Реклама на Znak.com
Доллар
Евро

«Мы им устроим Навального из всех щелей, из каждого утюга. Это будет страшное дело»

Леонид Волков – о том, как работает штаб войны с Сергеем Собяниным

Дмитрий Колезев
Фотография Дмитрия Горчакова

Екатеринбуржец Леонид Волков оказался в центре главных политических событий страны: возглавил штаб Алексея Навального, и теперь готовит, возможно, самую необычную предвыборную кампанию в истории. Кандидата не зарегистрируют или даже посадят в тюрьму, денег не будет, шансов на победу ноль, а все равно это будет самое интересное, что происходит в российской политике. В интервью Znak.com Волков рассказал о том, почему 15 штабистов могут работать эффективнее огромной команды Собянина, как техника прямых продаж позволит преодолеть «дьявольский» муниципальный фильтр и зачем вообще вести кампанию, если победитель в ней заранее известен.

- Некоторое время назад ты писал, что публичным политиком себя больше не видишь, но тебе интересно участвовать в политической работе, создавая некие организационные структуры, зачастую на стыке IT и политики, используя опыт своей работы в сфере информационных технологий, бизнесе. В этом смысле руководство штабом Навального – как раз то, что тебе интересно?

- Да. Я фанат новых технологий, у меня есть такая «гиковская» составляющая в душе, мне очень нравится наблюдать, как они трансформируют реальность. Я всерьез в это верю, именно про это моя книжка «Облачная демократия», и я уверен, что это «полетит», если не сейчас, то через десять лет, а если не через десять, то через пятьдесят. Я люблю переносить практики из виртуального пространства в реальное. Я рассказывал как-то про проект Walkbase, который позволяет, используя методы Google Analytics, анализировать движение реальных посетителей в торговом центре из стекла и бетона. В политике я пытаюсь делать схожие вещи.

Например, у нас в штабе висит канбан-доска. Это инструмент планирования, который ты найдешь в офисе любой программистской кампании. Технологический процесс разработки с использованием этого инструмента называется «скрам» (scrum) – это система планирования, которая позволяет в очень короткие сроки гарантированно запускать новые версии программного обеспечения и обеспечивать баланс между запросами пользователями, реалиями внешнего мира и фичами, которые ты сам хотел бы разрабатывать. Любой программист с этим так или иначе сталкивался. Так вот, я давно знал про scrum, знал про его эффективность, но по разным причинам все не мог его попробовать в работе. И первый раз в жизни, когда я по-настоящему стал пользоваться канбан-доской для планирования бизнес-процесса, это была, удивительным образом, работа в штабе Навального. Наконец-то я повесил доску, сделал стикер для каждой задачи, смог ввести ежедневные летучки, построить эффективное взаимодействие между членами команды.

У нас довольно много инструментов управления внутри команды, от банальных рассылок до довольно хитровымудренной CRM-ки для работы с волонтерами, и я думаю, что по уровню использования IT-инструментов штаб Навального выше штаба Собянина и всех прочих кандидатов даже не на голову: он на 20 лет впереди. И все это используется не для развлечения, это действительно важно. Все мы видели, как выглядят штабы «Единой России» на региональных выборах: сотни человек, древовидная структура с квадратиками. Квадратик «работа с массовыми организациями», внутри него отдел работы с некоммерческим организациями, внутри того - отделы по работе с ветеранами и по работе с молодежью, и так далее. Древовидная структура, внутри которой все пишут друг другу докладные записки и толком ничего не работает. У нас же абсолютно плоская структура, внутри которой есть равноправные руководители направлений, и каждый из них хорошо знает, что в текущий момент происходит в любом другом направлении и может в соответствии с этим планировать свои действия. В результате маленькая штабная структура, состоящая из 15 человек, умудряется действовать эффективно, используя современные средства автоматизации и средства планирования рабочего процесса. Мы за две недели уже сделали полиграфию, дизайн, организовали пикеты, провели публичные мероприятия, создали волонтерский штаб в три сотни человек. Я уверен, что мало какая другая структура могла бы с этим справиться, и это меня действительно вдохновляет.

- Если я верно понимаю, у вас, по сути, три штаба: «классический», отвечающий за кампанию, волонтерский, и по работе с муниципальными депутатами. Работа последнего особо интересна и актуальна, ведь уже к 10 июля вам нужно собрать необходимые 110 подписей депутатов. Сколько подписей вы уже собрали?

- Мы собрали подписи 45 человек и опубликовали их имена. Еще примерно 50 человек в той или иной форме дали свое согласие на то, чтобы предоставить подпись.

