Доллар
Евро

Параллели

Нателла Болтянская – о сходстве нынешних судебных процессов с «диссидентскими делами» в СССР

Из блога Екатерины Пархоменко:

«Я тут сходила в суд свидетелем по Болотному делу.

Судья: «А с чего вы взяли, что бу-бу-бу?»

Я: «Извините, я не расслышала, не могли бы вы повторить вопрос?»

Судья: «Нет, не собираюсь. Отвечайте!»

Я: «Я правильно вас понимаю, что...»

Судья: «Мне неинтересно, что вы там понимаете. Отвечайте на вопрос!»

Я: «На какой?»

Судья: «Это я здесь задаю вопросы, а вы отвечайте!» (05.12.2013)

Из воспоминаний Александра Подрабинека.

Выступал с обвинительной речью помощник прокурора Оймяконского района И.Е. Петров. Боже мой, как он говорил, какой это был цирк! Дело даже не в том, что всю обвинительную речь он читал по бумажке, спотыкаясь на незнакомых ему словах. Петров, якут по национальности, плохо говорил по-русски и, видимо, страдал еще каким-то дефектом речи. То ли стесняясь своего дефекта, то ли плохо понимая текст, он говорил чуть не шепотом, не различая ни точек, ни запятых. Услышав это невнятное, монотонное и бессмысленное бормотание, я опешил. Зал напрягся, а судья Федоров смотрел на прокурора откровенно неприязненно. В какой-то момент, поймав взгляд судьи, я развел руками, давая ему понять, что я ничего не понимаю. Тут судья взял себя в руки и стал делать вид, что ничего особенного не происходит. Все нормально. Советский суд – самый нормальный суд в мире!

Когда прокурор домучил свою речь, судья задал мне традиционный вопрос: понятно ли мне обвинение и признаю ли я себя виновным? Я совершенно искренне ответил, что обвинение мне непонятно. – Что вам непонятно в обвинении? – несколько раздраженно спросил судья. – Мне непонятно все, что читал государственный обвинитель, – ответил я. – Пусть все это прочитает человек, который может хорошо говорить по-русски. В конце концов, это официальный язык судопроизводства.– Всем все понятно, – заключил судья, и больше к этому вопросу не возвращался». (Январь 1981 года).

Из книги Натальи Горбаневской «Полдень» (октябрь 1968, процесс по «делу семерых)

Фрагмент обвинительного заключения: «После предварительной договоренности, БОГОРАЗ-БРУХМАН, ЛИТВИНОВ, БАБИЦКИЙ, ДРЕМЛЮГА, ФАЙНБЕРГ и ДЕЛОНЕ 25 августа с. г. в 12 часов дня прибыли к Лобному месту на Красной площади, доставив с собой спрятанные указанные плакаты, где во исполнение своего преступного сговора приняли активное участие в групповых действиях, развернули плакаты и, обращаясь к находившейся на площади публике, стали выкрикивать аналогичные с плакатами призывы, чем грубо нарушили общественный порядок и нормальную работу транспорта».

Допрос свидетеля Стребкова Ивана Васильевича.

Стребков: Это было 25 августа с. г. Я нес службу на Красной площади, на патрульной машине. Около 12.00 получил команду в срочном порядке подъехать к Лобной части Красной площади. Когда подъехал, увидел очень много народу, толпу. Я не понял, что случилось. Открыл дверку, вышел из машины, только остановился, подходят трое граждан: двое по бокам, один в середине. Ведут его под руки. Дали указание доставить срочно гражданина в 50-е отделение милиции. В милиции передал гражданина дежурному на руки, доложил обстановку дежурному по городу и вернулся на Красную площадь.

Прокурор: Как вы сможете охарактеризовать движение в том месте?

Стребков: Не понял.

Прокурор (поясняет): Проезжали ли там машины?

Стребков: Нет, там движение запрещено, в это время был допуск в мавзолей.

Прокурор: А из Спасских ворот? Им надо было проезжать мимо Лобного места?

Стребков: Нет, машины идут напрямую из Кремля по ул. Куйбышева. Мимо Лобной части, но в стороне.

Допрос свидетеля Савельева:

Богораз: В деле имеются два показания свидетеля Савельева, первое – что он слышал, как женщина что-то кричала; второе – что он никаких выкриков не слышал (указывает том и лист дела). Чем объяснить разницу в ваших показаниях?

