна (вернее страна сказочного долбо…бизма). Все держится лишь на «соплях» самоуспокоительной неискренности о благих намерениях.

Ничуть не удивлюсь, если в новогоднюю ночь из сахарных уст президента прольется примерно такое: «В ушедшем году мы многое сделали для развития демократии. В политической системе страны получили свое представительство болотные хомячки, бандерлоги, бунтующие киски и офисный планктон. Будем и впредь продолжать эту практику. В целях улучшения условий для осуществления демократии прошу рассмотреть законопроект о переносе митингов и шествий в квартиры протестующих, вернуть второй единый день голосования, проводить их 1 января и 29 февраля. Предлагаю рассмотреть возможность проведения прямых и тайных выборов губернаторов масонской ложей Российской Федерации» и т.д.

По мнению известного экономиста, члена президиума Российского совета по международным делам, лидера партии «Гражданская сила» Владислава Иноземцева, сегодняшняя хлипкая конструкция власти и общества продержится весь третий президентский срок Владимира Путина и даже дольше. Что будет потом, при спаде нефтяных цен? На это Россия отвечает дремотой.

- Владислав Леонидович, лично мне кажется, что в 2012 году мы получили два основных результата, и оба отрицательные. Это раскол общества, оформившийся во время президентской кампании, и политический провал лидеров оппозиции. А вы как считаете?

- Вы сами себе противоречите. Чтобы говорить о расколе, нужно иметь две сопоставимые по потенциалу полярные позиции. Раскол – это две относительно равные части, но имеющие принципиально разные представления о дальнейшем пути для страны. Сейчас такого близко нет. Оппозиция на одну из таковых позиций явно не тянет, в этом я с вами полностью согласен. Она, к сожалению, не обладает каким-то ясным видением.

Есть достаточно большое недовольство значительной, но не критичной для власти части населения. Оно оформилось и стало явным – вот об этом действительно можно говорить. Если раньше недовольство было узким, «интеллигентским», то сейчас стало довольно широким и даже модным. И все же я совершенно не уверен, что если придется принимать некие фундаментальные решения, люди, которые сейчас находятся на одной стороне баррикад, пойдут на тех, кто с противоположной стороны. Это фронда, но не раскол.

- А как же споры вокруг сценариев модернизации – сталинского или демократического? Разве это не принципиальный конфликт взглядов?

- Конфликт между видениями модернизации – это вообще не тема. Сценарий любой модернизации – сталинской, по Проханову, или демократической, по Юргенсу – это все сегодня маргинально. Сама идея модернизации давным-давно списана. Руководство страны понимает, что модернизация – это ослабление гаек или их закручивание, но в любом случае – изменение силы «натяжения резьбы». А оно этого страшно боится, оно не хочет ни закручивать, ни отпускать. Идея стабильности полностью овладела властью. Почему Путин так эмоционально негативно относится к медведевскому периоду? Потому что тогда обозначилось, что хоть что-то можно поменять. А путинский стиль – не надо ничего менять, и в ушедшем году это особенно почувствовалось. Поэтому вопрос «какой будет модернизация?» не актуален, ее не будет никакой. Группки, рассуждающие о сценариях модернизации, это мизер по сравнению с мейнстримом. А мейнстрим – это «великая энергетическая держава»: качаем нефть, делаем громкие заявления, хлопаем дверьми, Запад нам не указ, главное счастье – суверенитет и так далее. Власть за все это крепко держится. Но больше никакой программы нет.

- Насколько я понимаю, в этой картине, при относительном благополучии населения никакая национальная идея особо-то и не нужна.

- Согласен. И не вижу, чтобы ее особенно искали. Даже путинская идея евразийской интеграции, постсоветского сплочения – это не что-то новое, а попытка оглянуться назад, в прошлое, найти моменты, которые были позитивны вчера. И Путин этой идеей очень доволен, он готов вынести ее в стратегию внешней политики на ближайшие несколько лет, сделав центральным пунктом своего президентства.

У США, у Европы, у Китая – у всех есть свои глобальные проекты. А у Путина только скважина и вентиль. И хотя ему неуютно в одиночестве, он уверен, что лучше быть первым парнем на деревне, чем последним в городе, и поэтому выбирает доминирование на постсоветском пространстве. И относится к восстановлению этого нафталинового платья как к своей главной цели. Но это не национальная идея, это имперская идея, проекция российских представлений о своих возможностях вовне. А национальной идеи нет. В такой проекции совершенствовать внутреннюю жизнь общества, находить то, что консолидирует людей в своей стране, и не нужно.

