Они старались

Корреспондент Znak.com наблюдала за поражением оппозиции на выборах в Костроме и попала в загадочную историю

Я приехала в этот красивый северный город, где серо-синяя Волга и белые церкви, равно утром в день выборов. В Костроме выбирали депутатов областного законодательного собрания и – досрочно – губернатора. Костромская область – единственный регион, где до выборов допустили оппозиционную партию ПАРНАС, список которой возглавил Илья Яшин. Всю кампанию партия исправно проводила встречи с костромскими бабушками, и было интересно, какой процент получат оппозиционеры на выборах.

Меня и журналистов «Дождя» подвез до Костромы один из главных «аллергенов» оппозиционеров – Максим Кац.

Мы въезжаем в красивый и величественный город под утро и едем в штаб партии ПАРНАС. Для журналистов здесь выделено небольшое пространство, а отвечать на вопросы имеют право лишь уполномоченные сотрудники. С одной стороны, ПАРНАС можно понять: есть много откровенно пропагандистских медиа, которые могут заниматься провокациями, а работы в день голосования хватает, чтобы отвлекать сотрудников штаба на общение с прессой. Но все же от оппозиционного штаба хочется большей открытости. Мы уходим в недоумении.

Есть еще штаб наблюдателей, его отчасти курирует «Открытая Россия» (ОР) Михаила Ходорковского. Именно эта организация в последние дни кампании подверглась атаке пропагандистских СМИ, причем атаке абсолютно безграмотной. Провластные СМИ не имеют источников в «Открытой России» и не в курсе, что отношения этой организации и ПАРНАС очень сложны в силу ряда личных конфликтов. Поэтому ОР устранилась из кампании и только помогает координировать волонтеров, готовых посвятить свой выходной день наблюдению за выборами.

Мы прощаемся с наблюдателями, а я иду дальше по одной из главных улиц Костромы, Советской. Моя цель – городская администрация.

Глава администрации Костромы Виктор Емец показывает мне некоторые фотографии избирательной кампании Ильи Яшина.

– Вот Яшин говорит, что собрал сход, чтобы не дать вырубить Березовую рощу. Давайте посмотрим на карту. Вот огромная Березовая Роща, и на её окраине есть заброшенный детский сад. Мы хотели продать этот заброшенный детский сад, тем более, что мы построили несколько новых. Даже по радио об этом объявляли. Но речь идет только о продаже заброшенного детского сада по адресу «Березовая Роща, дом 16», а не о вырубке самой рощи, – поясняет Емец.

В ходе нашего разговора неоднократно всплывет тема приезжих. В Костроме москвичей действительно не любят. Емец сетует, что ПАРНАС не озаботился местной повесткой, а на прощание показывает мне фото из блога Яшина, где изображена разбитая дорога с оранжевыми ограждениями. Он говорит, что дорога сфотографирована во время ремонта – и это, согласно базам госзакупок, правда.

Глава администрации спокоен, хотя и озабочен результатами выборов. Зато кандидат в депутаты от «Единой России» Алексей Анохин не скрывает своего хорошего настроения. Он уверен, что избиратели «верят в будущее», и видел: атмосфера на участках самая позитивная. Анохин не верит, то многочисленные «черные» материалы против ПАРНАС (Яшина в них объявляли геем, иностранным агентом, представителем «пятой колонны» и так далее) распространяли единороссы.

На моих часах почти четыре дня. Поступают сообщения о голосовании по фальшивым открепительным из области, но на многих участках царит тишина.

Мы встречаемся с красивой блондинкой, Марией Бароновой, координатором проекта «Открытые выборы», в районе Советской площади. Там уже монтируют сцену будущего митинга «Антимайдан» – подразумевается, что Яшин и его сторонники будут выводить людей на акции протеста вне зависимости от итогов голосования. А «Антимайдан» собирается вечером провести патриотический концерт в знак того, что стабильность непоколебима.

