Лишний символ

Репортаж: как комиссия Мосгордумы отказалась возвращать Дзержинского на Лубянку

Памятник Феликсу Дзержинскому на Лубянской площади не будет восстановлен. Такое решение приняла комиссия по монументальному искусству при Мосгордуме. Корреспондент Znak.com следила за дебатами, в ходе которых выяснилось, что деятели искусства боятся Майдана и ориентируются на французов, которые не стали восстанавливать Бастилию.

Парк Музеон на Крымском валу Москвы немноголюден, памятник Феликсу Дзержинскому медленно заносит снегом. Прохожим он безразличен - никто даже не оборачивается.

В получасе ходьбы от памятника, в здании Мосгордумы на Петровке, напротив, жарко. Во вторник комиссии МГД по монументальному искусству предстояло определить: возвращать ли монумент на его «историческую родину» - на Лубянскую площадь (там расположено здание органов госбезопасности), откуда он был демонтирован после событий 1991 года. В настоящее время на Лубянской площади находится Соловецкий камень - памятник жертвам политических репрессий.

Вопрос о восстановлении памятника Железному Феликсу возникает в Москве регулярно. Согласно справке, озвученной председателем комиссии Львом Лавреновым, начиная с 2005 года, комиссия рассматривала такие обращения пять раз и каждый раз выносила решение о нецелесообразности перемещения, ввиду того, что оно может вызвать в обществе «нежелательную напряженность».

- Это хорошая и аргументированная формулировка, она вполне отражает позицию общества, и я придерживаюсь прежнего нашего мнения, - первым взял слово скульптор Геннадий Правоторов, которого подержал другой член комиссии, Иван Казанский. Казанский отметил, что, с одной стороны, художественная ценность памятника очевидна, с другой стороны, есть политическая составляющая вопроса, поэтому переносить его не стоит.

Слово взял известный художник Сергей Андрияка, представительный мужчина с окладистой бородой.

- Так получилось, что мы низвергаем все памятники, которые создаем. Вот кто-то задает вопросы о личности Дзержинского. Но у нас стоят памятники Петру I, а что Петр натворил в нашей стране... Памятник великолепен, таких памятников просто больше нет в стране, и я не возражал бы против его восстановления на прежнем месте! - почти торжественно закончил Андрияка.

Его сразу поддержала основательница музея «История танка Т-34» Лариса Васильева, напомнившая, что, когда Александр I вошел в Париж, победив Наполеона Бонапарта, то запретил снос Вандомской колонны.

- Дзержинскому вменяют в вину участие в репрессиях, но ведь репрессии - это 1937 год, а он умер в 1927, погиб, защищая молодую республику, которая была окружена со всех сторон врагами, потому что объявила всеобщее равенство и свободу от собственности. Пусть те, кто выступает против 37-го года, приходят к Соловецкому камню, а Дзержинский тут причем? Я считают, что мы просто обязаны вернуть памятник на место, иначе неприлично получается, - Васильева говорила страстно, как актриса на сцене.

Комиссия зашумела, и остальные выступления получились не менее страстными: тема Франции всплывала неоднократно, также деятели искусства вспомнили и про Олимпиаду, и про украинский Майдан.

- Сейчас идет Олимпиада, стоят мирные замечательные дни. Раньше на этом месте вообще стоял красивый фонтан. Не стоит сейчас переносить памятник, нам ведь не нужен Майдан, нам нужна спокойная жизнь, - убеждала коллег руководитель учебно-научного центра «Арт-дизайн» Галина Волкова.

- Тогда время не настанет никогда! - возразила ей Васильева.

- Майдан что ли настанет? - парировала Волкова.

Скульптор Лев Матюшин назвал памятник Дзержинскому «символом кровавого режима, который, быть может, скоро кончится».

- Этот режим начался не в 37-м году, а в 24-м, когда Ленин расстреливал людей, и Дзержинский в этом участвовал. Он - тоже участник этого режима, поэтому, хотя скульптура замечательная, и переплавлять ее не надо, надо его оставить там, где он и так вполне достойно стоит, - заявил Матюшин (в это время остальные члены комиссии шептались на тему того, не оговорился ли скульптор, заявив, что «кровавый режим» еще не закончен).

Матюшин оказался далеко не единственным убежденным антисоветчиком в комиссии.

- Вообще авторы, приславшие заявку (авторы заявки - два частных лица - Znak.сom), мне кажется, лукавят, когда пытаются показать, что защищают памятник. Он стоит в нормальном месте, если ему нужна реставрация - он будет реставрироваться. Но ни в коем случае не надо его восстанавливать на Лубянской площади. Мы восстанавливаем разрушенные церкви, но это - память другого рода. Ту же Бастилию восстанавливать после сноса не стали. Этот памятник - символ того, с чем у многих связаны плохие воспоминания, и современники еще не определили четкое отношение к тем историческим реалиям. Надо законсервировать этот вопрос, пусть потом потомки решают, - предложила ведущий сотрудник Института российской истории РАН Любовь Писарькова.

- Понемножку начинать его возвращать на прежнее место, - подхватила Лариса Васильева.

В ходе дискуссии у комиссии возникла идея восстановить на Лубянке не памятник Дзержинскому, а уже упомянутый фонтан, поэтому Лев Лавренов отметил, что дореволюционный фонтан с Лубянской площади тоже сохранился, он стоит перед зданием Академии Наук.

- То, что скульптура работы Вучетича хорошая, знает 350 человек в стране. А остальные знают, что это - Дзержинский. Когда придет поколение, которое уже не будет знать ничего, в том числе, символом чего Дзержинский является, тогда пусть восстанавливают. Вопрос не в возвращении на место великой скульптуры, но в возвращении символа, а символы опасны. Это - метафизические вещи, к тому же мы поднимаем пласт людей, которые ненавидели то, что делал Дзержинский, и у них были на то основания. Да, он был туберкулезник, с детьми возился, но мы говорим не о человеке, а о символе. Этот символ может в обществе пробудить такой негатив и такие столкновения!.. Когда придет малограмотное поколение нам на смену, тогда можно будет ставить этот памятник, - скульптор Валерий Перфильев поддержал идею переложить ответственность за реставрацию памятника на потомков, а сейчас от этой идеи отказаться.

- Да зачем вообще этот памятник, кто такой Дзержинский - мало ли у нас исторических лиц, - подал усталый возглас кто-то из членов комиссии с места.

За перенос памятника выступил еще один из гостей заседания - представитель «Общества коренных москвичей», невысокий седобородый мужчина, не представившийся.

- В Париже стоит красивый памятник Дантону. Я только потом узнал, что он - революционер, но памятник ему стоит. А у нас на Лубянке - клумба, и дети, которые туда придут, ничего не увидят. Он должен быть там, - выступил «коренной москвич», впрочем, не изменив мнения большинства членов комиссии.

Точку в споре поставил представитель Москомнаследия Антон Курносов, отметивший, что памятник Дзержинскому является объектом федерального культурного наследия, а в соответствии с федеральными законами, перемещение таких памятников допускается только с разрешения правительства РФ. Оно же такого разрешения не давало. При этом сам памятник находится в собственности Москвы, а Лубянская площадь - в федеральной собственности.

- Так бы сразу и сказали, чего мы тут тогда собирались? - зашумели члены комиссии.

Улыбающийся Лавренов предложил голосовать.

Решение оставить памятник на прежнем месте и не восстанавливать Железного Феликса на Лубянской площади приняли единогласно.

- Вы меня переубедили, - сказала комиссии Васильева.

Воздержался при голосовании только Сергей Андрияка.

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.