Доллар
Евро

«Идет умелая манипуляция реальными страхами людей»

Журналист Валерий Рукобратский – о Томинском ГОКе, протестах и их лидерах

Когда я узнала, что мой хороший друг – редактор отдела экономики «Комсомольской правды» Валерий Рукобратский – едет в Челябинск, чтобы попробовать разобраться в противостоянии местных общественников с Русской медной компанией, мне стало очень интересно, к каким выводам он в итоге придет. Почему? Потому что журналист из Москвы – человек в данной ситуации абсолютно беспристрастный: он не живет в Челябинске, не знаком с местными общественниками, не зависит от РМК или губернатора. Валера провел в области несколько дней, и накануне выхода в «Комсомолке» первой части его расследования я попросила его рассказать нам, что он увидел и услышал на Южном Урале. 

— Почему ты поехал в Челябинскую область? До Москвы дошла слава движения СТОП-ГОК? Или к вам обратилась Русская медная компания?

— Начнем с того, что я редактор отдела экономики федеральной газеты, и к нам периодически обращались разные группы промышленников, которые столкнулись с необычной, на их взгляд, ситуацией. Промышленники хотят построить какой-либо новый современный завод или комбинат, а им не дают. И это не заговор местных властей, которые просят взятку за разрешения построить новое предприятие. Нет. Они столкнулись с тем, что резко выступать против нового производства начинает сообщество местных жителей, горожан. Промышленных групп, которые с такой проблемой столкнулись, я знаю несколько. Это не только Русская медная компания, это УГМК на Хопре или крупная промышленная группа «ЧЕК-СУ» в Кемеровской области. Собственно, поэтому нас и заинтересовала история, которая происходит сейчас в Челябинске, – эта история вдруг стала типичной, что само по себе странно. Поэтому я поехал в Челябинскую область, чтобы посмотреть, пообщаться со всеми участниками протеста, с другой стороной – теми, кто продвигает строительство Томинского ГОКа. Хотелось понять, что разделяет людей, почему они не могут договориться и есть ли вообще выход из этой ситуации. 

Челябинская «Комсомолка» с самого начала была в гуще всех событий и пишет о событиях, связанных с ГОКом и протестом, чуть ли не еженедельно. Когда стало понятно, что в данном конфликте можно найти какое-то обобщение, то решили ехать туда. 

— Где ты побывал и что увидел?

— Я решил погрузиться во весь цикл производства меди, чтобы понять, что в этом такого опасного или, наоборот, не опасного, с чего все начинается и чем все заканчивается. Правда, я сделал все наоборот – я начал с того места, где производится медный провод. В данном случае это город Кыштым и город Карабаш, где выплавляется медь. Больше всего меня, конечно, потряс Карабаш, который в 90-е годы у нас неожиданно стал самым грязным городом на планете Земля. Хотя это неправда – как выяснилось, в 90-е годы местные депутаты решили подзаработать денег от таких организаций, как ЮНЕСКО или Гринпис, и под это дело они выдумали миф про Карабаш. Город на самом деле до сих пор находится в тяжелом состоянии. Но та же РМК, владеющая «Карабашмедью» – заводом, которому уже больше ста лет, занимается модернизацией, вкладывает кучу денег в экологию. Это дорогостоящие, сложные и длительные по срокам мероприятия, нужно честно это признавать. 

Михеевский ГОКМихеевский ГОК

После Карабаша и Кыштыма я приехал в город Варна, где у РМК находится Михеевский ГОК, откуда они берут руду. Там я увидел то, что челябинцы упорно предпочитают не замечать, о чем не хотят слышать. Я имею в виду то, что горно-обогатительный комбинат без труб – это реально. Когда вся пыль полностью находится внутри комбината, она не идет наружу. Да, возможно, есть какие-то выбросы. Но мы с нашим фотографом сутки жили около ГОКа, ночевали буквально в 100 метрах от него и в метрах пятистах от карьера, где добывают руду, и воздух, которым я дышал там, не особо отличается, и даже, наверное, по вкусовым ощущениям лучше, чем воздух, которым я дышу, живя на Алтуфьевском шоссе в Москве или находясь на работе, – у меня за окном Бутырка и Ленинградское шоссе. Здесь пахнет хуже, чем около Михеевского ГОКа. И в Челябинске пахнет гораздо хуже, чем около Михеевского ГОКа. В Челябинске я провел два дня, и все это время с Коркинского разреза несло горелым углем. Мне есть с чем сравнить, возможно, мое восприятие – оно любительское, но даже если так, все равно мне комфортней дышать было около ГОКа, а не в Челябинске, например. Как это ни удивительно.