- Действительно, в этом году власть сознательно разворачивала сразу несколько мощных кампаний, которые, напротив, вбивали клин между разными частями

общества и поджигали общественное спокойствие: дело « Pussy Riot », политическое ужесточение законодательства о митингах, клевете, интернете, НКО, гостайне. Год заканчивается всеобщей истерикой по поводу «закона Димы Яковлева». Почему и зачем это делается?

- Во-первых, Путин научился делать вид, что прислушивается к людям, но на самом деле, его презрение к ним, мне кажется, не имеет границ.

Во-вторых, я не думаю, что они что-то сильно пока поджигают. Принятые законы используются не так массово, как могли бы. Никакого государственного террора нет. Просто, пока еще не созрели серьезные конфликты, элита обезопасила себя, создав на «черный день» юридические способы подавления всякого рода оппозиции. Путин же постоянно говорит, что демократия – это уважение закона. Таким образом внушается мысль, что все оформленное в этих законах – демократично, а все, что выходит за рамки этих законов, представляет угрозу демократии, и в случае если на улицу выйдут некие «отморозки», эти законы будут применены для защиты демократии. Они создают такие возможности и до поры до времени их приберегают. Но если что, мне кажется, «площадная революция» будет довольно быстро пресечена.

Еще это делается для поиска врагов. Поскольку ничего конструктивного, никакой позитивной повестки дня эта власть не предлагает, а в спокойной обстановке Путин жить не может, вся идеология путинизма строится на противопоставлении врагу. Это было видно с самого начала. Сначала мы боролись с терроризмом, чеченским сепаратизмом, потом с «оранжевыми» революциями. Сейчас тоже нужен враг, которого Владимир Владимирович, как герой тувинского эпоса, успешно бы побеждал. Нет врага – нет и тонуса. И поэтому хоть какой-нибудь противник, да нужен. Я думаю, Путин был бы даже рад, если бы оппозиция была более серьезной – тогда было бы больше поводов ее серьезнее «мочить». Но и ослабление оппозиции тоже вариант: когда ее лидеры дискредитируют себя настолько, что их совсем перестанут поддерживать, когда их популярность сойдет на нет, вероятно, будут предприняты посадки. Кто-то предпочтет договориться, кто-то – уехать.

- «Путин был бы рад более серьезной оппозиции»? На свою голову?

- Тут я за Владимира Владимировича абсолютно спокоен, с нашей оппозицией ему очень повезло. Более того, Путин – кагэбист, фээсбэшник, он видит мир в категориях заговоров и спецопераций. В связи с этим у меня нет уверенности в том, что нынешние лидеры оппозиции не являются марионетками. То количество глупостей, которое они творят, вызывает, по меньшей мере, большое удивление. Я не исключаю, что наезды и преследование Навального – это искусственная попытка сделать из него лидера для последующего использования, потому что сегодня влияние этих лидеров уж слишком ничтожно.

- Горбачев тоже практически своими руками создал Ельцина, а потом вон как все обернулось для Михаила Сергеевича.

- Тогда была совсем другая драматургия. Человек сделал карьеру в партии и в конце концов пошел против ее линии, его топтали, задвигали, увольняли, но он своей харизмой консолидировал огромное количество позитивных сил, личностей, которым люди доверяли. И такие случаи «вырастания» лидеров в прежних, ранее казавшихся прочными, структурах, очень многочисленны и присущи самым разным странам. Нынешняя ситуация в России абсолютно иная. Что бы ни делали с оппозиционерами, невозможно убедить общество в том, что они хороши.

- Да, Ельцин был плоть от плоти КПСС. А сегодняшняя чиновная элита, в ответ на путинский застой, может «родить» своего Ельцина, своего модернизатора? Или не будет никаких сдвигов?

- «Родить» может, но сдвигов не будет. Я абсолютно убежден, что люди, которые хотели бы развалить режим изнутри, существуют. И находятся на очень высоких постах. Когда общаешься с людьми, находящимися на высоком уровне власти, без телефонов и микрофонов, удивляешься тому, что наверху находятся очень грамотные профессионалы – в Белом доме, во многих министерствах. Но эти профессионалы прекрасно понимают правила игры и знают, что стоит на кону и чем они рискуют, если пойдут против системы.

