Доллар
Евро

«Баков подал на Росселя в суд» – «Очень смешно»

Диалог Антона Бакова и писателя Алексея Иванова. ФОТО

Книга Алексея Иванова «Ёбург», вышедшая в апреле и описывающая Екатеринбург 90-х и «нулевых» годов, мгновенно стала бестселлером: первый тираж «Ёбурга» Алексея Иванова, 15 тысяч экземпляров, был распродан за неделю. В то же время у многих книга, еще только после публикации отдельных глав, вызвала недовольство. «Пару раз звонили политики, опасаясь необъективных оценок. Писали уже отсидевшие киллеры и очень аргументировано рассказывали Иванову, как все было в реале, пришлось даже вносить изменения в уже готовую верстку», – рассказывала продюсер Иванова Юлия Зайцева. Антон Баков, ставший одним из центральных персонажей «Ёбурга», недавно прочитал книгу и решил высказать писателю свое мнение о ней, а также представил свою версию некоторых событий.

На своей странице в Facebook Антон Алексеевич написал «письмо замечательному писателю Алексею Иванову». Как пишет Баков, книга «Ёбург» ему очень понравилась, проект имеет право на существование и все шансы на успех. «Первоисточник – городские слухи, но Ваши интеллигентный язык и академическая доброжелательность и, разумеется, писательский талант превратили злопыхания домохозяек в настоящее чудо. Вам удалось перевести птичий клекот сплетен в литературное произведение». Как пишет Баков, неточности в книге – одно из ее достоинств. «Екатеринбург достоин не только многовариантного будущего, но и легендарного многовариантного прошлого». Тем не менее, многие эпизоды «Ёбурга» Баков прокомментировал по-своему. Znak.com, с согласия Антона Бакова, взял на себя труд несколько упорядочить его заметки и соотнести их с соответствующими фразами из книги Иванова. Получилось нечто вроде диалога автора и его героя.

Иванов: «Обкомовские «Волги» грузно катили на дачи за заборами Малого Истока, а отвязные студенты и ПТУшники на трамваях гоняли на пляж у ВИЗа, Верх-Исетского завода, где на фоне циклопических заводских градирен смелые девчонки загорали топлесс» (о жизни в Свердловске в 1980-е).

Баков: «”Топлесс” – слово из 90-х, в 80-е его не знали даже выпускницы иняза, да и обнажались неэксгибиционисты только на заросших кустами укромных визовских островах, в основном, те, у кого не было с собой купальников или плавок».

Иванов: «Знали завод «Уральские самоцветы», который производил недорогую ювелирку с камешками – она радовала не столько глаза, сколько патриотические чувства» (о жизни в Свердловске в 1980-е).

Баков: Ювелирка называлась «Русские самоцветы».

Иванов: «При Ельцине в Свердловске расцвели или были созданы с нуля несколько общественных феноменов […] Сообщество Свердловского МЖК и сообщество клуба «Каравелла» оказались социально успешны, потому что открыли себя идеалам, реабилитировали ценность коллективизма. А сообщество любителей фантастики и сообщество Свердловского рок-клуба оказались социально успешны, потому что открыли себя миру» (о городской жизни до 1985-го года).

Баков: Я бы добавил еще феномен свердловских стройотрядов, в отличие от других городов, у нас была создана особая субкультура, еще ждущая своих исследователей.

Иванов: «СССР угасал […] Бастовали шахтеры. Появилась безработица. Заводы и фабрики грезили о хозрасчете – он казался панацеей».

Баков: Забастовки шахтеров и вообще забастовки в СССР начались именно у нас в области, в Североуральске на СУБРе.

Иванов: «В закрытом городе Свердловске не могли появиться радикальные демократы, подобные столичным, – «демшиза», как их назовут позже. Ожидание гражданских реформ в оборонном городе порождало клубы управляемых интеллектуалов вроде «Городской трибуны» Геннадия Бурбулиса». (О перестроечных временах в Свердловске).

Геннадий Бурбулис

Баков: «Городской трибуны» не было, была Дискуссионная. В Доме культуры железнодорожников – ДКЖ. Сам Бурбулис был преподавателем научного коммунизма в институте повышения квалификации Минцветмета.

Иванов: «Неформальные политические активисты Свердловская собрались на митинг […] чтобы потребовать объяснений от самого первого секретаря обкома! Секретарем был Юрий Петров, инженер и партаппаратчик, почти ровесник Ельцина. Петров возглавлял область с 1985 года: он сменил Ельцина на этом посту, но поддерживал ельцинскую линию».

