В Челябинске начались похоронные войны

В переделе многомиллионного рынка обвиняют компанию из Магнитки

Руководители челябинских организаций, занимающихся ритуальными услугами, объединяются в некоммерческое партнерство, чтобы противостоять экспансии магнитогорской компании «Долг», постепенно захватывающей рынок областного центра. В лоббировании интересов магнитогорцев обвиняется депутат городской думы Челябинска Александр Галкин, публично пообещавший «навести порядок на кладбищах».

Председателю Челябинской городской думы Станиславу Мошарову направлена коллективная жалоба от руководителей пяти частных ритуальных контор областного центра. Предприниматели обвиняют местного депутата Александра Галкина, руководителя рабочей группы думы по местам захоронения и комиссии по социальной политике в открытом продвижении интересов магнитогорского ООО «Долг» в Челябинске. 

Доводом является многократное упоминание заслуг «Долга» на ниве похоронного бизнеса в городе металлургов. По данным авторов жалобы, Галкин в составе группы других депутатов в сентябре прошлого года побывал в Магнитогорске, где изучал опыт местных ритуальных организаций – ООО «Долг» и МУП «КПРУ». «После совместного совещания с группой компаний «Долг» депутат Галкин в своих публичных выступлениях начал активно лоббировать это ООО, пытаясь, по нашему мнению, оказать давление на исполнительную власть Челябинска с целью передать контроль над кладбищами магнитогорской компании», - утверждают челябинские предприниматели. 

В качестве доказательства приводятся слова Галкина о необходимости проведения инвентаризации 12 челябинских кладбищ по образцу Магнитогорска: в этот проект, по версии депутата, необходимо вложить не менее 10 млн рублей, и дать их соглашаются как раз магнитогорцы. 

«Реплика депутата «У нас есть партнер группа компаний «Долг», которые взяли на себя бремя этой работы» способствует появлению сомнений в объективности и беспристрастности, – продолжают авторы обращения. – Почему депутат не раскрывает другие компании? Не говорит о привлечении других партнеров? Иными словами, Александр Галкин требует от исполнительной власти передачи всех муниципальных кладбищ под влияние коммерческой структуры!» В заключение в жалобе приводится просьба к Станиславу Мошарову рассмотреть обращение как доказательство нарушения Галкиным депутатской этики.

Сам Александр Галкин на момент подготовки материала находился в командировке в Тюмени, поэтому о жалобе узнал от корреспондента Znak.com. Однако свою точку зрения изложил.

«Мы регулярно получаем от жителей Челябинска сведения о поборах на кладбищах, – рассказал Галкин. – При том, что место для захоронения по закону должно предоставляться бесплатно, в декабре рабочая группа провела проверку всех 12 кладбищ города, а в начале января мы узнали, что за место на кладбище с родственников скончавшегося горожанина требовали 100 тыс. рублей! При этом порядка в бумагах на кладбищах нет абсолютно! В том же Магнитогорске можно просто через сеть Интернет узнать местоположение могилы усопшего, заказать какие-то работы по ее облагораживанию и реставрации, проложить к ней маршрут. У нас же царит хаос, не определены даже границы кладбищ, зато некоторые захоронения вместо положенных пяти квадратных метров занимают площадь в 30-40 «квадратов»! Весной мы в рамках социального проекта по благоустройству могил ветеранов Великой Отечественной потратили недели на поиски захоронений. В Магнитогорске на это ушло минут 15». 

Депутат также заявил: «Лоббированием ООО «Долг» я ни в коем случае не занимаюсь, мы пытаемся навести порядок в работе МКУ «Служба городских кладбищ», к которому масса вопросов».

По словам Александра Галкина, челябинские депутаты предложили МКУ провести инвентаризацию кладбищ: «Ни средств, ни штатов на это у МКУ нет. Единственными, кто согласился инвестировать в это хозяйство, в долгосрочный проект – а инвентаризация кладбищ может занять больше года, – оказалось ООО "Долг"».

