Наш эксперт: все готово к тому, чтобы устроить «китайскую систему»

«Слова Путина звучали так, что мы готовы к холодной войне»

Наш эксперт: все готово к тому, чтобы устроить «китайскую систему»

Девяносто процентов соотечественников ликуют по поводу присоединения Крыма к России. Патриотическое воодушевление в первые дни объединения – это нормально. Так было и в начале Первой мировой, столетие которой мы встречаем в этом году. Но что будет дальше? Об этом мы поговорили с председателем партии «Демократический выбор», в прошлом – заместителем министра энергетики РФ Владимиром Миловым.

РИА Новости, Рамиль Ситдиков

«Для западного истеблишемента пройдена красная черта»

- Владимир Станиславович, с трудом представляется, что референдум в Крыму обошелся без Москвы, без Кремля. Так в чем замысел? Кому подается основной сигнал и о чем?

- Мне кажется, на самом деле ничего неожиданного и прорывного Путин в своем послании Федеральному Собранию не сказал. Скорее это фиксация статус кво: мы забрали Крым, и вам с этим придется смириться, поскольку в этом виноваты вы сами и науськиваемые вами прозападные силы на Украине, мы готовы на вашу дружбу, если вы согласитесь на наши права на Крым. Но он упускает несколько принципиальных вещей.

Он считает случившееся эпизодом, который все забудут и просто перевернут страницу. Но я представляю, что об этом думает западный политический истеблишмент. В их представлении пройдена красная черта, и уже невозможно отмотать назад. Думаю, Путин просто этого не понимает, пребывая, как говорила Меркель, в каком-то ином, параллельном мире. А советники не доносят. Наши залихватские комментаторы говорят: да что они могут, успокоятся и проглотят, ну подумаешь, визы введут! Не проглотят. Почему? Они прекрасно понимают, что если сейчас не поменять всю систему отношений с Россией, то Путин будет считать, что может продолжать и дальше, и остается только ждать, что он решит заграбастать потом. И это важнейший момент в дискурсе среди людей, которые реально принимают решения на Западе. Они считают (я сам это от них слышал), что все поменялось, что прощать нельзя, и невозможны действия в режиме прежних прагматичных договоренностей. У меня ощущение, что Путин этого не понял, что он считает западных лидеров такими же, как он сам – просто претворяющимися демократами и борцами за права человека. Мол: ну что вы, пацаны, ну забрал свое, вы же тоже так делаете.

Владимир Милов

РИА Новости/Сергей Пятаков

- Но ведь параллели с Косово очевидны? Об этом и сам Путин постоянно говорит.

- Если разбираться, то ситуация с Косово совершенно, кардинально другая. Во-первых, она связана с тем, что Милошевич в 1989 году отменил конституцию 1974 года, ликвидировав косовскую автономию. Сразу после этого, в 1990-м году, было решение парламента о независимости, в 1990-м – референдум, а в 1991-м – ввод сербских войск. То есть независимость Косова была ответом на достаточно агрессивное поведение Белграда в течение более чем 10 лет. В ситуации с Крымом мы не видим ничего подобного: в Крыму всегда правили силы, которые никогда не имели ничего общего с «западенцами» и «бандеровцами», никого из русских там не прижимали. И хоть впоследствии крымская автономия была подрезана, у Крыма все равно оставалась довольно серьезная политическая самостоятельность. Другими словами, там у власти все время находились те же русские, которых взялся защищать Путин. И никакой особой агрессии со стороны Киева не было. Таким образом, Путин, давайте говорить честно, сделал шаг первым. Одним словом, понимает это Путин или не понимает, но картина в Косово, на которое он постоянно ссылается, была совсем другая. Поэтому его попытка обратиться к Западу, дескать, давайте все обнулим – и ваше поведение, и наше – она не сработает. Случившееся в Крыму очень сильно встревожило западных лидеров, они это никогда не забудут и не простят.

- В речи Путина было многое о гегемонии Запада, прежде всего, военно-политической. Гегемонии несправедливой, высокомерной в отношении интересов России. Разве он не прав?