Баков: Петров был дикий бабник, да и вообще неплохой мэн.

Иванов: «Скандал вспыхнул 11 декабря: милиция разогнала митинг, посвященный 40-летию Всеобщей декларации прав человека. Многих участников того митинга арестовали, но активиста Сергея Кузнецова упекли надолго»

Баков: Митинг проводил «Демократический союз» Валерии Новодворской – первая открыто провозгласившая себя оппозиционная политическая партия в СССР, основанная 8 мая 1988 года группой советских диссидентов и правозащитников. Там было 10-15 человек, всех повязали, но им шили только «административку», поэтому пока судья бастовал, у всех протоколы из-за ограниченного срока годности превратились в тыкву. Кроме огромного высоченного архитектора Сергея Кузнецова, которому шили сопротивление милиции.

Сергей Кузнецов

Иванов: «Кроме Кузнецова у города появился и другой герой – прокурор Леонид Кудрин. По слухам, он ушел в грузчики, не желая подчиняться «телефонному праву». В начале 1989 года, когда страна выбирала народных депутатов СССР, в Свердловске шумели митинги, требующие избрать Кудрина депутатом».

Баков: Кузнецова не осудил судья Ленинского райсуда Леонид Сергеевич Кудрин, положивший за это партбилет и ставший грузчиком, но осудил на 2 года за сопротивление милиции судья Кировского райсуда Сергей Мамаев. На зоне Кузнецов вел себя дерзко. Постоянно объявлял политические голодовки. Поэтому и вышел досрочно. На волне антипартийных настроений в марте 1989 грузчик по разовым работам и бывший судья Кудрин был избран по Свердловскому национально-территориальному округу № 25 нардепом СССР, выиграв у коммуниста академика Геннадия Месяца. В настоящее время он – адвокат, работает в Москве.

Это был мой дебют в политике. Я командовал одним из штабов Кудрина, обеспечил его бежевым «Москвичом» с треснувшим лобовым стеклом и молчаливым шофером Костей, с которым они объехали всю область, и горой листовок. Разумеется, черно-белых.

Иванов: «По самодельным трафаретам активисты писали на домах дореволюционные названия улиц, а ортодоксы по ночам сцарапывали эти надписи. Из парка Павлика Морозова куда-то исчез памятник Павлику». ( о перестроечных временах в Свердловске).

Баков: Старые названия улиц по согласованию с горсоветом надписывал лично мой друг и учитель – краевед-писатель Всеволод Михайлович Слукин, как-то я сам встретил его с ведерком краски и трафаретом.

Хотя инициатор переименований улиц в Екатеринбурге – конечно, я. 5 марта 1988-го года мы с бывшим одноклассником Женей Зеленко, стремянкой и монтировкой, демонтировали все таблички с «ул. Жданова». Через полгода власти повесили таблички «Мельковская улица».

Парк Павлика Морозова тоже был на балансе у меня как у директора туристско-экскурсионного агентства «Малахит» (с 1989-го по 1993-й год). Сначала памятник Морозову в парке свалили с низкого постамента, и я велел его складировать в дворницкой, оттуда его украли либо коллекционеры, либо сборщики цветмета. 30 апреля 2014 года на этом месте воздвигли памятник «Какающей собаке». Его тоже сперли, судьба такая у места.

Иванов: «В сумасшедшие годы реформ активист Сергей Кузнецов станет журналистом, корреспондентом радио «Свобода», но «демшиза» перестройки нагонит его и все равно нахлобучит [...] Кузнецов будет прозябать».

Баков: У меня сложные отношения с Серегой Кузнецовым, но насчет «прозябания». Конформист [Иннокентий] Шеремет, что ли больше «процвел»? У «Кузи» – высоченная молодая жена Ольга, чемпионка РФ по подводному плаванию, и 4-хмесячный сын Мишутка.

Иванов: «Горком понял, что этих мазил-антисоветчиков придется терпеть еще долго, а потому решил с осени выгородить им вольер – и отдал помещения в доме №11 на проспекте Ленина. По городской легенде, в старину здесь располагалась почтовая станция. В сентябре 1987 года на «Станции вольных почт» открыли уже третий вернисаж нонконформистов» (о выставках андеграунда).