Понятно, почему челябинские бизнесмены появление «Долга» воспринимают в штыки: за последние два года в Челябинске уже сложилось такое отношение практически к любому бизнесу из Магнитки. Логика простая: губернатор Дубровский – с ММК, глава облцентра Тефтелев – экс-мэр Магнитогорска, счет «металлургов» среди чиновников идет уже чуть ли не на десятки. И тут появляется еще и игрок на специфическом рынке – оттуда же.

В Магнитогорске, кстати, особо и не скрывают, что созданное в 1997 году ООО «Долг» имеет прямое отношение не только к городу металлургов, но и к ММК. «В 2004 году предприятию было передано Бюро ритуальных услуг ОАО «ММК», в результате чего были заключены прямые договоры на погребение работников и ветеранов ММК, «ММК-Метиз» и других дочерних предприятий ОАО «ММК», - говорится на сайте компании. 

Добавим, по данным СПАРК, до июля 2013 года 77,8% долей ООО «Долг» принадлежало АО «УК "Профит"», контролируемому младшим братом председателя совета директоров ММК Виктора Рашникова Сергеем Рашниковым. На сегодня, однако, 100% долей магнитогорского «Долга» принадлежит Владимиру Гаврилову, а директором этой компании является некто Павел Шестаков, он же – учредитель занимающегося изготовлением памятников РБ «Ангел». 

Вообще под брендом «Долг» работает несколько предприятий с весьма запутанными формами собственности. Например, возглавляет группу компаний Константин Билан. Он же является генеральным директором и соучредителем еще одного «Долга», зарегистрированного в Челябинске. Билан владеет 51%-й долей челябинского ООО. Остальные доли, заметим, принадлежат сыну известного челябинского депутата Владимира Горнова Ивану. А заместителем директора в этом, челябинском, «Долге» числится учредитель головного одноименного предприятия – Владимир Гаврилов. Горнов-младший имеет давний опыт сотрудничества с Гавриловым: по данным базы СПАРК, еще в 2011 году Иван Владимирович передавал Гаврилову 100% долей в челябинском ООО «Комплексные поставки».

В челябинском «Долге» заявляют, что разговоры о лоббировании их интересов – бред. 

Как заявил Znak.com заместитель гендиректора челябинского ООО Владимир Гаврилов, цель компании, начавшей работу в областном центре в декабре 2014 года, – привить в миллионном городе «культуру погребения».

«Мы хотим поднять уровень ритуальных услуг, - утверждает Владимир Гаврилов. – Сейчас в городе творится непонятно что: за огромные деньги хоронят какие-то пьяные землекопы, к родственникам усопших вламываются чуть ли не силой представители ритуальных контор. Причем большинство нынешних бизнесменов-«похоронщиков» в Челябинске, по моим наблюдениям, – выходцы из МУП «Мемориал-Сервис», которое правило тут бал несколько лет назад».

У челябинцев, понятно, другая точка зрения. «Нас сейчас активно пытаются выдавить с территории городской больницы №4, - рассказал Znak.com замдиректора по общим вопросам агентства «Обелиск» Владимир Никулин. – Мы работаем на рынке 18 лет, долгие годы арендуем офис в больнице и, как добросовестные арендаторы, имеем право на продление аренды без тендера на трехлетние сроки. Главного врача пытаются убедить отказать нам в помещении, он сопротивляется изо всех сил. Вообще такая ситуация складывается во многих больницах: депутат Галкин, по всей видимости, лавирует, добивается, чтобы именно «Долгу» в первую очередь доставались аренда помещений, ритуальные залы, транспорт в моргах и больницах. Люди из самого «Долга» являются к врачам и толсто намекают, что они из Магнитогорска, а значит, власти автоматически на их стороне».

По словам Никулина, такой передел на рынке похоронных услуг в Челябинске начинается с каждой новой сменой власти. 

