Доллар
Евро

«Тысячи людей просто растворились»

Забыв о политике, русские и украинцы ищут пропавших на Донбассе родственников

Стороны обмениваются "официальными" пленными. Однако многие пропавшие не значатся ни в каких списках, они словно растворилисьДмитрий Коротаев/Коммерсантъ

Поиском пропавших без вести во время войны на Донбассе может заняться специальная комиссия. Такое предложение обсуждается в рамках трехсторонней минской группы по Донбассу, рассказал источник Znak.com. Предполагается, что действовать комиссия будет под эгидой Красного Креста и параллельно с дипломатическими процессами в Минске, так как если конфликт и завершится в ближайшие годы, то поиск пропавших без вести займет, возможно, десятки лет. Znak.com поговорил с людьми, чьи близкие пропали в ходе конфликта — такие есть на каждой стороне: ополченцы, украинские волонтеры, мирные жители, случайно попавшие под зачистку. Единых списков нет, единых баз нет, в тайные тюрьмы СБУ и ДЛНР доступа тоже нет.

Украинский источник, близкий к переговорному процессу в рамках трехсторонней минской группы по урегулированию конфликта на Донбассе, рассказал Znak.com, что под эгидой Международного Комитета Красного Креста может быть создана специальная рабочая группа по поиску пропавших в ходе конфликта без вести людей.

«Мы получили предложение создать механизм по поиску пропавших без вести. Предполагается, что в рабочую группу войдут представители Украины, Донецка, Луганска. Также приглашается Россия, ведь есть украинские беженцы, пропавшие на территории РФ. Кроме того, в конфликте участвовало много ополченцев из России. «Красный Крест» предлагает себя в качестве председателя группы, как деполитизированная организация. Предполагается, что эта группа будет работать не в рамках «минского процесса», но параллельно с ним, чтобы не допустить политизации», — говорит источник издания.

Исчезли без следа

Проблема поиска людей, пропавших в результате проведения антитеррористической операции, остро стоит и на территории Украины, подконтрольной Киеву, и на территориях непризнанных ДНР и ЛНР. Судя по специализированным сайтам и группам в соцсетях, за месяцы войны буквально в никуда исчезли тысячи людей. 

Месяцами разыскивают людей, уехавших воевать из России добровольцами на Донбасс. Брат Степаниды Слепневой, Семен Шестопалов, 1979 года рождения, пропал без вести в ночь с 23 на 24 августа из госпиталя.

Семен ШестопаловСемен Шестопалов

«Семен по образованию юрист, он проживал отдельно от нас в Санкт-Петербурге. Нам сказал, что устроился работать на грузовой корабль и иногда будет пропадать со связи, так как будет в море», — рассказывает Степанида.

На самом деле Семен уехал на Донбасс, о чем сказал только другу, пояснив, что там «русские хотят быть с Россией», и он поедет им помогать. Там молодой человек попал в 6-й отдельный мотострелковый полк им. Платова, подчинявшийся на тот момент Павлу Дремову и Николаю Козицыну. 18 августа 2015 года он пропал со связи. Позже родные выяснили, что у Семена возник конфликт с командиром батальона Андреем Скорым (позывной «Истребитель»), который избил его на построении на глазах у батальона. Пострадавшего отвезли в городскую больницу, но в ночь на 19 августа он был перевезен в полковой госпиталь, где у него отобрали телефон люди Дремова. О его дальнейшей судьбе ничего неизвестно — в ночь с 23 на 24 августа он пропал из больницы и больше его не видели. 

Семья забеспокоилась и скоро узнала, что Семен был на Донбассе. «Мы обратились во все уполномоченные органы России — МИД, СК, МВД, но безрезультатно. Никакой поддержки со стороны официальных органов мы не получили, сейчас пытаемся искать через соцсети», — говорит Степанида.

Пропадают без вести не только воевавшие с обеих сторон.

Максим из Донецка рассказал Znak.com, что 30 октября 2015 года прямо с улицы исчез его знакомый, Станислав Подорванов, 1986 года рождения.

«30 октября в 17 часов 20 минут он подъехал к дому 97 на ул. 50 лет СССР, за ним подъехала машина. Оттуда вышли люди. Стас что-то взял или положил в машину, после чего все ушли из зоны слежения камер. Домой не пришел, на встречу не явился, все телефоны отключены, документов в машине нет. Заявление о пропаже человека написали сразу, но результатов нет», — рассказывает Максим.

Станислав ПодорвановСтанислав Подорванов

В специальных группах в соцсетях и на специальных сайтах россияне и украинцы отношения не выясняют. Украинские матери ищут сыновей, которых призвали в армию и которых могли взять в плен, а родственники ополченцев ЛДНР готовы на любые контакты с украинской стороной. Многие ищут родных, не имевших отношения к боевым действиям. Россиянка Ирина рассказала Znak.сom, что об исчезновении своего двоюродного брата узнала случайно: она как-то раз обнаружила, что ее 37-летний брат Алексей Поветкин, живущий на Украине, не заходит в соцсети долгое время. Ее друзья сказали Ирине, что он уехал в Донецк, и с августа 2015 года перестал выходить на связь. Жив он или мертв — неизвестно.

