Доллар
Евро

«Европа до сих пор платит за объединение Германии, отсюда и кризис»

Или как нацистский комплекс Германии подтолкнет Европу к крушению

За анекдотически-скандальными событиями визита Владимира Путина в Германию за рамками внимания российской прессы и, соответственно, публики осталось главное - чем сегодня живут немцы? В окружении каких неприятелей, упреков и испытаний? Кто они для объединенной Европы – пугало или последняя надежда? Справятся ли они с этой миссией? Что с германо-российскими отношениями, кто и что может им помешать? Мы решили восполнить этот пробел и обратились к Валентину Федорову, заместителю директора Института Европы РАН, в прошлом – губернатору Сахалинской области, председателю правительства республики Саха, замминистра экономики РФ, вице-президенту РСПП.

- Валентин Петрович, после Второй мировой войны многие боялись, что Германия снова станет «гвоздем» Европы. Но на сегодняшний день она таковой и является. Почему европейцы соглашаются с возрождением Германии?

- Для начала надо вспомнить предысторию евро. Франция стремилась не допустить объединения Германии исходя из того, что две Германии лучше, чем одна. Видя, что помешать объединению не удастся, президент Франции Миттеран выдвинул условие, чтобы ФРГ отказалась от марки и ввела евро. Расчет понятен: имея общую со всеми валюту, Германия не будет зачинщиком конфликтов в Европе, потому что это ударит по ее собственным интересам. А раз так, то объединенная Германия уже не страшна. Но введение евро перевернуло суть вещей. Если в Европе всегда опасались усиления Германии, то теперь стали бояться ее ослабления, так как это грозило дестабилизацией всего Евросоюза. Введение евро было политическим решением, оно не отражало объективной необходимости. Европа ни тогда, ни сейчас еще не вызрела для этого. Деньги порождаются внутренними процессами, появляются из недр хозяйства, а евро был спущен сверху на манер госплановского задания.

- Но разве нельзя было предвидеть последствия этого шага?

- В те годы многие экономисты предупреждали о последствиях, но их называли отставшими от жизни. Все оказалось сложнее: нельзя все время ехать верхом на истории, можно попасть и под ее «копыта». Германии введение евро принесло двойной выигрыш. При общей валюте стали невозможными изменения обменных курсов и торговые партнеры ФРГ не могут защищать себя с помощью девальвации, а Германии теперь не нужно прибегать к ревальвации. До введения евро это было привычным делом, но затрудняло экспорт Германии. В итоге германский перекос в экономике привел к тому, что в Европе стал активно использоваться такой способ обеспечения роста благосостояния, как кредиты. Причем понятие «рост» я беру в кавычки, потому что это ненормальное состояние – все время жить за счет долгов. В конце концов, в Европе взорвалась кредитная бомба, что мы сейчас и наблюдаем в виде финансово-экономического кризиса. Отсюда следует вывод, который кого-то может шокировать: спустя два с лишним десятилетия страны-партнеры платят за объединение Германии. Поэтому ФРГ должна быть щедрее.

- Какие сценарии развития Евросоюза вы видите в таком случае?

- Даже при удачной политике в слабых странах Евросоюза нормализация экономики потребует многие годы, речь идет о десятилетиях и больше. Наглядным подтверждением могут служить огромные финансовые вливания ФРГ в экономику бывшей ГДР. Ожидаемого результата так и не произошло. Хотя, как мы помним, когда-то канцлер Гельмут Коль обещал в ускоренном порядке превратить новые земли, то есть бывшую ГДР, в цветущие ландшафты.

Должники гирями висят на благополучных странах и мешают общему прогрессу Евросоюза. ФРГ со своей стороны не может быть вечным донором. Она сама за 60 с небольшим лет своего существования шесть раз попадала в кризисы, когда валовый продукт падал ниже нуля. Сейчас рост экономики Германии – 0,7%, а если он упадет ниже нуля, то вся Европа развалится. В то же время неопределенная обстановка в Европе порождает неуверенность у инвесторов: они сомневаются в целесообразности капиталовложения в этот регион мира. И многие предприятия начинают в большей степени ориентироваться на другие части света, а не на Европу, чтобы таким образом избежать неприятных ситуаций в будущем.

