«Предприниматели – это творцы, которых прет что-то менять»

Глава «Точки» Борис Дьяконов – о «Рокет-банке», бизнесе, биткойне и обществе

Хорошо известный бизнес-сообществу экс-глава и собственник «Банка24.ру» Борис Дьяконов сейчас занимает пост старшего вице-президента крупнейшего российского банка («Точка» входит в финансовую группу «Открытие»). Несмотря на высокий статус, Борис Дьяконов, как и раньше, не носит деловых костюмов и ведет себя нетипично для банкира. Ездит на работу на велосипеде, в свободную минутку запускает кораблики в аквариуме в рабочем кабинете, похожем скорее на творческую мастерскую. Разговор с ним – не только о будущем банковской системы и технологий, но и о переменах в предпринимательской среде и обществе. 

— Покупка «Рокет-банка» повлияет на работу «Точки»?

— Мне кажется, у нас получится потрясающая синергия с ребятами. Они же тоже молодые и задорные. При этом, они умеют хорошо делать продукты для классических физических лиц, а мы – для предпринимателей. У нас много пересечений.

— Значит ли это, что вы сольетесь в единый интернет-сервис банка «Открытие»?

— Наша задача – найти идеальное предложение для клиентов, и прямо сейчас мы проводим несколько экспериментов в этой области. Но у «Точки» и «Рокета» немного разные подходы, есть свои технические особенности. Поэтому идеи все слить, перемешать до однородной консистенции, а потом взбить блендером – нет: в этом случае могут потеряться наши плюсы.

— Всегда ли «Точка» останется сервисом исключительно для бизнеса?

— «Точка» – это сервис для предпринимателей, а «Рокет» – это сервис для тех, кому нужна карта и возможность ею управлять с мобильных телефонов. Мне кажется гораздо более адекватным позиционировать сервисы отдельно, потому что они направлены каждый на свою аудиторию, у них разные предложения. Но при этом наша главная задача – сделать так, чтобы клиентам было хорошо, мы будем отталкиваться именно от нее. 

— Но у бизнеса есть сотрудники – физические лица…

— Да, и в этом случае мы в «Точке» как раз можем сказать: приходите, берите «Рокет». Вот у меня (достает кошелек и показывает новинку – банковскую карту «Открытие-Рокет») есть их карта, давно пользуюсь. Вообще, я один из первых клиентов «Рокета».

— Если вы будете существовать отдельно, то это значит, что клиент «Точки» будет иметь несколько карт даже внутри одного банка «Открытие», а ведь у многих есть карты еще и сторонних банков. Вы считаете, что клиентам это удобно?

— Зачем им тогда карты сторонних банков? Выбросят потихоньку. Что «Точка», что «Рокет» – на мой взгляд, лучшие предложения в своих сегментах. Во-вторых, можно сделать систему общего доступа к данным. В любом случае у предпринимателей, как правило, две карты – одна как у физического лица, а вторая привязана к счету предприятия. Надо просто использовать цветовую дифференциацию штанов, как учили нас в нетленке «Кин-дза-дза». Если карты разного цвета, люди не запутаются. У вас ведь больше одной карты? Не путаетесь?

— Путаюсь. И много паролей от всего: социальные сети, интернет-банки, коды…

— А я себе везде одинаковые пин-коды поставил, и будь что будет.

— Разве это правильно с точки зрения безопасности?

— Это ужасно. Но это удобно. Безопасность и удобство – это всегда баланс. Безопасный телефон – это телефон, прокатанный под бульдозером, запечатанный в герметичный мешок и утопленный на дне Мирового океана. Но, к сожалению, им тяжело воспользоваться.

— Но все банки твердят клиентам о необходимости усиления безопасности, предлагают для этого всякие устройства.

— Для клиентов моя задача – сделать все максимально безопасным, но дать выбор. Банки ж замучили своих клиентов навязанными нормами безопасности. Опять же представим себе ситуацию: я заставляю клиента делать пароль из 250 символов. Что произойдет?

— Он никогда его не запомнит.

— Хотя вроде бы длинный пароль – надёжный пароль. Но на самом деле не всегда так, потому что любой нормальный человек наклеит его аккуратненько на мониторе или на другом самом доступном месте. Особо параноидальный сложит его под клавиатуру. Безопасность же такая штука: сделаешь жесткие требования, люди начнут их обходить. Мы даём клиентам выбор. Ты очень осторожен? ОК, используй тройной доступ. Ты чуть более расслабленный персонаж, как я? Система позволяет сделать одинаковые пин-коды на картах.