Мы с Бароновой идем в штаб «Открытых выборов». Туда просто стекается информация от всех наблюдателей: где какие нарушения, проблемы, инциденты.

Ничего драматического пока не происходит, и мы решаем объехать несколько участков в поисках интересных событий.

Мария вызывает такси, оно подъехало, но ей кто-то звонит по телефону.

– Я подожду тебя на улице, – бросаю я и выхожу из квартиры, где расположен штаб наблюдателей.

В подъезде не горят лампочки, а мне навстречу выныривает странный коренастый мужчина в штатском.

– Первая квартира? – спрашивает он.

Он мне не нравится.

– Не знаю, может, первая, – бросаю я и продвигаюсь к выходу из подъезда.

Мужчина нагоняет меня.

– А вы кто?

– Я – журналист, – говорю я и открываю дверь, делая шаг наружу.

Мужчина грубо перехватывает мою руку и начинает тянуть меня вглубь подъезда. Он выше, сильнее. Кажется, он псих. У меня есть доля секунды, чтобы принять решение сопротивляться. Если он затянет меня в подъезд, может случиться что угодно.

Я принимаю решение и начинаю кричать «Помогите!». Крик сильнее страха, у меня получается, из окон выглядывают соседи, я вырываюсь и убегаю.

Я перебегаю улицу, вокруг – люди. Я прошу их звонить в полицию, объясняю, что на меня напали.

Скоро подъезжает полицейский автомобиль. Еще через пару часов пропагандистские СМИ обвинят меня в том, что я вызвала полицию в офис «Открытых выборов», так как там якобы нашли труп.

Но пока я рассказываю полицейским историю о напавшем на меня мужчине. Меня направляют к участковому, я пересказываю ему произошедшее.

Из подъезда выводят парня в наручниках. Я видела его в офисе «Открытых выборов», но не знаю лично.

– Он на вас напал? – спрашивает полицейский.

Нет, не он.

Вдруг выходит мой неудачный похититель. Мой маньяк. В обычно кепке цвета хаки. Дружески беседует с полицией.

– Это он пытался меня затащить вглубь подъезда.

Полицейские смотрят на меня снисходительно, а мужчина, напавший на меня, говорит, что я вру.

Я уже говорила, что меня трясет? На помощь мне приходят местные жители, которые слышали мой крик и видели, как я вырывалась и убегала, они опознают мужчину в кепке. Мой обидчик пожимает плечами, полиция бездействует, меня просят проехать в ОВД на улице Комсомольская.

Я должна признаться, я дала слабину. Я сообщила об инциденте главе города Костромы, и Виктор Емец приехал. Он не контролирует правоохранительные органы, но пытается меня успокоить (ряд оппозиционных сайтов поставит ему это в вину. Виновата в этом я).

Далее – много часов в ОВД. Я пересказываю историю по многу раз, я доказываю, то я не верблюд, что я приехала не готовить майдан, я просто делать репортаж. Я много и много раз пересказываю: схватил за руку, пытался утащить вглубь подъезда. Он слышал, что я – журналист.

Меня отпускают в сумерках. Я читаю интервью Ильи Шаблинского из Совета по правам человека о том, что я стала жертвой манипуляции. Я делаю то, чего я не делала никогда – впрочем, я никогда еще не отбивалась в подъезде от маньяка. «Вы совершили подлость», – говорю я и бросаю трубку. Не перезвонит.

Приезжаю в штаб ПАРНАС. Красивые, умные Илья Яшин, Алексей Навальный, Леонид Волков проводят брифинг. Пытаюсь задать им вопросы. Выясняется, что комментариев мне никто давать не будет – одному не нравлюсь лично я, другому мое издание. Навальный говорит – всё, что со мной случилось, – чепуха. Он смеется над тем, то я общаюсь с представителями Кремля.

Я сижу на набережной Волги, читаю соцсети. Нарушения пока не катастрофичны, ПАРНАС в Заксобрание не проходит. По предварительным данным, «Единая Россия» одерживает победу.

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.