Доллар
Евро

«Миша, что у тебя с ФСБ?»

Претендент на пост губернатора Челябинской области в интервью Znak.com рассказал о причинах травли со стороны силовиков

Благотворительный фонд «Теплый Дом» накануне по решению суда лишился двух помещений детских центров в Челябинске - на проспекте Ленина, 31, и на Кудрявцева, 36. Эти офисы фонд получил в разрушенном состоянии, вместе с партнерами привел в порядок и несколько лет арендовал у муниципалитета. Здесь ребята из детских домов занимались творчеством и получали полезные для жизни навыки. Однако мэрия Челябинска решила выселить «Теплый Дом». Как рассказал Znak.com основатель и председатель фонда Михаил Щапов, судья во время рассмотрения апелляции пыталась подвести стороны к мировому соглашению, однако представители мэрии стояли на своем – помещения должны быть освобождены, и это решение уже обжалованию не подлежит. На этом гонения на фонд не закончатся: 10 марта состоится суд «Теплого Дома» с Росимуществом, на котором организацию, скорее всего, обяжут освободить и площадку в Каштакском бору, где идет строительство детской деревни – проекта, не имеющего аналогов в России. Почему организацию, помогающую самым обездоленным, гонят отовсюду, - в интервью с Михаилом Щаповым.

- Михаил Николаевич, почему чиновники так на вас ополчились?

- Инициатива исходила не из администрации города. Это я понял, когда в прошлом году встречался с главой администрации Сергеем Давыдовым. Он тогда спросил меня: «Миша, что у тебя с ФСБ?» Я ответил, что абсолютно ничего, я открыт и всегда готов ответить на вопросы любых структур. Позже, когда в СМИ был организован вброс негативной информации обо мне и началась эта необоснованная истерия, я стал делиться переживаниями с партнерами и коллегами. Несколько человек рассказали, что заказчиками травли являются сотрудники ФСБ, работающие в отделе по экстремизму. Я поначалу не поверил. Ну какой из меня экстремист? Вся наша работа на виду. С другой стороны, свобода вероисповедания провозглашена Конституцией РФ.

- А при чем тут вероисповедание?

- Я ведь человек не православный, а принадлежу к евангельским христианам - баптистам. В 2014 году нашему РС ЕХБ (Российский союз евангельских христиан – баптистов – прим. ред.) исполнилось 130 лет.

- Не вы один…

- Но не все баптисты идут на праймериз в губернаторы Челябинской области (Михаил Щапов в прошлом году участвовал в предварительном голосовании, которое проводила «Единая Россия» - прим. ред.). Видимо, кому-то это не понравилось. Когда начались нездоровые движения вокруг «Теплого Дома», меня пытались каким-то образом привязать к событиям на Украине. Там ведь один из лидеров – Александр Турчинов – является «баптистом». Но, во-первых, не нужно путать баптистов на Украине и баптистов в России. Но главное, я не знаком с этим человеком и не имею к происходящему отношения. Более того, выдвигая свою кандидатуру на праймериз, я отдавал себе отчет в том, что губернатором не стану. Этот шаг не был попыткой реализации амбиций.

- Зачем же вам понадобилось участвовать?

- Мотивация была одна – попробовать использовать этот исторический для нашего региона момент, чтобы донести до людей, что наша область может стать первой в России, где удалось выстроить систему взаимодействия некоммерческих организаций (НКО) и чиновников в части решения проблемы по сиротам. На каждой площадке я пытался донести, что это возможно и это реально. Дело в том, что когда обсуждалась стратегия развития Челябинской области до 2020 года, я встречался с Иваном Сеничевым (в то время – руководителем администрации губернатора) и обратил его внимание, что в ней нет ничего о сиротах. Иван Викторович не поверил, принес стратегию, мы ее пролистали и увидели, что действительно ничего нет. На тот момент я как раз окончил Академию госслужбы при президенте РФ, и моя дипломная работа была посвящена сиротам и тому, как им помогать. Я анализировал, какая работа проводится у нас и в соседних регионах - Свердловской области, Тюмени, Башкирии, и понял, что мы практически на последнем месте. Предложил создать рабочую группу, заявил, что готов взять за это ответственность.

- Как отреагировал Иван Сеничев?