На этом фоне ради сохранения стратегических европейских позиций еврозона во главе с ФРГ пойдет на исключение из своего состава каких-то членов, может быть Греции, а может быть Кипра. Однако никто из высших кругов власти в Евросоюзе не хочет проявлять инициативу в этом вопросе, не хочет форсировать процесс и сама Германия. Потому что в ином случае может возникнуть ненужный ей миф о решающей роли Германии в разрушении Евросоюза. По сути, Германия как самая мощная страна в этой организации в связи с кризисом ход за ходом ведет с Грецией затяжную шахматную баталию. Задача обеих сторон - переложить с себя вину за неизбежный дефолт. Впрочем, не только Берлин – Париж и Брюссель тоже заглядывают вперед, чтобы оправдаться перед историей. И вопрос - у кого первым не выдержат нервы.

- Во время кризиса жить действительно стоит экономно. Но по манифестациям в Южной Европе мы видим, к какому политическому обострению это приводит.

- То, что происходит в некоторых странах Еврозоны (причем происходит по настоянию ФРГ), напоминает ошибочную политику самой Германии во время Великой депрессии, это 1929-32 годы. Тогда во главе немецкого правительства стоял рейхсканцлер Брюнинг, который странным образом считал, что не нужно препятствовать кризису, наоборот, правительство должно встраиваться в конъюнктуру и ускорять развитие событий, чтобы кризис быстрее закончился. Поэтому он сокращал жалования, социальные расходы, стремился к достижению сбалансированного бюджета, сам выключал электричество и работал при свечах. И мы знаем, чем все это закончилось, кто в 1933 году пришел к власти.

Валентин Федоров

- Если б Гитлер увидел, к чему привела война! Ведь с восстановления Европы началась непрекращающаяся исламская иммиграция, от которой страдают и коренные немцы. Именно немец Тило Саррацин раскритиковал современную иммиграционную политику Евросоюза, и в частности в Германии, написав книгу «Германия самоликвидируется». Он прав или преувеличил масштабы проблемы?

- Вопрос не столько о мусульманах, здесь вообще нужно говорить об иммиграции. Саррацин все правильно изложил. И поэтому будущее у Европы плохое, ее ждет крушение. Не сразу, а в перспективе 20-30 лет. Сегодня Европа находится в положении осажденной крепости, но все равно не может предотвратить приток нелегальных иммигрантов. А они, приехав, пытаются установить свои правила и порядки. И мы видим, как время от времени в Европе вспыхивают беспорядки и бунты, в которых основную массу составляют далеко не коренные европейцы. Здесь у Европы очень большие проблемы.

- И Германия ничего не может сделать, потому что как только она что-то предпримет, в нее сразу начнут тыкать нацизмом?

- Да, сразу же начинают рисовать карикатуры на нынешнего канцлера, подрисовывают усики, свастики и шлем Вильгельма, называют ФРГ Четвертым Рейхом. Эти предубеждения, которые не выходили на поверхность раньше, сегодня проявляются при первых же трудностях. Поэтому немцы и говорят: «Боже упаси, мы никого не хотим вести за собой, не хотим никем командовать, но мы рекомендуем делать то-то и то-то. Если вам нужна помощь, чтобы оздоровить вашу экономику, то мы ее окажем, но на определенных условиях».

- То есть сегодня Германия уже не тот европейский гегемон, который навязывает соседям свои правила игры?

- Скорее наоборот. Германский фашизм оставил после себя в немецком языке немало «убитых» слов. Их стараются не употреблять без необходимости. К ним относится слово «фюрер», возникшее от глагола Führen– вести за собой. И, тем не менее, это слово то и дело пробивает себе дорогу, когда речь заходит о роли Германии в наши дни: «Германия должна вести за собой». Это предложение часто употребляется устно и письменно. Но сама Германия не хочет вести за собой. Она сделала для себя выводы из прошлого, которое никогда не забудется. Руководство ФРГ принимает в расчет, что если ее меры не понравятся партнерам, они будут встречены в штыки с напоминанием о Третьем Рейхе.

Поэтому приоритетная роль Германии в Европе как страны с наибольшим населением (82 млн человек) и крупнейшей экономикой сейчас не носит угнетающего характера для ее партнеров по континенту. Существующую ситуацию можно определить как преобладание без гегемонии. Германия проводит умеренную политику. Они извлекли уроки из нацизма и теперь делают ставку на экономику. Еще до войны у немцев было выражение: «экономика – это наша судьба». Теперь они вернулись к этой формуле. Если посмотреть на статистику, то из всех крупных стран у Германии меньше всего затрат ВВП на военные нужды. Почему? Потому что от военных опасностей их защитит НАТО, а от экономической слабости их никто не защитит.

