Доллар
Евро

Враг России №1

Znak.сom побывал в гостях у семьи Светланы Давыдовой, арестованной по обвинению в госизмене. Версии мужа, соседей, жителей Вязьмы

Вязьма – маленький угрюмый городок, расположенный примерно на полпути между Москвой и Смоленском. Огромные березы были посажены еще в советские времена, и кажется, что они достают до низкого неба. По всему центру разбросаны красивые церкви – они тут буквально на каждом шагу, а вот дорог нет в принципе, поэтому пешком ходить практически невозможно: то и дело скользишь в очередную ледяную яму на том самом месте, где мог бы быть асфальт (но его нет). На центральной площади уцелело лишь несколько старинных зданий: в Великую Отечественную под Вязьмой шли ожесточенные бои. Остальная застройка – советские серые кирпичные пятиэтажки или частные дома за высокими заборами.

В ответ на попытку заговорить с ними одни местные жители ускоряют шаг и отводят взгляд, другие наоборот останавливаются и рассматривают меня в упор, но когда я начинаю рзговор, ничего не отвечают или цедят сквозь зубы односложные фразы.

В черте города находится несколько заводов – кожевенный, пластмассовый, а вот графитный завод недавно закрылся, и многие остались без работы. Малый бизнес развит слабо: магазинов и палаток тут даже меньше, чем обычно бывает в таких городах, на центральной площади всего два кафе. От кожевенного завода в воздухе стоит странный неприятный запах, но местные к нему привыкли.

Несколько дней назад Вязьма прославилась на всю страну: многодетную мать Светлану Давыдову, проживающую в этом городе, арестовали по подозрению в совершении преступления «Государственная измена». Согласно версии обвинения, Давыдова в апреле 2014 года обратила внимание, что воинская часть, которую видно из окна ее дома, опустела, а потом услышала телефонный разговор в маршрутке: некий военный говорил, что его отправляют в командировку на границу с Украиной в штатском, а в перспективе – отправиться воевать на ту сторону. Светлана разговору поверила и позвонила в посольство Украины с рассказом об этом. Почти год спустя к ней в дом ворвалась группа захвата. Сейчас женщина находится в Москве, в СИЗО. По статье «Государственная измена» ей грозит от 12 до 20 лет лишения свободы.

Я приехала в Вязьму, чтобы встретиться с родными Светланы и узнать, как горожане отреагировали на громкое дело. Центральная площадь города носит предсказуемое название Советская, на ней я и начинаю свой опрос.

Слыша фамилию Давыдовой, те прохожие, которые сперва соглашались со мной поговорить, втягивают голову в плечи и жестко отвечают: нет, ничего о такой не слышали, не знают ее, и про ее дело тоже не знают.

– Я только о своем здоровье и думаю, и ничем больше не интересуюсь, – уверяет меня пожилая жительница Вязьмы Антонина.

– Никогда о такой не слышали, мы Интернетом не пользуемся, – в один голос отвечает довольно молодая пара.

– Какое такое дело? Нет такого дела, – говорит мне нестарый мужчина в вязаной шапке.

Один житель даже принимает меня за шпиона.

– Не буду с вами разговаривать. Может быть, вы тоже шпион? Надо вас, журналистов, в ФСБ сдать, – неожиданно агрессивно отвечает он на мой вопрос о его отношении к делу Давыдовой.

Городской интернет-форум при этом буквально гудит, обсуждая Давыдову. Звучат мнения в ее поддержку, но общий лейтмотив такой: она «ославила» город – то есть лучше бы это все случилось где-нибудь в другом месте.

Давыдовы живут в отдаленном от центра города районе на улице Московская в стандартном кирпичном доме. Соседи многодетной семьи, как выяснилось, тоже в один день «забыли» о ее существовании.

У соседнего с Давыдовыми подъезда стоит довольно молодая пара на вид лет тридцати.

- Да, мы живем с Давыдовыми в одном доме, но никогда не сталкивались. Про дело ничего не слышали, – объясняет мне мужчина, представившийся Дмитрием. Однако уже через пару фраз он начинает сам себе противоречить. – Ты мне же сама вчера рассказала, что на форуме пишут, – обращается он к жене. – Бред какой-то, не могу поверить, что это правда.

– Это правда, – отмечаю я.

– Якобы она слышала какой-то разговор в маршрутке, куда-то позвонила... А где она вообще телефон посольства Украины узнала? – интересуется у меня Дмитрий.

– Он есть в Интернете, думаю.