— И снег там был белый, судя по фото…

— Мы взяли с собой вертолет – квадрокоптер, который облетел у нас километров пять по площади. Мы хотели посмотреть все – и, если от нас что-то спрятали на комбинате, они же не могли спрятать все вокруг, не могли спрятать, например, выбросы. Квадрокоптер облетел большую площадь – снег вокруг нормальный, белый. Пыли медной, которой всех пугают в Челябинске, я не увидел. Ее нет. Я не исключаю, что тем же экологам для подтверждения этого надо взять какие-то пробы воздуха, пробы с хвостохранилища – это, по словам челябинских активистов, просто страшное место, куда сбрасывают пустую породу, которая может в дальнейшем окисляться и травить окружающую среду. Это все можно проверить. В РМК мне сказали: пожалуйста, приезжайте, делайте замеры, проверяйте. И я бы на месте челябинских экологов именно так и сделал. 

— То есть ты погрузился в производственную среду. А потом?

— Я поехал в Челябинск. Чтобы обсудить то, что я увидел на предприятиях РМК, с людьми, которые выступают против строительства нового ГОКа. Я встретился с группой лидеров движения СТОП-ГОК. Но все их аргументы не были для меня убедительными – они противоречат тому, что я увидел на предприятиях РМК, что мне объясняли их специалисты. На стороне РМК – логичные, математически выверенные, проверенные другими специалистами расчеты. Со стороны экологов это были некие предположения, потому что этих людей нельзя назвать профессионалами – они не специалисты в гидрологии, в геологии, в геодезии и т. д. 

Встреча с лидерами СТОП-ГОКаВстреча с лидерами СТОП-ГОКа

Проблема еще и в том, что эти люди оперируют иногда устаревшей информацией и не могут сделать корректировки в своей позиции. Например, карты строительства Томинского ГОКа у экологов устаревшие, годовалой давности. РМК, как я понял и как мне объясняли ее специалисты, постоянно корректирует свой проект – исходя из пожеланий местных жителей, реагируя не критику со стороны тех же экологов. И я видел проектные карты РМК, где идет эта корректировка. Например, по местоположению хвостохранилища, по месту отвалов. У экологов свежих и актуальных данных нет. И большая проблема заключается в том, что между экологами и РМК нет контакта.

— Почему, как ты думаешь?

— Это хороший вопрос. Челябинские экологи свято верят, что защищают город от реальной опасности. И по-человечески это понятно – когда они говорят тебе, что в 10 километрах от водохранилища, которое является единственный питьевым источником большого города, собираются строить крупное промышленное предприятие, или что в 25 километрах от центра Челябинска будет находиться этот новый ГОК. Такая информация вызывает у людей опасения, тревогу или даже страх. Но, я думаю, что, когда появляется такой страх, им всегда можно легко манипулировать. И у меня сложилось впечатление, что этим пользуются разные группы людей, живущих в Челябинске. Пользуются и создают такую ситуацию, когда собственно этим экологам и не нужно идти на контакт с РМК. Ну, а зачем?

— Кого ты имеешь в виду, когда говоришь про разные группы людей?

— Заинтересованные группы внутри Челябинска, которым не нужен ГОК. Это не обязательно экологи. Это, например, местные промышленники, которые гадят в Челябинске уже много лет, – там же на самом деле дышать нечем. Им проще закрыть свои старые заводы, чем модернизировать предприятие. Пока все борются с ГОКом, на их выбросы никто внимания не обращает. Заинтересованы в раскачке ситуации риелторы и девелоперы – они планировали строить большие кварталы рядом с Шершнями. Да там куча людей заинтересована в том, чтобы эти активисты боролись с РМК, чтоб экологи не обращали свой взор на то, что внутри Челябинска происходит. Поэтому я думаю, что происходит умелая манипуляция – манипуляция реальными страхами людей. 

