Оппонент семьи вице-мэра заговорила. О роли ОПС «Уралмаш», «Синих» и генералах из милицейского главка

«Контеев вызвал меня в кабинет и сказал…»

Оппонент семьи вице-мэра заговорила. О роли ОПС «Уралмаш», «Синих» и генералах из милицейского главка

Это все-таки произошло. Бывший директор екатеринбургской овощебазы №4 Татьяна Русина, которую преследуемый правоохранительными органами замглавы администрации Екатеринбурга Виктор Контеев еще год назад называл заказчицей уголовного дела против себя, «вышла из тени» и вернула себе контроль над продовольственной структурой. Сегодня она «зашла» туда в сопровождении сотрудников правоохранительных органов и вплоть до глубокой ночи перенимала дела и имущественный комплекс у оставшихся на свободе родственников Контеева и его помощников.

В перерыве корреспондентам Znak.com удалось поговорить с ней. Получился большой рассказ: о связях чиновника с ОПГ «Синие» и милицейскими генералами, войне с ОПС «Уралмаш» и причинах, побудивших ее отдать актив. Сторонники Контеева, с которыми также удалось пообщаться, все это называют «наветами» человека, «использовавшего силовиков», чтобы отобрать прибыльный бизнес.

– Татьяна Васильевна, что сегодня происходит на базе?

– Следственное управление по Уральскому федеральному округу 5 апреля 2013 года вынесло решение передать мне как потерпевшей на ответственное хранение имущество ООО «Продовольственная база №4». До сегодняшнего дня оно находилось в введении ООО «Олимпия» и ООО «Уралторгснаб». Сегодня между мной и директором «Уралторгснаба» Лавренчук и директором ООО «Олимпия» Ляпцевым были подписаны акты передачи, и сейчас это имущество передается. Сейчас овощебаза, потом «Белка-маркет» на Космонавтов, 86.

– Насколько я понимаю, овощебазу вы считаете своим родным предприятием.

–Я здесь работаю с 1967 года, как приехала в Свердловск. Пришла товароведом. Потом в 1974 году стала директором плодоовощной базы. База занималась овощами, закладывала на зимнее хранение овощи и фрукты, обслуживали 86 магазинов райпищеторга. Потом, когда началась приватизация, образовалось ООО «Продовольственная база №4», где собственником являлись я, мой гражданский муж и дочь. Тогда это было сделано формально, чтобы защититься от посягательств третьих и иных лиц.

Конечно, после 20 ноября 2009 года, когда был удален наш коллектив, а я практически освобождена от занимаемой должности [Игорем] Иванчиковым (следствием считается номинальным владельцем некоторых активов семьи Контеевых – Znak.com), этот период, в который я находилась в борьбе [c семьей Контеева], был очень тяжелым.

Сейчас весь продовольственный комплекс, который принадлежал продовольственной базе ООО, передан мне на ответственное хранение. Я обязана этот комплекс сохранить, никуда не отчуждать и навести здесь порядок. Здесь, вы видите, антисанитария, орудует криминальная структура «Синие». Придется удалить криминальную структуру.

И сегодня, когда я ехала на предприятие, ощущала, что этого периода будто не было. Как будто я где-то находилась, отдыхала, и приезжаю на свое рабочее место. Но не дай бог, конечно, так отдыхать. Я пришла на свое предприятие, где мне надо сейчас навести порядок. Я считаю, что следователь принял решение обоснованно, законно…

– А почему это произошло не раньше, именно сейчас, ведь имущество арестовано было еще год назад?

–Потому что осужден доверенное лицо [Контеевых] - Иванчиков. Он получил 4,6 года лишения свободы условно (в марте 2013 года по решению Орджоникидзевского суда). И второй человек, это юрист Андрей Беломестнов, тоже получил 4 года. На основании этих решений следственное управление признало имущественный комплекс ООО «Продовольственная база №4» и его передали потерпевшей. Собственно говоря, сейчас я могу сказать, что наша страна является правовым государством и действия правоохранительных органов направлены на то, чтобы защитить потерпевших…

– Что именно вам передается?

– Передается имущественный комплекс на Завокзальной, 26 (овощебаза №4) – полностью все склады здания и сооружения, передается здание на Космонавтов, 86 – «Белка-маркет», на Армавирской, 41 – просто земельный участок.

– Сегодня база некоторое время не работала. Завтра начнет работать или до решения суда, что многие считают более справедливым, не будет использоваться никем из участников этого противостояния?

