«Дело Гайзера» как символ торжества силовиков: в АП о грядущем задержании главы Коми не знали до последнего

Право сильных

«Дело Гайзера» как символ торжества силовиков: в АП о грядущем задержании главы Коми не знали до последнего

После ареста уже второго губернатора за последние полгода нужно констатировать: силовики заметно усилили свое влияние на внутреннюю политику. Настолько, что администрацию президента уведомили о решении задержать главу региона и членов его команды в самый последний момент. Но есть и другие бенефициары истории с задержанием Вячеслава Гайзера, а эксперты предупреждают о рисках недовольства региональных элит.

Санкцию на арест главы Коми Вячеслава Гайзера главе Следственного комитета Александру Бастрыкину дал президент Владимир Путин. Это случилось в Сочи несколько дней назад, говорят два собеседника издания. Дело Гайзера – не первый случай, когда во внутриполитическую жизнь страны резко вмешиваются силовики. При этом в последние годы схема взаимодействия силовых структур и администрация президента менялась.

«Раньше администрация активно взаимодействовала с силовиками, нередко вызывая у них раздражение – к примеру, когда на Старой площади параллельно работали с националистическим сообществом. В последние годы установилась жесткая автономия: силовики не ставят администрацию в курс своих операций, даже если те затрагивают интересы внутренней политики. Исключения редки – к примеру, решение об освобождении оппозиционера Алексея Навального для участия в выборах мэра Москвы в 2013 году и замене реального срока по делу «Кировлеса» на условный принимал именно политический блок», – говорит собеседник Znak.com.

Задержание и арест Гайзера стали очередной демонстрацией того, что силовые структуры превратились в ключевую политическую группу. Администрацию президента поставили в известность о готовящейся операции незадолго до её проведения, а не на стадии подготовки. При этом новым главой республики может стать представитель именно силового клана – депутат госдумы Виктор Поневежский, некогда занимавший пост прокурора региона.

Главные действующие лица силового блока – глава СКР Александр Бастрыкин и директор ФСБ Александр Бортников.

Об их растущем влиянии стали говорить в 2014 году, когда были задержаны руководители антикоррупционного ведомства МВД, в том числе, генералы Денис Сугробов и Борис Колесников (последний покончил с собой). Кроме того, в последний год подчиненные Бастрыкина и Бортникова в последний год проявляли внимание к руководителям различных муниципалитетов, к вице-губернаторам и так далее (к примеру, стоит вспомнить дело челябинского вице-губернатора Николая Сандакова). Действия силовиков неоднократно заставляли руководство регионов перестраивать схемы управления из-за ареста подчиненных.

Усиление силовиков означает ослабление административно-чиновничьего класса, который укреплял свое влияние в последние 15 лет. Теперь появились новые претенденты на роль хозяев. «Высшие чиновники, в том числе руководители регионов, никогда не жили так хорошо, не имели так много и не были так безответственны, – говорит политолог Глеб Кузнецов. – Именно они пожинали основные результаты «путинской стабильности», а сейчас выясняется, что они расслабились, заработали не свои деньги и получили возможности, которыми не смогли воспользоваться в общих интересах. Наверху это вызывает понятное раздражение: из них делали опору страны и партнеров, а получились барины, озабоченные только собственным богатством и формальными показателями эффективности вроде процента на выборах. Думаю, громкость и показной характер последних скандалов отражает внутренне раздражение верхов власти, которым важно не просто наказать конкретных людей или попытаться исправить этот класс, а вернуть его к общему знаменателю, показать этим людям, что они - не партнёр престол-отечества, а, может статься, и плитка для мостовой, по которой едет страна», – отмечает Кузнецов.

Если аресты губернаторов станут явлением обыденным, это приведет к ослаблению позиций всего чиновничьего класса, включая и администрацию президента, говорит источник, близкий к последней.

«Может оказаться так, что людям, арестовавшим Гайзера, совершенно безразлично, когда в регионе выборы, что такое легитимность, управляемость и так далее», – напоминает собеседник Znak.com.

Первый вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин отмечает, что хотя влияние силовиков на внутреннюю политику растет, верховная власть пока ограничивает их могущество. Так было и при СССР (когда Гдлян и Иванов попытались превратить «узбекское» дело в «московское», их быстро поставили на место), и при Ельцине (Коржаков сразу же поплатился за попытку вести собственную игру). «То же и сейчас – если бы силовики действительно получили волю, то в тюрьме бы сидела не только Васильева, но и Сердюков», – приводит пример Макаркин.

Он напоминает, что среда силовиков неоднородна и у разных групп внутри неё есть разные интересы: например, в «деле Кашина» одни Горбунова сажают, а другие выпускают.