- Этот вопрос не входит в его компетенцию, поэтому он предложил мне встретиться с министром социальных отношений Татьяной Никитиной. Я ей изложил то же самое. Кстати, незадолго до этого я встречался в Москве с заместителем министра социального развития РФ, и он предложил мне реализовать идею в своем регионе, чтобы потом перенести опыт на федеральный уровень. После этого я отправился к Ивану Сеничеву, потом к Татьяне Никитиной.

- Что ответила Татьяна Никитина?

- Ничего!

- Совсем?

- Я делаю выводы по конечному результату. Когда закончились праймериз, мне стали поочередно звонить руководители детских домов и говорить: «Мы в шоке! Нам запретили с вами работать, брать от вас любую помощь. Не знаем, что делать».

- А чиновники, работники правоохранительных органов вам звонили?

- В том-то и дело, что нет. И в этом какая-то недосказанность, недопонимание. Я каждый день задаю себе вопрос: «Что же произошло?» Я исполнил то, что подсказывало мое сердце. Ладно бы я высказал вещи, которые противоречат политике президента Путина. Тогда была бы логическая связь, но нет. Я неоднократно обращался в ФСБ, писал, что готов встретиться, просил назначить мне время. Результат нулевой. Потом к нам с проверкой приехала прокуратура. Нас снимали на камеры, по всей видимости, ожидая какой-то реакции. Я встретил их спокойно, предложил им выпить чаю, спросил, по какому случаю такая делегация. Вообще-то я не против проверок, но не когда они несут заказной характер. Мне ответили, что на меня поступило заявление-анонимка. То есть возвращается 37-й год, когда любой человек может написать про своего соседа и у того будут проблемы. Через некоторое время мне удалось получить эту анонимку, и в ней написано, что Михаил Щапов имеет большой парк дорогих автомобилей, жилье за границей, дорогую недвижимость на Увильдах, свой бизнес… Кстати, это все не ново. Подобные вещи про меня рассказывают на протяжении 13 лет, пока работает наш фонд. Говорили, что я владелец заводов, в Каштаке собираюсь строить элитный гольф-клуб.

- Кстати, какой у вас автомобиль?

- Самый простой, народный – Шкода.

- Еще одна популярная «пугалка» про «Теплый Дом» - что вы навязываете детям свои религиозные взгляды.

- Фантазировать можно долго. Но нет никаких доказательств того, что Михаил Щапов кому-то что-то навязывает, зомбирует. Пусть авторы жалоб найдут детей, которые скажут, что их хотели обратить в веру! Такого нет, и это могут подтвердить директора детских домов. Только сказать об этом чиновникам из министерства они боятся, потому что могут потерять работу. Я их в этом не виню и по-человечески понимаю. Когда на ЧГТРК вышел заказной репортаж, где меня обвиняют в убийстве детей-сирот, что я отнимал у них квартиры, я был удивлен, что единственным человеком, кто сказал обо мне правдивую информацию, стал уполномоченный по правам человека Алексей Севастьянов. Хотя я его об этом не просил. Просто он был у нас, видел реальную работу и понимает, что так не должно быть. Ведь если есть недопонимание, можно пригласить к себе и сказать, что в том-то я не прав. После выхода сюжета я обратился в Следственный комитет, прокуратуру, встретился с новым генералом ГУ МВД и попросил провести в отношении себя проверку. Сам инициировал ее! Результат получился потрясающим: не нашли ничего. У меня есть официальный ответ, что правоохранительные органы провели проверку изложенных в телевизионном сюжете фактов. Но я после этого разговариваю с вами, а не нахожусь в местах не столь отдаленных.

- После получения результатов не пробовали встретиться с руководством города? Тем более что власть сменилась.

- Я удивлен, но со мной никто не хочет встречаться. Я пытался записаться на прием, но слышал, что нет времени. Возможно, это связано со становлением новой команды и скоро все изменится. Мы написали официальное письмо в администрацию и получили ответ от Евгения Тефтелева. В нем нет тех вещей, которыми апеллировала старая команда, – про антисанитарию, нецелевое использование помещения. Нас просто просят их вернуть, поскольку помещения нужны городу. Я написал ответ, в котором попросил предоставить взамен другие площади. Пока жду ответа. Если он будет, можно попытаться убедить приставов отсрочить принудительное выселение, не устраивать маски-шоу. Если нам дадут другие помещения, мы также за свой счет их отремонтируем и создадим островки счастья для детей. Вчера судья пыталась уговорить представителей администрации пойти на мировое соглашение, оставить за нами помещения хотя бы до 1 сентября, чтобы закончить начатые программы. Но нам навстречу не пошли. А у нас в договоре есть пункт, что администрация может расторгнуть договор аренды в одностороннем порядке, независимо от того, выполнялись его условия или нет.