- С какими трудностями вы сталкиваетесь?

- Во-первых, независимых депутатов, которые могут поставить подпись за какого-то кандидата кроме Собянина, мало. Из 1800 муниципальных депутатов – не сильно аффилированных с муниципальными структурами и относительно самостоятельных примерно 400. И за них ведется борьба.

- Эта аффилированность с муниципальными структурами – в чем она проявляется? Это примерно как в гордуме Екатеринбурга, какие-то связанные с городской властью бизнесмены?

- Нужно понимать, что никаких полномочий у московских муниципальных депутатов нет, совокупный бюджет всех 146 муниципальных образований Москвы составляет 16 миллиардов рублей – это ровно 1% от московского бюджета. Основная статья затрат по смете любого муниципального образования города Москвы – это содержание самого муниципального образования, плюс копеечные сметы на дворы и спортплощадки. Соответственно никаких бизнесменов среди этих депутатов почти нет. Чаще всего это работники невысокого звена, напрямую связанные с муниципальными образованиями. Самый типичный такой депутат – это руководитель ДЕЗа или главврач районной больницы. Но есть среди депутатов и общественники: поскольку эти муниципальные образования очень малы и достаточно близки к избирателям, то разной степени отмороженности общественники вполне имеют шансы быть избранными, в отличие от того же Екатеринбурга. И это хорошо.

Леонид Волков выступает перед волонтерами штаба. Это и другие фото, рассказывающие о жизни штаба, - из твиттера @teamnavalny

Так вот, есть то, что в стартапах называется TAM – total addressable market, максимально возможный рынок из 400 относительно независимых депутатов. И надо на этом рынке собрать подписи. Поначалу ситуация выглядела абсолютно безнадежной, потому что мы ожидали участия Прохорова, который тупо скупит все нужные подписи. Мы понимали, что наш ресурс – это 20-25 депутатов, которые действительно близки нам политически. Типа депутата Янкаускаса, который является членом «Партии 5 декабря», членом движения «Солидарность», в общем, такой true оппозиционер. Как работать с остальными, мы не очень себе представляли, пока не стали выстраивать этот процесс.

Потом ситуация стала лучше: Прохоров отказался от участия в выборах, и сразу все разговоры о том, что сейчас депутатские голоса будут скупать, прекратились. Депутаты охотнее пошли на контакт. Но потом ситуация откатилась назад, ее испортил Глеб Фетисов, член партии «Альянс зеленых – Народная партия». Это миллиардер, совладелец «Альфа-Групп», который, кажется, взял на себя функцию Прохорова по скупке голосов. Многие муниципальные депутаты передают нам информацию о том, что эмиссары Фетисова якобы предлагают им серьезные деньги за их подписи.

Но вот в промежуток между отказом Прохорова и появлением Фетисова мы были довольно оптимистично настроены и смогли отстроить работающую структуру. Она состояла из четырех бизнес-процессов.

Первый – сбор, натуральный harvesting телефонов муниципальных депутатов. Дело в том, что данные о 1800 муниципальных депутатах нигде не сведены воедино и не опубликованы. Даже простой поиск имен людей, которые являются депутатами муниципальных образований, оказался непростой задачей. Из 1800 муниципальных депутатов только 1500 имен есть в открытом доступе, остальные пришлось собирать по крохам, например по протоколам избиркомов. А телефонов не было ни одного, и сам процесс сбора номеров стал важной частью нашей работы. Собирали через знакомых, через социальные сети, через обращения к избирателям. Этот огромный труд был организован по принципу, если угодно, социального маркетинга и дал нам на сегодняшний день 1400 телефонов.

После этого – второй бизнес-процесс, ранжирование депутатов. Мы присваиваем каждому из депутатов рейтинг от 0 до 100, где «100» - это человек, который поставил за нас подпись, «90» - это условный Максим Кац или Константин Янкаускас, а «0» - это член партии «Единая Россия», выдвинутый на выборах партией, работающий директором ДЕЗа и являющийся братом главы муниципального образования. Мы выстроили всех по рейтингу, попытавшись собрать дополнительную информацию по каждому кандидату, составить досье. Последнее в ряде случаев оказалось очень полезным. Например, около полугода назад в состав Москвы вошли 24 муниципальных образования – так называемая «Новая Москва». В Новой Москве выборы депутатов проходили в далеком марте 2008 года, когда еще не было принято скрывать принадлежность к «Единой России», и во многих муниципальных образованиях 100% депутатов являются членами этой партии. Но прошедшее пять лет, рассмотренные через призму личных историй депутатов, дали много интересного. Вот, например, есть муниципальный депутат Синопальников. В 2008 году он был главным врачом, но за это время его сельскую больницу объединили с другой сельской больницей, его самого отправили на пенсию. Это позволило нам присвоить ему высокий рейтинг, Навальный ему позвонил, и этот врач действительно оказался не таким уж верным сторонником «Единой России». В конечном счете он согласился поставить подпись.

