Колонка Екатерины Винокуровой

«И я хочу спросить об этом министра МВД! А он удирает через черный ход…»

Колонка Екатерины Винокуровой

Я придерживаюсь жесткого принципа: пока я пишу о внутренней политике, я не участвую ни в каких акциях, посвященных внутренней политике. Через не могу, через собственные истерики, через все. Я – журналист. Который – так сложилось исторически – пишет про власть. Про митинги пишут другие. И 6 мая 2012 года я находилась по этой причине не на Болотной площади. А на Поклонной горе, где проходил митинг единороссов, откуда мы с коллегами быстро ушли, сели на лавочку около метро, открыли новости и поняли, что проваливаемся в какой-то ад, где находятся наши коллеги, а мы туда попасть уже не сможем, потому что оцепление.

Екатерина Винокурова - на аукционе в поддержку узников «Болотного дела»

Между тем я согласилась стать соведущей аукциона в поддержку политзаключенных по «Болотному делу» вместе с главным редактором «Русской планеты» Павлом Пряниковым сразу, как только мне написал организатор действа Виталий Шушкевич.

Объясню почему.

Уже больше года, беседуя с чиновниками разного уровня, споря с ними по поводу стратегии и тактики власти, мы неминуемо упираемся в тему политзаключенных.

Хорошо, консерватизм. Хорошо, борьба за нравственность. А с тезисом «пусть оппозиция идет на выборы, мы ее допустим» вообще сложно спорить. Хорошо, пусть у меня будет власть, которая мне не нравится категорически по идейным соображениям, хорошо, пусть оппозиция еще хуже власти, хорошо, я не знаю, на какие деньги кто живет из лидеров протеста.

- Но людей отпустите, - говорю я, - Прекратите эти безумные уголовные дела против Пановой, против Навального (потому что когда против человека возбуждается 4 уголовных дела за неделю, я ни за что на свете не поверю, что они имеют под собой хоть какую-то почву). Выпустите, наконец, узников «Болотного дела».

Представители власти обычно отвечают мне про «Болотное дело», что, мол, бить полицейских нельзя.

Так вот, дорогая моя власть. Один раз мне все-таки выпал шанс освещать протестный митинг. Дело было в Москве 5 марта, когда лидеры митинга призвали протестующих не расходиться, а остаться на площади, и залезли в фонтан.

Я видела, как тот митинг разгонял ОМОН. Например, на всю жизнь в памяти останется картинка, как некий пожилой участник митинга пытается то ли уйти с площади, то ли метнуться к фонтану – есть такие митинговые дедушки и бабушки - и как боец ОМОНа отшвыривает деда за шкирку головой об асфальт. Я стою, оцепеневшая, более опытные коллеги вызывают скорую и орут на ОМОН.

А потом ОМОН зачем-то бежит стеной на журналистов, которые стоят уже вдали от фонтана на Пушкинской площади на гранитном бордюре, высота которого - около полуметра. Гололед. Или тебя скинет ОМОН, или рискуй, ломай ноги, хотя ты всего-навсего выполняешь свой профессиональный долг. Меня, подскользнувшуюся, поймал кто-то из коллег мужчин.

Неделю спустя. Тогдашний министр МВД Рашид Нургалиев гордо рапортует Госдуме, что полиция 5 марта вела себя корректно и беспорядков не допустила. У меня сжимаются кулаки за того деда, которого бросили головой о бордюр, и я хочу спросить об этом министра, а он удирает через черный ход.

И я все не могу перестать думать – а если бы у меня под рукой оказался кирпич, например, сталось бы с меня в состоянии аффекта после того, как тот ОМОНовец в каске швырнул беззащитного деда об асфальт, вступиться за деда? Просто потому что старших надо защищать?

Увидев все это однажды, я выучила достаточно уроков, чтобы считать узников по «Болотному делу» политзаключенными.

И даже если кто-то и бросил из них камень в ОМОН, то это могло быть естественной реакцией на звериное избиение мирных людей, которое ОМОН так часто применяет при разгоне митингов. Об этом, впрочем, власть молчит.

И еще. В Европе за уличные беспорядки обычно дают условные сроки, это честно. А звериный оскал системы, которая год держит под замком 19-летнюю девушку, я не понимаю и понимать иначе как звериный оскал отказываюсь.

И сперва научите свой ОМОН себя вести прилично, а потом говорите о «насилии над представителями власти».

Как я уже говорила, я готова смириться с тем, что курс власти расходится с моими убеждениями. Но с «Болотным делом», с политзаключенными мириться я не готова, и не готова, чтобы пропаганда маскировала это под «борьбу за закон и порядок».

В Москве прошел аукцион в поддержку узников по «Болотному делу».

За вечер мы собрали 414 тысяч рублей. Может быть, я еще буду ругать себя, что изменила своей позиции и стала соучастником сбора денег. Но на том свете, надеюсь, мне это зачтется.

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Россия
Заблокированная группа «ФСИН России» во «ВКонтакте» оказалась фейком
Россия
Рогозин назвал «засранцами» людей из Госдепа за публикацию о Дне космонавтики без Гагарина
Россия
Росгидромет констатировал увеличение скорости изменения климата в стране
Россия
Туристы заметили резкий рост цен на билеты после решения об остановке полетов в Турцию
Россия
«Непомерная роскошь» Сечина и нищета россиян. Как развивается конфликт «Роснефти» со СМИ
Россия
Аптеки отказываются от продажи феназепама из-за новых правил хранения
Россия
Саратовские власти потратили ₽8,5 млн на карантин для встречающих Путина в парке Гагарина
Россия
Ростуризм пояснил, что делать тем, кто купил туры в Турцию и Танзанию до 1 июня
Россия
Россиянам до 35 лет предложили разрешить поступать на бюджетные места в вузы
Россия
СМИ: дьякона-евангелиста заподозрили в развращении детей в Бурятии
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.