Доллар
Евро

«Снимите с нас строгий ошейник, он нам начал давить»

К 30-летию Свердловского рок-клуба — глава из новой книги Дмитрия Карасюка

Сегодня исполняется 30 лет со дня официального открытия Свердловского рок-клуба. Одним из событий юбилейного года станет выход книги, посвящённой истории уральской рок-музыки. Её автор — екатеринбургский журналист Дмитрий Карасюк. Книгу под рабочим названием «Ритм, который мы… (История свердловского рока 1961-1991)» московское издательство «АСТ» планирует выпустить летом. Znak.com публикует главу о событиях, непосредственно предшествовавших открытию рок-клуба. 

Борьба за рок-клуб

Любой советский человек с пелёнок знал, что общественное выше личного и что голос единицы тоньше писка. Жителей СССР с детства собирали в отряды, дружины, профсоюзы, общества и другие формально организованные стаи. С подобными коллективными структурами привыкли общаться и власти, часто в упор не замечавшие отдельно взятых индивидуумов. Желание неформальных музыкантов объединиться не стоит объяснять стремлением к стадности или недостатком общения. Коллективной формализованной структуре в СССР было гораздо проще вести диалог с государственными органами и отстаивать общие интересы своих членов.

Первые попытки создания некой рок-структуры относятся к началу 1984 года. Вскоре после бесславного окончания филармонической затеи «Трека» и «Урфина Джюса» в ДК «Автомобилист» несколько энтузиастов рок-движения пытались написать устав Студии молодёжной музыки. Она должна была объединить любительские рок-группы. Николай Грахов предлагал построить работу Студии на демократических основах, то есть план её мероприятий не навязывался бы сверху, а должен был формироваться исходя из пожеланий входящих в неё коллективов. Подобная инициатива снизу не нашла отклика властей и в марте 1984 года история СММ закончилась, не успев даже начаться. Но идея объединения музыкантов плотно засела в нескольких десятках неуёмных голов. 

Свердловские рокеры с тоской посматривали в сторону берегов Невы, где уже несколько лет функционировал Ленинградский рок-клуб. Вернувшиеся оттуда первые ходоки с придыханием рассказывали о регулярных концертах и легальном существовании разных «Аквариумов» и «Зоопарков». Это звучало как сказка. 

Все мечты об открытии в Свердловске музыкального молодежного объединения (пусть даже без запретного слова «рок» в названии) наталкивались на стойкое сопротивление идеологического и культурного начальства. Времена стояли крутые, и чиновникам было гораздо безопаснее запрещать всё на свете, нежели поддерживать любую неформальную инициативу. Комсомольские и культурные бонзы попросту отрицали наличие в Свердловске рок-групп. Нет рокеров – нет проблемы, а значит, и делать ничего не надо. Расшевелила ситуацию статья Валерия Кичина ««Урфин Джюс» меняет имя» в «Литературной газете» (05.12.1984). В центральном издании чёрным по белому было написано: «рок-групп в Свердловске около десятка, известность иных пересекла границы области – «Трек», «Урфин Джюс», «Наутилус»». На газетной полосе нашлось место не только для слов комсомольских чиновников, но и для мнений Ильи Кормильцева и Николая Грахова. Наличие на Урале рока (а значит, и проблемы) было обозначено на столичном уровне. С этим надо было что-то делать. 

После выхода статьи чуть приободрились сами рокеры. Стало понятно, что есть вероятность решить вопрос с рок-клубом через головы разных Олюниных [Олюнин Виктор Николаевич — в начале 1980-х заведовал отделом культуры Свердловского горисполкома]. 13 декабря прошла сходка. Присутствовали музыканты «Урфина Джюса», «Наутилуса», «Метро», «Группы» и «С-34». Бутусов запомнил пламенное выступление традиционного оппозиционера Ильи Кормильцева: «В голове замелькали фильмы про Ленина, про революцию, про большевиков и прочие коллизии. Мы слегка обалдели – не были готовы к такой политической борьбе, мы-то думали, что всё это просто про музыку». Кроме толкания антиправительственных речей, говорили о рок-клубе, обсуждали возможные кандидатуры его президента. Альтернативы Николаю Грахову не было. 