Если «переиздать» историю Ельцина, чьи первоначальные действия четко накладывались на линию партии, то сегодня она бы выглядела так. Президент Медведев объявляет модернизацию, через год после этого на правительстве или Петербургском форуме выходит, допустим, Шувалов и начинает говорить, что модернизация несовместима с тем-то и с тем-то. Его выгоняют, и пошло-поехало. Ельцин ведь попался на том, что он слишком ретиво выполнял указания партии.

Но сегодня никакой «линии партии», никаких модернизационных по характеру указаний нет. Есть только люди, которые понимают, что система находится в состоянии полураспада. Но эти же люди, играющие ключевые роли в системе, совершенно гарантированы от утраты своего благосостояния на несколько поколений вперед. «Запасные аэродромы» у них давно готовы. Поэтому ощущения: все рухнет, а я останусь на бобах - у них нет. И мотива кричать: все навернется, давайте что-то делать! – у них тоже нет. Это раз.

Кроме того, сейчас, в отличие от советского периода, даже при всех средствах массовой информации, интернете, гражданская консолидация идет гораздо медленнее, общество намного более разрозненно. В этой ситуации чтобы оппозиционер, вышедший из власти, имел большой успех, нужна колоссальная пропагандистская кампания и огромные финансовые вливания. То есть нужен крупный бизнес. Но у нас крупный бизнес полностью зависит от государства. И найти «сумасшедших» людей, которые попытаются «схлестнуться» с системой, как Михаил Борисович [Ходорковский], практически невозможно.

В общем, конфликт возможен, лидеры, безусловно, есть, но мотива, желания взрывать систему у них нет. В советские времена политика была делом людей амбициозных. Сейчас политика – это бизнес, распил, здесь нет амбиций, нет желания стать великим политиком, повернуть путь развития страны. Люди просто деньги зарабатывают. Соответственно, мобилизовать их на резкие движения против своего же заработка – очень сложно.

- Когда вы говорите о «запасных аэродромах», что имеете в виду? Заграницу или российскую экономику?

- Конечно, заграницу. Счета, недвижимость, активы, которые давно не имеют к происходящему здесь никакого отношения. Либо какие-то наши активы, зарегистрированные глубоко в оффшорных зонах. «Запасной аэродром» - это когда ты доезжаешь до «Шереметьево», садишься в самолет и забываешь об этой стране, чтобы больше никогда не вспоминать. Это, кстати, касается и региональных чиновников.

- И закон о «списке Магнитского» и даже вероятность его распространения на Европу не помеха?

- Катастрофических последствий для наших чиновников все это иметь не будет. Пострадают люди, которые непосредственно запятнали себя, типа следователей, которые вели дело Магнитского. Другое дело – масса чиновников, которые имеют аффилированные бизнесы, записанные на родственников и друзей, через которые они выводили деньги из России и легализовывали их в местах, не имеющих с ней ничего общего. Посмотрите, сколько наших бывших чиновников живет за границей, несмотря на то, что обстоятельства их отъезда туда были гораздо драматичнее. Я не говорю про Банк Москвы - достаточно вспомнить господина Вавилова, нашего бывшего замминистра финансов, министра финансов Подмосковья, отметившегося миллиардными хищениями, и так далее. И все их там терпят. А в условиях экономического кризиса я тем более не думаю, что людей с огромными активами будет кто-то преследовать в Европе или в Штатах. Любить не будут – как, например, не любят в Австрии ту же Батурину, но ничего серьезного против них не предпримут. На самом деле, они давно там живут, у них есть счета, виды на жительство, и это никого не волнует, не будет волновать и потом.

- А антикоррупционная волна, которая прокатилась в конце этого года? По ее поводу тоже никому не стоит волноваться?

