Как крах проекта трех губернаторов привел к невиданной распродаже аэропортов Свердловской области

«Выходили на Паслера, пытались на Куйвашева. Нет реакции…»

Как крах проекта трех губернаторов привел к невиданной распродаже аэропортов Свердловской области

На этой неделе Znak.com опубликовал информацию о продаже аэропортов в Красноуфимске и Гарях. Фотографии рекламных щитов «Продается аэропорт» вызвали любопытство в Рунете. Выяснилось, что авиаплощадка в провинции стоит как однокомнатная квартира на окраине Москвы – 5 млн рублей. Признаюсь, объявления попались на глаза случайно. Зацепились за них только потому, что три губернатора подряд – Эдуард Россель, Александр Мишарин, Евгений Куйвашев – обещали восстановить региональную авиацию. Закончилось, правда, все банкротством «Второго свердловского авиапредприятия» («Уктус»), на базе которого это планировали делать, и распродажей, теперь уже повторной, активов.

Публикации имели неожиданное продолжение. В редакцию позвонил собственник продаваемого аэропорта в Гарях Михаил Агранович и разразился скорбной речью о гибели малой авиации. Встретились лично. Полтора часа этот человек говорил, говорил и говорил: о том, как Мишарин и глава УГМК Андрей Козицын не смогли прийти по «Уктусу» к общему мнению, о том, как загубили само предприятие и о том, как на корню зарубили его детище – крылатую «скорую помощь».

Михаил Агранович

– Михаил, давайте «от печки». Вы как связаны с авиацией и с Гарями?

– Вообще, я с детства увлекался авиацией, ходил в кружки ДОСААФ. На сегодняшний момент имею звание пилота-любителя – могу летать над всей территорией России, имею свой самолет.

–Вы родом из Гарей?

– Нет, я екатеринбуржец.

– Зачем вам тогда понадобился аэропорт там?

– Только люди, которые больны небом, это могут понять. Обычный человек – вряд ли. Скажи ему про прыжки с парашютом с самолета, скажет – «классно». И все. Идея была следующей. Когда мы узнали, что на «Втором свердловском авиапредприятии» начинается процедура конкурсного наблюдения и банкротства, я организовал встречу с [Анатолием] Копусовым (предприниматель, владеет аэропортом в Красноуфимске и тоже его продает), он выступал как мой соинвестор. Наша цель была – не дать убить аэродромы в удаленных территориях. Еще на стадии банкротства область могла вступиться. Выкупить долги перед налоговой инспекцией, кредиторами и остановить все это. Но область отпустила эту ситуацию. Хотя знали – предприятие банкротится, губернатор знал. Мы решили попробовать организовать работу так, чтобы сохранить жизнь отдаленным аэродромам.

Аэропорт в Красноуфимске. Вид сверху

– Банкротство шло несколько лет. Мы, журналисты, о нем года с 2008, если не ошибаюсь, начали писать. Вы о каком периоде говорите?

– Примерно 2011 год.

– В этот момент бенефициарами сделок со «Вторым свердловским авиапредприятием» называли УГМК.

– Насколько мне известно, УГМК с правительством Мишарина не договорились. Вопрос стоял в топливозаправочном комплексе, это 3 млн рублей по приблизительным расчетам. В конце концов Козицын вынужден был все свои самолеты перебазировать в «Кольцово», уже по совершенно другим ценам.

Аэропорт в Красноуфимске. Зал ожидания

– Козицын отказался платить за топливозаправочный комплекс?

– Платить, насколько я понимаю ситуацию, он был готов, договориться не смогли. Козицын, наоборот, хотел возрождать малую авиацию. Андрей Анатольевич он тоже человек неравнодушный к авиации, и у него были идеи и планы возродить малую авиацию в нашей области. Честно говоря, последние годы жизни «Второе свердловское авиапредприятие» и держалось только за счет его инициативы. На тот момент нашим руководителям области это не было нужно. Соответственно, предприятие обанкротилось. Надо понимать, что «Второе авиапредприятие» это ГУП. Наше руководство области, даже после Мишарина, при Евгении Куйвашеве, дало это все убить.

– Отлично помню, что когда Куйвашев был еще полпредом, в приватных беседах говорил об идее возродить региональные авиаперелеты. Он сам из Хантов, у них там это все работает до сих пор.

– В Тюмени это тоже все делается...

– Что произошло?