Баков: Выставку на Ленина, 11-а сожгли вместе с домом в 1990-м году, здание отдали сначала Союзу композиторов, а потом мне (турагентству «Малахит»), мы его восстановили и перепродали в 1993-м права аренды (так как это было еще до приватизации памятников истории). Теперь на месте моего директорского стола установлен алтарь церкви Святого Пантелеймона.

Иванов: «Выбирая председателя, депутаты ругались целую неделю. Остановились на кандидатуре Юрия Самарина. Самарину был 41 год. Самарин был морским инженером и военным представителем Балфлота на заводе имени Калинина» (о городском совета в 1990-м году).

Баков: Самарин был кавторангом (капитаном второго ранга – прим.ред.) и военпредом, то есть принимал военную продукцию ЗИКа, разумеется, не только для Балтики. Балтфлот здесь неуместен. Кстати, директор ЗИКа (Александр) Тизяков – член ГКЧП (Тизяков как член ГКЧП был осужден за измену Родине, освобожден по амнистии в январе 1993-го года – прим. ред.) Тут какое-то равновесие?

Иванов: «Горсовет ломал голову, как же ему спасти город. 1 января 1990 года область перешла на хозрасчет, и горсовет тоже решил перевести город на хозрасчет. Но для этого требовалось вырвать городскую собственность из лап области […] И горсовет сцепился с областью».

Баков: Противостояние города и области было всегда, еще пермский царский губернатор снимал и сажал в тюрьму нашего лучшего мэра Симанова (Илья Симанов – купец и городской голова Екатеринбурга с 1884 по 1894 годы – прим.ред.). Сталин в тяжелые военные годы был вынужден «замкнуть» крупные города прямо на Москву: по указу президиума Верховного Совета СССР 23 апреля 1943 года Свердловск преобразован в город республиканского подчинения. 3 июня 1958 года Свердловск утратил статус города республиканского подчинения и вновь стал городом областного подчинения. 15 лет мы были независимы от области. До сих пор в почтовом адресе и прописке область гордо не пишем.

Иванов: «Горсовет в яростной борьбе с горисполкомом дошел до белого каления и потребовал от федеральной власти самостоятельности Свердловска как субъекта Федерации!».

Баков: Статус города – субъекта Федерации и ныне актуален, особенно, когда его дали Севастополю с населением 345 тыс. человек. 5 декабря 2013 года мэр Евгений Ройзман выступил за статус города федерального значения для Екатеринбурга.

Иванов: «По ходу работы в турагентстве Баков […] вовлек в дело абитуриента МГУ Дмитрия Каменщика. Когда-то Баков и Каменщик учились в одной школе, только Каменщик был на три класса младше. Сотрудничество показалось Бакову выгодным, потому что отец Каменщика был большим милицейским чином и мог помочь инвестициями. Он и помог. По слухам. Каменщик-старший взял деньги у зарождающейся тогда ОПГ «Уралмаш». На эти средства молодые коммерсы преобразовали свои кооперативы в компанию ”Ист Лайн”» (о бизнесмене Антоне Бакове).

Баков: Каменщик слишком долго учился. Он служил в армии, где-то еще «барагозил». Поэтому, когда я, директор с 2-х летним стажем, старше его на 2 года, встретил его году в 1990-м в самолете Москва-Свердловск, он был студентом 1-го курса философского факультета МГУ. Мент – просто однофамилец, кредиты ОПС – вранье, родителей Камня я никогда не видел, но моя жена любит вспоминать, что у него не было даже 1 рубля на такси. Взял я на работу тогда сразу несколько московских студентов, чтобы они обслуживали польский туристский транзит в Индию и Южную Корею в Москве. Тут он и сделал карьеру. «Ист Лайн» поднялась на деньги главного акционера – Новоуфимского Нефтеперерабатывающего завода, кстати, их вклад мы им вернули до копеечки.

Иванов: «Пачки новеньких франков будут ждать в сейфах банка целый год. Потом этот капитал заберет себе бизнесмен Александр Назаров, председатель правления ТОО «Уральский рынок». Франки принадлежали ТОО, а ТОО принадлежало Бакову, Баков и вернул себе кассу» (об Антоне Бакове и уральских франках).

Уральские франки

Баков: На франках подписи моих сотрудников Саши Назарова и Геры Пономарева, но никогда Назаров франки не забирал, они хранились у меня до 1997-го года. Я обещал ему подарить только числившуюся на том же ТОО газету объявлений «Быстрый курьер», потом она досталась моему другому сотруднику, моему бывшему однокласснику Андрею Шишиморову.

