«Система несовершенна. Но другой пока нет»

Новый руководитель управления образования Екатеринбурга Екатерина Сибирцева — об осторожных переменах

Екатерина Сибирцева второй день работает руководителем управления образования Екатеринбурга. До этого она была директором гимназии №9, потом – заместителем главы Октябрьского района Екатеринбурга. Предшественница новоиспеченного руководителя Евгения Умникова ушла со своего поста по достижении предельного возраста. В интервью Znak.com Екатерина Сибирцева рассказала, что необходимо менять в системе управления образованием, какие уроки извлечены из конфликта вокруг гимназии №9 и чем пришлось пожертвовать ради выполнения указов президента.

«Евгения Леонидовна – человек авторитетный»

– Ваше назначение не было неожиданностью. Видимо, и для вас – тоже. Как давно вы о нем знали? Год назад, уходя с поста директора гимназии №9 на должность заместителя главы Октябрьского района, вы уже понимали, что затем окажетесь в этом кабинете?

– Когда я уходила из «девятки», я не думала, что через год буду здесь. Тогда у меня было желание поменять область деятельности, и нигде, кроме как на муниципальной службе, я себя не видела. Уйти из школы в тот момент было моей инициативой: я посчитала, что сделала там всё, что могла. Мне предложили хороший вариант в администрации Октябрьского района, работать там было интересно, несмотря на то, что обычно говорят о чиновниках.

– Чему вы там научились?

– Я поняла, как работает аппарат, как происходит принятие решений, как это оформляется нормативно. Мне стало ясно, как проходит оздоровительная кампания (а это большой пласт работы), я поняла, как организовано межведомственное взаимодействие. Поняла, как работают другие сферы: здравоохранения, культуры, физкультуры и спорта. Я много чему научилась.

– То есть вы получили чиновничьи навыки, которые легли на ваш педагогический опыт, и вы оказались хорошим кандидатом для этой должности.

– Хочется так думать.

– Когда и как вы получили это предложение? Сейчас новая волна кадровых назначений: Пирогов, Трапезников, вы…

– Мы обсуждали этот вопрос с Евгенией Леонидовной (Умниковой) и руководством города. Это было коллегиальное решение – не только Евгении Леонидовны и Александра Эдмундовича (Якоба). Я не могу сказать, что я прямо рвалась на это место. Но, мне кажется, что лучше сделать и пожалеть, чем не сделать и пожалеть.

– Какие отношения у вас с Евгенией Умниковой? Есть мнение, что ее влияние здесь будет сохраняться. Является ли она для вас авторитетом, другом?

– У нас рабочие отношения, и всегда такими были. Авторитет Евгении Леонидовны в управлении образования достаточно высок. Точно так же был высок авторитет Валентины Мефодьевны Желтоножко, когда я пришла вместо неё руководить гимназией №9. Но я-то не Валентина Мефодьевна и не Евгения Леонидовна! И хотя мы решаем одни и те же задачи, мы все равно – разные люди с разными управленческими принципами. Но, в любом случае, Евгения Леонидовна – человек авторитетный, нельзя не замечать, что было сделано при ней в образовании за десять лет.

«Хорошо, что родители имеют свое мнение»

– Вашему назначению предшествовала скандальная ситуация вокруг гимназии №9. Сейчас она осталась позади. Как вам кажется, из-за чего сложилась эта ситуация? Действительно ли Умникова хотела стать директором гимназии? Предполагалось ли уже год назад, когда назначали Кулагина, что ему вскоре придется уйти?

– Год назад, конечно, такого не предполагалось. Все это теории заговора, и они остаются теориями. Моя личная просьба: я не хочу сейчас подробно комментировать ситуацию в «девятке». Не потому что у меня нет мнения по этому поводу, а потому что сейчас там ситуация стабилизировалась и лишний раз раскачивать её не нужно. Школа сейчас работает, и это главное. Она видна из окна этого кабинета: я по утрам смотрю, как дети идут в школу, как горят окна в кабинетах. Никто не уволился, новый директор Лариса Ивановна (Кулькова) делает все, чтобы ситуация оставалась в нормальном русле, а Александр Сергеевич (Кулагин) со своими уроками остался в школе, он не уволен.