По просьбе Калистратовой повторно вызывается свидетель Долгов.

Калистратова (Долгову): Вы уверены, что вы первый подбежали к Лобному месту?

Долгов (неуверенно): Да.

Калистратова: Было ли у вас что-нибудь в руках?

Долгов: Нет.

Калистратова (Савельеву): Вы узнаете этого человека? У него был портфель?

Савельев (неуверенно): Вроде тот выше был.

Калистратова: От кого-нибудь еще, кроме женщины, вы слышали какие-либо выкрики?

Савельев: От сидящих здесь выкриков не слышал. Слышал от одного, которого здесь нет.

Адвокат Поздеев: Видели ли вы на площади какие-нибудь машины?

Савельев: Были машины, которые приехали за ними, других не было.

Судья: Вы это точно видели или не можете утверждать?

Савельев: Не могу утверждать точно.

Адвокат Монахов: Не заметили ли вы заторов машин?

Савельев: Народу было много, затор мог получиться.

Монахов: Вы затор видели или не видели?

Савельев: Не видел.

Савельев молчит.

Допрос свидетеля Иванова

Дремлюга: Кто конкретно меня вел?

Иванов: Не знаю.

Дремлюга: Какое сопротивление я оказывал?

Иванов: Не хотели идти. Упирались.

Дремлюга: Как упирался?

Судья снимает вопрос.

Дремлюга: А вы ко мне применяли физическую силу?

Иванов: Да, применял.

Дремлюга: Каким образом?

Иванов: Рукой в спинку, когда сажал в машину.

Дремлюга: С какой силой?

Иванов: Усиленно помог сесть. (Смех в зале).

Допрос свидетеля Давидовича

Литвинов (к Давидовичу): На предварительном следствии вы говорили, что вышли из ГУМа, а ГУМ в воскресенье закрыт. Чем вы это объясните?

Давидович (вызывающе): Это не имеет значения. Я рассказываю о том, что я видел.

Если обратиться к «Болотному делу», происходящему 45 лет спустя, то недавно в суде были оглашены результаты экспертизы видеозаписи, легшей в основу обвинения Бароновой в призывах к массовым беспорядкам. Фоноскопическая экспертиза показала, что на записи есть признаки монтажа. Также была проведена лингвистическая экспертиза. «Фрагменты, содержащие признаки побуждения к совершению действий невраждебного характера, не являются призывами к массовым беспорядкам, сопровождающимися вооруженным насилием, поскольку для такого вывода нет фактологической основы», - отмечает эксперт. Свидетели обвинения не опознают тех, кто якобы на них нападал… Судья же самоутверждается… За счет правосудия.

Фрагмент обвинительного заключения по делу Белоусова: «В период времени не позднее 17 часов 06.05.2012 у Белоусова Я.Г. возник преступный умысел на участие в массовых беспорядках и применение насилия в отношении представителей власти - сотрудников полиции, обеспечивающих охрану общественного порядка и общественной безопасности в месте проведения демонстрации и митинга, в связи с исполнением ими своих должностных обязанностей».

В деле Аксаны Пановой – свидетелей засекретили. Большой город Екатеринбург, но по улицам ходить еще этим свидетелям… Вдруг узнают?..

Какое, милые, тысячелетье нынче на дворе?

И как водится, несколько трогательных подробностей из судов 40-летней давности.

Хроника текущих событий номер 58, суд над Татьяной Великановой (1980 год): Пытались допросить также Валентину Пайлодзе. На вопрос, говорит ли она по-русски, Пайлодзе ответила, что достаточно хорошо говорит и по-русски, и по-грузински и потому ни на одном из этих языков показаний давать не станет.

Воспоминания Сергея Ковалева, суд, 1974 год: «Скандал вспыхнул на второй день, после перерыва. Меня завели в еще пустой зал, усадили на скамью, и я имел полную возможность наблюдать впуск публики на «открытый» судебный процесс. Толчея у дверей, пропускают совершенно неизвестных мне людей, размахивающих какими-то бумажками, пропусками; а в это время из коридора доносится – уже в который раз – голос: «Я, академик Сахаров, намерен дать на этом процессе важные показания. Я требую, чтобы меня пропустили в зал». Я узнаю по голосам и других друзей: Михаила Максимовича и Флору Павловну Литвиновых, Юрия Орлова и других. Кроме того, еще до перерыва я потребовал, чтобы уже допрошенные свидетели оставались в зале суда до конца судебного следствия – это мое процессуальное право и без моего согласия суд не имеет права не только выставить их из зала, но даже отпустить их по их собственной просьбе! А сейчас я вижу, что их тоже не впускают в зал суда!