Иванов: «Он (Баков – прим. ред.) догадался, как создать собственный оффшор из ЗАТО «Уральский» (гениально!), потому что военный городок имеет собственные юридические права».

Баков: Офшор в ЗАТО «Уральский» работал в 1997-2003 годах, до скандала с «ЮКОСом», когда начали менять законодательство.

Иванов: «Неистового Бакова никто не тормозил. В 1992-м году его охватил пламень очередной идеи – Мансийской республики. […] Он выбил из казны деньги на проведение Конгресса культуры манси, который внезапно оказался Учредительным конгрессом народа манси, и от лица этого конгресса бомбардировал правительство проектами создания Мансийской республики. Ну, взять самые нефтеносные территории да и сделать их полноправным субъектом Федерации. Президентом можно поставить самого Бакова, потому что с 1993-го года по национальности он превратился в манси» (об идее уральской суверенности).

Баков: На самом деле был Мансийский Автономный Округ Свердловской области. Конгресс завизировал и Эдуард Россель, хоть я его еще не знал, и еще чиновников 20. Просто эти люди знали, что машиностроению и Свердловской области – «крандец», нефть бы пригодилась. Борис Ельцин решил иначе. Впрочем, название «Мансийская республика», придуманное врагами, уже вошло в историю, не перепишешь. Что касается денег на Конгресс, то они были, конечно, мои, а не казенные. Национальность я не менял – это смешная байка.

Иванов: «Эдуард Россель, глава Свердловской области, подсчитал: республикой быть выгоднее. Республика сама формирует свой бюджет и не столь жестко зависит от Москвы. […] Мудрый и предусмотрительный Россель «зашел на статус» издалека» (об Уральской республике Эдуарда Росселя).

Борис Ельцин, Эдуард Россель, Аркадий Чернецкий и Виталий Машков

Баков: «Мудрый» Россель пугал Москву сепаратистами, которым надо идти на уступки, а местным врал, что имеет тайное задание от Ельцина пугать националов Уральской республикой... А провалилась Уральская республика из-за того, что ни один человек не вышел ее защищать, даже митингов не было. Населению забыли рассказать про этот проект, это была чисто чиновничья забава. Я тогда в Екатеринбурге, увы, не жил. Работал в Москве.

Иванов: «Верховная власть растерялась. На дерзкий манифест первым отреагировал заместитель председателя правительства Сергей Шахрай. Он озлобленно заявил, что никакой Уральской республики нет, и Росселя во власти тоже скоро не будет».

Баков: Про роль «всемогущего» Шахрая Россель придумал байку, чтобы прикрыть тот факт, что решение о его снятии принял один человек – Ельцин. Просто Ельцина все боялись после расстрела Белого дома, а «ботана» Шахрая нет. Потом Россель придумает байку, что, дескать, дарил Шахраю конституцию Уральской Республики, а тот ее не читал. Полное вранье!

Иванов: «27 октября Свердловский областной совет успел принять Конституцию Уральской республики».

Баков: Конституция Уральской республики была написана очень небрежно, на базе одного из проектов новой Конституции РФ 1993-го года. Потом пришлось очень многое переделывать для Устава области, в том числе, мне.

Иванов: «5 ноября в интервью «Вечерке» Россель с облегчением сообщил, что президент России одобрил Уральскую республику. [... ] И вдруг 9 ноября в администрации Росселя разом замолчали все телефоны. 10 ноября по телевизору диктор строго зачитал указ президента России о том, что Эдуард Россель отстранен от занимаемой должности».

Баков: Именно за вранье об одобрении Уральской республики Ельциным Росселя и сняли. Помощник Ельцина Виктор Илюшин положил газетку с росселевским интервью на стол шефа, а тот понял, что Россель ударил его в спину. Илюшин терпеть не мог Росселя, еще со времен тагильской молодости, когда был подчиненным Росселя на стройке.

Иванов: «22 ноября 1993 года в зале Дома кино собрались руководители предприятий и учреждений, которые желали победы Росселя в борьбе за власть, и объявили о создании общественного движения «Преображение Урала». Лидером, конечно, назвали Росселя […] организатором движения стал соратник Росселя Алексей Воробьев […] А политкоординатором «Преображения Урала» стал вездесущий Антон Баков. [...] Печатным органом преображенцев стала газета «Республика», которую возглавила журналист Наталья Пономарева» (о движении в «Преображение Урала»).