Мы обязательно вернемся к этому вопросу – летом, когда закончится учебный год, выпустятся дети и мы увидим результаты школы. Станет понятно, повлияла ли эта ситуация на учебный процесс. Сейчас я не могу оценить это объективно.

– Может быть, эта ситуация ставит и более широкий вопрос – вопрос самостоятельности школ? Критики обвиняли Умникову в директивном управлении школами из администрации. Вы сами были директором, как вам кажется, нужно ли школам больше свободы от управления образования?

– Рискую подвергнуться критике, но я считаю, что степень самостоятельности школ и сегодня достаточно велика. Директор школы – это лицо достаточно свободное. Если он хочет что-то качественно делать в своем образовательном учреждении, то он это сделает. Как показывает практика, при появлении нового энергичного директора в школе происходят изменения, хотя и финансирование, и нормативные акты остаются прежними. Разница в отношении директора, в том числе – к людям. Школа – это место, где пересекаются интересы огромного количества людей, и если ты умеешь управлять этими отношениями, то ты хороший управленец. Прав у директоров достаточно.

Вопрос можно повернуть по-другому: как назначать руководителей? В «девятке» недовольство проявилось именно из-за того, что назначение директора происходит так, как сейчас. Но это – норма закона. В законе об образовании прямо написано, что руководитель назначается учредителем. И учредитель при этом берет на себя ответственность за действия директора. Могут ли такую ответственность нести родители школьников? Я не знаю, наверное, нет. Больные ведь главного врача не выбирают. Вряд ли родители должны выбирать директора на своем собрании. Не уверена, что они смогут оценить его компетентность.

– Но можно учесть мнение родителей при назначении директора.

– Мне пока сложно ответить на этот вопрос. Мы думаем над этим. Это хорошо, что родители имеют свое мнение. Любая система назначения не идеальна. То, что здесь нужно что-то поменять, мы обсуждали и с Евгенией Леонидовной. Я обязательно будут изучать те системы назначения директоров, которые есть в Москве и Санкт-Петербурге.

– Они принципиально отличаются?

– Там есть многоступенчатый фильтр отбора директоров, который включает не только собеседование с учредителем, но и прохождение психологических и правовых тестов. Кроме того, есть наблюдательные советы школ, есть родительские комитеты, мнение которых могло бы учитываться. Но ведь еще бывают ситуации, когда назначают совершенно нового человека, и как тут быть? Тогда он должен выступать с какой-то программой, представлять свое резюме, рекомендательные письма? Все это нужно обдумать.

«Потенциал социальных сетей в образовании недооценен»

– Какие еще изменения вам кажутся необходимыми в системе городского образования? Вы уже заявили, что революций от вас ждать не стоит. Тогда давайте поговорим об эволюции. Какие зоны вам кажутся проблемными?

– Во-первых, нам нужно повысить эффективность работы методической службы. Мы внедряем новые стандарты образования, а педагогам сложно перестроить методы работы. Они годами работали по-старому, и вот надо иначе организовать учебный процесс: больше внимания уделять индивидуальному подходу, правильно использовать цифровые ресурсы и так далее. Ведь если у тебя в классе висит цифровая доска, это еще не значит, что уроки будут хорошими.

Еще один момент – информатизация образовательной среды. Сейчас в каждой школе много компьютеров, но многие из них уже устарели. И программное обеспечение, и «железо» очень разнятся, единых требований нет, а делать это нужно – для внедрения новых технологий, дистанционного обучения, работы с информационными базами данных. Эта работа ведется и сейчас, но в ней нужно навести порядок.

– Информатизация учебного процесса касается педагогов или детей тоже?

– Дети ушли далеко вперед. Они используют для учебы совместную работу над документами, различные сервисы Google, социальные сети. Это отдельный вопрос, который нужно изучать. Например, ресурс социальных сетей в образовании явно недооценен, мы должны думать, как его использовать. Может быть, нам нужен какой-то пилотный проект.

