Реклама на Znak.com
Доллар
Евро

«Каждый день там гибнет по 50-200 человек»

Как «Уральский добровольческий корпус» воевал за ДНР и ЛНР. Интервью ополченца

Евгений Лактионов после двух месяцев боев в ЛНР среди мертвых чувствует себя комфортнее, чем среди живых

Еще весной этого года Евгений Лактионов из Староуткинска работал в екатеринбургском автосервисе на улице Аппаратной, получал 50 тыс. рублей в месяц и был примерным семьянином. Сейчас он ветеран луганского ополчения, позывной «Механик», за голову которого, как он сам уверяет, на Украине объявлена награда в 150 тыс. долларов США. Жена от него ушла, пока он воевал, и в середине декабря этот человек собирается обратно на юго-восток Украины.

На Евгения вышли наши коллеги из газеты «Шалинский вестник», потом помогли встретится нам. Ополченец оказался молодым худощавым человеком, с землистым лицом. Его он не скрывает. Место для встречи выбрал сам – «на камне». Оказалось, скала на берегу реки Чусовой посредине кладбища. «Мертвых чего бояться? Живых надо бояться, а не мертвых. Эти уже спокойные лежат», – пояснил наш собеседник.

Беседовали, наверное, минут 40. Почти все время дул пронизывающий ветер, а Евгений, одетый в короткую кожаную куртку, из-под которой виднелась только футболка, будто совсем не чувствовал холода. Шапки тоже не надевал. Только одну за одной курил сигареты и буквально каждую фразу заканчивал частицей «на».

– Тебе сколько лет?

– Двадцать восемь.

– Что тебя толкнуло ехать туда, деньги?

– Это совсем не вопрос денег.

– Что тогда?

– Надоело смотреть на это все. Кто-то идет по семейным обстоятельствам, кто-то еще из-за чего-то. Можно сказать, что я за идею и проверить себя. Ехал делать то, чему меня учили. Не из-за денег, нет. Уехал в начале сентября…

– Как ты узнал куда поехать, как поехать?

– Списывался примерно около недели «ВКонтакте». Потом получил зарплату, деньги на карточку пришли, и решил ехать сам, на поезде. Написал пацанам, что кто желает ехать, давайте собираемся такого-то числа и едем. Все. Один пацан на меня вышел, давай, мол, с нами на машине. Поехал с ними. Собрали там наши данные, кто чем занимался…

– Ты в армии служил?

– Танковые войска, Дальний Восток на границе. Была командировка в Чечню.

– Сколько вас собралось?

– Где-то восемь-десять человек. Все свердловчане. Точно не помню, потому что еще кого-то потом по дороге забирали. Выехали четвертого сентября.

– На своей машине?

– На частнике. Мужик есть один, ездил за свои деньги, два рейса сделал. Потом жена у него плюнула, сказала, что денег не зарабатываешь, и ключи от машины забрала. Больше не ездит, а так - мужик хороший. Шестого сентября туда приехали. Переходили через «северные ворота», это недалеко от Изварино. Перешли, можно сказать, нелегально. В то время нельзя было пройти эту границу. Все, там нас встретили…

– Мне говорили, что вы с гуманитарным конвоем прошли?

– Да, с «гуманитаркой». Но «гуманитарка» у нас своя была, сами что могли собрали, еще пацаны помогли.

– Что везли с собой?

– Продукты, медикаменты, деньги, вещи, игрушки. Полную «Газель» закидали, еще что-то в «бусик» (так Евгений называет микроавтобус – прим. ред.) кинули. «Северный» прошли, потом нас перегрузили на другие машины. Провезли нас через пару деревень – показали, что там творится. Через одну деревню проехали, она вообще с лица земли стерта.

– Название деревни помнишь?

– Я не знаю, как она называется. Через вторую проехали, там тоже через один дом целые. Ну, как целые – без окон, без дверей, без всего. Потом поехали уже на базу. База была в Луганской области, точнее сказать не могу из своих соображений. Сам понимаешь. На базе нам дали сутки. Переодеться там, экипироваться.

– Экипировку, оружие дали?

– Все трофейное. Кому что досталось, то и ухватили, у кого один подсумок, у кого разгрузка. Кто что успел схватить.

– Тебе что досталось?

– В Екатеринбурге мне дали форму летнюю, «горку». Там зема еще помог. Он, вот, 15-го числа погиб. Помог разгрузку найти, бинты, аптечки, ножики, всю фигню. Потом сходили в «оружейку», получили оружие - и все, в принципе, начали готовиться.