«При Давыдове везде сидел Ибатуллин (Радик Ибатуллин, директор МУП «Мемориал-сервис» в бытность Сергея Давыдова главой администрации Челябинска – прим. ред.). Теперь вот везде пытается сесть директор «Долга» Константин Билан. А в нашем деле кто заключает договоры с моргами и больницами – тот, по сути, контролирует 90% рынка».

«Это действительно ключевые точки, - подчеркивает один из участников челябинского похоронного бизнеса. – У больниц, например, нет своего транспорта для перевозки тел усопших. И какой-то бизнесмен заключает с ними договор транспортных услуг. Причем в большинстве случаев – на безвозмездной основе! Смысл в том, что за перевозку медики должны расплачиваться информацией об усопших. В большинстве случаев родные умерших согласны на услуги первого обратившегося к ним «ритуальщика», так что оперативность в этом деле архиважна! В Челябинске единственное медучреждение, регулярно объявляющее аукцион на услуги по транспортировке трупов, – больница медицинской академии, та самая, которую некогда возглавлял министр здравоохранения Сергей Кремлёв. В прошлом году аукцион на 500 тыс. рублей дважды срывался из-за отсутствия участников, просто потому, что нечистым на руку «похоронщикам» выгоднее иметь возможность выдаивать из врачей данные покойников, чем иметь эти честные полмиллиона!»

По данным директора ООО «Вечность» Дмитрия Ботова, «Долгу» уже отдали право на транспортные услуги (например доставку тел с мест происшествия) областная больница №3 (больница скорой помощи), горбольницы №6 в Металлургическом и №8 в Тракторозаводском районе. 

Ботов уверен, что руководство медучреждений «даёт зеленый свет» магнитогорцам именно из-за их «прописки». 

Заметим, правда, что Владимир Гаврилов опровергает такие данные: по его словам, транспортировкой в ГКБ №№ 6 и 8 занимается ООО «Мемориал-Сервис».

«Мы выходим с предложениями по транспортировке, по обслуживанию залов – и слышим от тех же главврачей, что, мол, вот если бы вы были магнитогорскими, то… - разводит руками директор ООО «СТЭЛС» Сергей Шавочкин. - Та же ситуация с залами прощаний. В итоге все челябинские компании находятся в неравных условиях с этими «варягами». Вообще в похоронном деле в Челябинске после перекосов в сторону муниципального «Мемориала» - бардак. И дело не продвигается дальше предложения городских властей сделать какой-то попечительский совет, озвученного год назад. Но если одна компания захватит большинство тех же залов прощаний, то отразится это в первую очередь на стоимости похорон. Что касается обещаний провести инвентаризацию, то это чисто популистское предложение. Возьмем наше Успенское кладбище. Оно создано в 1940-х годах, входит в пятерку крупнейших в стране. Там сотни тысяч могил. Переписать их все, поднять древние документы – физически невозможно. Та же ситуация и с Сухомесово. Так что обещания – лишь один из инструментов для захвата рынка».

Рынок похоронных услуг в Челябинске не так уж и мал: по данным Дмитрия Ботова, в миллионном городе ежедневно умирает 30-50 человек. Сергей Шавочкин подтверждает: в месяц через ЗАГС проходит более 1,1 тыс. смертей. А средняя стоимость ритуальных услуг – только организации погребения, без памятника и поминок -  составляет 25-35 тыс. рублей. По самым приблизительным подсчетам, оборот ритуального рынка в Челябинске в сутки достигает от 750 тыс. до более чем миллиона рублей. 

«Вся эта ситуация привела к тому, что независимые игроки похоронного бизнеса, не имеющие административного ресурса, решили объединиться для отстаивания своих интересов, - объяснил Znak.com руководитель юридической фирмы «Арте» Антон Бавин, тоже один из авторов жалобы на депутата Галкина. – Сейчас завершается процедура оформления всех документов для регистрации некоммерческого партнерства «Союз похоронных организаций области «Харон». Пока в число его учредителей входят пять челябинских компаний, собираются пополнить наши ряды еще около десятка предприятий. За решение юридических вопросов буду отвечать я как лицо в похоронном бизнесе коммерчески незаинтересованное».