Блог Леонида Волкова, 25 июня 2013 года:

…Вот, например, депутат Тупикин Дмитрий Васильевич, депутат муниципального образования Фили-Давыдково, член партии «Яблоко», избранный в порядке самовыдвижения, тоже настойчиво просил о встрече, «чтобы определиться и принять решение». На встрече депутат Тупикин достал ежедневник, открыл его на странице, на который были написаны знаки «$» и «Р.», и предложил написать ручкой в этом блокноте суммы, сопроводив это словами, цитирую, «Я один раз живу». Думаю, этот факт достоин обнародования.

Но на одну такую волшебную историю успеха, как с депутатом Синопальниковым, приходится 20 обломов. Но мы звоним, звоним, звоним. И этот обзвон – третий бизнес-процесс. Навальный звонит всем, у кого рейтинг выше определенной цифры. Каждый день он, пока не уехал в Киров, делал по 50-60 звонков. Сейчас делает по 10-20 звонков. Эти звонки конвертируются в согласие людей, и потом включается четвертый бизнес-процесс, «обработка» и «упаковка». Потому что собственно согласие еще не означает получение подписи. Некоторые согласны, но, например, находятся в отпуске до 12 июля, а нам нужно собрать подписи до 10-го. Или кто-то согласен, но лежит в больнице, и ему нужно прислать выездного нотариуса (а выездной нотариус в Москве – это адская проблема, его практически невозможно найти ни за какие деньги). Словом, муниципальные депутаты почувствовали свою власть и значимость и стали диктовать условия.

Оформлением подписей, этим последним «бизнес-процессом», возможно, самым сложным, занимаются около 15 человек. Всего в «муниципальном» штабе сейчас около 40 человек. Есть еще ответственные за административные округа, которые отвечают за личные контакты, ездят по территориям, встречаются с главами, прощупывают почву, готовят «теплые» звонки, чтобы Навальный мог «теплого» клиента конвертировать в «продажу». Да, мы внутри используем терминологию сферы прямых продаж: «холодный клиент», «теплый клиент», «горячий клиент», «первый контакт», «второй контакт», «продажа», «упаковка» и так далее.

По сути, мы занимаемся именно продажами: мы не просим, чтобы муниципальный депутат заплатил нам деньги, но фактически просим его потратить свои ресурсы. Мы просим его отдать нам свой голос, потратить свое время, съездить к нотариусу, при том что всего это ему в большинстве случаев нафиг не надо. И еще депутат должен заложить свою упущенную выгоду, потому что на рынке его голос действительно стоит денег, это действительно рынок, здесь работают экономические законы.

- Сколько стоит «на рынке» подпись муниципального депутата?

- По нашим сведениям, около $10 тысяч.

- Ранее ты говорил, что если Навальный не будет зарегистрирован, или если решение Кировского суда не позволит ему баллотироваться в мэры, вы все равно собираетесь продолжать кампанию. Какой в этом смысл, как она тогда будет выглядеть?

- Первое, что нужно понимать: если Навальный не будет зарегистрирован или снят, то у нас будут развязаны руки. Наверное, никто никогда не вел кампаний незарегистрированных кандидатов, но это очень весело. Нет ограничений по типографиям, нет ограничений по использованию лиц и изображений, по авторским правам, нет запрета на критику конкурентов, et cetera… Короче, нет всей этой предвыборной хрени, можно вести партизанскую кампанию. А все плюсы остаются.

Второе: не существует никакого сценария, при котором утром 9 сентября Сергей Семенович Собянин не был бы объявлен мэром Москвы. Независимо от того, посадят Навального или не посадят, победит он на выборах или нет, Собянин все равно будет объявлен мэром. Это он проделывает уже не первый раз в жизни (как раз недавно мы тут вспоминали выборы губернатора Тюменской области в 2001 году, когда жители ХМАО и ЯНАО вдруг получили право голоса, и за счет этих избирателей Собянин стал губернатором). Собянин просто не может быть не объявлен мэром, потому что нынешняя политическая система в стране не подразумевает того, что мэром столичного города будет кто-то другой. Следовательно, ситуация недопуска Навального на выборы не является безусловно проигрышной по сравнению с ситуацией его допуска. В чем-то она даже создает нам массу дополнительных возможностей, при том что окончательный результат с точки зрения формально объявленного итога будет одинаковый. Но мы сможем делать гораздо больше, гораздо жестче.

