«Теперь я в законе, меня даже похоронят за счет мэрии»

Директор челябинского 31 лицея Александр Попов – о заказчике уголовного дела, литературе, звании почетного гражданина и своих мечтах

Директор физико-математического лицея №31 Александр Попов – человек в Челябинске легендарный: правдоруб, фантазер, писатель и прекрасный педагог. Чуть более года назад Попов был оправдан по уголовному делу о покушении на мошенничество и покушении на посредничество в передаче взятки (Попову принесли 25 тыс. рублей якобы за устройство в школу падчерицы его знакомого), но с тех пор неохотно общался с журналистами. В интервью Znak.com Александр Попов предпочел не вспоминать подробности одной из самых неприятных историй в своей жизни, но уверенно заявил, что дело было заказным.

- Александр Евгеньевич, 2012-2014 годы для вас были тяжелыми из-за внезапно обрушившегося уголовного преследования. Сейчас все позади, и, вы, наверное, можете уже сказать, что явилось причиной этого прессинга?

- Вспоминать обо всем этом я не хочу. Скажу только, что была заказуха. Почти все из тех, кто меня заказывал, уже слетели… Беда нашего образования в том, что в эту сферу все лезут. Вот чтобы водить машину – нужны права, а чтобы работать с детьми – прав не требуется. Началось все еще в 2008 году, когда начальник городского управления образования, ныне областной министр, Александр Кузнецов потребовал списки учеников-грузин. Я ответил, что грузин нет, есть только хазары с половцами. Он тогда только выматерился… В 2012 году уже полиция потребовала списки лиц кавказской национальности. Нельзя делить детей по какому-то признаку, вот я и сказал, что у нас в лицее одна национальность – математика. Это тривиальное такое высказывание, конечно, но по стране пошло. И это тоже озлобило – и силовиков, и начальство областное образовательное, поэтому стали искать поводы. Знаю, что одним из ярых участников травли был министр образования Кузнецов. Но, в общем, все прошло – и ладно. Вроде, выстоял.

- А сейчас вы какое-то давление испытываете?

- Нет, какое давление! Теперь я в законе, я почетный гражданин, меня даже похоронят за счет мэрии. Я после того, как все закончилось, сделал статуэтку Стойкого оловянного солдатика, сообщил учителям, что буду вручать ее самой замечательной кафедре. Я так сказал, хотя на самом деле Андерсен – не мой писатель. Я так и сказал: с Андерсеном знаком не был, меня выдумал Гашек. Ярослав Гашек – мой писатель, я – бравый солдат Швейк. Мои бабка с дедом, кстати, были знакомы с Гашеком, когда он жил в Челябинске. На здании на улице Тимирязева, где стоматология, долгие годы висела мемориальная табличка, что здесь жил Гашек, когда в годы гражданской войны служил в Челябинске в штабе военного округа. И вот, во время суда надо мной, эту табличку сняли, она исчезла. И теперь дело всей моей жизни – восстановить справедливость. Как добьюсь, чтобы табличку снова повесили, – тогда и помирать можно.

- Может быть, у вас и еще какие-то цели есть?

- Да, есть. Я вот, например, собираюсь на территории лицея открыть первую станцию челябинского метро. Его, метро в Челябинске, строят уже лет сорок. Ну, вот пора открыть станцию, наконец. Там все будет настоящее – рельсы, вагоны, платформы, табло, большая буква «М». Будет объявляться приход и отправление поезда, шум поездов будет. Оформлено все будет в ретро-стиле конца 30-х – начала 40-х годов.

- В стиле московского метро?

- Да, московского. Сейчас с этим проектом мне помогают два человека, инвесторы. Надеюсь, что подключится еще один, и тогда к 1 сентября 2016 года у нас появится первая станция челябинского метрополитена.

- Зачем вам это нужно?