— У вас никогда не было инцидентов с таким подходом к безопасности?

— Года два или три назад злые хакеры украли у меня с карты тысяч пятьдесят. Было безумно обидно. Пин-коды тогда, кстати, везде были разные. И мне тогда казалось, что для предотвращения того вида атаки я предпринимал все необходимые меры. 

— Может, тогда все же безопаснее по старинке? С наличными? 

— Имел бы я наличность – меня бы бац по голове дубинкой. В этом плане, если выбирать между наличными и картой, то я за одинаковые пароли на картах, карты всё равно лучше защищены.

— Соединив интернет-технологии для бизнеса и «физиков», вы бы, может, закрыли спор с «Тиньков-банком» о том, кто круче?

— А зачем? Мне кажется, что мы уже круче. По ряду параметров.

— А по какому хотели бы еще обогнать?

— По любви клиентов.

— Но мне кажется, что «Точка», а раньше «Банк24.ру», и так регулярно демонстрирует проявления этой любви. Я помню даже обращение клиентов к главе ЦБ после отзыва лицензии у «Банка24.ру».

— Просто это ниша, где надо постоянно суетиться, шебуршать ножками.

— А не обидно было, что клиенты тогда не собрали нужное количество подписей, ведь могли же?

— Я даже в чем-то этому рад, потому что если бы подписей хватило, то регулятора могли бы поставить в неудобное положение. Я не думаю, чтобы что-то в этом случае поменялось и вернули лицензию. И без этого я очень признателен за поддержку, которая была тогда оказана банку клиентами. Я иногда перечитываю сообщения того времени. Во многом благодаря этой поддержке, подписям под петицией сейчас есть то, что есть. И то, что есть, – лучше того, что было. В своём роде просьба петиции была исполнена, деньги возвращены, сервис восстановлен. 

— Но когда-то вы были самостоятельным бизнесменом, центром принятия решений. 

— У нас с Сергеем Лапшиным (бывший совладелец «Банка24.ру» – прим. ред.) была любимая фраза: нельзя добиться улучшения одного параметра без ухудшения другого. Думаю, для клиентов стало лучше.

— А для вас лично?

— Мне стало иначе…Но меня по-прежнему никто не наряжает в пиджачок. Я счастлив. Все хорошо.

— Хорошо или плохо, что небольших региональных банков становится все меньше?

— Я не знаю. Было клевое светлое время для региональной банковской системы. Но сейчас крупные региональные банки – они же уже не региональные. Конечно, при той системе принятия решений, которая будет в банковских мегаструктурах, у маленького бизнесмена вряд ли останется возможность прийти и по душам поговорить со своим банкиром, порешать вопросы, потому что банкир ходит в тот ресторанчик, который держит бизнесмен. Но с другой стороны, у небольших банков мощности по капиталу, по эффективности и другим требованиям ЦБ реально не хватит.

— У бизнеса до сих пор есть потребность в таком полуофициальном общении с банкирами? Может, этого уже и не надо?

— Мне кажется, всегда есть потребность проникновенно поговорить, потребность в том, чтобы с другой стороны провода была не бездушная машина. Мы сейчас активно изучаем клиентов для понимания контекста бизнеса, чтобы быть адекватными в разговоре с ними и не предлагать им фигню. Недавно встречались с клиенткой. Она – художница, не профессиональный бизнесмен, а просто пытается монетизировать свою деятельность. Скорее всего, у неё есть подружка, которая помогает ей с бухгалтерией, ещё в чем-то. Понятно, что она не будет завтра пельменями заниматься, а послезавтра – водкой, и очевидно, что ей не нужен зарплатный проект. Часть будущего за таким пониманием потребностей. Недаром злобный Фейсбучек пытается угадать твои интересы по тому, как долго ты зависал над какой-нибудь статьей и что ты лайкал. Этот подход может быть очень хорошей заменой уютности, которая существовала в региональных банках. При этом можно сохранить большую человечность в общении. Так, у нас сотрудники могут запросто пойти купить подарок и отправить его клиенту по почте. Или приехать с тортом в день рождения. У сотрудников есть возможности сходить, купить и не согласовывать эти расходы. Хотя бывает, что и на свои деньги покупают.

— Постойте, но вы же онлайн-банк.

— Да-да. Но это вторая часть – то, что по-английски называется personal touch. Что «Точка» умеет делать и что учится делать – так это совмещать все новомодные электронные штуки с душевностью, пониманием контекста и так далее. 