– На этот вопрос я пока не могу ответить. Имущество передается мне на ответственное хранение. Но дело в том, что надо платить за коммунальные услуги, электричество, воду, канализацию, налог на землю. За четыре года правления семьи Контеевых здесь никакие средства не вкладывались на ремонт. Все это пришло в упадок, разваливается, и придется сейчас вкладывать средства в восстановление. Естественно, надо будет думать и где-то брать деньги. Конечно, для этого будут сохранены договора аренды, которые здесь были заключены.

– Хочу отойти чуть вглубь истории ваших отношений с Контеевыми. Считается что вы такой же номинал, как и Иванчиков…

- Сейчас преждевременно это говорить (смеется), пока ведется следствие. Но никогда номиналом я не была. Всегда была собственником.

– Раз вы собственник, то почему в 2004 году вы подарили долю Иванчикову (Русина добровольно переписала по договору дарения 51,28% уставного капитала)?

Дело в том, что заместитель главы города Екатеринбурга, курирующий вопросы потребительского рынка и услуги, видя, что бизнес развит, работает, не надо усилий предпринимать, его у меня забрал. А практически это был мой семейный бизнес.

– А каким образом его забрали?

– Контеев вызвал меня к себе в кабинет и заставил меня передать.

– Есть другая версия. Она гласит, что незадолго до этого базой заинтересовалось ОПС «Уралмаш». Планировали использовать ее как площадку для развития собственного плодоовощного бизнеса. Но их начали отсюда выдавливать, и сделали это не без участия Контеева. Собственно, поэтому его людям и была передана доля...

– Контеев с ОПС мне не помогал. Он стоял в стороне и боялся огласки, что его свяжут с овощебазой. В то время он уже занимался нелегальным бизнесом на овощебазе по реализации плодоовощной продукции. Сюда уже зашла криминальная структура, ОПГ эти, «Синие». Он боялся огласки.

– Как он ввел сюда «Синих»?

– 22 декабря 2002 года в выходной день звонит мне охрана и мне говорят, что у нас на территории какие-то люди. Я говорю: «Выдворите их с базы, кто это такие»? Мне говорят, что не могут. Их много и говорят, что пришли от Контеева. И они целенаправленно пришли, заняли все позиции по территории. Определили все. Вышли и ушли. А на следующий день появился старший, или «смотрящий» Глазырин Евгений (кличка «Глаз», сейчас проходит по одному делу с Контеевым, обвиняется в совершении заказных убийств на территории Курганской области). Он сказал, что они пришли от Контеева и приглашают нас для разговора на Шарташ (база отдыха «Золотые пески»). И все, с того момента они здесь.

– Что на берегу Шарташа с вас потребовали?

– Он (Контеев) сказал: это мои люди, не вмешивайтесь в их работу.

– А в чем их функционал состоял?

– До окончания суда этого нельзя говорить.

– Как закончилась история с ОПС «Уралмаш»?

– ОПС «Уралмаш» на наших складах ничего и не арендовали. Они арендовали площади в торговом доме «Железнодорожный» (аналогичная овощебаза, принадлежащая муниципалитету, через 200 метров за овощебазой №4). Но эта криминальная структура, ОПГ «Синие», стала их оттуда вытеснять – мы тут, мол, от «папика», а вы кто? И поэтому в отместку «Уралмаш» зашли сюда. Такая борьба получилась. Они стали ходить к нашим учредителям, фирмам, кто работал на базе. И убеждать: отдайте нам долю, и мы вас будем защищать. Вот эта борьба и началась. Но они здесь были недолго, полтора месяца всего.

– Почему? Насколько я помню, Владимиром Филипповым (к моменту увольнения из органов в 2011 году - генерал-майор, начальник криминальной полиции областного главка) была предпринята едва ли не целая спецоперация, чтобы они ушли отсюда. И Филиппова многие называют человеком, близким Контееву…

– Ну, Филиппов стал другом Контеева не тогда, когда «Уралмаш» здесь был. Филиппов с Контеевым стал знаком, когда он стал бороться с [Дмитрием] Ронжиным (родственник Контеева, которого последний обвинил в хищении денежных средств), потребовав (взамен долга) долю в бизнесе. Тогда он, конечно, стал великим и почувствовал безнаказанность. Знал, что есть Филиппов.

– Итак, почему отсюда ушли представители ОПС «Уралмаш»?

