Доллар
Евро

«У нас не было ни одного предметного разговора с Дубровским»

Бывший замминистра Павел Рыжий – о своей отставке, мега-проектах и «клане Христенко»

Светлана Григорьева
Ярослав Наумков

Увольнение первого замминистра экономического развития Челябинской области Павла Рыжего, отправленного в отставку за неосторожное высказывание, в политических кругах Южного Урала расценили как одну из главных кадровых ошибок губернатора Бориса Дубровского. Сам экс-чиновник до сих пор не понимает, почему так резко впал в немилость. О том, что произошло на заседании, где он якобы раскритиковал «Стратегию развития Челябинской области до 2020 года», а также об основных итогах своей непродолжительной работы в правительстве Дубровского Павел Рыжий рассказал Znak.com. 

- Павел Анатольевич, расскажите, пожалуйста, что все же произошло на комитете Заксобрания по промышленности, где вы якобы критиковали «Стратегию-2020»? 

- Я выступал с докладом о ситуации в промышленности, рассказывал, что я и мои подчиненные сделали за последнее время. Четыре месяца назад мы тоже собирались с комитетом Заксобрания, который возглавляет гендиректор ММК Павел Шиляев. Мы тогда обратили внимание на то, что Челябинская область одна из немногих в России, где нет ни министерства промышленности, ни промышленной политики. Меня и пригласили на работу, чтобы формулировать, описывать и создавать промышленную политику. На последнем комитете Заксобрания я представил депутатам первый отчет о проделанной в этом направлении работе. В ходе обсуждения один из депутатов, я уже не помню кто, задал вопрос, соответствует ли то, что мы сделали, стратегии развития области. Меня «Стратегия развития Челябинской области до 2020 года», честно говоря, интересовала мало. Я знаю, что это официальный документ, он принят и существует… Смысл его обсуждать? Когда был задан вопрос, я даже не подумал об этом документе. Мне вспомнился другой документ – «Стратегия повышения конкурентоспособности Челябинской области». 

- А это что за документ?  

- Это 600 страниц слайдов и текстов. Там есть описание возможных сценариев развития Челябинской области. Но эта стратегия априори никем не принята. Это выводы консультантов, которые говорят: «Мы вам тут набросали разные сценарии – на примере Португалии, Бразилии, Казахстана, Прибалтики, трех-четырех субъектов…». Но этот документ был написан в 2014 году, там расчеты ведутся исходя из стоимости нефти в 60 долларов за баррель. Горизонт «заглядывания» – 2030 год. Приведу некоторые пассажи. Там написано, что в Челябинской области в ближайшие несколько лет точками роста будут не металлургия, машиностроение и агропромышленный комплекс, а туризм и инновационная медицина. С этим нет смысла спорить. Все возможно. Есть еще одна фраза, что Челябинск и Магнитогорск займут места в рейтинге городов с точки зрения качества проживания. Ну, наверное… Также написано, что в профориентационной работе желательно использовать опыт Финляндии. С этим нет смысла спорить.

Именно об этом документе я сказал, что это красивая книга, в которой много слайдов, но это сон. 

После этого депутаты проголосовали за отчет, мы вышли из кабинета. И тут ко мне подходил девушка, я не знал, что она журналистка, и спрашивает: «Так вы считаете, что «Стратегию 2020» надо скорректировать?» Я ответил, что конечно. И в этом тоже нет ничего криминального. Ведь ее написали в конце 2013 года, а в 2014-м приняли. Тогда ситуация в стране и мировой экономике была другой. Безусловно, ее нужно корректировать. И это не критика. По закону о стратегическом планировании региональные стратегии нужно пересматривать, ведь они пишутся в рамках федеральной стратегии развития. 

- На одном из совещаний не так давно заявили, что и федеральная стратегия развития нуждается в доработке. 

- В начале марта я был на экономическом форуме в Красноярске. В нём от правительства РФ участвовал Аркадий Дворкович, были губернаторы. Когда речь зашла о написании в стране «Стратегии 2030», совершенно серьезно было сказано, что не стоит заглядывать так далеко, потому что и федеральная «Стратегия-2020» не то чтобы полностью исполняется. Не потому, что она плохо написана, а потому что жизнь сильно поменялась. Зачем лепить еще одну бумагу, понимая, что она не очень будет соответствовать действительности? Поэтому появилась не очередная стратегия, а антикризисный план. Я уверен, что областную стратегию развития также очень серьёзно придется корректировать. Но тот же вице-премьер правительства, когда сказал, что стратегию придётся переписывать, не впал в немилость у своего руководителя. 

