«Тут говорят, что Ардабьевский повесился»

Адвокаты арестованного сити-менеджера рассказали об уголовном деле

Адвокаты арестованного мэра Миасса Виктора Ардабьевского Евгений Мартынов и Ринат Халитов в интервью Znak.com рассказали о том, что считают своего подзащитного невиновным, а дело против него - заказным. Ранее утром Мосгорсуд оставил в силе решение Пресненского районного суда Москвы о заключении Ардабьевского под стражу до 30 ноября. Его обвиняют в совершении двух убийств (ст. 105 УК РФ) и бандитизме (ст. 209 УК РФ).

Евгений Мартынов: - Я бы хотел начать с опровержения слухов. Я тут с большим удивлением узнал, что некоторые официальные лица распространяют слухи, что Ардабьевский повесился. Не повесился и не собирается, настроен бороться и отстаивать свое доброе имя. Вину не признавал, не признает и не будет признавать ни при каких обстоятельствах, потому что нет вины, признавать нечего. Что касается линии защиты, сразу скажу, что не хотел бы вдаваться в подробности по простой причине: мы бы не хотели, чтобы наши оппоненты заранее знали, какими документами и свидетельствами мы располагаем.

- К вопросу об оппонентах. Правильно ли я понимаю, что вы считаете это дело заказным?

ЕМ: - Ни на секунду в этом не сомневаюсь. Проанализировав ситуацию, могу сказать, что интересантов тут может быть много. Но сразу оговорюсь, чтобы не кидать тень на следствие: так называемое «бандитское» управление Московского Следственного комитета обладает очень хорошей репутацией, считается, что там работают неподкупные профессионалы своего дела, точно так же отношусь и к следователю Островидову, который расследует наше дело. Я считаю, что он принял решение о задержании и привлечении к ответственности моего подзащитного, исходя из документов, которые ему прислали из Миасса, основываясь на презумпции профессионализма коллег. Дело же было состряпано именно в Миассе и в Москву представлено уже в «готовом» виде. Что касается имен интересантов, сразу оговорюсь: не хотел бы их называть, и не потому что боюсь каких-то последствий, но чтобы это нельзя было счесть давлением на следствие и будущий суд. Те, кто дело состряпал, сами все знают про себя.

- Может ли в деле быть политическая подоплека - борьба за власть в городе?

ЕМ: - Когда Ардабьевского задержали и избрали ему меру пресечения, а потом молниеносно и в нарушение закона сместили его с поста градоначальника, те, кто это сделал, устроили банкет, и один из тостов, который подняли, был «за окончание политической войны в Миассе». Причем тост сказало официальное лицо. Я хочу сказать спасибо им за этот тост, потому что теперь, если дело дойдет до Европейского суда по правам человека, нам достаточно будет приложить эту запись к делу, чтобы доказать, что политическая подоплека в деле была. На том банкете еще поздравляли лиц, которые официально к задержанию Ардабьевского отношения не имели, за то, что «сделали Ардабьевского». Учитывая это, у меня нет сомнений в заказном характере дела. Что касается того, кому в конечном счете это интересно, - проанализируйте первые принятые финансовые решения после смены власти в городе, посмотрите, кому они выгодны, особенно решения, связанные с городскими троллейбусами и мусорными свалками, и вы все поймете. Счет идет на миллионы бюджетных денег.

- Были ли при задержании и содержании под стражей допущены какие-то процессуальные нарушения?

Ринат Халитов: Конечно, изначально были нарушения. Например, сразу после задержания в Интернет была выложена его видеозапись. Белая машина, к ней подбегают люди в масках, бьют рукояткой пистолета стекло, выволакивают Ардабьевского, кладут лицом на асфальт...

ЕМ: Не нужно было такое задержание. Из материалов дела мы знаем, что оперативная разработка Ардабьевского велась с ноября 2012 года и те, кто проводил разработку, знали, что он не собирается никуда уезжать, не вооружен и не будет оказывать сопротивления. А этот демонстративный арест, информационный вброс - все это было сделано намеренно, чтобы сразу создать информационный фон и показать людям читающим, что вот, мол, «Аль Капоне» задержали. Потом еще пошли комментарии, что он повесился... Если бы его вызвали повесткой, а потом узнали, что он приобрел обрез и билет за границу, - тогда да, нужен был бы спецназ. Отстранение от должности было незаконным - следствие, которое имеет право ходатайствовать об этом, на такой «мужественный поступок» не решилось. Возвращаясь к задержанию. Вот, к примеру, документ о принудительном приводе Ардабьевского в качестве подозреваемого от 20 сентября. Но статус подозреваемого он получил только 30 сентября! Нельзя же хоронить человека за 10 дней до его смерти - и тут то же самое. Но тут не стали ничего делать по закону, сразу устроили банкет, стали поздравлять лицо, не относящееся к следствию или полиции, с задержанием...