Дальше разыгрывается следующий диалог:

Председательствующий: Открываю заседание.

Я: Ничего подобного. Никакого заседания вы не открываете.

Предс.: Ковалев, сядьте на место.

Я: И не подумаю. Вы не пустили на открытый процесс никого, даже свидетелей, не говоря уже о публике, которая должна иметь доступ в зал суда, а не болтаться под дверьми. Этому безобразию должен быть положен конец. Ни секунды больше я не останусь в этом сборище свиней. Требую, чтобы меня удалили из зала суда. В ответ на беспрецедентное и противозаконное удаление свидетелей – объявляю голодовку. Я не вернусь в зал суда, пока не вернут свидетелей и не удовлетворят мое ходатайство о вызове свидетелями Сахарова, Великанову (я назвал кого-то еще, сейчас уже и не помню, кого).

Предс.: Я делаю вам замечание.

Я: Сколько угодно! Удалите меня из зала суда и проводите этот ваш междусобойчик, который вам угодно считать судебным процессом, без меня.

Предс.: Я делаю вам второе замечание.

Я: Хоть двадцать второе! Я не замолчу, пока вы меня не удалите из зала.

Предс.: Объявляю перерыв.

После перерыва в зал суда меня в этот день уже не вернули. Ну что ж – на прения сторон меня ведь должны привезти. Я же защищаю себя сам, без адвоката. От защитительной речи я отказываться не собирался, у меня же там гвоздь программы – моя статистика. И последнее слово тоже собирался произнести.

На следующий день меня вновь привозят в суд; все свидетели уже в зале. Председатель говорит, что произошло недоразумение, свидетелей никто и не собирался удалять. «Хорошо, – говорю я, – кстати, прошу прощения у суда за вчерашнюю резкость и хочу заменить в своем выступлении выражение «сборище свиней» на «сборище людей, не уважающих закон». А как насчет остальных моих требований?» – «Остальные ваши ходатайства отклонены». – «Ах, так! Ну, тогда везите меня обратно».

Тысячелетье другое, дамы и господа… А система одна.

Читайте также
Реклама на Znak.com
Новости России
Россия
Путин снова отметил переход экономики к росту, но недоволен его темпами
Россия
В «Почте России» отрицают несвоевременную доставку письма ФСБ компании Telegram
Россия
Суд арестовал Бориса Грица, напавшего на ведущую «Эха Москвы»
Глава СКР Александр Бастрыкин
Россия
Бастрыкин взял на личный контроль расследование нападения на ведущую «Эха Москвы»
Россия
Собчак подтвердила готовность войти в команду Навального, если его допустят к выборам
Россия
Путин вывел Яровую и Плохого из состава совета по противодействию коррупции
Россия
Избирательный штаб Ксении Собчак возглавит один из создателей НТВ
Россия
Собчак начала предвыборную пресс-конференцию с требования освободить политзаключенных
Россия
В иркутском морге перепутали умерших: одного успели похоронить под чужим именем
Россия
В Подмосковье полицейский рассорился с волонтером Навального и пригрозил ему убийством
Россия
«Почта России» не доставила вовремя запрос ФСБ в компанию Telegram и теперь извиняется
Написать и принять хорошую экономическую программу мало. Изменения должны начаться с запроса населения и элит
Россия
Политолог Кирилл Рогов: как Россия может рывком догнать остальной мир
Россия
Ходорковский высказался об участии в президентских выборах Навального и Собчак
Россия
На Дмитрия Гудкова завели дело за агитацию в день выборов в Москве
Россия
Сергей Собянин заявил, что выдвинет свою кандидатуру на выборы мэра Москвы в 2018 году
Россия
В Минкульте не увидели нарушений в действиях худруков театров, выплачивающих себе гонорары
Россия
Испанский сенат потребовал от премьера Каталонии разъяснить позицию властей автономии
Россия
На базе в Армении российский контрактник застрелил сослуживца и покончил с собой
Россия
Интернет-ритейлеры просят бизнес-омбудсмена разобраться в деле совладельца «Юлмарта»
Россия
Мурманский губернатор Марина Ковтун заявила, что на нее оказывают давление силовики
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.