- Как использовались помещения?

- Мы занимались профориентацией детей. Здесь проходили мастер-классы по кулинарии, дети рисовали, занимались флористикой. Мы принципиально не выезжаем в детские дома. Считаем, чем больше ребенок будет выезжать из детского дома в хорошие места (театры, кружки), тем больше обогатится внутренне. Он будет понимать, что за пределами детского дома, где он находится с утра до вечера, есть что-то хорошее.

- Детскую деревню в Каштаке тоже могут забрать?

- К сожалению, да. Но я надеюсь, что нам удастся ее отстоять, ведь там может быть реализован уникальный проект. Там будут жить минимум 12 приемных семей, в каждой из которых от 6 до 12 детей. Таким образом, мы закроем два детских дома.

- В роли родителей будут воспитатели?

- Нет, у детей будут папа и мама. Мы пока не давали рекламы этому проекту, но о нас узнали приемные семьи из сельских территорий, которые уже взяли на воспитание ребят из детских домов и хотели бы усыновить еще, но квадратные метры им не позволяют. Эти люди общались с главой поселения, но он помочь не может, а брать кредит в банке – значит, повесить ярмо на шею. А у нас в одном доме площадью больше 160 квадратных метров можно разместить 12 детей. Кроме того, на территории деревни планируем построить общежитие для «выпускников» приемных семей. В них смогут жить ребята, которые выросли, но пока не решили вопрос с учебой или армией. Они будут жить недалеко от семьи, помогать ей, связь с родителями не потеряется. В то же время родители смогут взять на их место других детей.

- Обычно, если семья берет ребенка, он может жить с родителями и до 30 лет. Тут же получается, что в 18 ему нужно будет уходить?

- Мы рассчитываем, что эти ребята создадут свои семьи в более раннем возрасте. Я, к примеру, женился в 21 год.

- Не у всех это получается.

- Согласен. Конечно, никто взрослого ребенка из дома выгонять не станет. Но если мы нацелены на результат и качество работы, подросток должен понимать ценность семьи.

- С другой стороны, общежитие не резиновое. Если желающих будет слишком много?

- Государство обязано давать таким детям жилье, даже если они живут в приемных семьях. Общежитие нужно, чтобы такой ребенок не оказался на улице, пока решаются юридические вопросы. Плюс проекта еще в том, что мы хотим создать в детской деревне производство. Там будем выпекать хлеб, семьи будут работать вместе, разводить кур, кроликов. Хлеб можно продавать. Рестораны, которые нас поддерживают, готовы покупать у нас мясо. У нас есть школы приемных родителей, но там существует определенный пробел. Мало пройти курсы, посидеть в кресле, написать тесты. Поэтому, когда приемные семьи сталкиваются с реальностью, они иногда возвращают детей.

- Что вы предлагаете?

- Мы предлагаем им сначала побыть волонтерами в детской деревне. Пусть помогут таким семьям – погладят пеленки, увидят, как дети играют, резвятся, и решат, получится у них или нет. Это избавит детей от психологических травм.

- Но это достаточно дорогой проект.

- Он не дорогой. К тому же, когда я создавал движение «Теплый Дом», поставил себе цель – не брать средств из бюджета. Если это служение от Бога, у нас и так все получится. У нас очень сильная команда попечительского совета, которая, несмотря на второй кризис, нас не оставляет. Для меня это показатель, что люди видят обратную связь.

- Что уже сделано в Каштаке?

- В детской деревне мы полностью восстановили электроэнергию, привели в порядок три домика, в одном из которых уже живет семья. Наталья Водянова, у которой тоже есть свой благотворительный фонд «Обнаженные сердца», подарила нам большой игровой комплекс. Каждый год мы проводим там встречи с детьми-сиротами. У нас есть своя хоккейная команда. В прошлом году впервые в истории Челябинской области провели хоккейные сборы среди детей-сирот.

- Сколько времени нужно на реализацию проекта «Детская деревня»?