– Как ваше подразделение называлось?

– Батальон «Хулиганы». Мы – разведывательно-диверсионная группа (протягивает нашивку с надписью: «Уральский добровольческий корпус»).

– Свердловчане кто, откуда собрались?

– Все разные, с Полевского, с Арамиля, с Артемовска, с Екатеринбурга несколько пацанов.

– Все служили?

– Был только один пацан у нас, он в армии не служил. За него лично поручились депутаты.

– Кто?

– Фамилию не знаю, со Свердловска.

– А вообще с нашей стороны кто туда едет?

– Кто-то чеченскую прошел, кто Афган, кто-то с женой развелся, таких, наверное, 70%. Кто-то по кредитам дом потерял – в жизни отчаялся. Всякие там были.

– Вот, кстати, интересно, чеченцы там тоже воюют, как с ними ребята, прошедшие «чеченскую», ладят?

–У нас чеченцев не было. Может, воюют где-то, я не видел. Могу только сказать за тех пацанов, которые со мной были.

– Экипировались, дальше что?

– Съездили на стрельбы пару раз, потом поехали в станицу. Станицу укропы окружили, зашли туда. А мы их из-под святого Игоря, там памятник стоит, на КРАЗе туда ездили, бомбили их с минометов. Постреляли, поездили, потом перекур – и поехали 32-й блокпост брать (около поселка Смелый в полусотне километров от Луганска – прим. ред.).

– Это, насколько понимаю, котел где был?

– Ну, да – Изваринский котел.

– Вы только своей группой там работали?

– Там еще из местных подсоединили. И казаки там были, но они не участвовали почти. Местные вояки были, там их стояло не больше 10 человек перед 32-м блокпостом. У них вообще по одному, по два рожка – и все, из «тяжелого» [вооружения] ничего. Как бы они воевали, я не знаю, без понятия. Кто чего мог - с ними поделились: рожками, гранатами, «мухами» (гранатометами – прим. ред.). Подождали немного, командир приехал, всех собрали, 11 человек нас собралось, на БТР кинули и поехали в окружение их брать, этот блокпост. Вот так – 32-й (чертит ботинком на снегу), вот так 31-й, здесь деревушка, здесь речка. Они долбили отсюда с минометов, с «Градов» нас (тыкает ногой куда-то возле начерченной реки). Мы им сюда заехали и встали сзади, 32-й отрезали, чтобы ни питье, ни «жрачку», ни «гуманитарку» им не возили. Часов в 6 утра заняли позицию и часов в 9 уже приняли бой. Бой этот длился дней десять примерно, с перекурами небольшими. За эти 10 дней шли колонны, танки, БМПшки, БТРы. Проскочил только один танк, который самый обученный экипаж. Он наших и положил.

– Как случилось?

– Ну, как… Мы его подожгли, он уже горел, все, но вышел к своим на 32-й, оттуда на наш блокпост сразу. Ну и шел, дуло у него так стояло (показывает рукой вниз), тут наши окопы, и он с четырех метров выстрелил. Двух человек сразу.

– Двух – это наши свердловчане?

– Один с Асбеста, другой с Новоутки. «Зема» с Новоутки, который мне помогал собираться, Пресли – снайпер, его убило. И Батю с Асбеста, тому полчерепа снесло. С сыном воевал, с Мишей, позывной «Казак». Сын не знаю где сейчас, может, тоже уехал оттуда. Я ему звонил вообще-то, он недоступен сейчас. Ну, вот все танки там остались у них.

– Сколько вы их сожгли?

– 22.

– То есть ваша группа 10 человек уничтожила 22 танка?

– В подразделении около 30 человек, бойцов реально 20. Остальные вспомогательные, даже женщины были. Из бойцов половина артиллеристы, они с расстояния работали. На передовой 8-10 человек.

– И все?

– Ну, у нас еще было там подкрепление. Но обычно там все бежали. Приезжали все и спецназовцы, и казаки, но как только бой начинался, они почему-то все… Бегут, даже каски с них падают. Мы – им: «Хоть БК (боекомплект – прим. ред.) оставьте нам». Разгрузки снимают, кидают нам: «Нате пацаны, воюйте». А сами дальше бежать.

– Подкрепление – кто?

– Были осетины, мужики отчаянные вообще. На второй день приехали к нам в подкрепление 18 человек. В тот же день 17 «трехсотыми» (ранеными – прим.) уехали. Они просто в стойку встали и пошли штурмовать. К нам, кстати, туда даже представитель Путина из Москвы приезжал.