- Я считаю, это вообще была стратегическая ошибка власти, кремлевских пиарщиков, которые, видимо, думали, что так можно поднять популярность Путина в народе. Но, во-первых, под «дубину» попали стрелочники. Потому что система не готова сдавать «своих», реальных коррупционеров. Во-вторых, именно потому, что власть «засветилась» этими полумерами, народ не поверил президенту, когда на пресс-конференции он сказал, что не знает, как в Минобороне вообще кто-то что-то украл. Таким образом, было подтверждено, что коррупция, вседозволенность избранных – это основа системы, которая не запустит программу самоликвидации. И я думаю, что борьба с коррупцией постепенно сойдет на нет. Будут отдельные дела, но публичные отставки министров по коррупционным мотивам вряд ли повторятся. Реальный выход – в переносе высшей судебной инстанции в Суд Европейского Союза и в принятии европейских регламентов для правоохранительных органов. Но это, сами понимаете, нереально, поскольку угрожает нашему «суверенитету».

- Вы говорите: статус-кво – икона путинского режима. А как же последнее президентское послание Федеральному Собранию? Путин чего только ни пообещал – и модернизацию, и деоффшоризацию, и борьбу с коррупцией, и запрет на зарубежную недвижимость для чиновников, и совершенствование судебной системы, всего не перечислишь. Как к этому относиться?

- Относиться к этому надо так. Посмотреть послания за второй срок президентства Путина - уверяю, там вы увидите ровно все то же самое. Да, сказано много правильных вещей. Но кто их будет выполнять и зачем? Это просто слова, которые никто не собирался и не собирается воплощать в жизнь. Обратите внимание: в последнем послании 82 раза употребляется слово «должен» (должна, должны)», 73 раза – «нужно» и «надо», но только 14 раз – «будем» и «буду». Все должно случиться, только я-то ничего для этого делать не стану… Более того, это, по-моему, было первое послание, где ни разу не было упомянуто словосочетание «иностранные инвестиции». То есть мы не собираемся их привлекать, мы ориентируемся на ближайших соседей, на фоне которых выглядим более значимо. Это означает закрытие страны под лозунгами о том, что мы идем каким-то своим путем.

- Зачем же тогда надо было входить в ВТО?

- Основной процесс согласования условий присоединения к ВТО проходил во время президентства Путина, но вряд ли вследствие него. Он начался в 90-е годы, потом прерывался, затем, когда Медведев поставил цель вступить и все уже было для этого готово, Путин заявил, что будем вступать в ВТО только Таможенным союзом, и переговоры были остановлены практически на год, потом снова возобновились. Вступление в ВТО – это скорее заслуга Медведева, нежели Путина. «Отъехать» и не входить в ВТО после всего, что было, это выглядело бы совсем уж неприлично. Но интереса путинской команды в ВТО я совсем не вижу. И думаю, что вскоре мы станем свидетелями конфликтов в рамках ВТО. На пресс-конференции Путина уже было сказано, что надо подавать иски против тех, кто демпингует. Подать-то можно, вот выиграют ли – посмотрим. В общем, я думаю, что ВТО будет большим испытанием и большой нервотрепкой, посильнее «акта Магнитского», потому что со стороны Запада будут предприниматься попытки расшевелить российскую таможню, а со стороны России будут попытки ничего не менять.

- Так может, мы побудем в ВТО и выйдем?

- Путин любит шашкой махать, но чтобы он кого-то «зарубил» на внешнеполитической арене – такого еще не было. Говорит он грозно, но все делает очень аккуратно. Поэтому мы будем громко возмущаться, подавать иски, ругаться, когда их будут подавать против нас, но предположение о том, что мы выйдем, находится за пределами разумных гипотез.

- Многие эксперты говорят, что присоединение к ВТО фактически закрепляет за Россией положение сырьевого придатка. Или как выражаются официально – «великой энергетической державы». Ну, пожалуй, еще металлургической. Вы такие оценки разделяете? Разве это перспективно? Я сейчас говорю даже не о нации, а об интересах правящего класса.

- Оценки разделяю. Но это собственный выбор России. Это не выбор, продиктованный ВТО. Это мы сами ничем другим быть не хотим и даже не пытаемся. Возьмите сельское хозяйство - самый жесткий момент, которым мы были недовольны при вступлении в ВТО: мы не можем помогать нашим фермерам, закупать нашу технику и так далее. Но в рамках ВТО четко прописан объем дотаций, которые можно дать сельскому хозяйству. Это порядка 9 млрд долларов. Сегодня мы даем нашим аграриям в общей сложности чуть меньше 4 миллиардов. Можно вдвое больше. Ну и где эти деньги? Не дают, но при этом ругают ВТО.