– Мне бы и в голову не пришло звонить. Тем более при чем тут наши солдаты? Они ведь там не воюют, их там нет, – размышляет Дмитрий. – Но все равно не могу поверить, что такое дело возникло. Нереальное оно какое-то.

– Ничего не знаю о Давыдовых, мы с ними вообще незнакомы, не видела их никогда. Светлана, невысокая дама лет пятидесяти, повторяет своих соседей практически дословно, и точно так же уже через несколько фраз становится понятно, что Давыдовых она знает и про дело в курсе. – Это которые «шведской семьей живут». И чего ей не сиделось спокойно? Ужасно, конечно, что все это в нашем доме…

Я спрашиваю соседей Светланы, не думали ли они зайти к её мужу и предложить какую-то помощь – может быть, нужны деньги, вещи для детей, моральная поддержка. Все реагируют одинаково: отводят взгляд и говорят, что не были знакомы с этой семьей, да и вообще странные они какие-то, блаженные.

– Почему мы должны им помогать? – недоумевает Татьяна, немолодая полная женщина в болоньевой куртке. – У меня у самой дети, так мне что, тоже о помощи просить? И не соседи они нам никакие – так, во дворе детей видела, и все.

Добровольно в знакомстве с Давыдовыми за целый день в целом городе мне признался всего один человек, главный редактор газеты «Вяземский вестник» Владимир Парфенов – впрочем, он знаком не со Светланой, а с ее сестрой Натальей. Парфенов считает эту семью яркими представителями «пятой колонны» и верит в версию силовиков.

– Не удивляйтесь реакции соседей и других жителей. Во-первых, город у нас маленький, все друг друга знают, а эта семья отличается своеобразными ценностями. Вы уже слышали, что они живут втроем? Один муж на двух жен, а дети зовут мамами обеих. У нас так не принято, понимаете… Все ведь про всех все знают, кто «голубой», кто «розовый»… Может быть, в Москве это принято, но тут нет. Народ у нас простой, консервативный, религиозный – видели, сколько у нас церквей? – мы сидим в кабинете Парфенова, за креслом главного редактора – огромная фотография Вязьмы.

Парфенов показывает мне колонку Эдуарда Лимонова в «Известиях», которую читал перед моим приходом. В ней говорится, что, вероятно, звонок Давыдовой в посольство Украины был не единственным и что ее надо наказать по всей строгости.

– По моей информации, они отказались от пособий по многодетности, например, и встает вопрос, на что они жили. Более того, обратите внимание на ее записи, опубликованные ранее – все четко, как «шпаргалки» для самой себя. Семья там очень странная вообще, – продолжает свой рассказ Парфенов.

По его словам, Наталья и Светлана родились в интеллигентной семье: отец работал директором школы, некоторое время в школе работали и дочери. Парфенов винит во всем Анатолия Горлова, мужа сначала Натальи, а потом – Светланы. В отличие от женщин, он – приезжий, политически активный, и вот он и мог сбить сестер с толку. Женщины состояли в КПРФ, ходили на митинги, Светлана баллотировалась в органы местного самоуправления и в областной совет, но не прошла.

– Наталья даже заявление на меня в прокуратуру писала, она хотела, чтобы я разместил на страницах издания благодарность одному депутату-справедливороссу от избирательницы, я отказал, так как имею на это права в соответствии с законом «О СМИ», – пояснил Парфенов.

Еще один собеседник издания, близкий к областной администрации, предположил, что главной фигурой в истории может оказаться Анатолий и что речь может идти о секте – например мормонской, – там ведь разрешено многоженство. Этот мой собеседник напомнил мне, что у многодетной небогатой семьи при обыске изъяли семь мобильных телефонов, два ноутбука и стационарный компьютер – откуда на это взялись деньги и зачем им столько?

Слова этого моего визави о том, что будущее Анатолия и сестры Светланы, Натальи, может оказаться не менее мрачным, чем у сестры, неожиданно начинают сбываться.

За час до моего прихода Анатолию и Наталье вручили повестки от местного управления ФСБ: завтра они должны будут идти на допрос в качестве свидетелей. Нет гарантии, что свидетели не превратятся в обвиняемых, но главное – в таком процессуальном статусе они будут лишены свиданий со Светланой.

Наталья выглядит практически копией Светланы: улыбчивая русоволосая худощавая женщина в хлопковом домашнем платье. Анатолий оказывается невысоким темноволосым мужчиной атлетического сложения – многие его ровесники в этом возрасте выглядят куда хуже.