- А что, гегемония взялась откуда-то из воздуха? Когда закончилась Вторая мировая война, мир четко разделился на две части. В одной части Соединенные Штаты вкладывали огромные миллиарды долларов в восстановление разрушенной Европы, создавали там демократические государства и объединялись с ними в союз, строили успешную рыночную экономику, которая способствовала высокому уровню жизни людей, военной мощи, потому что было на что. С другой стороны, на востоке, был коммунистический концлагерь, который в конце концов рухнул из-за своей тотальной неэффективности. Можно сколько угодно жаловаться на гегемонию, но она объективна. Она вызвана не заговором и психотропными препаратами, которые якобы подсыпались членам Политбюро. Гегемония возникла из того, что Запад полностью выиграл конкуренцию у Советского Союза. Потому что Запад построил в целом более успешную систему, а СССР обанкротился. И когда у нас говорят: нас наказывают за поражение в «холодной войне», – я отвечаю: извините, все усилия в течение десятилетий мы тратили на создание неэффективной системы. Да, мы за это наказаны и наказываемся до сих пор. Но кто несет ответственность – Запад или мы сами, занимавшиеся кошмаром и ерундой? Я соглашусь с тем, что США и НАТО не всегда правильно пользуются своим доминированием. Но другая сторона вопроса состоит в том, что западный образ жизни обеспечивает людям гораздо более приемлемые условия для самореализации во всех смыслах, чем та система, на развал которой Путин жалуется и которую он интуитивно стремится воссоздать.

- Но ведь Путин говорит, что мы были не против слиться с Западом, но столкнулись с пренебрежением, с неуважением наших интересов, нашей цивилизационной природы. С этим, кстати, соглашаются и некоторые западные, даже американские политики, которые признают: Путин вправе разочароваться в Западе.

- Ну давайте снова разбираться. Неуважение – оно в чем? В том, что Соединенные Штаты оказывали колоссальное давление на Украину, Белоруссию и Казахстан в том, чтобы они сдали ядерное оружие? Именно американцы заставили их сделать это.

"Они считают, что прощать нельзя"

РИА Новости/СерГей Гунеев

- А расширение НАТО на восток вопреки первоначальным договоренностям?

- Знаете, у нас гораздо более протяженная граница с Китаем, который имеет к нам очевидные территориальные претензии. Если говорить о крупных державах, последний вооруженный конфликт у нас был не с НАТО (у нас с ним вообще не было вооруженных конфликтов), а с Китаем: остров Даманский, 1969 год. При этом Китай не только колоссальным образом наращивает свой военный потенциал, превосходя нас по некоторым параметрам, но и проводит учения сухопутных войск с отработкой марш-бросков более чем на тысячу километров. Куда, в Казахстан, что ли? НАТО таких учений не проводит. Я готов обсудить угрозу НАТО, но прежде давайте все-таки говорить о Китае, который так хвалит Путин.

« В перспективе десяти лет Крым не будет самодостаточным»

- Владимир Станиславович, вернемся к Крыму, поговорим о его экономике. Крымские власти заявили о национализации «Черноморнефтегаза», то есть добычи углеводородов на черноморском шельфе. Насколько законно это решение и может ли оно опротестовано?

- Это делается по праву сильного. Раз они установили свою власть с помощью российских войск, конечно же, они будут перераспределять собственность. Причем, думаю, что «Черноморнефтегаз» это только начало. И многие, кто в воскресенье голосовал за присоединение к России, скоро с этим столкнутся. Так как путинская Россия – это страна тотального беспредела, в том числе в смысле передела прав на собственность, включая землю: такие сюжеты возникают у нас во множестве каждый день.

Но самый серьезный сюжет не в «железяках». Если рассматривать Украину и Крым как разные государственные образования (в чем раньше не было необходимости), то возникает спор по поводу разграничения эксклюзивной экономической зоны, шельфа, который имеет право разрабатывать страна. Некоторое время назад в этом же кусте, буквально рядом, был спор между Украиной и Румынией, который рассматривался в Международном суде справедливости. Это был тяжелый, долгий спор, который Украина отчасти проиграла. Самое интересное – это нефтяные запасы на шельфе, и здесь (я не хочу расстраивать Путина, хотя не знаю, какие у него планы по дальнейшей военной экспансии) российским властям придется идти на международные договоренности и соблюдать международное право. И честно говоря, я не уверен, что месторождения, которые сейчас разведывает «Черноморнефтегаз», точно отойдут России. Если другой стороне удастся доказать, что они ближе к Одесской области, нежели к Крыму, будет поставлен вопрос: а могут ли крымчане работать в эксклюзивной экономической зоне? И это поважнее, чем национализация Крымом каких-то «железок».