Что касается «великой энергетической державы», то, да, это наша перспектива на ближайшие годы. С другой стороны, а почему, собственно, нельзя быть великой энергетической державой? В этом нет ничего зазорного, это очень интересная сфера, достаточно высокотехнологичная. На этом тоже можно очень мощно подняться. Только надо не выкачивать половину нефти из земли, а половину бросать. Надо находить солидных партнеров, предоставлять им льготные условия, привлекать их инвестиции и технологии, разрабатывать новые месторождения, заставлять этих партнеров строить трубопроводы, а не тратить на это деньги из госбюджета, что очень убыточно, выходить на рынок сжиженного газа, устраивать угольную революцию на новых технологиях, развивать производство качественного моторного топлива, современного энергетического оборудования и так далее.

Посмотрите на Монголию, на то, что она делает последние 10-15 лет. Это огромный скачок – увеличение в 30 раз объемов иностранных инвестиций, рост в несколько раз добычи полезных ископаемых по всем позициям. А у нас угля добывают меньше, чем в РСФСР, нефти и газа - столько же, сколько и тогда, мы не растем. Чтобы быть великой энергетической державой, мы должны быть первыми по всем этим позициям. А мы не движемся никуда. Кто нам мешает? ВТО, что ли? Она вообще не касается этих вопросов.

- А как насчет «нефтяного проклятия», «последней капли нефти»?

- Разведовать надо. Если вы посмотрите динамику, начиная с середины 80-х годов, то увидите, что в целом в мире объемы разведанных запасов растут и по нефти, и по газу. А при таких масштабах геологоразведки, какие существуют в России, нефть, конечно, скоро кончится. Посмотрите на Сахалин – самый богатый на сегодняшний день регион России по ВРП на душу населения. Чем он был в 90-е годы? Да ничем. А сегодня весь объем российского СПГ идет оттуда. Потому что туда пришли зарубежные инвесторы, вложили деньги, внедрили свои технологии. Почему же не запустить их в другие места, если вы сами ничего не можете? Все равно у вас есть право собирать экспортную пошлину, налог на добычу полезных ископаемых. Если мы хотим быть великой энергетической державой, нужно понимать, что в том же Катаре, в тех же Эмиратах поначалу добычу вели отнюдь не местными силами.

- Но вы же сами сказали: путинской команде комфортно в герметичной системе, когда «все – мое»». Иностранные инвестиции нужны, но мы их не хотим. Как будет разрешаться это противоречие?

- Никак не будет разрешаться. Такая катавасия без потрясений будет продолжаться ближайшие несколько лет. Третий срок Путина пройдет относительно спокойно. Им хватит. Сейчас на энергетическом рынке принципиально иная ситуация по сравнению с началом 2000-х годов. Сегодня реальная цена нефти, при которой окупаются долгосрочные инвестиции в эту отрасль, – от 90 долларов за баррель и выше. И ждать, что нефть рухнет до 30 долларов, это абсолютная глупость, не рухнет она. Никакой новый технологический уклад, о котором говорят, этого не сделает. «Сланцевая революция» требует довольно долгого времени. И думаю, что в течение лет десяти цены на нефть останутся примерно на нынешнем уровне. А за более дальние горизонты Путин и его команда никогда не заглядывали.

Единственная серьезная проблема – с газом. Сегодня ясно, что газ и нефть разделились по ценам, привязки газа к нефти не будет, цены на газ будут колебаться по своим законам, на нефть – по своим. Думаю, наши позиции по газу очень сильно рухнут в ближайшее время. Кроме того, мы утратим первенство по поставкам газа в Европу. И «Газпром» потеряет значительную часть прибыли. Ну, ничего, оторвется на внутренних поставках. Одним словом, в перспективе ближайшего избирательного цикла путинской модели ничего не грозит.

- А там трава не расти?

- Нет, почему. Я думаю, он хочет править вечно. Поэтому будет очень внимательно смотреть за происходящим к 2018 году. Но думать об этом он станет не завтра, а году в 2016-м. Тем более что с определенной степенью уверенности можно говорить, что глобальная экономика устоялась. В последние несколько недель тон комментариев изменился в сторону того, что в новом году никаких безумных рисков не будет, а, наоборот, начнется определенное успокоение. Я согласен с этими прогнозами и каких-то серьезных потрясений в экономике не жду.

- Владислав Леонидович, вопрос вам как международнику. С какими итогами мы пришли к концу года во внешней политике? Мы что-то значим для мира? Или замкнулись на пространстве ЕврАзЭС и Таможенного союза?