Мы проходим на небольшую кухню с яркими обоями и столом, застеленным столь же яркой клеенкой. Сразу бросается в глаза чистота, хотя видно, что живут в этой семье, мягко говоря, небогато. Кто-то из детей приносит мне тапочки, а Наталья наливает чай и продолжает готовить детям ужин: пока Светланы нет, она помогает присматривать за ними, хотя сама живет обычно совсем в другом месте (и даже в другом городе). Когда мы говорим с Анатолием, она иногда вставляет пару фраз. Изредка на кухню заглядывают дети и доброжелательно разглядывают меня: чужих людей они не боятся, не капризничают, взрослым не мешают.

Анатолий и Наталья знают, какие об их семье сейчас ходят сплетни и по городу, и по стране.

– Как вы познакомились и как переехали в Вязьму? – спрашиваю я.

Наталья и Анатолий смеются в один голос и говорят, что историю любви рассказывать всегда в радость.

– Самое светлое чувство – это любовь. Мы с Натальей познакомились в 1998 году в Туле, я тогда жил в Самаре, а она – в Вязьме. Там проходила учеба старших вожатых, которые должны были создавать при школах детские общественные организации, вроде пионерии. Такие тогда были планы у Минобразования. Потом стали переписываться бумажными письмами, а через пару лет я переехал в Вязьму, мы поженились, – рассказывает Анатолий.

Потом случилась трагедия: первый ребенок умер, остальные родились слабыми и с некоторыми особенностями в состоянии их здоровья, что очень сильно повлияло на Наталью. Когда Анатолий говорит об этом, она кивает и продолжает рассказ сама: супруги отдалились друг от друга, и в ее жизни появился другой мужчина. Так бывает. Наталья приняла решение развестись, оставшись друзьями, а Анатолия поддерживала Светлана.

– Да, это был непростой период. Помню, когда получил извещение о разводе, у меня к горлу ком подкатил. Но мы сумели разойтись, не поубивав друг друга. Потом у Натальи началась новая жизнь, а дети остались со мной при условии, что она может навещать их в любое время.

Они рассказывают мне, что у Натальи начала складываться карьера в другом городе, а вот Анатолий сблизился со Светланой и в итоге женился на ней.

– Мы со Светланой очень похожи, почти на одно лицо, даже вы сами это уже заметили, – смущенно рассказывает Наталья Давыдова. – Вот и пошли слухи, что Анатолия видят то со мной, то с ней. Никто не может понять, почему мы все не переругались в непростой ситуации, вот и пошли сплетни про «шведскую семью».

У Светланы и Анатолия – четверо совместных детей, трое детей сестры для нее тоже стали родными. Я не могу не задать им вопрос о том, на что они живут.

– Я читал, что, мол, нарожали и живут на пособие, – эмоционально реагирует Анатолий. – Но это неправда. Нас в прессе выставляют бездельниками какими-то, трутнями, а это не так! Я не работаю по главной причине: двое детей от первого брака по состоянию здоровья требуют моего постоянного ухода. Я получаю на них пособие и не имею права даже работать официально. Да, я мог бы устроиться на работу и получать больше, но для меня важнее быть рядом с ними каждую минуту.

Наталья прерывает Анатолия и поясняет, что у него «талант» подбирать дозу необходимого лекарства – любой просчет чреват тяжелыми последствиями, а лекарство требуется вводить регулярно.

Анатолий рассказывает мне, что постоянно устраивается подрабатывать и приносит в семью дополнительный доход. Не бездельничала и Светлана. Анатолий приносит мне ворох ее дипломов, почти все – «красные». Сперва – техникум, потом – высшее образование, сейчас – аспирантура. По среднему техническому образованию Светлана – швея, а высшему – экономист. А вот и характеристика из техникума: Светлану называют хорошим организатором, творческим и аккуратным человеком, рекомендуют её на работу по пошиву эксклюзивных швейных изделий.

– Она и детям шьет, и всем знакомым. Такое платье, как у вас, она бы сделала за один вечер, такие золотые руки, – говорит Анатолий. – Говорят, что она ничего не делала, только детей рожала. Да неправда это! Или вот как может нестабильный человек иметь научные публикации, иметь такие характеристики?!

Анатолий дарит мне номер журнала «Российское предпринимательство», в котором опубликована статья Светланы «Социальное партнерство как особый тип общественных отношений». Из статьи становится понятно, то Светлане близки «левые» политические взгляды, при этом текст написан спокойным, выдержанным языком.