Дальше: в чем смысл выборов? Для нас выборы – это кусочек повестки, который мы можем использовать, с которым власть ничего сделать не может. Подобно тому, как выборы президента и выборы в госдуму стали поводом для изменения политического ландшафта в стране, для изменения градуса политической дискуссии, эти выборы также будут иметь последствия. Выборы 8 сентября в любом случае пройдут, и для власти в любом случае закончатся со знаком «минус». Ну просто потому что у них уже есть все. Бывает «эффект низкой базы», когда все, что ты делаешь, приводит только к росту. А у них «эффект высокой базы», все наоборот. Больше, чем сейчас, у них уже не будет. По сравнению со сценарием, когда выборов нет, и Собянин просто остается мэром, они могут только потерять. Они сами себя загнали в эту ситуацию. Допустим, наберет Собянин 95% при явке 95%. Все скажут: у-у-у, ясно, «чеченский» процент. Наберет он 80% при явке 20% (что технически сделать очень легко), все скажут: а Лужков-то набирал при явке 60%! Вот Лужков был мэр всех москвичей, а это что? Словом, что бы они ни сделали, они получат политический ущерб. Для нас же эта кампания – возможность оттолкнуться от самого факта выборов 8 сентября и максимизировать этот ущерб.

Если Навального снимут с выборов – это принесет им большой политический урон. Мы сможем показать, что сняли главного конкурента. Забоялись. И вчерашнее заявление Собянина про помощь Навальному – это явная демонстрация того, что забоялись. Не смогут или не решатся снять – значит, мы оттопчемся на них в официальной избирательной кампании так, что они тоже об этом пожалеют. Это ситуация win-win для нас и ситуация lose-lose для них. Мы будем участвовать в выборах в любом случае, но, конечно, мы очень хотим быть в бюллетене. Я уверен, что Навальный в Москве может победить.

Ну а в случае, если Навальному не дадут зарегистрироваться, самое сильное, что мы сможем сделать, - это разрушить миф о Собянине как мэре всех москвичей. Высокой явки они обеспечить не смогут, и, включив сценарий «Собянин – мэр таджиков», начнут подвозить избирателей автобусами в режиме круизного голосования. И мы должны будем тогда показать, что на участки пришло 15% избирателей, и это какая-то их Москва, а настоящая Москва существует в параллельной реальности.

- Как это показать?

- Одна из главных наших идей связана с «визуальным захватом города». Она как раз будет направлена на то, чтобы показать, что есть два параллельных мира – и настоящая, наша Москва -больше. Это будет, я извиняюсь за сравнение, примерно как знакомые екатеринбуржцам дельфинчики Ройзмана на машинах. Ты едешь по Екатеринбургу, и тебе кажется, что они везде. На самом деле, чтобы создать такой эффект присутствия, достаточно налепить наклейку на каждом двадцатом автомобиле. Перед собой ты видишь 5-6 автомобилей, значит, каждый раз за четыре светофора, каждые пять минут ты инстинктивно наткнешься взглядом на такую эмблему. И тебе начинает казаться, что они везде, хотя реально их не так много. Вот мы работаем примерно в ту же сторону. Мы им устроим, вне зависимости от регистрации или нерегистрации, Навального из всех щелей, из каждого утюга. И это будет страшное дело, потому что им придется как-то объяснять: если Навальный повсюду, то почему его не пустили, то откуда их победа? И если они выиграли при явке в 20%, значит остальные 80% - за Навального? Вот примерно такой месседж, и мы эту картинку пытаемся сформировать.

- Чем занимается ваш волонтерский штаб, как туда попадают люди?

- Волонтерский штаб работает всего пару дней, он абсолютно открыт. Люди туда попадают через соцсети. Мы провели несколько рассылок по базам наших сторонников, по базам тех, кто уже регистрировался в проектах «РосПил», «РосЯма», «РосВыборы», «РосЖКХ» и «ДМП». Приглашали через группу в социальных сетях. Никакой возможности проверять биографии людей, фильтровать провокаторов, у нас нет. Мы принимаем всех желающих, но попутно, конечно, на них смотрим. У нас есть внутренняя система оценка волонтеров, которая позволяет нам выделять из них более ярких, более успешных. У нас в штабе есть дизайнер, который отберет себе волонтеров-дизайнеров, есть юрист, который отберет волонтеров-юристов, и так далее.