- Лицо это не назовете?

РХ: Он сам знает, что о нем речь.

ЕМ: Еще раз говорю - узнайте, в чьих интересах были приняты последние решения в Миассе, всплывет только одна фамилия.

- Когда вы вошли в дело, вы сразу поверили в невиновность Ардабьевского?

ЕМ: Расскажу личностный момент. Я не адвокат дьявола, и мой коллега тоже. Я два дня общался с близкими Ардабьевского, его знакомыми, другими людьми - и вошел в дело, только когда сделал для себя вывод, что я иду защищать не убийцу, а невиновного человека. Поверьте, есть возможность выбирать, кого защищать, какие дела брать, а я плохо отношусь к упырям, у которых руки по локоть в крови. Если бы мне в качестве подзащитного предложили бандита и убийцу, я бы отказался.

- Есть ли нарушения по условиям содержания?

ЕМ: - Нет, все ровно, корректно, все нормы соблюдаются, под ногти не засовывают иголки, все нормально. Тот изолятор, где он содержится (спецблок «Матросской тишины» - Znak.com), отличается законопослушностью. Я бы не хотел рассказывать, с кем он сидит, но если бы он сидел с криминальными авторитетами, он бы сказал. Но он говорит, что с сокамерниками у него спокойные отношения.

- Чем он занимается в СИЗО?

ЕМ: - Книжки читает, отвечает на письма, вспоминает ситуацию, чтобы мы могли получить ответы на нужные вопросы. Вообще, исходя из своей практики, могу вам сказать, что защищать невиновного человека часто сложнее, чем реального жулика и бандита. Преступник заранее продумывает алиби, пути отхода, а тут человек не погружен в преступную субкультуру и ни к чему такому не готовился, в результате даже элементарные вещи вспоминает с трудом, потому что у него не было необходимости их запоминать.

- Сейчас власть декларирует курс на очищение своих рядов от криминала. Как вы считаете, могут ли эту декларацию в каких-то ситуациях люди использовать для борьбы со своими политическими оппонентами?

ЕМ: - Такой курс я поддерживаю, методы, которыми он проводится, - далеко не всегда. А под шумок всегда легко делать что хочешь. Я не могу сказать, что все задержанные чиновники, большие и маленькие, невиновны, потому что я мог бы это говорить, только ознакомившись с каждым конкретным делом, но мой подзащитный - это именно тот случай, о котором вы говорите. Тут просто все совпало - экономический заказ, политический... Параллельно в Челябинской области идет сильный медианакат на губернатора Юревича, не знаю, попали ли мы и под этот каток или нет... В деле Ардабьевского для него в одной точке сошлись все антизвезды. Вот, например, в материалах дела есть показания Чащина. Чащину грозит пожизненный срок, и он его сидеть не хочет, это понятное желание. Если не хочет - надо заключать сделку со следствием, кого-то сдать. Но если он сдаст кого-то из своих реальных подельников, то после приговора он просто не доедет до зоны, он это понимает. Значит, надо искать, кого можно подставить, человека интеллигентного, который на это не пойдет. Он долго думал - видимо, ему в итоге подсказали, а чем циничнее ложь, тем легче в нее верят.

- Я знаю, что у нас действует принцип преюдиции, когда обстоятельства, учтенные в ранее вынесенном приговоре суда, считаются уже доказанными. Если приговор Чащину будет вынесен раньше, чем начнется суд над Ардабьевским, это может иметь для него негативные последствия?

ЕМ: - Если в приговоре Чащину будут перечислены обстоятельства, которые имеют отношение к моему подзащитному, то, конечно, это будет иметь значение, но само по себе соглашение со следствием преюдиционной силой не обладает. Но мы будем бороться за оправдание Ардабьевского, потому что и я, и мой коллега считаем, что нет смысла вступать в дело, если не веришь хоть в минимальный шанс на победу. А гарантию может дать либо дурак, либо человек некомпетентный.

- То, что следствие и суд перенесены в Москву, может дать надежду на объективность рассмотрения дела?

ЕМ: - Это ничего не меняет, не лучше и не хуже. Скажу так, чтобы никого не обижать.

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.