- А у нас, получается, увольняют за инакомыслие…  

- Тут ведь даже инакомыслия не было. Я не вышел и не сказал, что я против «Стратегии 2020». Никогда я не критиковал этот документ. 

- Какую причину увольнения вам озвучили? 

- Нарушение служебной этики. Якобы я раскритиковал документ, принятый губернатором Челябинской области. Но заявление о том, что он нуждается в корректировке, не является критикой. Тем более что министерство экономического развития области сейчас этим и занимается. И обсуждение документов в художественных формулировках нельзя считать критикой. Поэтому, когда мне позвонили на следующий день после заседания комитета Заксобрания в 9 вечера и сказали, что я должен написать заявление об увольнении, у меня был абсолютно искренний вопрос: «За что?» 

- С Дубровским разговаривали на эту тему? 

- Нет. Я вообще с ним за 7-8 месяцев работы виделся раза четыре. У нас с ним не было ни одного содержательного разговора. Мы несколько раз пересекались на совещаниях. 

- Уволиться, значит, предложил Руслан Гаттаров (вице-губернатор, куратор экономического блока в правительстве области – прим. ред.)? 

- Да. 

правительство Челябинской области

- Как отреагировали на эту новость промышленники? 

- Удивились, как и я. Люди, зная мое устройство, понимают, что я не склонен критиковать руководство ни с каких точек зрения, тем более публично… 

- Вам, наверное, очень обидно покидать пост, когда столько работы проделано? 

- Обидно, не то слово. И непонятно.

- Увольнение Татьяны Кузнецовой с поста министра экономического развития в прошлом году тоже было неожиданным и непонятным… 

- И для меня тоже. Но я предпочитал не вмешиваться не в свое дело, сконцентрировался на своей работе. Совершенно точно это случилось не ради назначения Сергея Смольникова, потому что его Кузнецова сама приглашала на работу. Ей часто приходилось ездить в командировки, проводить встречи, и ей нужен был человек, на которого она могла положиться. 

- Возможно, у кураторов экономического блока был другой кандидат в министры, назначение которого не удалось пролоббировать? Поэтому Смольников так долго работал в статусе «и. о.»? 

- Мне об этом ничего не известно.

- Расскажите, пожалуйста, о фонде поддержки промышленности, который вы создали. 

- Когда мы начали работать и проанализировали состояние промышленности, то увидели, что в Челябинской области за последние 10 лет в отрасль не было вложено ни рубля. В то время как миллиарды направлялись в село, инфраструктуру, на поддержку жилищной отрасли. В то же время во многих регионах России эти вложения за 10 лет достигли миллиардов. В результате, когда начался кризис, эти субъекты РФ показали промышленный рост. 

- Примеры можете назвать? 

- Далеко ходить не нужно. В соседней Свердловской области ежегодно по 3-4 млрд рублей вкладывается в разные программы, связанные с поддержкой тех или иных видов производства. У нас же идут вложения в малый бизнес, но условия для развития промышленности не созданы. В результате в области хоть и много крупных промышленных предприятий (оборонные, гражданские и металлургические), но нет малого и среднего бизнеса в этой отрасли, который в некоторых областях сознательно выращивался. В минпромторге придумали эффективный инструмент под названием «Российский фонд поддержки развития промышленности». В прошлом году они направили на эти цели 20 млрд, на этот год заложено не меньше.

Я предложил создать нечто подобное на региональном уровне, чтобы помогать федеральному фонду отбирать проекты и вместе с ними софинансировать их. 

Образно говоря – мы даем рубль, они – пять. Для этого требовалось создать механизмы работы, разработать схемы софинансирования. Мы такой фонд создали, и он в апреле начинает работу. Впервые будут распределяться средства на поддержку промышленности. 

- О каких деньгах идет речь? 