Антон Баков и Эдуард Россель, фото - Владимир Якубов

Баков: Я пришел в «Преображение Урала» в 1994-м, уже депутатом. Газету «Республика» издавал и финансировал я, первым редактором был Вадим Дубичев.

Иванов: «Потом враги Росселя, различные политологи и конспирологи, рыцари плаща и кинжала, шила и мыла, объявят «Преображение Урала» сразу и «Уральской республикой в подполье», и мафией Росселя».

Баков: «Преображение Урала» было учреждено центровыми. Уралмаш сначала ориентировался на Страхова (Алексей Страхов – глава администрации Свердловской области в 1994-1995-м годах – прим. ред.), потом пытался создать свой Общественно-Политический Союз «Уралмаш», потом, много лет спустя, «лег» под Росселя. Из учредителей «Преображения Урала» ни у кого не сложилось: убит Владимир Климентьев (Клим), каратист – чемпион по киокушинкай, занимался автозаправками, Женька Миропольский сидит в тюрьме, а его жена Лариса – в бегах, Леня Григорчук повесился, Андрей Иванов умер в нищете.

Иванов: «Это были годы бесконечных и почти безумных выборов. Выбирали все время, выбирали всех. Выбирали президента России, потом выбирали губернаторов и мэров [...] На выборы выбрасывали огромные деньги» (о всеобщих выборах).

Баков: Тогда губернаторов и мэров не выбирали, именно за выборы мы и боролись в облдуме в 1994-1995 годов, но сначала надо было избраться депутатом. Выборы тогда денег вообще не стоили. Я еще вообще не умел выступать, тем более перед камерой, но арендовал «уазик» и объехал свой огромный 4-хмандатный Серовский округ от Нижнего Тагила до Ивделя, клея везде черно-белые объявления о встречах с Баковым и (Александром) Бурковым, при этом Бурков просидел все выборы в Москве. На встречи, слава Богу, никто не приходил, но в наглядной агитации со мной конкурировали только «куплю волосы» («Куплю волосы» – популярное объявление и по сей день его изредка можно встретить на заборах или остановках общественного транспорта – прим. ред.). «Дня тишины» еще не придумали, так что утром в субботу 9 апреля 1994-го года шикарный москвич Бурков приплыл на свою первую встречу с избирателями в Бажовскую комнату ДК метзавода в Серове. Никто не пришел, и сердобольная дама из дворца посоветовала нам подождать до 12 часов, когда люди придут на выступление знаменитого кота Сосискина. Оскорбленный в лучших чувствах Бурков отбыл и даже дразнил меня котом Сосискиным, пока не проснулся депутатом.

Иванов: «Весной 1994 Россель пошел в областную думу […] В думе тогда заседало 27 человек. За Росселем была сила – движение ”Преображение Урала” […] 28 апреля дума выбирала председателя. 19 человек проголосовали за Росселя, а депутат Аркадий Чернецкий проголосовал против. Область возглавлял Алексей Страхов...».

Баков: В облдуме было 28 депутатов, кроме Росселя от «Преображения Урала» прошли двое: (Игорь) Мишин и (Сергей) Дубинкин. Мы с (Александром) Бурковым представляли шахраевскую ПРЕС (Партия российского единства и согласия – прим.ред.), познакомились с Росселем только после выборов и голосовали за него как за председателя Думы, потому что (Алексей) Страхов поленился провести переговоры с нами.

Иванов: «После голосования Россель пошагал в Белый дом и поднялся на 15-й этаж, в расположение главы области. Страхов заперся в кабинете, и Россель выбил дверь – да, выбил дверь плечом! Он вошел и представился: председатель областной думы. И тут Алексею Страхову стало понятно, кто его победит».

Алексей Страхов

Баков: Легенда о выбитой двери рождалась у меня на глазах. В первом варианте байки секретарша Страхова ушла на обед, а Россель просто вошел без звонка в свой бывший кабинет, но каждая следующая версия была героичней предыдущей. […] Выборы губернаторов только что (менее полугода назад) были запрещены, и Страхову даже в страшном сне не могло привидеться, что Ельцин его предаст, и через 15 месяцев ему придется идти на выборы. Поэтому он и позволил избраться Росселю председателем думы, чтобы тот меньше бегал по Москве, а перекладывал пустые бумажки в Екатеринбурге.

Иванов: «Через семь месяцев Россель и его облдума приняли новый Устав области, почти повторяющий Конституцию Уральской республики [...] Страхов дважды запрещал публикацию этого документа в «Областной газете», поскольку с момента обнародования устав считается введенным в действие».