США даже подталкивают Германию к большим военным расходам. Они говорят: «Мы несем всю тяжесть военных расходов, наши солдаты находятся в Европе. Возьмите же на себя большую часть расходов». А немцы не хотят. Тогда американцы стращают: «Мы выведем наши войска из Европы». И только тогда немцы начинают увеличивать финансирование на военную сферу. Но поскольку расходы на военные нужды не носят производительного характера, то немцы все равно пытаются держать их на низком уровне. Это дает приток капитала в гражданские отрасли, которые обеспечивают конкурентоспособность Германии на мировом рынке.

- В какие именно отрасли?

- ФРГ имеет мощную конкурентоспособную промышленность. Это видно по ее экспорту – это машины, оборудование, химия и военные изделия. То есть все то, чего в других странах еще нет или уже нет. Посмотрите на Англию - там все переходит в финансы. А у Германии не хватает только сырья. Там всего-то есть: каменный уголь, бурый уголь, каменная соль и некоторые металлы. И все. У нее главное – машиностроение. Поэтому когда страны выходят из кризиса и обновляют свой машинный парк, они тем самым поддерживают экспорт Германии и ее конкурентоспособность.

- Один из факторов конкурентоспособности Германии – это поставки газа из России. Но в последнее время на рынке усиливаются поставки сжиженного газа из Катара. Это может как-то пошатнуть позиции России в Германии?

- Германия не может перейти только на сжиженный газ: надо же разнообразить источники. Они еще во времена Советского Союза следовали принципу: из одного источника должно поставляться не больше 30% газа, а 70% – из других источников. Примерно эти же пропорции сохраняются и сейчас. А если в Европе что-то случится, например, военный конфликт? Не случайно проект «Северный поток» (трубопровод из России по дну Балтийского моря в Германию – ред.) – это общеевропейский проект, а не только германский. И, кроме того, он поддерживается обеими партиями – и социал-демократами и христианскими демократами. И при Шредере, и сейчас при Меркель. Поэтому России опасаться не стоит.

- А как вы оцениваете угрозу нашим европейским поставкам углеводородов в связи со «сланцевой революцией»?

- Это еще на воде вилами писано. Препятствием для развития этого рынка являются, прежде всего, экологические факторы. Добыча сланцевого газа связана с большим выделением ядовитых веществ. В густонаселенных районах такую добычу вообще нельзя вести, потому что могут быть отравлены источники питьевой воды. Недаром некоторые земли Германии категорически отказались от освоения сланцевого газа. В Америке его добыча разрабатывается. Но, возможно, тоже до поры до времени. Потому что и там рано или поздно встанет экологический вопрос.

- Вы упомянули НАТО как военный «зонтик» над Германией. Значит ли это, что отношения с США для Германии важнее отношений с Россией?

- Почему у нас нет таких хороших экономических отношений с США, как с Германией? Потому что наш капитал недостаточно представлен в Америке, а их – у нас. Сейчас, правда, есть подвижки в этом направлении - например, освоение Сахалина. Это хорошо. Чем больше будет взаимопроникновение капитала, тем лучше. Немецкий же капитал очень хорошо представлен в России: у нас работает 6300 немецких фирм. И, конечно, они представляют свои интересы перед правительством ФРГ. Немецкие власти знают, что если они будут чинить бизнесу какие-то искусственные препятствия для его развития, то он этого не поддержит. Капитал имеет влияние на правительство и поэтому гарантирует хорошие отношения с Россией.

Но у немцев есть и другое выражение: «помарка в чистописании». Это про Евро-ПРО, размещение военных баз США в Польше и Румынии. Несмотря на хорошие экономические отношения между нашими странами, военные вопросы все-таки дают о себе знать. И влияния капитала не хватает для того, чтобы закрыли эти проекты. В Германии действует официальная доктрина внешней политики. Она гласит: на первом месте стоит Европа, на втором – НАТО и США, а на третьем все остальные страны.

- То есть если отношения между Россией и США будут обостряться, то Германия на такой «развилке» выберет дружбу с Америкой?