- Уже читал, что европейские компании – Exxon , Eni , Shell – задумались над перспективами своего присутствия на черноморских шельфах. Удастся ли России урегулировать с ними конфликты интересов? Россия выдавит их из Крыма или позволит продолжать проекты?

- Думаю, сейчас будут разные закулисные маневры. У всех этих компаний есть огромный опыт работы с разного рода коррумпированными режимами по всяким спорным вопросам. Было много таких случаев, каждый выкручивается по-своему, заходя в разные кабинеты и заручаясь поддержкой. Будет индивидуальная игра.

Но один из принципиальных вопросов: а нужны ли нам вообще эти компании на шельфе? Возможно, «Газпром» и сам все там разработает, особенно на небольших глубинах. Так что я не считаю, что это какой-то принципиальный вопрос. Главное, повторяю, то, как удастся разделить эти участки. Возможно, в результате кто-то из западных компаний примет российские условия и убедит свои правительства, что можно работать, закрыв глаза.

- Видел такие цифры: в обозримом будущем Крым может добывать до 9 млрд кубометров газа: 2 – себе, остальное – на экспорт. Плюс – не надо перечислять налоги Киеву. Да еще обещанные налоговые послабления от России. Это сделает Крым, по крайней мере, самообеспеченным регионом?

- Черное море, действительно, перспективный район, это факт. В последнее время здесь делали открытия румыны, следующие на очереди – Болгария, Турция и в том числе Крым. Но это похоже на кипрскую историю. Когда в прошлом году у них разразился кризис, они говорили: у нас перспективные запасы – куча триллионов кубометров газа. Это правда, но чтобы приступить к их промышленной разработке, нужно лет десять.

То есть перспективы есть. И этот фактор – что там есть серьезные газовые запасы и они имеют перспективную ценность – сыграл если не решающую, то очень значительную роль в принятии Путиным политических решений по Крыму. Надо понимать, что он руководствуется не только политическим аспектом присоединения Крыма к России, он руководствовался и вопросом присоединения газовых запасов. Но ключевой момент в том, что потребуются огромные затраты на то, чтобы заново создать всю инфраструктуру снабжения Крыма, а он для этого сейчас совершенно не приспособлен. У нас есть опыт очень дорогостоящего строительства электроэнергетики Чечни после войны, но при этом там надо было построить распределительные сети и пару ТЭЦ: магистраль-то была уже подведена. А в случае с Крымом с юга России надо вести специальную линию для снабжения двухмиллионной территории. То есть недостаточно просто бросить кабель через Керченский пролив, там надо полностью, заново создавать всю инфраструктуру, создавать совершенно другую логистику ЛЭП. И это займет долгое время. В общем, в перспективе ближайших десяти лет я не вижу, чтобы Крым был самодостаточным, даже с учетом запаса газа.

"Он руководствуется не только политическим аспектом присоединения Крыма к России, но и вопросом присоединения газовых запасов"

РИА Новости/Сергей Гунеев

- И главное – как туда подбираться: Крым с Россией соединяет только Керченский пролив, по суше – одна сплошная Украина. А у нас через пролив даже моста нет.

- Совершенно верно. Транспортные и энергетические коммуникации – это будет «бутылочное горлышко», с которым придется иметь дело и через которое придется продираться.

- Сторонники объединения с Крымом говорят: только на «Южном потоке» мы сэкономим от 5 до 10 млрд долларов. Но приходилось слышать, что ЮП, по большому счету, ненужен, что существующие газопроводы и так закрывают объемы поставок «Газпрома» в Европу, а они в будущем будут только падать. Да и ЕС приостановил переговоры с Россией по «Южному потоку». Так насколько серьезен этот аргумент?

- Путин и компания никогда не скрывали, что хотят избавиться от украинского транзита и, собственно, для этого строят обходные потоки по Черному морю. Если иметь в виду мощности украинской газотранспортной системы, то наши существующие мощности, действительно, ужасно избыточны. Но без Украины нам не хватает мощностей для транзита.