Алексей ПоветкинАлексей Поветкин

У студента Славы пропали бабушка и дедушка. 10 ноября 2015 года 63-летняя Галина Обруч и 65-летний Анатолий Обруч повезли на машине гуманитарную помощь из города Славутич Киевской области в зону АТО. Они пропали по дороге из Мариуполя к Волновахе 12 ноября, сделав в 18:55 последний звонок родным о том, что ждут сопровождения, чтобы ехать дальше. Слава пытается разыскать их до сих пор, при этом он получает сообщения от шантажистов, требующих от него денег, угрожая в противном случае прислать отрезанные головы бабушки и дедушки в мешке — это он описал в видео на своей странице ВКонтакте. Со стороны украинских властей активных действий Слава пока не дождался.

У Виктории пропали отец и дядя, 48-летний Олег Поздняков и 39-летний Валерий Поздняков. 4 ноября 2014 года они ехали из Бердянска в Кировск, и их остановили на блок-посту при въезде в Дебальцево, который контролировался украинскими войсками. Они ехали на двух машинах втроем еще с одним приятелем. 

Олег ПоздняковОлег Поздняков

«Их остановил батальон «Киевская Русь» (АТО), им одели мешки на голову и увезли в неизвестном направлении. Был звонок, что их забрали военные и держат в подвале. Потом связи не было. Третьего забрала другая группа, и его вскоре отпустили, так мы узнали, что случилось. Мы приехали на тот блок-пост, и командир с позывным «Лис» сказал нам, что у них сломалась машина, и одну они бросили, на второй уехали. Через 800 метров был второй блок-пост, там стояли уже казаки, они сказали, что такие не проезжали. Мой отец и дядя — мирные люди, у отца родился 3 ноября внук, он ехал к нам. Год и три месяца от них нет вестей, в списках пленных их тоже нет», — рассказала Виктория. Через несколько дней после пропажи отца она получила смс от человека, заявившего, что он из органов, и спрашивавшего, хочет ли она видеть отца живым. Потом номер отключили, а МВД и СБУ Украины дали ей ответ, что таких людей не задерживали. У отца при себе были деньги.

Глава Союза политэмигрантов и политзаключенных Украины (эта организация создана в России уехавшими из Украины пророссийски настроенными политиками и общественными деятелями) Лариса Шеслер в разговоре со Znak.Com отметила, что полностью решить проблему поиска людей, видимо, получится только после полного прекращения военных действий.

«Проблема пропавших без вести огромна. Это разные группы людей, и централизованной возможности получить достоверную информацию по каждому просто нет. Первая группа — это те, кто подвергся репрессиям новой украинской власти и их родственники. Например, главный редактор мариупольской газеты Сергей Долгов пропал около года назад без вести. Его забрали с собой какие-то батальоны (АТО — прим. ред.), следственные органы молчат и, видимо, его просто уже нет в живых. Вторая группа — люди, которые пропадают в городах, над которыми Киев вернул себе контроль. Многие там попадают в тайные тюрьмы. Недавно по обмену освободили одного моего знакомого, он сидел в тайной тюрьме СБУ в Харькове. Там заключенным не оказывают ни юридической, ни правовой помощи, их родные не знают, где они и что с ними. Он спросил у соседей по камере имена и фамилии и передал их родственникам известие, что те живы, но он сидел только в одной камере... Третья группа — это батальоны АТО, которые понесли большие потери, которые украинское государство скрывает, объявляя людей пропавшими без вести, чтобы сэкономить на компенсациях семьям», — пояснила Шеслер.

«Сами себе режиссеры»

Сейчас работы по поиску людей ведут различные волонтерские группы. Например, в ЛНР этим занимается Союз ветеранов Афганистана. В ДНР есть официальная Комиссия по делам военнопленных.

На территории Украины, подконтрольной Киеву, начали возникать союзы солдатских матерей, которые ищут своих детей и добиваются включения их в списки на обмен. Мамы «Дебальцевского котла», мамы «Иловайского котла»... «Мы — сами себе режиссеры, просто мамы батальона объединились», — горько говорит Елена Сугак, одна из таких матерей.

Официальных органов, которые координировали бы поиск людей, на Украине нет. Матерям помогает организация поисковиков «Народная память» и гуманитарная миссия «Черный тюльпан».

В России пока эта работа поставлена слабо. В организации Союз добровольцев Донбасса, которую возглавил экс-глава ДНР, россиянин Александр Бородай есть планы по поиску пропавших добровольцев, но работа будет весьма проблемной.

Представитель организации Анастасия сказала Znak.com, что системной работе мешает отсутствие централизованной базы полных данных об ополченцах.

«Часто те, кто воевал, знали только позывные друг друга, а родственники знают только паспортные данные, это усложняет процесс поиска. Но мы стараемся помочь, а тех, по кому получаем информацию, что люди в плену, стараемся включить в списки на обмен», — рассказала Анастасия.