– К вам?

– Да, в Луганск, на базу.

– Зачем?

– Не знаю. Толку от него никакого. Пострелял на стрельбище - и все. Ну, развлечься, короче, приезжал. Разные там люди были… Депутаты туда тоже приезжали с Екатеринбурга, с Москвы. Приедут, посидят за столом, на стрельбище съездят, в свое удовольствие постреляют и обратно домой. Они же не пойдут воевать.

– Ты сказал, что гуманитарная помощь шла украинцам на блокпост, откуда она шла?

– С нашей стороны.

БТР-80, на котором воевал наш собеседник

– Как это так?

– Видишь, как получается (усмехается). Политика такая, все в деньги упирается. Чтобы одну машину с России пропустить, сколько надо денег заплатить?

– Не представляю. То есть за это платят?

– Конечно. А ты прикинь теперь: ты против человека воюешь, и ты же ему покушать носишь, водички приносишь. Может, БК ему еще поднести и бабу голую? Чего смеяться-то! Поэтому мы никого не пропускали. Приезжал сам глава ЛНР, говорил пропустить, в зад его послали, из гранатомета шмальнули, чтобы не ехал. Все, так и не поехал. А всю эту «гуманитарку»… Понимаешь, приедешь в Луганск, пойдешь на рынок – там все есть. Можно все найти.

– Она что, не жителям идет?

– Часть жителям, часть туда. А чисто наше подразделение… Я за это время хоть бы раз русских сигарет покурил.

Боевые товарищи

– Что курили?

– Трофейные.

– Как снабжение идет?

– Ну, выбивали командиры, что-то потихоньку. Может, их как-то спонсировали, я не знаю. Мы – простые бойцы, с нами просто: умеете воевать – идите воюйте. Вся эта политика - это не мое.

– Ладно. 10 дней вы там воевали, а потом что?

– Договорились с теми, кто там остался, 150 человек, сдаться.

– Вы вдесятером взяли в кольцо 150 украинцев?!

– Не 150, изначально там 350 было. Это по ихним данным. Плюс все эти танки, БМП, БТРы.

– У вас техника какая-то была?

– Единственный БТР-80 80-х годов. Он горел, рулевое разбито, почти не ездил. Мне его вручили – я же танкист. Мы его кое-как на позицию вывели и стреляли, пока оба пулемета не заклинили.

– Как вы вообще смогли заставить украинцев сдаться?

– Им воевать не с чего было больше, ни воды, ни пожрать, ничего. Предложили им сдаться и выйти. Трое суток шли переговоры, потом мы им разрешили выйти. А ихнее же командование, укропское, не разрешало им выйти. Когда они собирались первый раз, свои же градами и артиллерией по ним долбили. Им говорили: «Бейтесь до последнего или сами вас завалим». Ну, потом мы их все-таки ночью выпустили. Условие было, чтобы технику, которая не на ходу, они там оставили. Как раз там мы первого «Буцефала» подбили, БТР-4, совместный польско-укропский вариант. Два «трофея» взяли – «Буцефалы», их сразу в Москву отправили. Две единицы я увез в ремонт, это свой БТР-80, на котором ездил, он горел и ездить уже не мог. И трофейную БМПшку угнал в Луганск на ремонт. Потом поехал домой, тем более документы все сгорели.

Таким Евгений был до…

– Как так случилось?

– У меня документы оставались в нашей 66-й (ГАЗ-66 – прим. ред.) на посту. С собой просто нельзя было брать ни телефонов, ни документов. По телефонам нас отслеживали и били прямо в ту точку, где телефон находился. Америка поставляла им хорошее вооружение. Так что мы с собой ничего не брали. Ну, вот, танк прорвался, выстрелил, все что там в 66-м было – сгорело.

– Как ты домой выбирался?

– Пришли в Луганск, там говорят: «Ждите машину». Неделю ждали эту машину, ничего нет. Тогда мы там с пацаном, позывной «Ежик», воевали вместе, решили сами выбираться. Пятерку (пять тысяч рублей – прим. ред.) заняли у знакомого, он «гуманитарку» туда возит. «Ежик» свой автомат продал, я свою СВДшку. Своим же ополченцам сдали, с оружием там все-таки тяжко…

–Сколько это стоит?