Но цифровые методы обучения – не панацея. Заменить лабораторную работу по химии показом эксперимента на экране было бы неправильно. Это совершенно не то.

«Система поступления в школы несовершенна. Но другой пока нет»

– Один из традиционно болезненных вопросов – поступление в первые классы. Очередная кампания начнется 1 февраля. Сейчас необходимо иметь регистрацию рядом с желаемой школой и сноровку, чтобы вовремя подать документы на сайте госуслуг (иногда там счет идет буквально на минуты). Устраивает ли вас такая система, как её можно настраивать? Что делать родителям, которые прописаны в одном районе, а ребенка хотят отправить в другую школу?

– В этом году существенных изменений в порядке приема не будет. Мы действуем в рамках законодательства, и норма закрепления микроучастков за образовательными учреждениями прописана в 67-й статье федерального закона. Это не прихоть начальника, министра или кого-то еще. Таким образом обеспечивается право ребенка учиться в школе по месту жительства.

К сожалению, часто родители делают себе временную регистрацию, чтобы попасть в конкретную школу. Закон не дает права преимущественного зачисления детей, которые фактически проживают в этом месте или имеют постоянную регистрацию. Этот вопрос изучался на самых разных уровнях последние два года, но прогресса здесь мы не достигли. Пока, к сожалению, останется так. Надо признать: механизм не совершенен, но другого у нас нет. Изменения, если они произойдут, должны произойти на федеральном уровне.

Я еще буду внимательно изучать опыт других муниципалитетов, и, если мы найдем возможность в рамках действующего закона как-то поправить эту систему, мы это обязательно будем обсуждать.

– Что касается специализированных школ, то они тоже принимают учеников только в этом порядке?

– Если они набирают детей в первый класс, то там никакого конкурсного отбора быть не может. Это запрещено законом. По моему мнению, такой отбор негуманен и невозможен. Отбор может происходить при приеме детей на ступень среднего образования. Так происходит, например, в школах №9, №2 и других, куда по конкурсу принимают детей в пятый класс и старше. В таких школах накоплен большой опыт профильного обучения, и у детей из разных районов города должна быть возможность получить профильное образование в таких учебных заведениях. В этих школах возникает концентрация одаренных детей, которая сама по себе создает уникальную образовательную среду.

– Практика, когда младшеклассников для таких школ готовят отдельно (на базе гимназии №69), оправдывает себя?

– Можно было бы работать и с теми, кто поступает в такие школы с первого класса. Но желающих было бы много, и это была бы определенная лотерея: неверно отбирать детей в таком возрасте. Во-вторых, из-за числа желающих нам бы пришлось увеличить число первых классов, а значит, скорее всего, уменьшить число старших, и профильное образование потеряло бы в качестве.

Но по-настоящему оценить такую схему мы сможем, когда увидим результаты детей, которые за последние три года принимались в пятые классы гимназий. Там есть свои сложности, это непростые дети, с повышенными образовательными потребностями и амбициями. На мой взгляд, сейчас эта схема себя оправдывает, но точные данные мы получим позднее.

– Когда я последний раз был в девятой гимназии, я услышал от учителей новое слово – «позвоночник». Так называют детей, которые появились в школе по звонку – как правило, вот из этого здания. Есть ли проблема таких детей, которые попали в престижные школы по блату? Как с ней бороться?

– Сейчас отвечу с позиции бывшего директора школы, а не руководителя управления образования. Конечно, люди приходят и просят. Так бывает. Я всегда старалась объяснить: проблема не в том, чтобы поступить в школу, а чтобы в ней учиться. Если ваш ребенок написал вступительные тесты на «двойки», то он он не готов к этой школе. Вы должны думать о благе ребенка. Разве будет хорошо для ребенка, если мы поместим его в коллектив, где он будет не успешен? Никто не желает зла своему ребенку, и обычно родители меня слышали и понимали. Лучше дать ребенку подготовиться. Если не получается поступить в пятый класс, пусть готовится и поступит в восьмой.