— А тебе самому не стало страшно?

— Ты знаешь, я почувствовал их эмоции, я стал вместе с этими людьми переживать. Это нормально, когда люди говорят тебе: «Ты приехал из Москвы, ты ничего не понимаешь, это не у тебя около дома строят ГОК, а в десяти километрах от нас. А у нас дети, у нас внуки, нам всем угрожает опасность», ты начинаешь вместе с ними переживать, заражаешься их эмоциями. Я почему говорю, что этими страхами можно манипулировать, потому что эти эмоции – простые и понятные, ты вовлекаешься в это и уже не слышишь других аргументов, они тебе уже не интересны в данном случае. 

— Какие аргументы против ГОКа высказывают экологи-общественники? Близость к водохранилищу?

— Да нет, это не главный их аргумент. Их главный аргумент как раз ошибочный – о том, что рядом с Челябинском будут добывать руду с высоким содержанием серы, которая будет окисляться, и все это превратится в серную кислоту. Это ключевой момент. На самом деле есть две разновидности руды – пиритовая, которую собираются добывать в Томино, и колчеданная, которую добывали рядом с Карабашем. В пустой породе с колчеданных месторождений остается много серы, она окисляется и приводит к разным некрасивым последствиям. Это Карабаш. Поэтому они говорят – нам Карабаш не нужен. То, что будет добываться под Челябинском, – это пиритовые руды с содержанием серы в 3-4%. При этом сера остается с медью, все это будут вывозить на завод в Карабаш, она не останется под Челябинском. Никаких кислотных дождей под Челябинском не будет. Я поначалу сомневался и даже позвонил своей учительнице по химии, попросил ее помочь разобраться. Она объяснила, что действительно специалисты РМК правы, сера останется в медном концентрате и уйдет на завод в Карабаш. Это важный, принципиальный момент – серы не будет под Челябинском. 

Акции под окнами губернатораАкции под окнами губернатора

Что касается водохранилища, то между ним и ГОКом проходит водораздел, природная естественная возвышенность, которая не позволяет воде уходить. С этим вообще невозможно спорить, это просто реальность. Еще один аргумент общественников – пыль, которая якобы накроет город. Если посмотреть, как РМК ведет добычу под Варной, то видно, что не будет никакой пыли, там все опрыскивается. Я бы, наверное, не говорил так уверенно, но я стоял на краю этого карьера и дышал этим воздухом. 

— Сами общественники не пытались вступить в диалог с РМК? Ты спрашивал их об этом?

— Да, они говорят, что это РМК не шла с ними на контакт. Те, в свою очередь, говорят, что хотели и пытались объяснить экологам свой проект. Но отношения между сторонами уже настолько испортились и накалились, определенная точка пройдена, и, возможно, обеим сторонам конфликта уже не интересна позиция друг друга. Так может происходить до того времени, пока не случится что-то глобальное, что заставит их пойти на переговоры. На текущий момент такого нет. 

Валерий РукобратскийВалерий Рукобратский

— У тебя получилось разобраться, кто стоит за протестом в Челябинске?

— Ох… Это очень сложная тема. С одной стороны, это официально признанные НКО, которые получают иностранное финансирование. Многие из инициаторов протеста являются партийными работниками, находятся в оппозиции к государству. Это те люди, которым сейчас неинтересно бороться с Путиным – зачем ругаться с президентом, когда можно повоевать с местной компанией или с местной инициативой? Все эти люди сплотились в Челябинске и объявили войну против ГОКа. Мне кажется, что в данном случае вообще уже не так важно, кто стоит за протестами. Сейчас эти люди отражают общий настрой большой части населения Челябинска – города, который живет в жутких экологических условиях. 

— А ты не задавал активистам вопрос, почему они борются с ГОКом, которого нет, но закрывают глаза на выбросы и промышленные предприятия, которые есть?

— Мне ответили, что они борются со всеми.

— Да ни с кем они не борются!