- Пока 140 млн рублей направит фонд и 50 млн – министерство экономического развития. Мы на эти средства планировали привлечь еще 400-450 млн рублей из федерального фонда. Я, кстати, на красноярский форум ездил, чтобы рассказать об опыте создания региональных фондов. Челябинская область первой в стране создала и подпитала деньгами такой фонд, отработала все алгоритмы, и теперь на нашем примере будут учиться другие субъекты РФ. И я этим совершенно искренне гордился, не собирался никого критиковать… 

- А вам не кажется, что ваше увольнение может быть связано с близостью распределения денег? Ваши бывшие коллеги такие мысли высказывали. 

- Это домыслы. Официальная причина увольнения мне была озвучена, хотя я с ней и не согласен. Но утверждать что-то другое у меня нет оснований. К тому же мы прописали очень четкий механизм отбора претендентов на поддержку. Директор регионального фонда не имеет права подписывать никаких документов, существуют минимум два уровня экспертных обсуждений. Мы эту схему взяли у федерального фонда, где несколько уровней экспертиз. Поэтому я не представляю, что средства можно распределить в пользу кого-то. 

- Какие критерии существуют для предприятий? 

- Они должны представить реальный, современный проект, в котором минимум 70% собственных средств. Еще одно условие – выпуск импортозамещающей продукции, предприятия должны производить что-то, чего в России нет. Кроме того, привлечение денег фонда обязательно должно быть гарантировано наличием залога. Для этого будут подключены банки как контролеры, которые смогут оценить схему обеспечения и возвратности выданных денег. Проекты, которые соответствуют критериям, в области есть. И у меня нет сомнений, что четыре-пять предприятий получат софинансирование. 

«Мега-Урал»

- Хотя бы теоретически – кто бы это мог быть? 

- Сейчас об этом трудно судить. К тому же это будет неэтично. Скоро предприятия начнут подавать документы, а экспертные советы – их оценивать. Думаю, в конце апреля можно будет задать вопросы директору фонда Сергею Казакову либо его заместителю Яне Коваленко. Она ранее работала в администрации Магнитогорска, но мне удалось уговорить ее перейти в фонд. Мне кажется, там сформировалась очень хорошая управленческая команда. Их не надо подталкивать, они сами заряжают себя на работу. Кого они возьмут к себе в подчинение, уже не мое дело. 

- Сколько времени существует фонд? 

- Региональный фонд был зарегистрирован в марте. Федеральный фонд работает полтора года. 

- Есть у вас предположения, кто может занять ваше место? 

- Нет. Я вообще не уверен, что это место сохранится.

- А вам не поясняли, почему в промышленной Челябинской области ликвидировали минпром? Нам пока никто внятного ответа на этот вопрос не дал. 

- Нет, я такие вопросы не задавал. Решение было принято до того, как я пришел в команду Бориса Дубровского. Когда меня принимали на работу, то говорили, что моя задача – восстановить контакты с предприятиями и начинать заниматься вопросами реализации промышленной политики. До июля прошлого года ее даже как понятия в регионе не было. Теперь мы приняли много законов и постановлений. Очень надеюсь, что по целому ряду направлений работа будет продолжаться.

- Как вы оцениваете мега-проекты, о которых говорят в Челябинской области? Верите, к примеру, в идею строительства скоростной магистрали Челябинск – Екатеринбург? 

- С трудом. Насколько я знаю, в РЖД сейчас непросто с финансированием. А цена вопроса минимум 120 млрд рублей. И нет даже проекта. Трудно представить сейчас, где РЖД возьмет такие деньги. Хотя я этим проектом не занимался, поэтому не могу его профессионально комментировать. 

- А темой ШОСа занимались? 

- Им занималось другое подразделение минэконома. Там тоже много причин и факторов. Если будет принято решение, что саммит ШОС в 2020 году должен пройти в Челябинске, значит, он состоится. Я ездил в Уфу и разговаривал с теми, кто там занимался проведением ШОСа. Тогда было другое время, с деньгами попроще. Уфимцы на протяжении четырех или пяти лет из регионального бюджета вкладывали по 4-5 млрд рублей в год. Мне неизвестна схема финансирования, которая планируется в Челябинской области. Но понятно, что в нынешних условиях это финансово непросто. 

- К тому же нам нужно к 2020 году решить вопросы с экологией, чтобы высокопоставленные гости не побоялись приехать. 

- Вы сами ответили на свой вопрос – нужно решить этот вопрос. 

- Промышленники, с которыми вы взаимодействовали, готовы пойти навстречу? 