– Ушли законным путем.

– Что это значит?

– Мы обратились в арбитраж, мы обратились в суды. В месяц мы проводили до 26 судов. Требовали через суды, чтобы освободили директора, – они назначали своих, отменяли ликвидации, доли возвращали.

– Дальше - 2008 год. Произошел скандал с поддельной подписью Иванчикова под документом об его отказе от доли в овощебазе…

В 2008 году не было никаких поддельных подписей. Иванчиков собственноручно подписал соглашение о расторжении договора дарения, датированное 12 ноября 2004 года. В моем кабинете подписал о возврате доли обратно [гражданскому мужу Русиной Виктору] Демину.

– Зачем ему это вдруг понадобилось сделать?

– База с 2006 года стала развиваться. Были два проекта по строительству двух рынков. Один на Завокзальной, 26. Мы планировали выстроить 6,5 тыс. квадратных метров здесь на месте шестого склада (сейчас на этом месте стоит на треть меньшее здание для розничной торговли фруктами и овощами). Естественно, денег не хватало, поэтому мы обратились в банки за кредитом. Выделил «Сбербанк» - 50 млн рублей на строительство рынка. Второй рынок - на Космонавтов, 86, там у нас был магазин №5, двухэтажный. Я обратилась в Главархитектуру с предложением снести это здание и построить сельхозрынок. Мне это, конечно, все согласовали. Сейчас это «Белка-маркет». Собственно говоря, тоже необходимы были денежные средства на «Белка-маркет». Мы обратились в банк. Банк потребовал поручителей. Иванчиков тогда отказался. Он номинал, и для него подписаться под таким долгом - это риск.

– То есть не стал брать ответственность…

– Да, ответственность. А банк сразу смотрит, что это за поручитель такой? У него ни квартиры, ни участка, ничего в собственности нет. Подписывать не хочет. Поэтому [Надежда] Солдатова (позже - директор овощебазы №4, сейчас на скамье подсудимых вместе с Контеевым, обвиняется в мошенничестве) мне объяснила – вы будете одна поручителем. Хорошо. Тогда верните долю. И Иванчиков подписал это. Потом про это узнал Контеев и потребовал отказаться от этой подписи.

– Что в результате?

– В результате этого 3,5 года на меня пытались давить. Фальсифицировали материалы, возбудили дело. Первое дело ГСУ [ГУВД по Свердловской области] рассмотрело и прекратило за отсутствием состава преступления. Контееву это не понравилось. Они сходили, видимо, к Филиппову, согласовали, и снова его возобновили. Передали другому следователю, подконтрольному Филиппову. И это все велось 3,5 года. В конце концов Иванчиков не выдержал и рассказал. Ну, на самом деле! Он приходит: сидит адвокат семьи Контеевых Скоробогатов Кирилл (сейчас также проходит по одному делу с Контеевым), который все ему диктует - что говорить, как говорить. Если ему задаешь вопрос – а вот это как, а вот это? Он не может ничего ответить. К тому же проведено много экспертиз, подтвердивших: это подпись Иванчикова. Однако они отправили материалы в Москву, и там единственная экспертиза признала подпись поддельной.

– Контееву это зачем было нужно?

– Для того чтобы отобрать у меня собственность и держать меня в страхе.

– Была информация, что вообще-то вам Контеевы заплатили деньги за овощебазу.

Когда я поняла, что все – я уже не могу бороться… Меня и из директоров базы вывели, в СМИ меня объявили мошенницей, уголовницей, я перенесла операцию на позвоночнике, я себя плохо чувствовала. Я решила, раз уж я там теперь никто, надо, значит, как-то с ним мирно разойтись, по-человечески. Позвонила к ним домой и предложила разойтись: «Вы уже зашли на базу, работаете на базу, поступите со мной по-хорошему». Лариса [Контеева] сказала: «Я передам, но как прежде - не будет». Потом поступил звонок, что буду общаться с адвокатом Скоробогатовым. Он появился и начал мне говорить, что сейчас работать с Контеевыми не получится. Я ему предложила, чтобы они выкупили мою долю.

– По какой цене?