Среди выигравших от ареста Гайзера могут оказаться не только силовики, но и одна из самых влиятельных ФПГ страны. Лидер партии «Демократический выбор», экс-замминистра энергетики России Владимир Милов считает, что одним из главных бенефициаров от арестов Хорошавина и Гайзера является госкорпорация «Роснефть». Если на Сахалине, где арестовали губернатора Александра Хорошавина, у «Роснефти» был конфликт с «Газпромом», то в Коми он мог возникнуть с «Лукойлом», контролирующим регион, отмечает Милов.

«В Коми «Лукойл» контролирует не только месторождения, но и трубопроводы до магистральных труб «Транснефти». Де-факто контролируемые «Лукойлом» трубопроводы – магистральные, но когда в 90-е годы они устанавливали контроль над нефтяными компаниями «Коминефть» и «Комитэк», они добились, что инфраструктура приобрела статус промысловой, которая собирает всю нефть, чтобы довезти до магистральной. И именно от инфраструктуры «Лукойла» зависит её транспортировка и в Коми, и в Ненецком автономном округе. При этом в Тимано-Печорской провинции (Коми, НАО) нефти больше, чем во всей Восточной Сибири, и там, к примеру, был конфликт с «Башнефтью», когда она купила месторождение, но была вынуждена создать СП с «Лукойлом». У «Роснефти» в регионе есть «Северная нефть», но они претендуют и на другие участки, а без доступа к инфраструктуре «Лукойла» разрабатывать их почти невозможно. Я бы сказал, что история с арестом Гайзера похожа не только на историю Хорошавина, но и на историю Владимира Евтушенкова, попавшего под уголовное преследование также после конфликта «Башнефти» с «Роснефтью». Коми и Сахалин – два региона, где у «Роснефти» есть большие интересы, но которые она не контролирует. Я лично не помню, чьим назначенцем был Гайзер, но когда я работал в правительстве, Коми была закрашена цветом влияния «Лукойла», поэтому едва ли руководство региона назначалось без согласования с ними», – считает Милов.

Руководитель региональных программ Фонда развития информационной политики Александр Кынев говорит, что если уголовные дела против губернаторов продолжат множиться, это может привести к появлению в регионах фронды по отношению к федеральному центру.

«Громкие уголовные дела в любом случае согласуются с центром. Последние годы у силовиков была негласная конвенция, что с муниципальным уровнем они могут делать все, что им заблагорассудится, с уровнем вице-губернаторов – по согласованию, а губернаторов обычно не трогали. Случай уголовного преследования бывшего тульского губернатора Вячеслава Дудки был скорее исключением. Количество уголовных дел против чиновников при этом росло, и сейчас центр находится в нелегкой ситуации: ему надо сохранить контроль над ситуацией и не допустить бунта в региональных элитах. При этом надо принимать жесткие решения, в том числе, по главам регионов, так как нынешние времена требуют сурового имиджа. Все системы в регионах персонифицированы, и когда регион обезглавливают, кто-то может начать фрондировать. Все держится на неформальных связях, и если после ареста местных будут приходить варяги, появятся чужие люди, и начнется борьба пришлых и местных. В таких условиях даже обычно тихий регион может превратиться в серьезную головную боль», – говорит Кынев.

С ним не согласен глава Политической экспертной группы Константин Калачев. «Задержание губернатора и даже всей верхушки законодательной и исполнительной власти в регионе проблем для электоральных результатов не создаст, скорее напротив. Рейтинг федеральной власти от этого только вырастет. Выборы пройдут еще успешней», – считает он.

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Россия
Стрелку часов Судного дня оставили на месте — до конца света осталось 100 секунд
Россия
Росавиация рекомендовала авиакомпаниям изучить влияние 5G на самолеты
Санкт-Петербург
Губернатор Петербурга Беглов впервые публично высказался о критике Смольного в ряде СМИ
Россия
Ток-шоу «60 минут» оштрафовали за кадры возбуждающего характера
Россия
Суд арестовал срочника из Дагестана, применившего удушающий прием памятнику спецназовцам
Россия
В Новосибирске установили бюст генпрокурора СССР Руденко, бывшего членом «особой тройки»
Россия
КПП: в Нижнем Новгороде чеченские силовики похитили жену федерального судьи
Россия
Кремлевский дворец потратил ₽600 тыс. на песню и танец «Казаков России» на Дне прокуратуры
Россия
Неизвестный вывел с Binance более ₽6 млрд после новостей о запрете «крипты» в России
Россия
Соболь обвинила экс-сотрудницу «Навальный LIVE» в работе на спецслужбы
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.