– Дальше произошло то, что мы с Анатолием [Копусовым] за свои деньги оформляли документы…

Аэропорт в Красноуфимске. Очистка взлетной полосы после его покупки тандемом Аграновича-Копусова

– Подождите, согласно выписке об итогах аукциона вы приобрели аэропорт в январе 2013 года, Куйвашев стал губернатором в мае 2012 года. Это немалый срок, любое банкротство можно было остановить.

– Да, полгода прошло. Но области не нужно было ничего. Я неоднократно писал Паслеру. Предлагал возродить сообщение с отдаленными районами, встречались с главой администрацией Гарей, я очень был настойчив…

– Нужная реакция не последовала?

– Нет.

– У «Второго авиапредприятия» был «Уктус» в Арамиле и еще 17 аэродромов по разным уголкам Свердловской области. Вы все их хотели забрать?

– Давайте так, нам все никто и не дал бы. Нам отдали только то,что им не нужно.

Еще год назад эти люди мечтали создать санитарную авиацию в Свердловской области и реанимировать региональные грузопассажирские перелеты

– Кому «им»?

–Это непонятные люди. Думаю коммерсанты, которые хотели просто заработать на этом как-то денег. Лично мне не совсем понятна в данном случае была позиция конкурсного управляющего [Дмитрия] Лазарева. Я бы немного не так организовал торги. Хотя… его задача была погасить долги, и он ее выполнил, продав имущество. При этом, надо отдать ему должное, он пытался до последнего сохранять коллектив «Второго авиапредприятия».

– Резюмируем, вам досталось два аэропорта – Гари и Красноуфимск?

– Да. Когда мы писали письма, что хотим все возрождать, нам был ответ такой – купили катер, этот катер будет возить людей. Область на него потратила 8 млн рублей. В итоге, он съездил всего два раза.

– В смысле – катер?

– На воздушной подушке.

– По реке до Гарей должен был ходить?

– Да. На сегодняшний день никакой пользы от него нет. Но и это еще не все. Гари это районный центр. Возле него есть и другие деревни. В частности, Пуксинка. Она вообще отрезана от мира. На сегодняшний день до Пуксинки нет вообще никакой нормальной дороги, есть только «зимник». От Гарей туда 40 километров по тайге, по болоту. Раньше летал вертолет Ми-8, его при Мишарине арендовали у «UTair». Они осуществляли эти авиаперевозки за счет области, возили людей, продукты, почту. С 2012 года эти перевозки прекратились. Но это все можно было бы делать на Ан-2, в простонародье «кукурузниках». Дешевле бы даже вышло, чем аренда.

– В Пуксинке есть, где сесть самолету?

– Там есть площадка, но не асфальтированная, как в Гарях, грунтовая. Сейчас в Пуксинке остались, в основном, пенсионеры. До «материка» они добраться не могут никак, и это большая проблема. Недавно был случай – деда четыре человека несли по болоту. В Гарях больницы нет, принесли в Сосьву, он там умер. В сосьвинском морге говорят им: «Забирайте тело». Закончилось все тем, что они не смогли его вынести в Пуксинку и захоронили в Сосьве. Человека не смогли похоронить дома!

– Ваша идея была в чем?

– Идея была в том, чтобы связать район Гарей с «большой землей». Я хотел создать санитарную авиацию. Для этого мы приобрели даже два Ан-2 с ресурсом у компании «Аэротранзит»… это в Красноярске. Брали их одновременно с аэропортами, отдали по миллиону рублей за каждый. Они до сих по в Красноярске стоят, сейчас их продавать будем. А тогда было обещано, что возрождать региональную авиацию будут…

Аэропорт в Гарях

– Кем обещано?

– Был разговор с главой минтранса [Александром Сидоренко], с главой Гарей [Александром Лыжиным].

– Чем ваша санитарная авиация отличалась бы от авиации Центра медицины катастроф?

– Медицина катастроф – это на случай ДТП, аварий. Планово, если человек неходячий, например, они не полетят.

– Вы намеревались проводить плановую диспансеризацию населения?

– У меня была идея превратить нашу область в «развивальческую», показать всей в стране, что мы можем. Это бы и стоило недорого. Нужен обычный самолет, оттуда выбрасываются все кресла, оборудуются лежачие места и блок для медицинской техники и врачей.

Агранович говорит, что работать посадочная площадка может хоть сейчас

– Такая «скорая помощь», только не на колесах, а на крыльях?

– Да, совершенно верно. Меня очень подержал профессор ОКБ №1 Александр Владимирович Зырянов, хочу отдать ему должное. Он лечит рак, онкологию. Готов был летать с бригадой, на месте проводить обследования, включая УЗИ. В той же ОКБ №1 проговорили с кардиохирургом Сергеем Михайловым, они тоже готовы были включиться. Встречались с замдиректора по развитию екатеринбургского МНТК «Микрохирургия глаза» Сергеем Ребриковым. Человек уже открыл в отдаленных местах отделения – в Серове, Нижнем Тагиле, Сухом-логу, детское отделение, и они нас поддержали.