- Мы получили участок в Каштаке 10 лет назад. Когда шли праймериз, один из депутатов спросил, почему Каштак до сих пор не построен. Я уже тогда подумал, что этот миф – якобы мы наживаемся на детях, не можем освоить строительство – жив во многих сердцах. Я на протяжении 10 лет рассказываю, что мы стали заложниками ситуации. По договору с Росимуществом мы выступаем в роли сторожей, то есть обязуемся охранять и содержать территорию в порядке. Но мы не имеем право ничего на ней строить. Мы неоднократно обращались к руководству Росимущества по Челябинской области с просьбой заключить с нами договор на 49 лет, гарантировали, что на территории не будет бань, развлекательных комплексов, там будут только приемные семьи с детьми-сиротами. Сначала работали с человеком по фамилии Власов, но его посадили в тюрьму (не по нашей вине), с другим руководителем тоже не получилось взаимодействия, так как попал под следствие за махинации с землей. Когда я понял, что в Челябинске вопрос решить не смогу, пошел в Москву. И, вроде бы, нашел в федеральном Росимуществе понимание. Но после моего участия в праймериз участок у нас решили забрать.

- Вы, наверное, уже тысячу раз пожалели, что выдвинули свою кандидатуру?

- Нет, не пожалел. Я воспринимаю это как определенный экзамен, который надо сдать, чтобы иметь возможность приносить еще больше пользы и добра людям.

- Но ведь вас не услышали.

- Я надеюсь, что эти семена в будущем дадут свои плоды. Ведь это дело моей жизни. У меня две дочки, младшую я взял из Дома ребенка. Поэтому для меня это не пустые слова. К тому же благодаря этой ситуации я познакомился с потрясающими людьми. Один из них – наш земляк, легендарный тренер команды СКА Вячеслав Быков. Они поддержали нас и даже прислали фотографию команды с плакатом «Нет санкциям против «Теплого Дома». Такие весточки очень воодушевляют. Ольга Фаткулина, Гоша Куценко и многие известные люди сфотографировались и присылали нам фото с данной надписью в нашу поддержку. Было приятно, что Ирина Роднина, которая входит в наш попечительский совет, не взяла паузу, а наоборот начала вступаться за нас, даже написала официальное письмо на имя губернатора.

Правда, чиновники, к моему великому сожалению, отписали в ответ такую ерунду… Якобы тут антисанитария, помещение используется не по назначению. При этом меня даже не пригласили, чтобы прояснить ситуацию. Как можно было, не побывав здесь, не видя документов, писать такое в Москву? Было очень приятно, что за нас вступился депутат Госдумы Валерий Гартунг. Было неожиданно видеть пост в мою поддержку от депутата Сергея Вайнштейна. Я обнаружил его в Facebook, когда был в Москве. Если честно, увидев слова «Щапов» и «Теплый Дом», забеспокоился: «Неужели опять?» А когда прочитал, слезы на глазах выступили. Для меня это большая честь. Поддержал нас также депутат Государственной думы, трехкратный чемпион Владислав Третьяк, написав письмо поддержки на имя губернатора Бориса Дубровского.

- Ваши партнеры от вас не отказались?

- Напротив, единомышленников с каждым годом становится все больше. После этой ситуации нам поступило много обращений от предпринимателей, готовых с нами работать. Мы подписали два крупных договора – со стоматологией «Белый кит», где бесплатно лечим зубки ребятам из детских домов Челябинской области, и с охранным предприятием «Дельта». Скоро будем совместно с нашими партнерами проводить второй кулинарный фестиваль «Рататуй». Мы учим детей готовить, а потом даем возможность проявить себя. На фестивале у них появляются «живые» деньги: получив задание, ребята вместе с волонтерами идут в магазин и покупают необходимые продукты. Это очень важный навык, который не прививается в детдомах. Проводить фестиваль будем не только в Челябинске, но и в Москве, где очень заинтересовались нашим опытом. У нас уже формируется команда шеф-поваров, помогать будет Гоша Куценко и многие другие.

- Не боитесь, что мы сейчас напишем, и пойдут слухи, что вы собрались перебираться в Москву?