Баков: Принимали Устав области тяжело, битва шла за каждую строчку. Как председатель комитета по законодательству я [...] возил Устав на согласования в Москву, и только когда мой друг – начальник Государственного правового управления президента Руслан Орехов согласовал окончательный текст, мы сломили сопротивление администрации и приняли документ. После этого у всех началась истерика. Хотя право согласования назначения первых выборов губернатора в Уставе отдавалось президенту, сами полученные согласования из Москвы говорили, что Россель постепенно выходит из опалы. Мы с (Анатолием) Гайдой уговорили Росселя срочно публиковать текст Устава без подписи Страхова, потому что (Виктор) Илюшин дул в уши Ельцину, и согласование Москвы у нас могли отозвать в любой момент. За нашу публикацию сняли редактора «Областной газеты» Юрия Глазкова, потом, кстати, Россель его никак не вознаградил, и он обиделся и работал против команды Росселя. Но страховцы не дожали, и Страхову пришлось опубликовать устав второй раз уже официально.

Иванов: «На таком фоне выборы губернатора не казались чем-то значительным, хотя Россия за три века своей имперской истории никогда не выбирала региональных лидеров демократическим путем. И только Россель понимал, насколько это важно» (про выборы Росселя, позиционируемые как первые губернаторские выборы в России).

Баков: Выборы губернатора прошли в Челябинской области еще в 1993 году, правда, (Петру) Сумину тогда не дали вступить в должность. Кстати, «всесильный» Шахрай требовал признать те выборы, а не получилось. Правда, потом Петр Иванович все равно избрался губернатором. В апреле 1993 года, раньше, чем у нас, были также выбраны губернаторы Красноярского края, Амурской, Брянской и Пензенской области, все они вступили в должность.

Иванов: «Алексей Страхов подал в областной суд иск о признании росселевского закона о выборах недействительным. [...] И Россель пошел на крайнюю меру. Он обратился в Конституционный суд».

Баков: Про Конституционный суд – очередная байка Росселя, да и майский указ президента не назначал выборы губернатора и вообще был написан крайне расплывчато. Поэтому выборы с боем назначила облдума, а Страхов опротестовал назначение в суде. Я лично был одним из представителей областной думы в Верховном суде и просидел в Москве чуть ли не до конца июля, пока рассматривался иск обладминистрации против нас. Страхов пытался отменить и выборы губернатора, и выборы мэров городов. Выборы мэров Верховный суд отменил (решил, что их должны назначить органы местного самоуправления), а вот губернаторские выборы оставил в силе, и они состоялись в августе 1995-го. Опала Росселя продлилась всего 22 месяца.

Председатель облдумы Вячеслав Сурганов надевает на Росселя губернаторскую цепь

Иванов: «У Росселя была шикарная дача в Малом Истоке, а у Страхова – так, шесть соток и щитовой домик. Команда Росселя притащила фотки каких-то роскошных апартаментов и завопила, что вот она, дача Страхова» (о предвыборной борьбе между Эдуардом Росселем и Алексеем Страховым на губернаторских выборах 1995-го года).

Баков: Коттедж Страхову построил «Уралтрансгаз». Это был вполне значительный по тем временам домище, и я даже приехал на дебаты с кирпичом с этой дачи для наглядности. Другое дело, что Росселю показалось, что страховская вилла маловата, и нам пришлось ставить в листовки более веселые картинки.

Иванов: «Команда Росселя неутомимо растолковывала электорату, ради чего Россель идет во власть. Газеты перепечатывали обстоятельную статью ”Восемь наивных вопросов об Эдуарде Росселе ”».

Баков: Статью «Восемь наивных вопросов об Эдуарде Росселе» написал я для «Республики». Кстати, тогда же мы с (Александром) Левиным придумали каноническую биографию Росселя. Основная проблема была с хронологией жизни Росселя. Помню, с каким трудом я уговорил Росселя отказаться от родства с французским генералом Росселем времен Парижской коммуны, о котором он вычитал в Большой Советской Энциклопедии. Предложил ему выбрать между Росселем и Екатериной Великой. После долгих колебаний Россель выбрал Екатерину.

Иванов: «В финале агиткомпании московская команда Страхова сравнила Росселя с Дудаевым, прокатила по телевидению ролик с музыкой, под которую в фильме «Александр Невский» злобно утопают немецкие псы-рыцари, и тоже пошла ко дну».