Николай Грахов, 1989 годНиколай Грахов, 1989 годКадр из фильма «Сон в красном тереме»

Сам будущий президент узнал о выдвижении своей кандидатуры от «наутилусов»: «Приехали ко мне домой Бутусов с Умецким: «Давай, ты будешь все пробивать, а мы будем тебе всячески помогать. Думаем, что только ты это сможешь». Ну ладно…» 

Ключевую фигуру рок-н-ролльной истории Свердловска Владимир Бегунов описывает эпически: «Нам всем всегда нужен Гагарин или Чапаев. Коля Грахов — он такой, левым боком Гагарин, правым Чапаев, при этом со взглядом Солженицына...». Его коллега по группе Владимир Шахрин объясняет выбор президента, скорее, в логарифмических терминах: «Мы, музыканты, знали, чего хотели. Но объяснить другим не могли – мозги не так устроены. А когда появился физик с математическим складом ума, он быстро все наши желания и нас самих заменил на иксы, игреки и нолики, составил формулу - и дело закрутилось». Сам Николай объясняет своё президентство просто: «Я концептуально устраивал всех. Я умел превращать аморфные рассуждения в конкретику»... 

В предпоследний день уходящего года корреспондент «Известий» Юрий Носков имел беседу с первым секретарём обкома КПСС Борисом Ельциным. По наущению музыкантов он рассказал главе региона о проблемах местных рокеров и идее создания рок-клуба. По словам Юрия, Ельцин отнёсся к этому с интересом и обещал разобраться… Пошли даже разговоры, что глава области пригласит к себе рокеров в начале февраля нового 1985 года. Самое смелое воображение отказывалось рисовать возможные картины этого приёма. Встреча в верхах не состоялась, но это было не главное. Всё равно сложилась уникальная ситуация: низы не хотели жить по-старому, верхи готовы были пойти им навстречу, но середина активно этого не желала. Это несколько отличалось от описанных классиками марксизма-ленинизма признаков революционной ситуации, но определённую напряжённость создавало. 

Один из основателей «Наутилуса» Дмитрий Умецкий убеждён, что «открытие рок-клуба, вне всякого сомнения, было решением политическим. Я думаю, что оно принималось на уровне Ельцина. С одной стороны, нужно было выпускать пар, с другой — на подходе уже была перестройка и подобные идеи клубились в воздухе». 

Собрание в Управлении культуры, 15 июня 1985 годaСобрание в Управлении культуры, 15 июня 1985 годaДмитрий Устинов

Колёса бюрократической машины начали чуть шевелиться. Андрея Матвеева [уральский писатель, принимавший активное участие в рок-н-ролльной жизни Свердловска], работавшего тогда в Межсоюзном доме самодеятельного творчества (МДСТ), отправили в командировку в Ленинградский рок-клуб: «Я изучал опыт, собирал методички и бумажки, а сам тусовался с БГ и Курехиным. Наибольший опыт почерпнул у них. Я должен был подготовить типовые документы, но на самом деле готовил и пробивал их Коля со своим структурированным умом». 

Начались хождения Грахова по кабинетам разной степени властности. По его собственным подсчётам, официальных и неофициальных визитов по вопросам организации рок-клуба он совершил не меньше сотни. Руководство вполне устраивало иметь дело с «приличным человеком», да ещё и научным работником. К тому же у него имелось начальство на непосредственном месте работы, через которое всегда можно надавить и повоздействовать. 

Николай беседовал по душам с функционерами, которые делали вид, что благоволят посланцу молодёжи. Чиновники с важным видом кивали головой и соглашались, что назревшую проблему непризнанности молодёжной музыки давно пора решать, но ничего не делали. 

За перемещениями президента по различным структурам внимательно следили десятки рокеров. Напряжение росло. «Всем казалось, что вот-вот всё должно зашевелиться, — вспоминает Владимир Шахрин. – Вроде только вчера были две-три группы, а сегодня их уже десять, и уже есть Коля, который может продвигать идею рок-клуба, и уже есть Илья Кормильцев, который может понятно для начальства сформулировать чаяния музыкантов… Но в то же время пока ничего еще не происходило».