– Насколько можно доверять публикуемым рейтингам лучших и престижных школ, например – рейтингу РИА Новости и «Учительской газеты»?

– Я бы не сказала, что это рейтинг лучших или престижных школ. Любой рейтинг создается по определенным основаниям. Они опубликованы в методике, их можно почитать. В предыдущие два рейтинга закладывались такие показатели, как результаты ЕГЭ, а также участие детей во Всероссийской олимпиаде школьников, а точнее – в ее региональном и заключительном этапе. Там не учитывался международный этап (хотя, мне кажется, его стоило бы учитывать), муниципальный этап. На первое место ставились количественные показатели. Конечно, при таких критериях в рейтинг никогда не попадет маленькая уникальная школа, которая выпускает один класс – 15 человек, из которых все медалисты и призеры регионального этапа Всероссийской олимпиады. В верхушку рейтинга попадают школы, которые являются опорными центрами либо имеют хорошие традиции профильного обучения, где ведется системная работа с одаренными детьми.

Но это не значит, что это лучшие школы. Это лишь значит, что они лидируют по определенным критериям. И если эти критерии немного изменить, картина будет другой. Что и произошло в этом году, кстати. Почему «девятка» опустилась на 25-е место? Потому что в качестве независимых результатов взяли не ЕГЭ, а результаты итоговой аттестации девятых классов. А в девятых классах дети гуманитарных профилей математику пишут объективно хуже, чем в одиннадцатых. И именно поэтому в рейтинге этого года в топе оказались все физико-математические школы, а «девятка» опустилась.

Рейтинг интереснее посмотреть с другой стороны: там хорошо видны успехи регионов. Посмотрите, сколько там школ из крохотной Кировской области, сколько – из Татарстана, сколько – из Свердловской области, из Москвы, Санкт-Петербурга.

«Директорам сложно: не хочется писать много документов»

– Сколько школ сейчас не хватает городу?

– Сложный вопрос для второго дня работы. Боюсь, я не смогу ответить точно. Очень примерный порядок – около десяти новых школ, прежде всего в районах, где идет интенсивное строительство. Есть нехватка мест в районе «Академический», в районе «Юг-Центр» (Автовокзал), на ВИЗ-Бульваре, в Орджоникидзевском районе и так далее. Школы есть в проектах, подготовлена проектно-сметная документация, выделены землеотвооды, но необходимы средства для строительства. Мы делаем все, чтобы получить эти деньги – федеральные или региональные. Очень надеюсь, что хотя бы часть школ будет построена.

Есть еще одна задача – по переводу детей в одну смену. При существующих площадях мы не можем ее выполнить, нам не хватит мест. Поэтому надо строить школы. Но в то же время помещения школ должны использоваться эффективно.

– Что касается реконструкции школ. Эта работа ведется, но в первую очередь она затрагивает школы в центре города – №9, №5 и другие. Может ли появиться большая программа реконструкции «простых» районных школ?

– Есть проекты по реконструкции, по строительству пристроев и дополнительных площадей. Но все упирается в финансы: будут деньги – будем строить. Сейчас экономическая ситуация такая, что ничего хорошего ждать не приходится. Нам сегодня важно сохранить то, что есть, сохранить кадры (поэтому в первую очередь будут выполняться наши социальные обязательства), сделать так, чтобы не пострадала существующая инфраструктура.

– Насколько нехватка денег ударит по качеству образования?

– Экономический кризис далеко не всегда означает кризис образования. Вспомните 1990-е годы – денег не было, а для образования это был период расцвета. В период финансовых трудностей на первый план выходят люди и технологии.

– Почему 1990-е годы были периодом расцвета?