Мы переходим к самой тяжелой части разговора.

– Вам дали свидание?

– Нет, так и не дали. Я следователя просил – вот её сейчас к тебе поведут на следственные действия, дай нам хоть посмотреть друг на друга издали, но он сказал, что не даст, и вообще он занят.

Мы идем к злополучному окну, из которого Светлана якобы увидела опустевшую часть. На самом деле её не видно – высокий забор, огоньки, если присмотреться – силуэты машин. На мой взгляд, ни о каком наблюдении за передвижением воинских частей из этого окна не может быть и речи. Сейчас все окна в доме Светланы и Анатолия плотно зашторены.

– Мы стараемся лишний раз не выходить из дома сейчас, мало ли что. Детей только в школу водим. К ним одноклассники подходили, показывали ссылки на новости – мол, это твоя мама? Но травли нет.

Когда Анатолий узнает от меня, что его семью в городе «никто не знает», он не удивляется.

– Тут каждый боится пострадать и думает о себе. Ну как нашу семью не знают, если Светлана участвовала в выборах, если Наталья – член правления организации краеведов, если мы постоянно боремся за свои права – например, в суде отстаивали право детей Вязьмы на бесплатные учебники? Город у нас маленький, такие вещи все быстро узнают. Они просто делают вид, что забыли, – беззлобно говорит Анатолий.

Я спрашиваю его, что он думает о версии Эдуарда Лимонова. Мужчина взрывается.

– Мне без разницы, что думает Лимонов. Не знаю, звонила она один раз или несколько, она хотела войну остановить. А как её остановить еще? Можно стоять с плакатом. Можно писать статьи… Она решила так. Беременная женщина на третьем месяце, она что теперь, предатель? Она боялась, что российских солдат убьют там, за них переживала. Анатолий почти кричит, но я понимаю, что кричит он не на меня. Он хочет докричаться до тех, кто держит в СИЗО его жену.

Мы заканчиваем разговор, Анатолий собирает дипломы жены обратно в папку и случайно роняет её.

Только тут я замечаю, что у него руки ходят ходуном.

Когда я выхожу, уже темно. Большинство окон зашторены, лишь в некоторых мерцает слабый свет, слабо светят и фонари. Даже в темноте местные жители видят во мне чужака, останавливаются и внимательно смотрят в упор, пока я не ускоряю шаг. Пришлых здесь действительно очень не любят.

Новости России
Россия
Близкие к Кремлю эксперты составили портрет губернатора «новой волны»
Россия
В Башкирии не стали возбуждать уголовное за публикацию во «ВКонтакте» аниме-икон
Россия
ИИ изменит жизнь уже в ближайшие годы. Не обязательно к лучшему. Лекция Григория Бакунова («Яндекс»)
Россия
В Калининграде архиепископ и коммунист ополчились против фигурок милых домовых
Россия
В Минобороны открестились от военного, напавшего с ножом на подростка в Ярославле
Россия
В Хабаровске арестовали коллектора, который опубликовал порноколлаж с ребенком должника
Россия
Правительство предложило Госдуме изменить КоАП в интересах пожилых и инвалидов
Россия
В Росгвардии не хотят, чтобы люди видели в сотрудниках «монстров с резиновыми палками»
Россия
В новом эпизоде «Симпсонов» покажут пародию на Pussy Riot
Россия
Платежи по автокредитам сравнялись с ипотечными. Три примера из жизни
Россия
Тверская пенсионерка в Верховном суде добилась исправления регионального закона о митингах
Азат Мифтахов
Россия
«Мемориал» признал политзаключенным аспиранта МГУ Азата Мифтахова
Россия
Назначена дата начала слушаний по делу футболистов Кокорина и Мамаева
Россия
Защищать Крымский мост будет отдельная спецбригада Росгвардии
Россия
CIT: выставка «Сирийский перелом» с трофейной техникой вводит россиян в заблуждение
Россия
ФСИН предлагает привлечь к переработке мусора заключенных из колоний-поселений
Россия
Глава Забайкалья, прослезившийся при разговоре с жителями, провел перестановки в кабмине
Россия
Генерал-майор ФСБ обнаружен мертвым в Москве
Россия
Международная группа ученых просит поскорей выпустить косаток и белух из «тюрьмы»
Россия
Составлен рейтинг паспортов, позволяющих передвигаться по миру. РФ на 47-м месте
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.

Читайте, где удобно