– То есть офтальмологи, летали бы на этом самолете по территориям?

– Да. Ребриков был готов создать такую группу. В том числе, маленьких детишек бы обследовали. Можно на раннем возрасте выявлять отклонения в развитии зрения. Все специалисты понимают – смертность в этих районах до сих пор очень высокая и с этим надо что-то делать. Почему руководство области на это не обращает внимания, я не понимаю.

Рядом следы аварии

– Хорошо, но ваша идея ограничивалась только Гарями?

– Мы вообще хотели охватить все отдаленные районы. Напрашивается вопрос, для чего это нам надо? Ответ простой – за счет санитарной медицины мы бы сохранили аэропорты в этих территориях и начали бы развивать региональную авиацию. Да, я понимаю сейчас, что это все бесполезно и даже интервью это ничего не даст.

– Сколько вам средств было необходимо для того, чтобы проект стартовал?

– Без учета медицинского оборудования, которое мы планировали брать с врачами из отделений, речь шла о 20-24 млн рублей. Это чтобы полностью подготовить борта к полетам по Свердловской области. У них был бы график: какие специалисты, в какие удаленные территории бы прилетали. Все это планировалось делать на регулярной основе.

– А затраты на содержание?

– Ну, да. Это зарплаты летного состава, техников, на содержание самолетов. Было бы в районе 30 млн рублей в год.

Внутри оборудование, закупленное новым собственником под проект крылатой скорой помощи

– На реконструкцию площадки в Гарях в 2003-2007 годах потратили 28 млн рублей…

– Там нет этих 28 млн рублей, я сам там ходил. Уверен просто, что 28 млн рублей то, что сделано не стоит. Если бы мы площадку не взяли, там бы азербайджанцы склады под пиленый лес устроили. Они этого очень хотели. Удобное место на возвышенности, в советское время умели строить.

– Деньги от реализации проекта санитарной авиации себе планировали забирать?

– Если честно, нам было без разницы. Мы предложили идею и начали формировать базу под нее. Могли бы нас отдать в какой-нибудь ФГУП. Есть Центр медицины катастроф – давайте к ним приткнемся. Можно как ЗАО оформить или некоммерческое партнерство. Вариантов масса. Губернаторы Иркутской области, Камчатского края, Магадана, президент республики Татарстан, например, такие проекты уже реализуют. В Татарстане даже закупили Cessna L-410. Мы сами вообще хотели, чтобы по примеру «Микрохирургии глаза» делали, государственно-частное партнерство, которое выполняет социальную функцию. По сути, в «Кольцово» такая же схема: у «Реновы», это частник, 51%, у области остальное.

– Говорите так, будто вам было не принципиально, кто в этой схеме был бы главным – вы или государство?

– Да. Главное, чтобы работало. Там есть еще нюанс. У области есть ресурсы – вертолеты. Сколько не знаю, но они точно есть.

Аэропорт Гарей. Взлетная полоса. В 2003-2007 годах на ее реконструкцию свердловские власти потратили 28 млн рублей

– Странно, в прошлом году губернатор летал в Ивдель не на вертолете области.

– Нанимали у «UTair», а заправщик ехал за вертолетом, чтобы его заправить. Позорище!

– Хорошо, ваш интерес тогда в чем?

– Проект с санитарной авиацией – якорный, позволил бы сохранить площадки в удаленных территориях и на этой базе развивать региональную авиацию.

Тогда Росавиация эксплуатацию не разрешила. Агранович с единомышленниками эту «стену» сломали

– В чем суть?

– Для начала закольцевать маршрут Екатеринбург – Гари – Ивдель. Владельца аэропорта в Ивделе я тоже знаю. Это Руслан Рафаилович Исмаилов, человек неровно дышит к авиации – закончил авиационный спортивный клуб, и там же проработал начальником этого авиаклуба РОСТО (ДОСААФ) 13 лет. Сегодня он тоже вынужден продавать все.

– Ивдельский аэропорт продается?

– Продается. Он тоже не нашел никакого применения, там летает только ивдельский прокурор, у него стоит маленький самолет.

– Как ваш маршрут должен был функционировать?