– Исчезла унифицированная советская система образования, когда все было одинаково. Люди соскучились по разнообразию, и возникло сразу много педагогических течений и авторских школ. Случился всплеск. Впрочем, оценка этих десяти лет показала, что такое обилие авторских методик – это не всегда хорошо. Результат очень зависел от того, какой ребенок туда пришел. А задача массовой школы – условно говоря, ликбез. И стандартизация образования, которая сегодня идет, направлена как раз на это. Речь не о том, чтобы вернуться к одинаковым учебникам и к одинаковому содержанию образования. Стандартизация направлена на то, чтобы обеспечить базовый уровень образования для каждого ребенка. Я бы сказала, что это – правовая реформа.

Все равно каждый учитель может преподавать свой предмет по-разному. В большей степени результат зависит от личности учителя, а не от того учебника, по которому занимаются дети. Хороший учитель найдет свою дорогу в любом образовательном учреждении и с любыми детьми, а посредственный – не сможет, даже если у него есть электронная доска и самые современные компьютеры.

1990-е годы были временем поиска, разнообразия, вариативности. Сейчас вариативность снизилась, но в первую очередь с точки зрения права. Это обоснованно, потому что мы должны находиться в правовом поле. А в 1990-е годы мы жили в понятийном поле. Сейчас мы меняем понятийный аппарат на правовой, и школе трудно в это входить. Директорам сложно. Не хочется писать большое количество документов. Это нормально.

– В 1990-е и 2000-е годы российское образование поддерживали разнообразные фонды, в том числе иностранные (например фонд Сороса). Вы и сами как учитель были лауреатом фонда Бориса Зимина «Династия». Сейчас иностранные фонды погнали из России, а «Династия» прекратила свою работу, получив ярлык «иностранного агента». Как вам кажется, это ухудшит качество образования?

– Соросовский фонд поддерживал всего несколько сотен учителей. Это движение было значимым, но не повсеместным. Я не берусь оценивать фонд Сороса, я с ним не работала. А что касается фонда Зимина, то, мне кажется, это была хорошая инициатива. И мне жаль, если она будет утрачена. Тем более что в последние годы «Династия» расширила деятельность, поддерживая не только учителей математики и физики, но и биологии, и химии. То есть это был фонд, который поддерживал естественно-научное образование в России. Мне очень жаль, если его не станет, и хочется надеяться, что эта инициатива найдет свое проявление – пусть в других формах. У них всегда были очень интересные конференции, и мне как учителю сотрудничество с ними было очень полезно.

«Я сама три года возила ребенка в детский сад»

– В конце прошлого года областные власти заявили, что проблема очередей в детские сады решена. Действительно ли это так?

– Мест в детских садиках действительно достаточно. Указы президента выполнены. Но есть проблемы с географической доступностью: бывает, что место ребенку предоставляется не рядом с домом. Конечно, хотелось бы, чтобы все дети ходили в садики рядом со своим жильем.

– Чем это вызвано?

– Неравномерностью сети дошкольных учреждений. Не всегда хватает детских садов в новых районах. Но это особенности большого города, нужно это понимать. Я своего ребенка три года возила в детский сад – обычный муниципальный садик. Конечно, мы будем стараться решать эти вопросы индивидуально. В ближайшее время я буду встречаться со всеми руководителями районных отделов образования. Мы посмотрим, что можно сделать. Я попрошу списки людей, у которых дети попали в детские садики далеко от дома. Мы подумаем, как адресно работать с ними, постараемся сделать все возможное если не в этом году, то в следующем. Конечно, в ближайшее время эта проблема просто так не решится. Городские власти за 10 лет уже построили или вернули в строй 200 новых садов, и вряд ли теперь появится много новых. Хотя в этом году мы планируем открыть два новых детсада – в Орджоникидзевском и Кировском районах.

– С 1 января повысилась плата за детские сады. Это связано с тем, что подорожали продукты питания. Инфляция продолжает оставаться высокой, значит ли это, что грядет и дальнейшее подорожание?

– Норма регулируется региональными властями, мы будем ждать информацию от них. У нас есть все экономические обоснования для расчета, сделанного в конце прошлого года. Думаю, все понимают, почему выросла цена, и внутренне согласны, что при таком росте цен питание детей не могло не подорожать. У нас рост цен 20% за прошлый год, а по жизненно важным продуктам еще больше. Если крупа дорожает на 40%, понятно, что каша тоже подорожает.