— Я им тоже говорю: не видно вашей борьбы. Мне начали в ответ показывать какие-то папки, письма, требования к «Мечелу». Но это же очевидно – бороться с тем, что есть, сложнее, чем бороться с тем, чего нет. 

Вообще, по моим ощущениям, протест в Челябинске – это протест избалованности. Город, как я увидел, живет хорошо, у людей есть деньги, есть возможность покупать дома рядом с Шершневским водохранилищем. И сейчас они защищают возможность, как они думают, хорошо жить дальше. Но они не совсем понимают, что эта возможность хорошо жить обеспечивается теми деньгами, которые идут в город с металлургических предприятий. Поэтому, с одной стороны, в Челябинске – огромное количество заводов с выбросами, с другой – это деньги, это налоги в местные бюджеты, которые перераспределяются внутри города разными способами. Люди до конца не осознают, что если они сейчас не дадут построить этот комбинат, а потом закроют еще двадцать других, то они останутся ни с чем, а Челябинск превратится в какой-нибудь провинциальный город, где не будет работы, денег, где от безысходности начнет процветать пьянство и наркомания. Таких городов много – даже рядом с самим Челябинском.

Коркинский угольный разрезКоркинский угольный разрез

— Как думаешь, долго еще будет происходить это противостояние?

— В этом году – выборы в Госдуму, потом – президентские. Протестная активность в Челябинске будет использоваться, пока будут идти две эти большие выборные кампании. 

— Кто мог бы выступить переговорщиком в этой конфликтной ситуации? Местные власти могли бы? 

— Власти и должны выступить. Вообще, окончательное решение о том, строить комбинат или нет, – за местной властью. Поэтому все зависит от них. 

— И какая позиция у властей? Тебе вообще удалось пообщаться на тему ГОКа с губернатором?

— Пока не удалось. Со стороны пресс-службы губернатора мне были обещаны комментарии по ситуации, но до сих пор я ничего от них не получил. Поэтому первая часть моего материала выходит завтра, 23 марта, без комментариев губернатора. Но у нас на следующей неделе будет продолжение, и я надеюсь, что какой-то комментарий от них все-таки будет.

Новости России
Россия
В приложении «Социальный мониторинг» нашли исходный код приложения по вывозу мусора
Архивное фото
Россия
СМИ: министр природных ресурсов Северной Осетии задержан за превышение полномочий
Россия
В Симферополе во время ремонта техникума выяснилось, что стены сделаны из надгробных плит
Россия
Boeing возобновил производство 737 MAX, в авиакатастрофах на которых погибли 346 человека
Россия
Рогозин: идея Илона Маска изменить климат Марса для землян — это прикрытие ядерного оружия
Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Россия
Еще 71 человек с COVID-19 скончался в Москве
Россия
Глава Крыма Аксенов назвал требования Роспотребнадзора для курортов невыполнимыми
Россия
Запуск Dragon Crew к МКС отменили из-за неподходящей погоды
Россия
Дуров пожертвовал 6,5 млн рублей благотворительному проекту Егора Жукова по раздаче еды
Россия
В Совете Европы рассмотрели петицию россиян о правовой экспертизе поправок в Конституцию
Россия
Режим прогулок в Москве. Коротко
Россия
Собянин продлил режим самоизоляции в Москве, но объявил о втором этапе снятия ограничений
Россия
Минздрав решил не включать в статистику случаи бессимптомного заражения COVID-19
Совещание в Нарьян-Маре (НАО).
Россия
В «Единой России» прокомментировали желание членов первичек в НАО выйти из партии
Россия
В Госдуму внесен закон об отмене документа, осудившего пакт Молотова — Риббентропа в СССР
Россия
Умер бывший топ-менеджер «Лукойла» Сергей Малюков. По данным СМИ, у него была пневмония
Россия
Кадыров объяснил, почему на его руке был медицинский катетер
Россия
Глава Удмуртии Бречалов заявил, что заразился коронавирусом
Россия
Минтруда: индивидуальным предпринимателям, закрывшим свое дело, выплатят по ₽12 тыс.
Россия
В НАО члены еще двух первичных отделений «Единой России» заявили о желании выйти из партии
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.

Читайте, где удобно