– Я называла 300 млн рублей. Мне сказали, что Контеев такую сумму не даст. Я сказала, что понимаю, и предложила отдать мне землю на Армавирской, 41, базу отдыха «Таватуй» и 200 млн рублей. Потом я на 130 снизила. Нет, у Контеева есть свои требования, естественно: выкупят по минимальной стоимости. В первый раз минимальной стоимости он не назвал. Только вспомнил про уголовные дела и сказал, что срок мне дадут - 10 лет. В итоге мне выплатили всего 25 млн рублей. Помогло то, что мы подали в арбитраж на возврат доли. Кроме того, у меня взяли расписку, что я получила 12,5 млн. рублей у Иванчикова на погашение кредита в банке на строительство. Никаких денег я не получала у них, я платила кредит из своих денег.

– Но уголовное преследование на этом не закончилось?

– Нет. Дело рассыпалось позже.

– Дело развалилось только тогда, когда Контееву предъявили обвинения в других преступлениях – в убийствах?

Не так. Я знать не знала об этих убийствах. Честно, для меня это тоже оказалось… По телевизору показывают Контеева, Ларису, и у меня слезы на глазах. Хоть сколько он мне сделал всего, 3,5 года он держал меня уголовным делом как на мушке, на прицеле таком, а тут у меня слезы. Мне этого человека все равно жалко. Мы столько лет с ним проработали вместе. Хотя он все отобрал у меня и тоже пытался посадить в тюрьму.

– Стоп. Все равно следствие начало разбираться в вашем деле досконально только после того, как появилось другое обвинение…

– Да. Я тогда писала во все следственные органы и [генпрокурору РФ Юрию] Чайке, и [главе МВД РФ Рашиду] Нургалиеву, и [главе СК РФ Александру] Бастрыкину, и в правительство России. Каждый месяц писала заявления на все адреса, чтобы они взяли это дело на федеральный уровень. А то отправляют на прокуратуру области, прокуратура области отправляет на прокуратуру города, прокуратура города в район и процессуальных решений не принималось. Все в корзинку выбрасывалось. И вот мои заявления пришли все сюда, в следственный комитет (СУ СК по УрФО) . И после того как об убийствах стало известно, они объективно разобрались.

– Хорошо. Последний вопрос : что вас связывает с Шахином Шахлинским? Его и вас сам Контеев называл в списке заказчиков своего дела?

– Понятия не имею. Я много лет с ним уже не встречалась.

– То есть раньше встречались?

– Встречались с Шахлинским, когда он находился в диаспоре. Тут же азербайджанцы работали. Мне с ним приходилось встречаться, когда были какие-то конфликты, и мы обсуждали – давайте депортируем этих, или уберем этих, или помирим этих. Вот и все. Вы извините, мне пора идти, там люди ждут.

Сторона самого Виктора Контеева придерживается диаметрально противоположного мнения относительно сегодняшних событий. Мы обратились за комментарием к Светлане Заец, адвокату Виктора Контеева.

– Светлана Леонидовна, как вы оцениваете произошедшее сегодня на базе?

Мы расцениваем передачу имущества как незаконные действия. Ссылка на состоявшийся приговор с людьми, заключившими досудебное соглашение (Русина), не обоснована. По закону объект, признанный вещественным доказательством, передается на ответхранение собственнику, что и было сделано ранее, в июле 2012 года. Со стороны ответхранителя, компании «Уралторгснаб», нарушений за весь срок не было, поэтому не было и оснований для такой перемены. Мы считаем, что подобный шаг был сделан в угоду ключевому свидетелю Татьяне Русиной.

– Я так понимаю, вы намерены теперь обжаловать это решение?

– Да. Мы намерены обратиться в суд.

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Россия
80 лет со дня казни Зои Космодемьянской. Интервью о советском мифе с историком Борисом Соколовым
Санкт-Петербург
В петербургском госпитале пациентам запретили гадать на картах Таро
Россия
Мосгорсуд оставил в силе штраф в ₽100 тыс. Юрию Дудю за пропаганду наркотиков в интервью
Россия
На Москву движется циклон «Бенедикт». Ожидаются самых сильные осадки за последние 69 лет
Россия
В Кремле опровергли планы по переименованию QR-кодов
Санкт-Петербург
В Петербурге возбудили дело против похитителя дорожного катка, который попал в ДТП
Россия
Томич, пробравшийся в «красную зону», чтобы помочь бабушке, покинул Россию
Россия
Иркутская активистка начала голодовку в знак протеста против введения QR-кодов
Санкт-Петербург
Хованский сообщил, что следователь требует отказаться от адвокатов и угрожает его девушке
Россия
АП ведет переговоры по поводу возвращения Моргенштерна в РФ. Ему предложили два варианта
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.