– По пять косарей (тысяч рублей – прим. ред.) дали. Так же через «северные ворота» перешли границу нелегально, оттуда сели на таксиста, 8500 отдали, доехали до Саратова. Там у моего напарника сестра. Меня посадили на поезд, без документов это не просто сделать, и здесь в Екатеринбурге меня уже встретили.

Еще живой Батя с сыном

– Как родные и близкие реагируют, что ты там был?

– Мама у меня ничего не знает. Я для нее на вахту на Север ездил. С женой я разошелся. Месяц, когда там пробыл, с ней созвонился, говорит, что с другим уже. Ну и катись ты, говорю ей. Все.

– Мне сказали, что ты снова туда собираешься?

– Конечно.

– Почему?

– Много пацанов моих там осталось, много пацанов полегло, надо за них ответить, в-третьих, много мирных жителей гибнет. Сейчас по телевизору говорят, что 2-3 в день там гибнет. На самом деле от 50 до 200 – и так каждый день.

– А перемирие?

– Когда мы 32-й брали, как раз перемирие было.

– Поедешь когда?

– Пятнадцатого декабря. Либо сразу после Нового года. Надо с документами разобраться.

– Сейчас туда люди отсюда тоже идут?

– 29 ноября ушли. Каждые две недели идут.

– Вот ты был там, все видел своими глазами, как думаешь, зачем это все – кровь и смерть там, санкции и новый виток «холодной войны» здесь, это имеет смысл вообще?

– А чего я могу думать? Это все политика. Какой может быть смысл в войне? Только заработать побольше денег.

– Но ты же сам туда за идею пошел?

– Я ради мирных жителей пошел. Мне смотреть, как они зарабатывают деньги за счет мирных жителей, убивают внаглую, детей насилуют… Я не понимаю такую войну.

– С такой точки зрения, как Путин должен был поступить – ввести туда российские войска и предотвратить бойню?

– Он не имеет права.

– В Крым тоже не имели права, но зашли, и войны не случилось.

– Перекрыть нужно Киеву все ресурсы, все газопроводы, и заглушить его полностью. Он бы уже сейчас замерз и сдался. А мы ему прощаем долги за газ и все даем.

– Но украинцы - это братский народ.

– Какие они братья? Не смеши.

– Почему ты так говоришь?

– Может, те, которые лет за 60-70, они да, мирные. А вот эти, молодежь от 15 до 40, у них нет такого понятия.

– Какое у них понятие?

– Украина – это свое государство. Они такие все блатные, и русские для них вообще никто. А сам Киев что? У одного у него ни ресурсов, ничего, без Донбасса он помрет сразу. Все ресурсы и уголь, вся эта фигня, она с Донбасса. Сам Киев – большой магазин. А магазин без товара – просто здание. И Америка этим пользуется.

– Ты говоришь, что у украинской молодежи другое понимание. В плен они к вам попадали?

–Да.

– Как вы с ними общались, о чем говорили?

– Мы с ними не разговаривали. Спрашивали, кто и откуда. Если срочник – жалели. Попадался в плен командир «Айдара» (добровольческое подразделение, созданное в мае 2014 года по инициативе бывшего коменданта «Самообороны Майдана» Сергея Мельничука при поддержке бизнесмена и губернатора Днепропетровской области Украины Игоря Коломойского; российской стороной бойцы батальона обвиняются в массовых преступлениях против мирных жителей – прим. ред.), его зарезали сразу. Попадались и негры, и литовцы. Наемников там куча, срочников, наверное, только 20%.

На счету группы, в которой воевал Лактионов, 22 таких машины

– Наемникам сколько платят?

– Я не знаю. По данным нашим, за наше подразделение за голову бойца по 150 штук баксов (долларов США – прим. ред.) платили, а был у нас местный, позывной «Малыш», за него 500 штук баксов. Хотя там, да, и россияне были.

– С той стороны?

–Да. Вот в чем прикол.

– Вы с ними сталкивались?

– Сталкивались.

– И что?

– К стенке сразу.

– Может, они тоже за идею?

– С той стороны? За деньги.

– Хорошо. А местное население как вас там встречало и воспринимало?

– Ну, если по населению «Градами», артиллерией бьют? «Когда вы их быстрее выбьете?» – говорили нам.

–То есть ополчение они поддерживают?

– Поддерживают, конечно. Эти укропы, они, когда поселок заняли, в любой дом заходили и брали что хотели: телевизор видят –телевизор берут, видят консервы – консервы берут, видят молоденькую девушку – девушку берут.

– Среди ополченцев такого нет?

– Нет. При мне командир мародера к стенке поставил.