- Пойти навстречу в чём? Закрыться? 

- Сделать производство экологически чистым. 

- Это чистая экономика, всё надо просчитывать. Насколько я знаю, создать экологически чистое производство в два раза дороже, чем создать просто производство. Не знаю, готовы ли собственники предприятий, которые уже существуют, удвоить вложения в собственный бизнес. Нужно разговаривать с ними.

Любое предприятие – это налоги, рабочие места, и об этом тоже нельзя забывать. Вопрос сложный. 

Я в свое время работал на цинковом заводе. Нам рассказывали, как во Франции реализовали экологический проект, выпускающий цинк. Выглядит это предприятие, как холмик, на котором растут растения, из него торчит маленькая труба, и оттуда идёт дымок. Но это колоссальные затраты. Там основная выручка идет на обеспечение экологичности, а не на выплаты акционерам. 

- Вы проработали при четырех губернаторах (Вадиме Соловьёве, Петре Сумине, Михаиле Юревиче и Борисе Дубровском – прим. ред.). Можете их сравнить? 

- Все четыре губернатора были абсолютно разными, их нельзя сравнивать друг с другом. Мне комфортнее всего было работать с Вадимом Соловьевым. Тогда сформировалось то, что журналисты любят называть «кланом Христенко». Это были мои друзья, мне с ними было интересно. 

- Сейчас поддерживаете отношения? 

- Конечно. Люди уехали жить в Москву, но в наших взаимоотношениях ничего не поменялось. 

- В последнее время часто звучат пророчества о том, что следующим губернатором Челябинской области будет Виктор Христенко. 

- Ни при каких обстоятельствах. Человек создал себе великолепную федеральную карьеру. Он сегодня личность международного уровня. С чего бы вдруг ему возвращаться работать в Челябинск? В моем понимании такого быть не может. 

- А у вас теперь какие планы? 

- Пока не знаю. Всё ещё слишком близко. 

- Насколько мне известно, вы через несколько дней после увольнения встречались с Валерием Гартунгом. 

- Я знаю его, как и большинство крупных предпринимателей, как минимум 20 лет. Когда это всё случилось, он мне позвонил и предложил встретиться. У нас был короткий разговор, смысл которого сводился к тому, не подумать ли мне об участии в политике. Я ответил, что эта тема мне незнакома, и нужно всё обдумать. Он уехал в Москву, мы договорились встретиться и обсудить этот вопрос позже. 

Читайте также
Реклама на Znak.com
Новости России
Россия
В Госдуму внесли законопроект о запрете пропаганды АУЕ
Россия
Опрос: главный минус Путина в том, что он не заботится о простых гражданах
Россия
Раздел имущества при разводе собираются упростить
Россия
Саакашвили анонсировал «народный импичмент» Порошенко и вызвался возглавить кабмин Украины
Россия
Автор памятника Александру III посоветовал «читать матчасть» критикам своего произведения
Россия
Хинштейн опроверг участие сотрудников Росгвардии в охране криминального авторитета
Россия
В Зимбабве правящая партия сместила Роберта Мугабе со всех партийных постов
Россия
В Ставрополе к дому семьи немецких «секс-беженцев» неожиданно проложили новую дорогу
Россия
РБК стало известно, кого охранял наряд Росгвардии на юбилее авторитета в «Москва-Сити»
Россия
Алексей Учитель снимет новый фильм при поддержке министерства культуры
Россия
Соцсети взорвал энергичный танец вице-премьера Дворковича под хит Артура Пирожкова
Россия
В Ростове-на-Дону письмо «Почты России» шло 850 метров почти 2 месяца
Россия
СБУ отчиталось о поимке уроженца Чечни, подозреваемого в убийстве редактора Forbes
Россия
Арестован иркутский бизнесмен, в ТЦ которого прошла встреча Навального с горожанами
Россия
Пенсионерка из Воронежской области выиграла в лотерею полмиллиарда рублей
Россия
В Краснодаре гаишники вышли на крестный ход
Алишер Усманов
Россия
Усманов хочет купить еще один иностранный спортивный клуб
Россия
На пляже в Евпатории нашли могилу ребенка
Россия
Опубликованы новые рассекреченные документы по делу об убийстве Кеннеди
Россия
В министерстве образования и науки Дагестана идет выемка документов
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.