Тайные тюрьмы и неприступные СИЗО

Кто-то из пропавших мог быть арестован своими или попасть в плен к противной стороне. Решить проблему могли бы помочь международные наблюдатели, пользующиеся определенным доверием обеих сторон конфликта. Однако Международный Красный крест и другие правозащитные организации столкнулись с проблемой: доступ в СИЗО международным наблюдателям и правозащитникам в ДЛНР не дают, а на Украине если и пускают в тюрьмы СБУ, то сперва оттуда выводят людей.

«У правозащитников есть проблемы в допуске в тюрьмы по обе стороны конфликта. Со стороны Украины главная проблема — тюрьмы СБУ, туда наблюдателей или не пускают, или перед их приходом выводят из камер людей; пленников запирают в большом зале на замок, под страхом смерти запрещая им издавать хоть звук. Такое шоу устроили перед уполномоченным по правам человека Украины в Харькове. В ДЛНР ни в какие тюрьмы не пускают никого. Руководство Украины, России, ДЛНР полностью в курсе этой проблемы», — говорит источник Znak.com, близкий к Кремлю.

Профессор МГИМО Валерий Соловей отмечает, что в последнее время в Донецкой области были произведены аресты большого количества людей по «ничтожным основаниям».

«Все это люди мирные, многие в возрасте, им вменяют создание диверсионной группы, которая якобы занималась грабежами и убийствами. Их держат в подвалах, запугивают родственников, требуя не предавать ситуацию огласке, иначе судьба задержанных будет ужасна. Среди них — мой личный знакомый, выдающийся ученый-религиовед Игорь Козловский. Его могли задержать за «антизахарченковские» посты в Facebook. Но на самом деле власти ДНР просто опасаются его влияния, это известный человек, при этом никогда не занимавшийся политикой. Единственное, что может тут помочь — обращение в Европейский суд по правам человека. В целом же те, кто всего год назад верил в идею Новороссии и агитировал за нее, сейчас разочарованы. Они хотели строить новую Россию, а возникла бандитская власть, где управляют те, у кого есть оружие. С украинской стороны также есть проблемы — официальные организации поисками не занимаются, но там есть волонтерские организации», — отмечает Соловей.

Игорь КозловскийИгорь Козловский

Тысячи русских, тысячи украинцев, которые могли бы жить, мертвы или просто растворились, исчезли. Телеведущий Дмитрий Киселев, всего год назад в эфире проклинавший хунту и воспевавший ополченцев, не посвятит часть своей передачи поиску пропавших без вести, поверивших его пламенным речам и уехавшим защищать Новороссию. Вербовщики в социальных сетях, перевозившие людей в ДЛНР, не переквалифицируются в поисковиков. Пропагандисты переключились на Сирию, судьбы мирных жителей Донбасса и ополченцев им больше неинтересны.

За последствия неоконченной войны никто отвечать оказался не готов.

Читайте также
Новости России
Валерий Меладзе
Россия
СМИ: Валерий Меладзе попросил Минюст Грузии предоставить ему гражданство
Россия
В Башкирии глава центра адаптации приговорен к 9 годам тюрьмы за гибель пациентов в пожаре
Россия
В Подмосковье умер пятилетний мальчик. Мать на три часа оставила его в запертой машине
Россия
Самому младшему террористу в Чечне было 11 лет, старшему — 17 лет
Россия
Баянист Сергей Войтенко: Выступать на свадьбе главы МИД Австрии позвали за несколько дней
Митинг против сроков за лайки и репосты, Барнаул
Россия
Znak.com стало известно, как именно ОНФ и АП предлагают смягчить УК в части наказаний «за лайки»
Наина Ельцина
Россия
Вдова Ельцина прокомментировала слухи о его планах бежать в посольство США в 1991 году
Россия
В попечительском совете фонда Доктора Лизы сомневаются, что СК возбудил дело
Россия
«Незыгарь»: В АП объявили новые требования к докладам чиновников президенту
Россия
Представители крупнейших пабликов в соцсетях выступили с открытым письмом к властям
Россия
«Исламское государство» взяло на себя ответственность за нападение на полицейских в Чечне
Константин Прокофьев
Россия
ВАК намерен лишить ученой степени и. о. ректора Курганского госуниверситета за плагиат
Россия
Андрей Турчак предложил отменить пенсионные льготы депутатам и сенаторам
Россия
Виталий Милонов предложил создателям школьной формы помнить о Гарри Поттере
Россия
В соцсетях обратили внимание на то, что у ЧВК «Вагнера» есть собственные награды за Сирию
Россия
Четверо из пяти боевиков, атаковавших чеченских полицейских, ликвидированы
Россия
Instagram киллера Леши-Солдата удален после того, как на него обратили внимание СМИ
Россия
В Чечне почти одновременно совершены четыре террористические атаки. Есть жертвы
Россия
Светлана Хоркина в большом интервью рассказала, почему она считает, что в РФ все хорошо
Россия
В Череповце подростка будут судить за кражу чипсов стоимостью 27 рублей
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.

Читайте, где удобно