Чиновничье перекатывание из пустого в порожнее продолжалось почти полгода. 28 мая в клубе Горного института прошло ещё одно рок-собрание. Оно было более представительным. К участникам декабрьской сходки присоединились музыканты «Флага», «Отражения», групп Евгения Димова и Игоря Скрипкаря, а также Настя Полева. Грахов доложил собравшимся о своих боданиях с чиновничьими дубами. Доклад единодушно одобрили и решили, что рок-клуб необходим, пусть даже неофициальный. Идея подпольного рок-клуба, который смог бы только координировать деятельность групп, по-своему примечательна. Диалог с властями зашёл в тупик, но желание свердловских музыкантов выйти к публике уже невозможно было сдерживать. Рокеры договорились осенью провести фестиваль, не уточняя, правда, каким образом. Собравшиеся ещё раз подтвердили президентские полномочия Грахова. Николаю вместе с Кормильцевым, Матвеевым и Застырцем[уральский поэт, автор текстов групп «Трек» и «Кабинет»] поручили разработку Программы рок-клуба. Придумали всей толпой прийти в кабинет какого-нибудь функционера от культуры, чтобы никто не смог отрицать наличие проблемы и её масштаб. 

У Управления культуры, 15 июня 1985 годаУ Управления культуры, 15 июня 1985 годаДмитрий Устинов


Так и сделали. 15 июня в кабинете заместителя начальника областного управления культуры Лешукова собралась вся рок-н-ролльная шатия. Её состав усилили представители «Слайдов», «Чайфа», «Тайм-Аута», экс-«трековец» Михаил Перов. Музыканты внимательно выслушали заявление представителей культурных организаций с неблагозвучными аббревиатурами ОНМЦ и МДСТ [Областной научно-методический центр и Межсоюзный дом самодеятельного творчества] о создании Любительского объединения молодёжной музыки, в официальных документах сокращавшегося до металлического слова ЛОММ. Говорили об осеннем фестивале, о материальной базе, об аттестации коллективов и о литовке программ. Ни одна властная структура против ЛОММа не возражала. Мало кто обратил внимание на оставшийся без ответа главный вопрос: кто конкретно будет отвечать за это музыкальное объединение. 

Бюрократические игры продолжились. Ни одна структура не хотела брать на себя ответственность и принимать под своё крыло такого неудобного птенца, как рок-сообщество. То планировали открыть рок-клуб при молодёжном творческом объединении горкома комсомола, то при МДСТ. При этом ни горком, ни МДСТ сами желания приютить кого бы то ни было не выказывали. Возникла идея сослать ещё не родившийся рок-клуб в ещё не открывшийся ДК МЖК на самой окраине города. 

Сергей ЛацковСергей Лацков

Музыканты радовались и этому. Они начали строить радужные планы, в первую очередь касавшиеся фестиваля. Мечты о сцене были самыми насущными. Алексей Хоменко предложил грандиозную идею недельного концертного марафона сразу на двух площадках – в ДК УЗТМ и во Дворце спорта. Главным призом для победителей должна была стать поездка с концертами в братскую Чехословакию. Пантыкин мечтал о фестивале, где не будет ни жюри, ни приза зрительских симпатий. Победителей выберут сами музыканты путём анонимного анкетирования. 

Несколько остудил затуманенные мечтами головы заведующий сектором пропаганды обкома ВЛКСМ Сергей Лацков. Он вскользь пообещал в середине ноября фестиваль, на котором смогут выступить не более 12 групп (к этому времени заявок на участие было уже 25). При этом Лацков полностью забекарил разработанное музыкантами Положение о рок-клубе, решив написать его самостоятельно. Рокеры напряглись и постановили: если их мнения не учтут, жаловаться вышестоящему начальству – в обком партии или в Москву. В этом все были едины. Мнения разошлись по вопросу приоритетов: фестиваль или литованные программы. Большинство понимало, что вот так сразу все песни никто не залитует, поэтому предпочитало фестиваль. Пусть он будет даже закрытый, только для своих, но зато там можно будет показать всё своё творчество. Посмотреть, кто чего стоит, хотелось всем, ведь что представлял собой свердловский рок образца 1985 года, плохо знали даже сами музыканты. 