Баков: Ролик про Ледовое побоище сделали мы, майцы, позже в 1999-м году. Там еще фраза была: «А где немец? Да весь под лед ушел».

Иванов: «Чернецкий не сомневался в победе и даже запретил расклеивать агитационные листовки: не надо мусорить. И тут в предвыборную кампанию вломился Антон Баков. В то время он был молодым волком из команды Росселя, однако Россель не просил его набрасываться на Чернецкого» (о выборах мэра Екатеринбурга 1995 года).

Баков: Безусловно, Россель хотел, чтобы Чернецкому намяли бока, он был бешено раздражен двухлетним противостоянием с депутатом Чернецким в облдуме и тем, что Чернецкий не присягнул ему после победы на выборах губернатора. [...] Россель очень жалел, что 3 года назад продавил кандидатуру Чернецкого в мэры. [...] Другое дело, что сильных кандидатов у Росселя не было, и он отправил меня в 29 лет «помурыжить» Чернецкого, дав мне огромную пачку компромата на мэра, которую я отказался использовать. Несмотря на выдвижение от «Преображения Урала» Россель не соизволил агитировать за меня, например, собрать директоров или записать ролик в мою поддержку. Я остался почти один на один с огромной машиной городской администрации. […] В 1995-м после моего относительного успеха на выборах мэра (Баков занял второе место – прим. ред.) во мне стали видеть угрозу. Плюс деньги и московские связи. Росселю рассказали, что я пьянствовал в Германии и кричал, что я – будущий губернатор, хотя я не был ни в какой Германии. Меня лишили полномочий, как заместителя председателя облдумы, оставив только место в президиуме. Отстранили от реальной работы в «Преображении Урала». Росселя я видел только по телевизору.

Иванов: «Артисты екатеринбургских театров без смущения снимались в роликах противоборствующих партий. ЛДПР сперла у НДНГ все призывы проекта «Кроме нас – некому!». Королевой кампании стала милая «заводская девчонка Танюшка» в рабочем комбинезоне и в косынке: она агитировала за ”Промышленный союз ”» (о выборах 1998-го года).

Баков: Лучший плакат был, где «Танюшка» растягивала глазки с лозунгом: «Будем жить, как в Японии». «Промышленный союз» – был моей партией. Мы набрали чуть больше 6 %. И я начал придумывать «Май».

Иванов: «Чернецкий шел в атаку, Россель укреплял оборону, сгущались тучи великого побоища [...] Но вдруг на ратном поле обнаружилось еще одно войско – лихая шатия-братия Антона Бакова. Баков рассудил: ему надо напасть на Чернецкого» (об Антоне Бакове и движении «Май»).

Аркадий Чернецкий

Баков: На Чернецкого я не нападал ни в 1995-м году на выборах мэра, ни в 1999-м на выборах губернатора. На фиг это было мне надо? В 1999-м году я хотел улучшить представительство в облдуме с 1 мандата «Промышленного союза» до 3-4-х. Подыгрывать Росселю я не собирался. […] В «социальном фантоме» Май было 60 тыс. членов в одной области. В 1999-м мы набрали больше, чем росселевское «Преображение Отечества» на выборах в Госдуму.

Иванов: «”Май” двигал во власть своих кандидатов. Причем мог и согрешить, устроив ”карусель”».

Баков: У нас и без карусели было неплохо, зачем мараться?

Иванов: «Команда Росселя принялась выкуривать бюджетников. Рядом с их лагерем росселевцы поставили еще две палатки и заселили в них полтора десятка бомжей, собранных на вокзалах. Бомжам дали водки и научили кричать: «Мы за Буркова!» [...] Бюджетники, хоть и сконфуженные, все-таки держались, не отступали. Тогда ночью приехала ассенизаторская машина и, даже не бибикнув, скачала на лужайку с палатками содержимое цистерны. Утром опозоренные протестанты собрали манатки и разъехались по домам» (о выборах губернатора и мэра в 1999-м году).

Баков: Бомжей в палаточный городок привезли, сняли на камеру ТАУ и трусливо разбежались вместе с бомжами. Мы никого не поймали, увы. Про слив ассенизаторской машины – бред. Кого бы опозорила машина говна, вылитая у Белого дома: нищих учителок из Тавды, у которых была задержка по зарплате 4 месяца, или хозяина Белого дома Росселя, который в обход областного бюджета за спиной вчерашних соратников-депутатов получил в «Гута-банке» 20 млн кредитных долларов на строительство резиденции? […] Россель ни разу не вышел к протестующим дамам из палаточного городка и месяц пробирался в свой кабинет через склад в столовой цокольного этажа Белого дома.