- Только бесполезное красиво… Пытаюсь такое и создавать: в лицее действует, например, станция скорой педагогической помощи. Или вот еще такая история. Астрономию в школах отменили, а мне для лицея очень нужен астроном, и я долго не мог его найти. Это странно. Вроде бы Челябинск гордится своей астрономической школой, вроде бы есть астрономы, но – не мог найти. Наконец, нашел в другом городе, в каком – не скажу, имени тоже называть не буду, дальше поймете, почему. Этот астроном, преподаватель вуза, был запойным алкоголиком. И вот так он две недели у нас работал: с утра я его отправлял в клинику на кодирование, а после обеда он читал лекции лицеистам.

- Немалую часть вашей биографии занимает писательство, вы постоянно издаете книги своих прозаических миниатюр и афоризмов, даже за время, пока расследовалось дело, успели написать книгу коротких рассказов «Судный день»… Почему с такой склонностью к литературе вы пошли в педагогику, да еще и выбрали математику?

- Просто случайно – захотелось в школу. В школе – здоровый консерватизм. За консерватизм и бьемся… А математика еще и не обманывает. И нет в математике никакой политики. Хотя попытки политизировать математику делались. Был такой математик Лузин в Москве, его очень любили, на лекции толпы народа ходили, называли эти лекции Лузитанией. И вот при Сталине пытались его посадить за то, что математическую истину он проповедовал, не опираясь на марксизм. В качестве основы всего провозглашал натуральный ряд. Когда Сталину донесли на него, тот подумал и сказал: «Отпустите человека. В натуральном ряду крамолы не обнаружено!» Много было попыток политизировать математику при Хрущеве – тогда как раз в Берлине были обнаружены труды Маркса по математике. По-современному, то, что было в этих трудах – то, что Маркс изучал и о чем писал Энгельсу, – этому учат в технических вузах в первом семестре. Но Хрущев дал указание: теперь все математики будут еженедельно изучать труды Маркса по математике. И Колмогоров Андрей Николаевич, академик, сказал: «Будем изучать труды Маркса, но – вечно!» И все всё поняли.

- А как вы отнеслись к присвоению вам звания почетного гражданина Челябинска?

- Там много всего дали: удостоверение, медаль, большую бляху на грудь. Пока сидел на вручении, экспромт сочинил, его и зачитал в качестве ответной речи.

Вот такая вот картина:

От бомжа – до гражданина,

От изгоя – до стены…

Всем спасибо, пацаны!

Все удивились очень. Потом уже, после церемонии, ко мне подходят Тефтелев с Мошаровым (глава Челябинска Евгений Тефтелев и спикер гордумы Станислав Мошаров, – прим. ред.), и Тефтелев говорит: «Особенно про пацанов понравилось!» А званию обрадовался, конечно! Теперь есть повод и о душе подумать, а не о материальном, как я уже говорил: похоронят-то за счет мэрии! Меня все супруга укоряла, что я здоровый образ жизни не веду, умру скоро, а ей придется похоронами заниматься. Поэтому я в тот день, когда домой пришел, прямо так и сказал: «Все, закончились твои мучения. Нормально все будет: если что, мэрия меня и похоронит, и поминки отведет!»

- Но это всё же очень отдаленная перспектива… О чем вы думаете сейчас?

- О лицее, конечно. У нас этот сентябрь юбилейный, лицею – 50 лет. В честь этого события я устроил «Битву веков»: соревновались команды выпускников – по футболу, баскетболу и волейболу. Выпускники 20-го и 21 века. У выпускников 20-го века футболки красные – они уже зрелые, у выпускников 21 – футболки зеленые. Они еще молодые. Победили в турнире красные футболки – и это правильно: они зрелые, у них опыта больше! По сути, сейчас 31 лицей – это имидж и опыт: в прошлом году мы вошли в топ-25. Это двадцать пять лучших школ России. В этом году тоже войдем. Из Челябинска и области мы – единственные. Из Екатеринбурга в этот топ входят две школы, одна – из Нижнего Тагила. И это при том, что очень много столичных очень хороших школ, но они туда не попадают, поэтому пробиться в лучшие, удержаться среди двадцати пяти – большой успех и удача.

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.