- Если послушать недавнее выступление Хиллари Клинтон по тихоокеанскому бассейну, то там она не упомянула нас ни разу. То есть с точки зрения баланса в Тихом океане мы для Америки в принципе не существуем. И это справедливо, потому что экономика нашего Дальнего Востока опережает только Папуа-Новую Гвинею, а экономика всей Сибири на восток от Урала – только экономики пяти стран АТР: той же Папуа, КНДР, Брунея, Лаоса и Камбоджи. Даже на фоне Сингапура и Вьетнама Сибирь и Дальний Восток проигрывают по ВРП. Если говорить об имиджевых издержках в отношениях с Америкой, которые возникли в последнее время, то они постепенно успокоятся, все будет более-менее тихо.

Для Европы мы, конечно, существуем, потому что Россия – третий по размеру торговый партнер ЕС. Но не следует сбрасывать со счетов, что сегодня по энергетическим вопросам европейцы чувствуют себя гораздо сильнее, чем раньше. Они жестко поставили себе задачу выходить из кризиса через экономию энергоресурсов, сокращение издержек. Дания, например, с 2024 года планирует стать первой энергонезависимой страной, на сто процентов перейдя на возобновляемые источники.

А в целом в мире видят, что у нас нет какой-то серьезной стратегии, приоритетов и плана действий, нет конструктива. Сначала Путин симпатизировал Кубе, Ливии и КНДР, потом, в связи с противостоянием терроризму, переметнулся к Бушу. После вторжения США в Ирак повернулся к Европе, но когда она поддержала Ющенко, отвернулся в сторону Китая. Но для Китая мы не являемся равноправным партнером. И теперь интересы Путина «приземлились» на пространстве бывшего СССР. В международных делах мы стали провинциалами, скатившись до той же концепции, что и во внутренней политике: ничего не надо менять. Никаких серьезных инициатив за последние 10 лет мы на международную арену не выносили. Лишь заигрываем с такими «лузерами», как Иран и Сирия, больше мы ничего не можем предложить. У нас нет актуальной повестки дня ни для себя, ни для мира.

Читайте также
Новости России
Россия
Минздрав выступил против устрашающих картинок на бутылках с алкоголем
Россия
СКР завел уголовное дело из-за застрявших в Китае российских туристов
Россия
В Петербурге суд отклонил иск к «ВКонтакте» о разглашении личных данных силовикам
Россия
Ксения Собчак ушла с поста главного редактора русской версии журнала L’Officiel
Россия
В Instagram появились голосовые сообщения
Экс-министр экономразвития РФ Алексей Улюкаев (в центре)
Россия
Осужденный за взяточничество Алексей Улюкаев выплатил штраф в размере 130 млн рублей
Россия
По факту оскорблений полицейскими изнасилованной девочки МВД проводит проверку
Россия
Макрон объявил во Франции «чрезвычайное экономическое положение» и увеличил МРОТ на €100
Пранкеры Вован и Лексус
Россия
Пранкеры: москвичка узнала о том, что «онкобольные заразны» из эфира телеканала «Звезда»
Президент России Владимир Путин
Россия
Путин поддержал идею о переносе столицы Дальнего Востока из Хабаровска
Арестованная в США россиянка Мария Бутина
Россия
CNN: Мария Бутина просит назначить заседание, чтобы заключить сделку со следствием
Россия
Суд отказался отпустить Льва Пономарева из спецприемника на прощание с Людмилой Алексеевой
Россия
В Красноярске суд запретил страницы «ВКонтакте» за «обесценивание понятия любви»
Россия
Активиста SERB задержали за угрозы разгромить кинотеатр, но после беседы отпустили
Россия
Координатора штаба Навального во Владивостоке отпустили из полиции
Россия
Четверть врачей признались, что их заставляют навязывать пациентам платные услуги
Борис Зимин
Россия
Зачем семья миллионеров Зиминых помогает Навальному и независимым медиа. Интервью
Сергей Морозов
Россия
Ульяновский губернатор запретил чиновникам ездить на служебных авто
Россия
Медведев запретил продавать спиротосодержащую продукцию дешевле, чем алкоголь
Россия
МВД удалило из «Википедии» данные об участии Колокольцева в съезде «Единой России»
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.

Читайте, где удобно