Дело, казалось, сдвинулось с мёртвой точки. 25 октября в обкомовском кабинете Лацкова собралась большая комиссия, которая должна была оценить подготовленные к фестивалю программы «Урфина Джюса», «Наутилуса» и «Флага». Сам хозяин кабинета, правда, в это время находился в Москве. Сначала выступил преподаватель филологического факультета Леонид Быков, предварительно ознакомившийся с текстами. Он посетовал, что трудно оценивать стихи в отрыве от музыки, пожурил авторов за некоторые стилистические шероховатости и отметил общую критическую направленность текстов, тут же оговорившись, впрочем, что и последняя редакция Программы КПСС тоже остро критикует недостатки. После такого сравнения процесс пошёл как по маслу. Заранее подготовленные плёнки ставились на магнитофон, прослушивались, музыканты выходили в коридор, а комиссия за закрытыми дверями обсуждала их творчество. В 10 вечера Грахов объявил, что все три программы одобрены и рекомендованы к литовке. Это решение было принято единогласно, даже присутствующий Олюнин не возражал. 

Виталий ЛешуковВиталий Лешуков

Такой рывок вперёд привёл рокеров в состояние, близкое к эйфории. Почти ежедневно собираясь на базе «Чайфа» в ДК Горького, они готовили программы и даже обсуждали, кто за кем будет выступать. Радостное веселье продолжалось всего три дня. 29 октября из командировки вернулся Лацков и отменил все результаты прослушивания, заявив, что «отбор участников фестиваля будет проводиться уполномоченной на то комиссией путём живых выступлений». Своё решение он обосновал нарушением со стороны рокеров якобы имевшихся договорённостей, подразумевая «несанкционированный» концерт «Наутилуса» 26 октября в ДК МЖК.

Сказка про белого бычка завелась по новой. 12 ноября Олюнин признал очевидное: «Давайте посмотрим правде в глаза. Конечно, мы забодяжили прохождение Положения о рок-клубе. «Да» или «нет» можно было сказать раньше. Объективных показателей для неподписания нет. Но если обращаться в Москву, то за ваши непрофессиональные тексты врежут всем – и мне, и обкому ВЛКСМ. У нас есть установка заниматься вами, но нет позитивного представления. Поэтому мы предлагаем сначала организовать просмотр всех групп, потом напишем записку, в которой изложим все задачи, связанные с вашим движением. Когда организация, за которой последнее слово, рассматривает эту записку и говорит: «Давайте», мы получаем «добро» и начинаем действовать» [Цитируется по газете «Рок-хроника» №3(6), 1991.]. 

Первые дуновения горбачёвской перестройки ощущались уже не только в новом режиме работы винных магазинов. Теперь депутаты от рок-н-ролльной общественности говорили с начальством более жестко, ставили свои условия, угрожали, в случае их невыполнения, писать коллективные письма новому первому секретарю обкома Юрию Петрову или в Москву. Объявленные сроки фестиваля уже давно прошли, и больше на подобные разводки музыканты не поддавались. Они требовали пускай закрытого, но бесцензурного фестиваля, по результатам которого достойные группы получили бы аттестацию и смогли выступать в городе и области.

Постепенно бюрократические цитадели начали давать слабину. В конце концов, под напором рокеров сдалось Управление культуры. 28 ноября в кабинете Лешукова собрался очередной курултай. Его протокол вполне красноречив:

«Лешуков: Вопрос об объединении затянулся в значительной степени из-за меня. У меня не было свободного времени, да и вообще я болел. Этот вопрос будет разрешён между 15-20 декабря. По поводу прослушивания. Мы должны знать, кого мы объединяем.

Белкин: Зачем прослушивать всех, а не тех, кого вы не знаете?