– Есть еще вопрос от наших читателей по поводу отмены ясельных групп в детсадах: молодые мамы не могут выйти на работу, пока детям не исполнится три года.

– Это связано с выполнением указов президента: не должно быть очереди для детей от 3 до 7 лет. В ряде случаев приходится отдавать ясельные места детям постарше.

«Смотря что считать политикой»

– Один из критиков управления образования Екатеринбурга - депутат городской думы Константин Киселев - обвинял вас в том, что вы вели политический митинг в защиту Александра Якоба на площади 1905 года. По его мнению, это неуместно. Насколько, по-вашему, педагоги могут быть задействованы в политической деятельности?

– Смотря что считать политикой. Школа сама по себе осуществляет государственную политику в области образования.

Думаю, при этом школа не должна быть местом для политических конфликтов или игр. Что касается того митинга, то я выступала там не как директор школы, а как гражданин. Могу выразить свое мнение: я уважаю Александра Эдмундовича и считаю, что он делает все возможное, чтобы городу было лучше. Но если бы меня попросили подписать какое-то политическое письмо именно как директора школы – наверное, я бы отказалась.

– Учителя как представители бюджетной сферы вообще очень важны при организации предвыборной работы, их используют при проведении публичных слушаний. Это объективный факт. Вы готовы заниматься и такой работой?

– Пока я от этого дистанцирована и у меня нет подобного опыта. Наверное, когда я столкнусь с этим, у меня появится какое-то мнение.

– Звучала угроза того, что областные власти могут забрать себе полномочия по управлению городским образованием. Как вам кажется, реален ли такой сценарий и каковы могут быть его последствия?

– Я еще не общалась с министерством образования Свердловской области как руководитель управления образования Екатеринбурга и этот вопрос ни с кем не обсуждала. С моей точки зрения, такое решение принимать нецелесообразно. Городское образование – это 600 учреждений, это очень инертная и непростая в управлении система. Думаю, пока это беспредметный разговор.

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Россия
В Башкирии будут судить кассиршу и ее мужа, укравших ₽25 млн из банка
Россия
Стала известна возможная дата выборов губернатора Хабаровского края
Россия
Губернатора Хабаровского края задержали по подозрению в организации серии убийств
Россия
В подмосковной Рузе прорвало дамбу. Два дома унесло потоками воды
Россия
В Москве умерли еще 32 человека с COVID-19
Россия
На петербургского курьера завели дело об оправдании терроризма из-за постов во «ВКонтакте»
Санкт-Петербург
Губернатора Санкт-Петербурга освистали на награждении «Зенита» за 1-е место в Премьер-Лиге
Россия
Следователи собираются провести у Верзилова седьмой обыск
Архивное фото
Россия
В Москве у здания ФСБ опять начались задержания
Россия
Сотрудника ФБК, которого насильно забрали в армию, увезли в Благовещенск
Иван Сафронов во время суда
Россия
Как дела о госизмене превращаются в кампанию и чем опасно обвинение против Ивана Сафронова
Россия
Зять премьер-министра Мишустина потребовал от Навального ₽500 тыс. по иску о защите чести
Россия
Матвиенко заявила, что власти РФ не заинтересованы в «надуманных ограничениях» на выезд
Россия
В России отменили традиционные линейки в школах 1 сентября
Россия
Защита Ивана Сафронова обжаловала заключение его под стражу
Россия
СПЧ предложил отменить все штрафы за нарушение режима самоизоляции
Россия
Кремль не обсуждает возможность переноса Дня России на 1 июля, заявил Песков
Россия
Прогнозы о возобновлении перелетов из России за рубеж сдвигаются на сентябрь — декабрь
Санкт-Петербург
Правительство Петербурга хочет срочно заменить общественные слушания обсуждением онлайн
Россия
Вышел тизер фильма Серебренникова по книге «Петровы в гриппе и вокруг него»
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.

Читайте, где удобно