– 500 рублей платит человек за перелет, 5000 рублей область субсидирует за него. Так и раньше было. Каждый месяц составлялись реестры перевезенных пассажиров, и область выдавала деньги. На это бы все жило, развивалось и поддерживалось. Авиакомпания «Ямал», которая летает в Тюмень, она сегодня ведь тоже живет на субсидиях от региональных перевозок. Билет – 1300 рублей. И это гораздо ниже себестоимости.

– Это ЯНАО, там бюджет другой.

– У нас бизнес-план был хороший разработан, собрали статистику, рассчитали тарифы. Разрабатывал целый проектный институт, в группу входили представители из администрации Гарей, человек из соцзащиты. Проектная группа работала шесть месяцев.

– На какой пассажиропоток вы рассчитывали?

– Планировали запускать три рейса в неделю: понедельник, среда и суббота. Средний пассажиропоток 60-70 человек в день. Человек мог полететь по делам из Гарей в Ивдель или Серов и вернуться обратно. Также из Екатеринбурга. На машине там интереса ездить нет никакого. Честно вам говорю, дорога настолько тяжелая, что самому сейчас надо ехать туда, но решил – не поеду. Недавно ездил, два дня убиты и ночевка в машине. За световой день не успеть обернуться. Предварительно у нас разговор был с «Газпром трансгаз Екатеринбург» о том, что откроют там небольшой авиаузел. У них там труба идет. На «Транснефть» выходили с предложением о создании узла. Они на сегодняшний день нанимают Robinson, который облетает их трубу.

– На уровне руководства области вы кому-нибудь это все предлагали?

– Да. [Председателю правительства свердловской области Денису] Паслеру. С его советниками разговаривали.

– Какая реакция?

– Никакой. Каждый раз – «подумаем». Все.

– На Куйвашева выходили?

– Как на него просто так взять и выйти?

– Что сейчас?

– В декабре мы поняли, что все – не можем сами это все тащить. Помимо затрат на покупку самолетов и аэродромов, много денег пошло на оформление бумаг…

– Я разговаривал с и.о. главы Гарей Александром Пономаревым, он говорит, что у вашего аэродрома нет разрешения от Росавиации на эксплуатацию.

Взлетно-посадочная площадка и зал ожидания в Пуксинке

– Это слова Пономарева. А это документ (выкладывает на стол папку). Мной был получен официальный документ от министерства транспорта РФ, это, соответственно, Росавиация, – аэронавигационный паспорт посадочной площадки в Гари. Вот дата (показывает в документе) 28 октября 2013 года. Это официальный документ, подтверждённый Росавиацией, где подписались все начальники организации воздушного движения. Только на оформление бумаг ушло около 500 тыс. рублей.

– То есть, аэропорт в Гарях может нормально работать.

– Он работает.

– Но вы его продаете.

– В марте этого года еще раз встречался с советником Паслера. Реакции опять никакой. Мы решили продавать.

О том, как это раньше работало, теперь можно узнать только в архивах

– Копусов называет сумму за аэропорт в Красноуфимске – 5 млн рублей, вы за Гари сколько просите?

– Он от балды говорит. Ему, кстати, звонили, спрашивали, можно ли туда Boeing посадить. Пока никто не считал, сколько это все стоит.

– Может быть, подумать и организовать рейсы без субсидий? На север много не бедных людей ездит на охоту, рыбалку, просто отдохнуть от города в тайге.

– Это все сезонный спрос, можно было бы только о чартерах подумать. Но это только плюсом к регулярному сообщению. К тому же, народ едет на прокачанных внедорожниках – Land Cruiser, Patrol. Лодки за собой везет. В самолет ни Land Cruiser, ни Patrol, ни катер не запихнуть.

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Санкт-Петербург
«Яблочник» Борис Вишневский проигрывает выборы в Госдуму от округа в Петербурге
Санкт-Петербург
ЦИК: победу в округе № 212 Петербурга одерживает единоросс Тетердинко. Буланова проиграла
Россия
Избирком озвучил результаты выборов губернатора Хабаровского края
Россия
Справоросс Федот Тумусов проиграл думские выборы в округе
Россия
Ирина Яровая выиграла выборы на Камчатке, куда ее просили не приезжать
Россия
Председатель ЕР Дмитрий Медведев не приехал в общественный штаб партии после выборов
Россия
ЦИК опубликовал данные электронного голосования во всех регионах, кроме Москвы
Россия
Писатель Акунин раскритиковал «Умное голосование» и предсказал политическое будущее России
Россия
Певчих обвинила Венедиктова в раскрытии персональных данных на электронном голосовании
Россия
ЦИК огласил первые данные думских выборов по округам. Почти 60% забирает «Единая Россия»
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.