- Волонтеры не получают денег?

- Нет, конечно, и сотрудники штаба тоже не получают.

- А за счет чего они будут жить в эти месяцы? Это же занимает их на полный рабочий день.

- Я вот взял себе отпуск без содержания. Таких, идейных и отложивших свои дела, есть несколько человек. Многие сотрудники профессионального штаба – это работники офиса Навального. В волонтерском штабе же мы задействуем людей, у которых есть свободное время. Самый важный фактор: сейчас лето. Наши оппоненты хотели как лучше себе: понятно, что выборы 8 сентября – это выборы, которые власть не может проиграть, потому что агитационную кампанию летом никто не видит, обеспечивается низкая явка и так далее. Мы играем в айкидо: раз они решили провести выборы летом, мы будем использовать это как свое преимущество. Летом в городе куча студентов и людей, у которых много свободного времени. Вот их мы и приглашаем.

- Я читал, какой отклик вы получили после публикации программы Навального. Как она готовилась? Принимал ли участие в ее написании Сергей Гуриев? Изучали ли вы общественное мнение перед ее написанием?

- В деталях я не знаю, программа – это не совсем моя зона ответственности. В основном процесс вел Володя Ашурков, естественно, при участии Навального и небольшом моем участии. Гуриев тоже имеет отношение к программе. В силу ограниченного времени никаких исследований не проводилось, просто была вовлечена широкая группа экспертов, которые и без того неплохо знают, что происходит в разных областях. Основные месседжи – о чем будем писать, о чем не будем – отбирал Навальный. И самую главную идею: сначала изложить наши базовые ценности, а потом уже все остальное, предложил тоже он. Программу написали примерно за неделю.

- В программе сделан понятный акцент на борьбу с коррупцией, это «профильная» тема Навального. А вы уверены, что именно эта проблема действительно волнует москвичей?

- Москвичей волнуют мигранты, ЖКХ и пробки. И мы пишем про эти вещи, но понятно, что мы не можем про эти вещи написать лучше, чем напишет Собянин.

Блог Леонида Волкова, 3 июля 2013 года:

…Мы изначально понимали, что мы не можем (и не должны пытаться) пересобянить Собянина. Перекрепкохозяйственничать. «Мы построим в Москве 14 километров новых линий метрополитена» - «А мы 16 километров!» - так что ли? Бессмысленно, не правда ли? Все более или менее понимают (да и социология вполне однозначна) в чем главные проблемы Москвы. Пробки, мигранты, ЖКХ, транспорт, слияние школ и больниц... Любой мэр будет заниматься этим. Не так важно, будет это выпускник MBA, директор ДЕЗа с 30-летним стажем или даже (даже!) унылый комсомольский функционер из мансийской деревни. Ничего не развалится. И даже сколько-то километров новых линий метрополитена будет построено: чуть больше или чуть меньше.

Поэтому мы делаем акцент на том, что мы эту проблему можем решить, а Собянин – не может. Потому что у нас правильные базовые принципы, а у Собянина – нет. Потому что близкие москвичам проблемы – та же проблема мигрантов, например – имеют свои корни как раз в порочности системы. Вот Навального спрашивали про «русские марши». Парадоксально, но он единственный кандидат, который может решить проблему «русских маршей» в Москве. Ведь эти выступления – это естественная реакция на обилие гастарбайтеров, на проблемы этнической преступности, на создание гетто. Спорить с тем, что проблема этнической преступности в Москве существует, глупо. Другой вопрос, откуда она берется? А причины понятны: дворник Ахмед получает 18 тысяч рублей, а расписывается за 52. На эти 18 тысяч Ахмед вынужден жить в скотских условиях, его дети не могут получить никакого образования и интегрироваться в городскую среду, потому что ходят в лохмотьях. И не важно, что дворник Ахмед у себя на родине мог быть доктором наук. Ахмед маргинализируется, и такие как он сбиваются в этнические гетто, потому что по отдельности они не могут снять себе комнаты или квартиры. Они сбиваются в группы, где все держится на взаимовыручке и круговой поруке, потому что кому-то приходится воровать и грабить. И получаются новые гарлемы. А вся система существует потому что префектам выгодно завозить в Москву таджиков, ведь 34 тысячи из 52 тысяч, за которые расписался Ахмед, достаточно толстой струйкой протекают через ДЕЗы и префектуры. Это общеизвестные факты, таких журналистских материалов уже написаны десятки. Конечно, Собянин никогда не решит проблему мигрантов, потому что они плоть от плоти его системы управления. А если мы применим базовые принципы нашей программы – прозрачность, подконтрольность, отсутствие воровства, - мы решим этот вопрос. Если мы создадим информационную систему, с помощью которой Ахмед будет узнавать, сколько денег он должен получать в реальности, если мы поможем дворникам организоваться в профсоюз и отстаивать свои права, если мы уволим и посадим чиновника ДЕЗа, который ворует эти деньги, то Ахмед станет получать пусть не 52 тысячи (потому что это большая зарплата для дворника), но и не 18. А, допустим, 35. И на эти деньги уже сможет жить, а дети его смогут пойти в школу. И этнической проблемы не будет, и никаких «русских маршей» не будет, потому что марши – это только реакция на проблему.