Иванов: «Баков подал на Росселя в суд: потребовал аннулировать результаты выборов, потому что деньги на выборы Россель получал от иностранных компаний. Это был удар под дых, так как Росселя и вправду спонсировали крупные промышленники, а их предприятия входили в транснациональные холдинги. То есть формально могли считаться иностранными».

Баков: Очень смешно, но Росселя всегда можно было снять с выборов: в 1999 – иностранное финансирование, в 2003 – занижение площади коттеджа и факсимиле вместо росселевской подписи на 3 тыс. подписных листов. Но суд всегда не снимал. Как удивительно.

Иванов: «А Баков все-таки потеряет Серовский завод. В 2000-м году власть вызволит из узилища жестокого рейдера Павла Федулева, и Федулев захватит СМЗ. Весь 2000-й год будут бушевать промышленные войны: боевики Федулева и майцы Бакова будут драться друг с другом в Серове, в Качканаре, и в Ёбурге на Химмаше».

Баков: Майцы никогда ни с кем не дрались, потому что они все, кроме депутатов, были женщины. [...] Серов и Качканарский ГОК захватывал нижнетагильский ОМОН без Федулева, поэтому я отступил, чтобы не стрелять. Федулев был на Химмаше без 300 омоновцев, поэтому он проиграл. У меня отменили неприкосновенность федеральным законом, и я был 2 года под следствием, а потом и под судом, за Химмаш.

Иванов: «Движение «Май» продержится в областной думе в виде маленькой фракции еще два года и после потихоньку затихнет».

Предвыборный плакат Антона Бакова

Баков: «Май» после того, как Россель перекупил 3 депутатов НДНГ Чернецкого, остался крупнейшей оппозиционной фракцией из 5 депутатов облдумы и одного депутата Палаты представителей (меня). В 2001-м мы станем костью в горле Росселя, потому что он захочет поменять Устав области, чтобы отменить запрет на третий срок губернаторства для себя. Ему не будет хватать голосов для двух третей в облдуме, чтобы поменять Устав области. Майцы не предадут и не продадутся. Тогда неизвестные убьют депутата Артема Сатовского и еще 3-х человек. И устрашенная дума разрешит Росселю баллотироваться в 3-й запретный раз с перевесом в 1 голос. […] Убийство Сатовского все еще не раскрыто.

Читайте также
Новости России
Россия
NYT: Марию Бутину могут депортировать после суда
Россия
Вице-губернатор Петербурга рассказал, как и почему выдумал историю про бакланов и стадион
Россия
Количество осужденных в российских колониях достигло исторического минимума
Михаил Леонтьев
Россия
Правительство Хакасии ответило на высказывание Михаила Леонтьева о «дебиле»-губернаторе
Россия
Глава Приморья сообщил, что Instagram заблокировал его аккаунт из-за 1 тысячи жалоб
Россия
Пятерых российских бобслеистов отстранили от соревнований из-за допинга
Россия
В Московском МФЦ прокомментировали жалобу инвалида на отсутствующий пандус
Россия
Сенцову и Титиеву присудили европейские премии за борьбу за права человека
Россия
В Армении по подозрению в убийстве арестован российский военнослужащий
Россия
В ПДД могут вернуть штраф за превышение скорости на 10 км/ч
Россия
Сибирские чиновники закупили газомоторные автобусы в город, где нет заправок для них
Россия
Лукашевич: в США и Канаде через интернет ищут людей для проведения спецопераций в Украине
Россия
Политтехнологи: электорат в России уходит от рационального голосования к эмоциональному
Россия
СМИ: в Университете гражданской авиации в Петербурге прошли обыски
Тюмень
В Тюмени к 15 годам заключения приговорен педофил, которого искали 10 лет
Россия
Учредитель фонда «Вера» попросила Путина облегчить доступ к обезболивающим для детей
Россия
Евросоюз продлил на полгода экономические санкции против России
Россия
Кабмин Украины подготовил новый список антироссийских санкций
Россия
Госдума в первом чтении одобрила законопроект о фото- и видеофиксации процедуры техосмотра
Россия
Бутина в суде США признала свою вину по одному пункту обвинения
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.

Читайте, где удобно