Екатерина Винокурова – о том, зачем задавать Путину риторические вопросы

«Он абсолютно уверен в себе»

Екатерина Винокурова – о том, зачем задавать Путину риторические вопросы

Это была самая короткая пресс-конференция Владимира Путина: она длилась всего немногим более трех часов (две предыдущие длились более четырех). Для меня она стала третьей, на которой я присутствую.

Пресс-конференция в 2012 году получилась довольно скандальной и напряженной: принимался закон о запрете на американское усыновление, и Путина спросили об этом законе в крайне негативной форме раз, наверное, двадцать. Уже на пятом, что ли, повторе Путин начал отвечать журналистам агрессивно, интересоваться у иностранцев, на чьи деньги они задают такие вопросы и так далее. Общество еще не отошло от протестов 2011-2012 годов, только прошли первые за долгое время выборы губернаторов, журналисты чувствовали себя вольготно. Теперь кажется, какие далекие времена.

Пресс-конференция 2013 года получилась скучной: много полезных, наверное, вопросов с мест, вызывавших порой легкое недоумение Путина – почему для принятия решений поселкового масштаба необходимо непременно привлекать первое лицо государства? Президент был расслаблен, много шутил, а сразу после пресс-конференции обронил, что намерен освободить Михаила Ходорковского.

Пресс-конференция 2014-го получилась напряженной, однако Путин был на редкость доброжелателен и даже на прямые вопросы корреспондента «Би-Би-Си» «Готовы ли вы протянуть руку Западу, ведь вам нужна наша экономическая помощь?» и корреспондента УНИАН о военной интервенции на Донбасс отвечал хотя и чуть резко, но без проявления агрессии.

В самом начале прозвучали уверенные заявления по экономике: да, будет кризис, продлится примерно два года, но мировая экономика растет, значит, вырастет и наша. Никаких агрессивных выпадов в адрес Евросоюза – он снова наш стратегический партнер, с которым мы будем только рады строить конструктивные прагматичные отношения. Легкий комплимент в адрес президента Украины Петра Порошенко: тот настроен договариваться по Донбассу. И даже реплики по поводу зловещей мировой роли Соединенных Штатов Америки прозвучали и вполовину не так резко, как две недели назад, когда Путин в своем послании Федеральному собранию фактически объявил Америку врагом России вроде Гитлера.

Мне кажется, из экономической составляющей пресс-конференции надо вынести главный вывод: Путин абсолютно уверен, что одним своим «даю слово» он способен сдержать серьезные экономические процессы, но главное – успокоить целую нацию, в последние дни потерявшую сон и покой и обреченно наблюдающую за ростом цен на продукты и обвалом курса рубля. Он абсолютно уверен в себе и своей способности остановить панику.

Если говорить о темах, ставших «сквозными» для пресс-конференции, то, помимо Украины (о которой было сказано немного нового: никаких планов по завоеванию Новороссии у России нет, она готова быть флагманом процесса примирения, отношения с Украиной надо восстанавливать), хочется отметить еще одну: тему национал-предателей. Эта тема звучала в вопросах Натальи Галимовой («Газета.Ru»), Ксении Собчак («Дождь») и немного – в моем собственном.

«Охота на ведьм» и радикализация части фанатов Владимира Путина, готовых вводить в стране «военное положение» и объявлять любого несогласного врагом народа, стала, наверное, одним из самых печальных явлений внутренней российской общественной жизни за последний год. Не согласен с президентом (даже с отдельными его действиями или решениями) – значит, предатель. Повторение этой темы рефренов (как и темы агрессивных сюжетов гостелеканалов) было нужно, чтобы донести до президента простую истину: пропаганда перегнула палку, в обществе усиливаются раскол и агрессия, и в ваших силах, господин президент, это остановить.

Ну и напоследок – о моих личных вопросах. Я уже вижу в соцсетях критику, что часть вопроса была скорее заявлением, конкретного ответа на которое не требовалось.

Для чего я задавала Путину свой, казалось бы, риторический вопрос про то, что настоящими национал-предателями являются чиновники, живущие в роскоши (пока бабушки у меня в соседнем магазине пересчитывают монетки, пытаясь добрать мелочи на целый батон хлеба, а не на половинку), руководители телеканалов, допускавшие агрессивные призывы к войне в эфире, руководители госкорпораций, занимающие у государства триллионы и покупающие менеджменту новые айфоны, а потом тратящие миллиарды рублей на миллионы долларов?

У моего вопроса были две составляющие – рациональная и эмоциональная. В последние дни я, как и многие другие граждане России, как и мои близкие, родители, друзья, порой чувствовала себя преданной своим собственным государством: цены растут, невеликие накопления превращаются в фантики, пропагандисты поучают, что нечего было начинать хорошо жить – будет сложно привыкать жить плохо. При этом «Роснефть» получила от государственных банков деньги за облигации на миллиардные суммы. И вот тут наступает сложный момент, когда ты понимаешь, что будущее твое и близких променяли на спасение «Роснефти». Мне было важно понять, как сам Владимир Путин относится к своей «элите» и понимает ли он, что кризис может привести к социальному взрыву. Понимает ли он непрофессионализм и аморальность многих людей во власти и готов ли с ними в случае необходимости проститься.

Кроме того, мое частное мнение таково: чем больше раз Владимир Путин в нынешней ситуации скажет, что он выступает за свободу слова и мнений, за существование оппозиции и своих политических оппонентов, за плюрализм и демократию – тем реальнее становится шанс на то, что нынешний раскол в обществе не закончится гражданской войной. Он ответил ровно так, как я ожидала, я этому очень рада. К сожалению, боюсь, что его собственные пропагандисты могут президента не услышать.

Второй мой вопрос был предельно конкретен: какая зарплата у Игоря Сечина? Сечин до этого несколько раз судился с журналистами, которые писали о его многомиллионных доходах, в кризис совершенно неуместных, тем более в нищей стране, где пенсионерам не хватает денег на хлеб.

Мне жаль, что ответа на этот вопрос я не получила.

И последнее, наверное, глупое пояснение, но в ситуации нынешней радикализации необходимое. Я не одобряю курс Владимира Путина в политике и экономике, но отношусь к нему с уважением как к президенту своей страны. Поэтому если кто-то хочет написать мне, как я здорово ему врезала – вам не ко мне. Я – журналист, у меня есть вопросы, на которые мне было интересно услышать ответы президента.

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Россия
Против дочери белорусского оппозиционера Павла Латушко возбудили уголовное дело
Санкт-Петербург
Суд арестовал на два месяца петербургского ресторатора, бойкотирующего QR-коды
Россия
У экс-прокурора Раменок конфисковали имущество на 749 млн рублей
Россия
Штаб Захара Прилепина готов привлечь к расследованию коррупции экс-сторонников Навального
Россия
Суд арестовал экс-фотографа штаба Навального по делу о призывах к терроризму
Россия
Естественная убыль населения России за 2021 год превысила 1 млн человек
Россия
Ингушского врача, сделавшего женское обрезание 9-летней девочке, освободили от наказания
Россия
Зарема Мусаева отказалась от адвоката. Правозащитники считают, что ее вынудили это сделать
Россия
Проживающему за границей политику Дмитрию Гудкову запретили выезд из России
Россия
Калужанку обвинили в оскорблении чувств верующих за фото с голыми ягодицами на фоне храма
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.