Запрос москвичей на «крепкого хозяйственника» - это из этой же серии. Это значит только то, что социологи зафиксировали: во дворах нагажено, улицы разбиты, ЖКХ не работает. Официальная пропаганда выворачивает это в свою пользу, но мы-то понимаем, что они не заинтересованы в решении этих проблем, потому что на этих проблемах держится вся их система и сущность.

- В программе еще есть раздел «Почему Навальный», в котором объясняется, что ваш кандидат может решить проблемы, которые «системный» политик не решит – ну, типа, Собянин не сможет отказаться от работы с Ротенбергами, а Навальный сможет. Но есть же печальная статистика про мэров-неединороссов, по которым заводят уголовные дела, и вот свежий пример Урлашова. Может ли вообще в нынешней системе мэром, руководителем субъекта работать человек, который не вписан в систему?

- Эту карту – о том, что если избрать Навального, то в Москве все будет плохо, ведь он конфликтует с федеральным руководством, - уже активно разыгрывают. Карта неверна. Москва – это единственный абсолютно самодостаточный субъект федерации, который не получает трансфертов из федерального бюджета. Конечно, это искусственная ситуация, поскольку НДФЛ платится по месту регистрации компаний, и если «Газпром» из Москвы перевести в другой регион, то ее бюджет перестанет быть профицитным. Но по факту сейчас Москва – единственный регион-донор. То есть, ситуация, как в Иркутске с Кондарошвым или в Самаре с Тарховым, когда оппозиционным мэрам отрезали финансирование, и все бюджетники начинали искренне их ненавидеть, в Москве прямо и быстро не пройдет. Во-вторых, речь идет все-таки не о главе муниципалитета, а о руководителе субъекта федерации, это совсем другой уровень возможностей и полномочий.

- К какому противодействию вы готовитесь? У вас изымали тираж агитационной продукции, чего ожидаете еще?

- По меркам иных региональных кампаний, это все цветочки. Пока нам никто гранату в избирательный штаб не бросал, активистов, тьфу-тьфу-тьфу, не избивал и так далее. Да, нам отказали в зале для проведения публичного мероприятия, да, напугали типографию, и она отказалась с нами работать, изъяли тираж без объяснения причин. Прямо скажем, что на выборах в условном Каменске-Уральском все бывает жестче.

- Собянину действительно важно победить на выборах относительно чисто?

- Я думаю, главный политический челлендж, который перед ним стоит, - победить не хуже, чем Лужков. Ему надо быть «мэром всех москвичей» и так далее. Чистота – часть этой истории. В Москве более трех тысяч человек записались в члены избирательный комиссий с правом решающего голоса, в каждом комиссии есть по несколько независимых членов, адски развито наблюдательное движение. В этом городе победа с помощью массовых фальсификаций будет серьезным ударом по имиджу.

- Как финансируется работа штаба? Собираешься ли ты применять тот опыт сбора средств от сторонников, который ты использовал в Екатеринбурге? Поддерживает ли вас бизнес?