В пресс-службе администрации Челябинска заявляют: рынок ритуальных услуг – сфера чисто коммерческих интересов и чиновники в него не вмешиваются. 

Муниципалитет оставляет за собой только содержание городских погостов, которым должно заниматься как раз муниципальное казенное учреждение – та самая «Служба городских кладбищ», к которой есть претензии и у ритуальщиков, и у депутатской рабочей группы, и у множества челябинцев. Неофициально источники Znak.com в администрации признают: даже и без явной или неявной поддержки со стороны властей заходящие в Челябинск магнитогорские компании ведут себя весьма агрессивно, чтобы не сказать нагло, и похоронный бизнес – не исключение. Антон Бавин же полагает, что конечная цель «Долга» - как раз занять место МКУ. Кладбища – еще один стратегический пункт на рынке погребения.

«Такая ситуация уже была, когда после переформирования МУП «Мемориал-Сервис» в ООО городские власти попытались отдать кладбища частной структуре, - напоминает юрист. – Тогда объединившимся ритуальщикам и вмешавшейся антимонопольной службе удалось не допустить этого. Намного лучше не стало: любой челябинец, сталкивавшийся с таким горем, как смерть близкого человека, сталкивался заодно и с поборами, и с мздоимством со стороны в первую очередь администрации кладбищ. Систему эту, тут я согласен с Александром Галкиным, надо менять. Но не за счет ее монополизации!»

По прогнозу объединяющихся челябинских ритуальщиков, поборы на кладбищах в случае смены обслуживающей организации не прекратятся. По их подсчетам, просто от предоставления участков получше (а земля, напомним, по закону бесплатна) суммы выходят очень солидные – от 60 млн рублей в год на всех кладбищах города. «При таких потенциальных доходах любой бизнесмен пообещал бы инвестировать в кладбища 50 млн рублей. Не то что какие-то 10 млн!»  - рассуждают участники НП «Харон», намекая на планы «Долга» по инвестированию в программу инвентаризации мест захоронения.

«Земля должна быть бесплатна, с этим никто и не спорит, - уточняет Бавин. – Но ведь как у нас обычно происходит? Безутешным родственникам бесплатно предоставляют участок где-нибудь на помойке или в болоте, а потом ненавязчиво намекают, что есть местечко получше, почище, посуше – но оно как бы кому-то уже обещано. В подавляющем большинстве случаев родные усопшего лезут в кошелёк за деньгами, разве не так?»

Правда, и это обвинение в «Долге» отметают с негодованием: Гаврилов утверждает, что планы по вложению денег в наведение порядка на кладбищах – чистой воды благотворительность. 

«Нам не жалко денег, если будет культура!» - пафосно заявил Владимир Алексеевич в ответ на вопрос о целях такого «бесперспективного» вложения.

Если челябинцы высказывают свои претензии во всеуслышание, то магнитогорцы предпочитают не говорить о трудностях, с которыми сталкиваются на рынке областного центра. А они наверняка есть, если учесть хотя бы «радушное» отношение коллег. Впрочем, нельзя не отметить, что в Челябинске руководители «Долга» далеко не новички: тот же Гаврилов признался корреспонденту Znak.com, что специализирующаяся на изготовлении каменных изделий челябинская «Студия камня» принадлежит именно «Долгу». А это предприятие работает в столице Южного Урала уже семь лет.

«Магнитогорские ритуальщики действительно давно готовились к броску на Челябинск, - подтверждает осведомленный источник Znak.com в городских властях. – Просто раньше их жёстко не пускал сюда Михаил Юревич, а затем и Сергей Давыдов. Теперь, очевидно, отыгрываются за годы ожидания».

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.