- Конечно. Но при этом будет играть роль буфера между нашими странами. Германия как никто другой заинтересована в спокойствии в Европе и на мировом рынке, потому что она выигрывает за счет этого, являясь одним из главных экспортеров машин и оборудования. Если где-то в мире происходят беспорядки, это бьет по национальным интересам ФРГ.

В целом ФРГ для нас – это стратегический партнер, как бы у нас ни складывались отношения с США. К тому же у США свои проблемы, им не до того, чтобы указывать Европе. Они сами скоро начнут испытывать те же проблемы, которые сегодня испытывает Европа. На юге Калифорнии уже говорят на испанском языке и везде развешены таблички: «Говорите только на испанском». Об этом пишет Питер Бьюкенен в книге «Смерть Запада».

- А помните, в 1997 году Збигнев Бжезинский писал в «Великой шахматной доске», что Евросоюз для США – это трамплин для броска в Евразию. Эти представления устарели?

- Когда-то Бжезинский переоценил геополитическую роль Евросоюза. Тогда Евросоюз был на подъеме, европейские лидеры думали об экспансии в мир, мечтали о приходе в Юго-Восточную Азию. Но сейчас им уже не до геополитических игр, им надо самим спасаться. Да и США перемещают свое присутствие на Тихий океан. Европа для них, конечно, важна, но в результате роста Китая, Южной Кореи, Индии США переместили свои интересы туда.

- При президенте Саркози Францию называли самой американской страной Европы. Каково сейчас влияние Франции на отношения Германии и России?

- Мотор европейской интеграции – это союз между Францией и Германией. У нас на сегодня хорошие отношения с Францией, как и с Германией. И вряд ли Франции нужно обострение отношений между нами и немцами.

- А какую роль играет Великобритания? Особенно если вспомнить, что там скрываются наши опальные олигархи и беглые террористы.

- На самом деле Англии не до нас. У нее свои проблемы. Она не хочет вводить евро, у нее проблемы с Шотландией, она сомневается насчет своего членства в еврозоне. Она погрязла в своих собственных противоречиях.

- То есть геополитическая концепция атлантизма, во главе которого якобы стоит Англия, жаждущая захватить всю Евразию, не совсем отражает реальность?

- Тенденции есть. Но одно дело провозгласить концепцию - другое дело ее выполнять. Для этого нужны ресурсы, реципиенты, которые бы согласились выполнять эту программу.

Новости России
Россия
В Москве осужден участковый, который фабриковал дела о наркотиках ради карьеры
Россия
В Удмуртии подросток с ДЦП неделю умирал рядом с трупом матери
Россия
В закон о домашнем насилии хотят вписать защиту иждивенцев пострадавших
Россия
В Москве экс-заведующую роддомом арестовали за отказ проводить роженицам кесарево сечение
Россия
Якутский шаман возобновил поход для «изгнания Путина»
Россия
В Якутске мужчина застрял в вентиляции, пытаясь достать оттуда валенки
Екатеринбург
В Екатеринбурге на выставке картины с обнаженными женщинами заклеили стикерами
Россия
Погиб подследственный замгубернатора Тамбовской области
Россия
В Нью-Йорке пропала табличка с признанием в любви главе ВТБ Андрею Костину от Наили
Россия
В онкоцентре Блохина гибель двух подростков объяснили осложнениями после трансплантации
Россия
Заместитель командира Президентского полка покончил с собой, пишут СМИ
Россия
СМИ назвали виновника ДТП со школьниками — это сын экс-зама главы нижегородского МВД
Россия
Компания, связанная с «поваром Путина», получила госконтракт на 632 млн рублей
Россия
В Нижнем Новгороде при столкновении четырех авто пострадали 11 подростков-пешеходов
Тюмень
В Тюмени из-за взрыва газа в многоквартирном доме один человек погиб, четверо пострадали
Россия
Родителей фигурантов дел «Сети» и «Нового величия» задержали на пикете в Москве
Россия
Суд арестовал обвиняемого в причастности к убийству главы центра «Э» по Ингушетии
Санкт-Петербург
Историк Соколов пишет в центре психиатрии книгу-исповедь
Россия
Глава Ставрополья объявил 31 декабря выходным днем
Россия
В России весной 2020 года изменится состав документов на автомобиль
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.

Читайте, где удобно