- Как только Навальный будет зарегистрирован, мы запустим схему краудфандинга, и мы рассчитываем, что это принесет нам десятки миллионов рублей, столь необходимые для ведения кампании в огромной Москве, где один тираж предвыборной газеты стоит около 4 млн, и это без учета распространения. Мы думали о том, чтобы запустить краудфандинг прямо сейчас, но тут есть свои «за» и «против». С одной стороны, нам очень нужны деньги. С другой, нам скажут: а чего это вы собираете, если еще не знаете, зарегистрируют ли вас? Нам пока сложно объяснить широким массам, что кампания состоится в любом случае. Мы это разъясняем, но идея пока не стала мейнстримом. Поэтому пока что мы решили не собирать деньги и работаем с крайне ограниченным бюджетом. Это то, что дал нам дружественный бизнес. В основном, это люди, которые были в «списке шестнадцати» - если помнишь, в прошлом году были такие шестнадцать бизнесменов, которые публично дали Навальному по 300 тысяч рублей. Вот мы их снова попросили о помощи, и некоторые из них согласились. Бюджет пока крайне скромный. Как только будет решение о регистрации, будет и краудфандинг, даже если решение будет отрицательным.

- Может ли более широкий круг бизнесменов поддержать Навального? Вот, например, то же заявление Собянина о том, что Навальному нужно помочь, - не будет ли оно сигналом для бизнеса, что можно дать вам денег и за это ничего не будет?

- Высказывание Собянина – это действительно взрыв мозга. Как так? По «Первому каналу» нам каждый день рассказывают, что Навальный украл лес в Кирове, и что он сейчас получит много-много лет строгого режима. И одновременно Собянин говорит: это достойный кандидат, давайте его поддержим. Я не очень понимаю, как это все проходит по кремлевским раскладам. Не думаю, что это сигнал для бизнеса. Сигналом для бизнеса может быть оправдание Навального в Кирове или его регистрация.

- Сколько вам нужно денег на ту кампанию, которую вы бы хотели провести?

- Миллионов сто.

Блог Леонида Волкова, 3 июля 2013 года:

…Выступление Собянина раскладывается на две составляющих: имя им лицемерие и трусость. Лицемерие: Это выступление прозвучало как раз после того, как «судья» Блинов свернул процесс в Кирове, отказав защите в вызове всех свидетелей и в назначении экспертиз, лишив защиту какого-либо права на защиту, когда стало известно, что в пятницу будут прения и что уже написан для судьи Блинова приговор, который тот зачитает, видимо, на следующей неделе. Теперь-то Собянин может позволить себе "широкий жест", что-то типа его похода в «Жан-Жак»: мол, вот же, я был за честные выборы, и даже помогал основному конкуренту зарегистрироваться! Но еще и трусость, животный страх, который прорывается наружу.

Страх перед тем, что Навальный ведет очень серьезную кампанию, и, очевидно, способен доставить массу неприятностей. Страх перед тем, что Навальный собрал уже несколько тысяч волонтеров (впервые - ни в одной политической кампании в России такого еще не было), которые раскрасят весь город в его цвета, вне зависимости от регистрации или отказа в регистрации. Страх перед тем, наконец, что Навальный имеет все шансы пройти этот дьявольский, совершенно непроходимый, муниципальный фильтр, несмотря на все противодействие - и именно этот страх заставляет врать про «менее 20 подписей» (а Интерфакс вчера вообще передал – «ни одной!»). Именно поэтому и устроено сегодняшнее шоу - мол, раз Навальный фильтр проходит, так мы, хотя бы, скажем, что это все потому, что мы ему помогли. Хитро?

- Проводили ли вы социологические замеры? Я слышал разные оценки рейтинга Навального в Москве – где-то в диапазоне от 3% до 30%.

- Собственные замеры в силу ограниченных времени и бюджета мы не проводили, но мы сотрудничаем с некоторыми социологическим службами, данным которых доверяем. Мы считаем, что рейтинг кандидата в начале кампании – что-то около 10%. Это прямо сейчас делает Навального вторым по популярности кандидатом.

- А рейтинг Собянина, по вашим данным?

- Около 40%. И очень много неопределившихся. Для старта кампании это неплохая картина. Нам есть куда расти, Собянину расти особо некуда.

- Трудно представить себе ситуацию победы Навального, но может ли состояться второй тур, куда выйдут Навальный и Собянин?

- Второй тур был бы вполне реальной целью для нас, но политически он настолько неприемлем для Кремля, что вряд ли можно его себе представить на практике.

- Какие технологии вы собираетесь использовать, помимо традиционных и уже взятых на вооружение?

- Слово «технологии» здесь неприменимо, в команде Навального нет ни одного политтехнолога, и в этом уникальность штаба. Мы будем использовать не технологии, а просто… будем делать всякие забавные штуки. Вот вчера у нас прошел штурм по всяким партизанским историям, и мы придумали очень много, что можно сделать. Грубо говоря, нам очень не хватает Тимофея Ради в команде, потому что наши мысли они, в основном, в эту сторону. Что именно получится, увидите в ближайшие дни и месяцы.