Лешуков: Ничего, ещё послушаем.

Бегунов: А может быть, послушаете записи?

Лешуков: Нет, этого не надо. А вдруг там не всё.

Крысов, менеджер группы «Флаг»: Давайте 20-го подпишем документы, а 25-го – прослушивание.

Лешуков: Нет, так нельзя.

Крысов: Может, имеет смысл встретиться в обкоме партии?

Лешуков: Нет, этого не надо.

Крысов: В документах сказано: сначала объединение, только потом - контроль. 

Хоменко: Мы будем работать сами по себе. Прослушивание – ваша перестраховка. Вам же хуже.

Лешуков: Ну хорошо, предположим, мы открываем объединение, а потом организовываем просмотр, как разрешение на выступления. Вы согласны?

Все: Да!»

Обком комсомола продолжал упорствовать. Тогда Лешуков как бывший инструктор обкома партии сходил к Галине Наумовой, заведующей отделом культуры Свердловского обкома КПСС, и попросил помочь: «Чтобы не получить еще нескольких Новиковых, пусть эти рокеры лучше под нашим присмотром будут…». Незадолго перед этим суд приговорил Александра Новикова к десяти годам колонии по уголовной статье, но все прекрасно понимали, что наказан он за свои песни. Поэтому угроза «получить ещё нескольких Новиковых» была для чиновников серьёзной. Наумова дошла до Петрова. Комсомол получил нагоняй, и в начале зимы машина закрутилась. 

Шахрин ясно помнит один из самых ярких моментов этой эпопеи: «Холодно, мы в зимних шапках, управление культуры, и Коля Грахов туда несёт документы. Мы их все подписали. В подтверждение того, что мы не мёртвые души, все на улице стоим. Коля выходит и говорит: “Скорее всего, рок-клуб у нас будет!”»

Были определены три структуры, учреждавшие рок-клуб. Обком комсомола отвечал за идеологию, управление культуры – за разрешительно-бюрократические вопросы, а профсоюзы – за помещение и материальную базу. Маленькая комната в ДК имени Свердлова в центре города стала штаб-квартирой рок-клуба на ближайшие пять лет. 

Александр КалужскийАлександр КалужскийОлег Ракович

Здание ДК построило в 1916 году православное церковное Братство святого праведного Симеона Верхотурского. Там размещались библиотека, музей, зрительный зал на 350 человек. В 1919 году Братство ликвидировали, а 1-ю Богоявленскую улицу переименовали в честь убиенного большевика Моисея Володарского. В 1925-м в здание въехал клуб совторгслужащих имени Профинтерна. Через три года дом капитально перестроили, он получил внешний облик в стиле конструктивизма, а передовики совторговли - большой зрительный зал на 630 человек, гимнастический зал, читальню и комнаты для кружков. Ещё через несколько лет непонятный Профинтерн заменили на более внятного Я. М. Свердлова. С тех пор здание по адресу улица Володарского, 9 почти не изменилось, его планировка сохранила запутанность со времён Симеона и Профинтерна.

В штатное расписание Дома культуры добавилась ставка администратора рок-клуба – 110 рублей. Грахов на эти деньги не претендовал, он не хотел бросать научную работу в УПИ. Стали искать человека на должность администратора. Аркадий Застырец порекомендовал своего знакомого, любителя музыки, недавно вернувшегося в Свердловск. Так в рок-клубе появился Александр Калужский.

Преподаватель английского языка, поэт и меломан, он вернулся в родной город после нескольких лет разъездов по стране. Учился он на инязе в Иркутске, открытом городе, полном интуристов, которых привлекал Байкал, и хиппарей со всего Союза, стремившихся к зарослям дури в соседней Бурятии. В вольном Иркутске Калужский пристрастился к Дилану и американскому джэм-року и стал одним из создателей культовой дискотеки «Новая Волна». В маленький подвальчик, рассчитанный на 25 человек, набивалось в 2-3 раза больше народа. На рубеже 80-х под музыку, которая звучала там, не танцевали, наверное, больше нигде в Союзе. В «Новой Волне» крутили «Parlament», «Funkadelic», Боба Марли, «Sham-69», «The Jam», «Police», «Tom Robinson Band», Брюса Спрингстина, - словом, тонны непривычной для «совкового» уха музыки. Продвинутая иркутская молодежь умудрялась плясать под эту гремучую смесь. Во время визитов на малую родину Саша завёл дружбу с «Треком», посещал их концерты, то есть свердловскому року он был человек не чужой. Калужский с энтузиазмом отнёсся к должности администратора. Даже уволившись через полтора года, он не порвал связи с СРК. Всегда элегантный Александр Калужский был бессменным ведущим всех главных концертов и фестивалей. 