– Мои коллеги из « E 1. Ru » на днях написали про 36-летнего фотографа и программиста из Камышлова Михаила Лаптева. Он, насколько я понимаю, с тобой воевал, у него еще тяжелое ранение…

– Пацан тоже сидел в окопе вместе с Пресли и Батей, которые погибли. Он только в самом низу. «Буцефал» выстрелил, пробил бетонную плиту, и снарядом ему ногу оторвало. И что? Пацан сидит и просто спивается. Был нормальный мужик, килограммов 70 весом. Сейчас я приезжал к нему, на ладошке поднял, килограмм 30 весит. Сейчас все от его силы воли зависит.

«Прикинь теперь: ты против человека воюешь, и ты же ему покушать носишь, водички приносишь. Может, БК ему еще поднести и бабу голую?»

– Кстати, как в Луганске организована медицинская помощь?

– Только одни обещания.

– Но спасли же Лаптева?

–Спасли… Пацана вон из Екатеринбурга тоже… у него осколки в голове остались. Операцию надо, денег нет. За чей счет – ничего не известно. Я тоже контузию получил…

– Как получилось?

– Бой шел, «Градами» накрыли. По контузии через КПРФ обещали денег. Ничего. У нас несколько пацанов погибло, им даже на похороны денег не дали.

– По линии КПРФ должно было финансироваться?

– Ну, как… КПРФ, это те же частники, – пообещали, да. Там, в Луганске говорили по 2500 долларов за месяц. И ничего.

– Но ты же не за деньгами ехал.

– Нет, за идею.

– Может быть, еще кто-то поможет?

– Кто? Мы там нелегально были, нас там террористами называли.

– Но здесь же не называют?

– Я почему и даю это интервью, хочу, как говорится, посмотреть, какие будут отзывы, кто что скажет. Может, кто-то будет говорить, что я не прав, и спрашивать, что вообще я там делал. Хотя в общем-то мне особо без разницы это мнение. Хочу поставить в курс дела, чтобы народ узнал, что там творится на самом деле, а не по этим новостям, где правды 20%. Почему Путин сейчас им и газ продает, и продукты, все этим укропам дает, зачем? Да заморозил бы их там, чтобы замерзли и сдались бы. Войну бы давно уже выиграли. Сейчас вон в Донбассе ни света, ни газа, ни тепла. Люди сидят, мерзнут окруженные, и «гуманитарку» им перекрыли. В Донецк уже не пройти, [гуманитарный] конвой окружили.

Читайте также
Реклама на Znak.com
Новости России
Россия
В Общественной палате России призвали вернуть наркотрафик «обратно на улицу»
Россия
Технологический план перевыборов Владимира Путина предполагает минимальное участие региональных администраций
Россия
Глава Минкульта Владимир Мединский назвал автомат Калашникова «культурным брендом России»
Губернаторы Югры и Ямала Наталья Комарова и Дмитрий Кобылкин
ХМАО
Кинотеатры Югры и Ямала отказались от показа «Матильды»
Россия
Жириновский подал в суд из-за синтетики в купленной им мужской рубашке
Россия
В Германии за участие в ИГИЛ задержан 28-летний чеченец
Россия
Девушки, за которых «заступался» погибший в Москве спортсмен, рассказали свою версию ЧП
Россия
Рэпер Тимати приехал в Грозный на открытие бургерной своей сети
Россия
В кино, аэропорту или в банке вас застала срочная эвакуация. Как не понести убытки?
Россия
Адагамов выложил документ, опровергающий слова военных о ЧП с вертолетом
Россия
В России появился аналог автомобильных сервисов от Google и Apple
Россия
Силовики: За волной лжеминирования в России может стоять международная банда хакеров
Россия
Министр энергетики Николай Смирнов получил знак «За заслуги перед Свердловской областью»
Россия
В Москве два раза подряд задержали активиста, выступавшего против памятника Калашникову
Россия
Минобороны РФ подтвердило случайный пуск ракеты на учениях «Запад-2017»
Россия
Задержан подозреваемый в убийстве спортсмена-ходока: «Он приехал в Москву из Чечни»
Россия
На военных учениях под Петербургом вертолет пустил ракету в зрителей. Есть пострадавшие
Россия
Mash: В московском аэропорту «Внуково» вышла из строя багажная система
Игорь Чайка
Россия
Сын Чайки заинтересовался созданием майнинговых ферм в Приднестровье
Россия
В Москве зарезали спортсмена, заступившегося на улице за девушек
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.