- А ты Раде не предлагал поучаствовать?

- Я с ним лично не знаком. Можно сказать, что через это интервью я передаю ему привет и приглашение присоединиться.

- Как распределятся в кампании роли других кандидатов – Митрохина, Фетисова?

- Все они играют роль мебели и балласта, у них одна цель – легитимизировать победу Собянина. Примерно ту же роль Прохоров играл на президентских выборах. Вообще, сценарий выборов, если они не пустят Навального, будет очень похож на март 2012-го. Либеральная общественность верит и ждет второго тура, никаких реальных причин для второго тура нет. Антирейтинг у Собянина небольшой, особо накосячить он не успел. Собянин побеждает в первом туре с результатом 70%, Митрохин получает 15%. Они говорят: ну, была серьезная борьба, Сергею Семеновичу спасибо за уважительное отношение, мы признаем его победу. Все наши члены комиссий отрабатывают как нотариусы при этой «честной победе», оппозиция еще сильнее демотивируется, а Митрохин получает возможность продать места в списке «Яблока» на выборах в Мосгордуму в следующем году в десять раз дороже. Все довольны. Поэтому, например, шла жесткая борьба между Левичевым и Митрохиным: электорат «Яблока» и «Справедливой России» хорошо перетекает друг в друга. Идти одновременно они не хотели. По итогам регистрации посмотрим, кто кого и чья взяла.

- Кто, по-твоему, дирижирует всей это историей? Управляется ли она из мэрии Москвы или из администрации президента?

- По нашей информации, есть два штаба: в мэрии и АП. Они между собой конкурируют и у них разные интенции. Если в администрации президента все оценивают с точки зрения федеральной повестки, и им очень не хочется окончательного превращения Навального в главного федерального оппозиционного политика, то «москвичи» решают другую задачу: «победить Лужкова». Это разные задачи, поэтому, по нашей информации, там довольно серьезные терки, конфликты.

- Представим 9 сентября. Возможны ли протесты горожан по итогам выборов мэра? Эксперты говорят – это то, чего опасается Собянин…

- …и это то, чего хотим мы. Это возможно, и это целиком и полностью будет зависеть от нас, от нашей работы, от москвичей. Но сразу дисклеймер: невозможно спланировать и организовать массовый протест. Если кто-то говорит, что такое возможно, плюньте ему в лицо. Это все полная чушь, такие вещи возникают абсолютно стихийно и предсказать их невозможно.

Читайте также
Реклама на Znak.com
Новости России
Россия
В Общественной палате России призвали вернуть наркотрафик «обратно на улицу»
Россия
Технологический план перевыборов Владимира Путина предполагает минимальное участие региональных администраций
Россия
Глава Минкульта Владимир Мединский назвал автомат Калашникова «культурным брендом России»
Губернаторы Югры и Ямала Наталья Комарова и Дмитрий Кобылкин
ХМАО
Кинотеатры Югры и Ямала отказались от показа «Матильды»
Россия
Жириновский подал в суд из-за синтетики в купленной им мужской рубашке
Россия
В Германии за участие в ИГИЛ задержан 28-летний чеченец
Россия
Девушки, за которых «заступался» погибший в Москве спортсмен, рассказали свою версию ЧП
Россия
Рэпер Тимати приехал в Грозный на открытие бургерной своей сети
Россия
В кино, аэропорту или в банке вас застала срочная эвакуация. Как не понести убытки?
Россия
Адагамов выложил документ, опровергающий слова военных о ЧП с вертолетом
Россия
В России появился аналог автомобильных сервисов от Google и Apple
Россия
Силовики: За волной лжеминирования в России может стоять международная банда хакеров
Россия
Министр энергетики Николай Смирнов получил знак «За заслуги перед Свердловской областью»
Россия
В Москве два раза подряд задержали активиста, выступавшего против памятника Калашникову
Россия
Минобороны РФ подтвердило случайный пуск ракеты на учениях «Запад-2017»
Россия
Задержан подозреваемый в убийстве спортсмена-ходока: «Он приехал в Москву из Чечни»
Россия
На военных учениях под Петербургом вертолет пустил ракету в зрителей. Есть пострадавшие
Россия
Mash: В московском аэропорту «Внуково» вышла из строя багажная система
Игорь Чайка
Россия
Сын Чайки заинтересовался созданием майнинговых ферм в Приднестровье
Россия
В Москве зарезали спортсмена, заступившегося на улице за девушек
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.