Марат ФайрушинМарат Файрушин

От областного комитета ВЛКСМ куратором рок-клуба стал инструктор Марат Файрушин. Он окончил философский факультет УрГУ, где учился вместе с Игорем Скрипкарем и Егором Белкиным, неплохо знал и других музыкантов. В обкоме он был новичком. Если бы в затее с рок-клубом что-то пошло не так, всё могли бы свалить на Марата, который к тому же был самым молодым по возрасту инструктором. Границы кураторства Файрушина были четко определены. Он нес персональную ответственность перед руководством обкома только за официальные мероприятия рок-клуба. Да и то ответственность эта была зачастую формальной. Одной из главных заслуг Файрушина стало резкое потепление отношений комсомольского руководства к свердловским рокерам. «Рок-клуб так быстро успел встать на ноги во многом благодаря поддержке комсомольского начальства области, - считает Марат. - Такой теплой дружбы между рокерами и комсомолом не было ни в одном другом регионе СССР». 

14 января 1986 года документы о создании рок-клуба поступили в обком КПСС. Там обещали собрать все необходимые визы и подписи в двухнедельный срок, попутно попросив рок-группы обосновать выбор названий. Но заставить бюрократические колёсики вертеться так быстро было не под силу даже правящей партии. Бумаги динамили ещё полтора месяца. Только 5 марта документы о создании рок-клуба были, наконец, подписаны. Свердловский рок-клуб официально открылся 15 марта 1986 года. 

Читайте также
Новости России
Россия
Архангельский избирком отказал организаторам референдума против ввоза мусора из Москвы
Россия
Юрий Трутнев проведет совещание по выборам в Приморье
Россия
Медведев подписал постановление о повышении тарифов ЖКХ в 2019-м году
Россия
Следователь по делу ЮКОСа погиб в ДТП в Москве
Россия
Навальный успешно вылетел во Франкфурт после снятия запрета на выезд
Россия
В Татарстане единоросс возмутился пылью у своего дома и подстрелил соседа
Россия
Экс-комиссар движения «Наши» вошла в рейтинг самых успешных молодых бизнесменов США
Россия
В Керчи грузовик врезался в теплотрассу, 22 тыс. жителей остались без отопления
Николай Бондаренко
Россия
Депутат, пытающийся выжить на 3,5 тыс. рублей, требует поднять прожиточный минимум
Россия
Психиатры просят Минздрав РФ вернуть на рынок немецкий препарат для лечения шизофрении
Россия
Тело Ленина в Мавзолее предложили заменить резиновой или восковой копией
Россия
Власти Франции сняли запрет на аккредитацию для телеканала Russia Today
Россия
США пригрозили Пекину затяжной холодной войной
Россия
Табачным компаниям грозят налоговые претензии на десятки миллиардов рублей
Россия
Игорь Чайка заявил, что вложит полмиллиарда в мусоросжигательный завод в Москве
Россия
Мир переходит на новую систему единиц измерений. Почему это важно и участвует ли в этом Россия?
Россия
ФСИН: колонии для экс-сотрудников полиции переполнены, необходимо строить новые
Россия
«Ъ»: находясь в СИЗО, экс-чиновник из Минобороны заработал 46,5 млн рублей
Россия
Под Волгоградом подросток принес в школу топор, ножи и канистру бензина, а сам отравился
Россия
Цена на нефть Brent за сутки упала на 7,5%
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.

Читайте, где удобно