Но есть еще более серьезное обстоятельство: где, по чьим водам, по чьей эксклюзивной экономической зоне пройдет труба? На сегодня есть договоренность, что она пройдет по Турции. А Турция достаточно жестко высказалась по ситуации с Крымом. И мой прогноз – что в ближайшее время Турция может разорвать соглашения с Россией о том, что она позволяет нам проводить «Южный поток» по ее дну. У нас есть опережающая идея, имея в виду такую реакцию Турции, – передвинуть газопровод в воды Крыма: да, это даже лучше, потому что там воды мельче. Но надо учитывать, что тем европейским участникам и реципиентам «Южного потока», которыми являются европейские компании, наложат политический запрет на участие в этом проекте, чтобы они ни в коем разе не принимали участие в прокладке газопроводов по непризнанной Крымской республике. То есть я бы сказал, что сейчас «Южный поток» сильно повис в воздухе по политическим причинам. Возможно, что он не выберется из этой передряги.

- И мы снова попадаем в зависимость от украинской транзитной системы? При том, что Украина – крупнейший транзитер российского газа.

- Да, сегодня как минимум 60 млрд кубометров газа, предназначенного для дальнего зарубежья, некуда перебросить, даже если считать, что мощности «Северного потока» так и останутся свободными. Но надо учитывать, что Украине невыгодно перекрывать российский транзит, поскольку это очень важная статья доходов для нее, они никогда этого и не делали. В обоих случаях – в 2006-м и в 2009-м – инициатива перекрытия газопровода была нашей. Это мы, под разными предлогами и «соусами», перекрывали вентиль, а не украинцы. И, я считаю, что новая украинская власть, судя по тому, как она себя ведет, явно показывает, что не собирается это делать. А если кто-то собирается, то смотрите на предыдущий опыт: это скорее будет Россия. Но это будет же хуже нам, потому что мы не сможем доставить газ в Европу в нужном объеме.

«Перспектива дальнейшей эскалации никуда не ушла»

- На сегодня Европа на 35% зависит от российской нефти и на 50% от российского газа. Но как быстро она может переключиться на другие источники?

- Уже скоро лето, и это на ближайшие полгода. Летом невозможно оказывать давление: объемы потребления низкие, к тому же есть мощности подземных газохранилищ. То есть в ближайшие полгода у нас не будет возможности использовать этот аргумент. Это значит, что у Европы есть время перестроиться. Это первое. Во-вторых, у Западной Европы есть колоссальный выбор поставщиков – прежде всего в связи с развитием инфраструктуры по приему сжиженного газа. Катар поставит дополнительные объемы – вот и все.

Другой вопрос – рынок Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы, который реально сидит на нашей «трубе» – это Словакия, Венгрия, Балканы и так далее. Но, во-первых, не думаю, что забота об этих странах будет какой-то особой головной болью для Германии и Франции, определяющих всю жизнь Евросоюза, они решат этот вопрос. Во-вторых, (это можно видеть на примере Польши и Чехии, той же Германии и даже Украины), испытывая большую зависимость от России по газу, они переходят на уголь, это крупные угледобывающие страны. То есть, если говорить о каких-то кризисных сценариях, о перекрытии российской «трубы», то они решат эту проблему.

"Поскольку Путин активный человек, который не сидит и не ждет, а действует, это говорит, что мы хотим свергнуть эту власть"

РИА Новости/Григорий Василенко

- Наши эксперты бодро прогнозируют: откажется Европа – переключимся на Китай. Но ведь на него уже работают полмира. Оправдается расчет российской стороны?

- У нас основные объемы газа добываются в Западной Сибири, ориентированной на Европу. А переговоры с Китаем по поставкам газа из Западной Сибири через Алтай в западную часть Китая, в Уйгурский район, прекратились, потому что это экономически нецелесообразно. Сейчас с Китаем ведутся переговоры только по восточному маршруту, по поставкам газа с Сахалина и из Якутии (это одна из новых идей «Газпрома»). Технически обоснованных идей и проектов по переброске западносибирского газа просто нет – это будет слишком долго и слишком дорого: вся наша газотранспортная инфраструктура исторически развивалась в ином направлении. Это просто невозможно. Путин подписал меморандум о маршруте через Алтай восемь лет назад, но его нет, он, можно сказать, похоронен.