- Мы не делаем из этого тайну. Мы и в других городах будем проводить подобные мероприятия, потому что получили заявки. А еще есть хорошее выражение: «Нет пророка в своем отечестве». Если тут не принимают, надо двигаться дальше. Мы знаем, что наша миссия благородная, мы идем в ногу с нашим президентом. Но, к сожалению, пока у нас нет сплоченности между чиновниками и НКО. Исключение составляют ряд организаций, приближенных к власти. На прошлой неделе я послушал выступление губернатора, и стало обидно, что опять не сделан акцент на мобилизацию НКО. Ведь если провести ревизию, станет ясно, что у нас не больше 100 организаций, которые что-то делают, при том, что зарегистрировано свыше 1000. Можно создавать рабочие команды и решать эффективно и оперативно проблемы наших граждан.

- Каким образом?

- Сюжеты о том, как граждане обращаются в суды и их выигрывают у министерства социальных отношений, выходят постоянно. Люди не получают оперативную помощь по причине закостенелости и несовершенства законодательной базы. Я на встрече с Татьяной Никитиной обращал внимание, что можно задействовать некоммерческий сектор. Допустим, малоимущая семья нуждается в протезе. Чиновничья машина неповоротлива – пока документы оформляются, проходит согласование, подходит очередь. Но есть патриоты, которых можно пригласить и обозначить проблему. Это могут быть бизнесмены или волонтеры, которые организуют сбор пожертвований, и вопрос моментально решится. Это снимет социальное напряжение. Ко мне недавно обратился Алексей Севастьянов и рассказал, что у семьи, в которой 10 детей, сгорел дом. Не осталось ничего. Я пообщался со своими бизнесменами. Собрали детей в школу, один из партнеров помогает продуктами. Хотя, по идее, в такой ситуации семья могла бы распасться: детей бы забрали в детский дом, отец бы запил… Многое может измениться, когда государство поймет, что НКО может стать хорошим помощником. И главное, им ведь не надо практически ничего – только видеть, что есть обратная связь.

Справка:

В 2014 году РБФ «Теплый Дом» без бюджетных средств при поддержке малого и среднего бизнеса провел 86 мероприятий, в которых было охвачено 3707 детей-сирот, детей инвалидов и детей из малообеспеченных семей. В 2015 году, с января по февраль, проведено 30 мероприятий, в которых также адресно получил помощь 1301 ребенок из детских домов, интернатов и приютов Челябинской области, а также малообеспеченных семей.

Новости России
Россия
Российским предприятиям поручено за май увеличить производство медтехники в 25 раз
Россия
Сергей Собянин предрек Москве серьезные испытания в связи с коронавирусом
Россия
Отбывающий срок продюсер Харви Вайнштен излечился от коронавируса
Россия
Число больных коронавирусом в мире превысило 1,6 млн человек
Россия
Глава «Вектора» считает, что эпидемия коронавируса COVID-19 станет сезонной
Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Памятник маршалу СССР Ивану Коневу
Россия
Шойгу попросил Чехию отдать России снесенный памятник маршалу Коневу. Ему отказали
Россия
Академик РАН заявил, что инсульт и инфаркт могут быть осложнениями коронавируса
Россия
В Уфе ритуальная служба начнет вести онлайн-трансляции с похорон
Россия
ОПЕК+ продолжит обсуждение сегодня, потому что представитель Мексики покинула заседание
Россия
«Известия»: 9 апреля правительство РФ купило Сбербанк у Центробанка за 2,1 трлн рублей
Певец Лев Лещенко
Россия
Лев Лещенко пожаловался, что коллеги обвиняют его в распространении коронавируса
Россия
В России число умерших пациентов с диагнозом «коронавирус» превысило 100
Россия
Еще 12 пациентов с коронавирусом умерли в Москве
Рэпер Ганвест
Россия
Рэпер Ганвест сообщил, что заразился COVID-19
Россия
Эксперты отмечают рост продаж алкоголя во время карантина
Глава Минздрава РФ Михаил Мурашко
Россия
Глава Минздрава: в России научились диагностировать COVID-19 без лабораторного подтверждения
Россия
Апрель стал нерабочим. Как это скажется на отпусках и что, если к отпуску принуждают?
Генерал-полковник Александр Романов
Россия
Уволен замглавы МВД Александр Романов. Неделю назад арестовали двух его заместителей
Россия
Bloomberg: страны ОПЕК+ согласились сократить добычу нефти на два месяца почти на четверть
Обложка журнала «Русский репортер»
Россия
Редакция журнала «Русский репортер» заявила о закрытии издания
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.

Читайте, где удобно