- Итак: Европе мы не очень-то и нужны, с Китаем – проблемы. И как руководство нашей страны будет отыгрывать эту ситуацию?

- Честно говоря, я не знаю. У меня были ощущения, что Россия может начать вторжение в восточные регионы Украины. Но пока Путин зафиксировал ситуацию: есть то, что есть – отобрали Крым, и давайте простим друг друга и двинемся дальше, вот смысл его речи перед Федеральным Собранием. Но перспектива дальнейшей эскалации никуда не ушла, ведь Путин подтвердил, что киевскую власть он считает нелегитимной, пришедшей к власти в результате госпереворота. А поскольку Путин такой активный человек, который не сидит и не ждет, а действует, это говорит, в общем-то, что мы хотим свергнуть эту власть. И тут – куда выведет результирующая, что мы хотим делать с Украиной: хочет ли он остановится на Крыме или хочет окончательного решения «киевского вопроса» – это пока на данный момент непонятно.

«Ура-патриотическая истерия долго не продлится»

- Я обратил внимание на несколько последних новостей: минфин прекращает закупать доллары для Резервного фонда, он же подготовил драконовский законопроект по борьбе с оффшорами, начинается модернизация Черноморского флота. Что это значит – подготовка к изоляционизму и автаркии?

- Не секрет, что российская власть имеет в виду определенную степень изоляции. Путин дал понять, что он предлагает некий выход, чтобы не доводить до этого. Но, с другой стороны, его слова звучали так, что, в принципе, мы готовы к новой «холодной войне». И то, что они рассматривают перспективу большей экономической изоляции, – это факт.

"Нам надо запускать Евразийский экономический союз, и это потребует от России ежегодно 30 млрд долларов субсидий, это просто жесть"

РИА Новости/Алексей Никольский

- Тогда каковыми могут быть внутриполитические последствия?

- Думаю, что ура-патриотическая истерия долго не продлится. Повседневная жизнь все равно довольно скоро вернется на первый план. Прежде всего потому, что у нас экономическая ситуация ухудшается и без Украины. А сейчас она будет намного хуже: будет утекать капитал, дорожать кредиты и так далее. Думаю, что люди, которые сейчас поют гимны и пускают слезы, придут к ситуации разбитого корыта. Тем более что и Крым потребует денег.

А главное, по словам замминистра финансов Шаталова, нам с января будущего года надо запускать Евразийский экономический союз с Белоруссией и Казахстаном, и это потребует от России ежегодно 30 млрд долларов субсидий. Это просто жесть, это каждый год – по олимпиаде в Сочи, грубо говоря. И он сказал, что это будет компенсироваться повышением налогов в России. Так что, я думаю, скоро экономика преподаст Путину хороший урок розгами. И что касается его политических рейтингов, вскоре все вернется на свои места.

Единственный вопрос, который мне не очень понятен, – как власти будут действовать в отношении оппозиции. Сейчас такой момент, когда они уже перестали стесняться и оглядываться. Они могут все прижать и вместо системы полувыборов и полудемократии устроить китайскую систему, когда все должны слушать то, что сказала партия. Но то, что недовольство населения в ближайшее время вернется, это объективный факт, который никаким Крымом не замазать.

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Россия
Москвичка намеренно заразила свою семью коронавирусом и умерла
Россия
В Турции арестована группа россиян за шпионаж и подготовку нападений на чеченцев
Россия
Минцифры предложил разрешить государственным СМИ не сообщать об иностранном финансировании
Россия
Росгвардию могут привлечь к проверке QR-кодов в торговых центрах
Россия
МВД: Собчак отказалась подписывать документ о неразглашении хода расследования ДТП
Россия
Экс-юриста ФБК Любовь Соболь объявили в розыск
Россия
Скончался ведущий телеканала «Дождь» Дмитрий Казнин
Россия
В Москве бизнесмены похитили около 30 исторических усадеб и особняков
Россия
Ключевой свидетель по делу «Омбудсмена полиции» Воронцова отказался от показаний
Россия
«Новая газета» попросила Дурова остановить атаку ботов на свой телеграм-канал
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.