— Но ведь если банк будет расти, то сотрудники, наверное, не смогут уделять столько внимания всем клиентам? 

— Это challenge, но мне кажется, что он решаемый. Таких, кто готов купить клиенту подарочек и отправить его по почте, у нас уже больше 200. Это по всей стране. Я понимаю, как масштабировать это до 1000 человек в каждом из сегментов – тех, кто сидит на телефонах, тех, кто ездит по земле. Это более чем достаточно – обслуживать треть работающего бизнеса в России.

— Для такого понимания клиента разве нужно экономическое образование, скорее уж психологическое?

— У нас работают и юристы, и экономисты, и педагоги. Есть математики, диджеи. Очень разные люди. Мы им позволяем быть собой. Мы боялись, как клиенты будут на это реагировать. Например, один из самых любимых менеджеров по работе с клиентами – весь в татуировках и с серьгами. Оказалось, супер. 

— Главное быть эффективным?

— Ну, как эффективным? Нет, быть настоящим.

— Не сложно развиваться, работая с сектором, значительная часть которого находится в тени? 

— Недавно был анекдотичный случай. Общались с одной бухгалтерской компанией-аутсорсером, и там директор, строгая такая, уверяет: «Я всем своим клиентам на бухобслуживании говорю: платите налоги, НДС. Они все схемы свернули». Потом начали с ней дальше разговаривать и выяснили, что она всем своим сотрудникам сама зарплату «в черную» платит. Задаю пару уточняющих вопросов, чтобы примерно понять, какие у нее денежные потоки, и про себя думаю, что если она перестанет платить зарплату в конвертах, ей в целом можно закрываться. Это анекдотичность текущей ситуации. 

— Ситуация не улучшается?

— Сейчас бизнесмены делают достаточно рациональный выбор. Если стоит вопрос о выживании, они в первую очередь пытаются сэкономить на расходах, например, на аренде. Если есть хоть какая-то возможность сэкономить на налогах, они будут это делать. Когда эскалатор экономики ехал вверх, надо было быть чрезвычайно одаренно-талантливым, чтобы что-то пошло не так. И все случаи, когда что-то пошло не так, были связаны либо с повышенной жадностью, либо с перекредитованием. Куча уральских историй – они такие. Люди слишком бодро росли, удобряя себя кредитными деньгами. А потом, когда банки заявили: знаете что, мы вам не то что пролонгировать кредит не будем – давайте-ка вы сейчас все досрочно вернёте, домики просто закрылись. Сейчас наша экономика – это даже не стоящий эскалатор, а едущий вниз эскалатор. Правила другие, и всем надо перестроиться. На это просто уйдет время.

У меня тут был любимый бизнесок. Я его всем своим сотрудникам в пример приводил. Через дорогу от нас работал магазин электронных игрушек. Подлодочка у меня там куплена, чтобы в аквариуме гонять, вертолетик маленький – я его иногда в коридоре запускаю. Видно было, что люди в свое дело влюблены. Ясно, что они все покупали за бугром, и все игрушки сейчас в четыре раза подорожали. Я ещё ходил и думал: «Блин, лишь бы протянули, лишь бы протянули». В один прекрасный день проезжаю по улице и смотрю там висит надпись «Аренда». Пару дней назад вывеска поменялась. Угадайте, что там? «Продажа». Всем нехорошо. А банки в этой ситуации просто ловят саечки.

— А что будет потом? Запустится это все обратно?

— Что-то запустится, что-то объективно отомрет, потому что оно способно расти только на взлёте. Я застал ещё советское время, когда заниматься бизнесом было нельзя. Но очень хорошо помню, что все потихонечку как-то шабашили. У всех были даже специальные слова – халтура, шабашка. И даже в советское время были профессии, которые имели свой гешефт: кто-то репетиторствовал немного, еще как-то подрабатывал. В общем, все что-то мутили параллельно существующей реальности. В прошлом году я шлялся в Хорватии и наткнулся на старую церковь. Интересно так было: ближе к колокольне на третьем этаже на ней трава растёт. Видимо, туда семена замело ветром, они зацепились за что-то между кирпичами и проросли. Травы немного, но она живучая и растёт. И в этом плане предпринимательство... Просто предпринимательство – это про творчество. Если убрать все напускное, предприниматели – это творцы, которых прёт что-то менять, которые способны принимать больше рисков, чем средний клерк из средней конторы. И в этом плане они такие живучие! Они как трава, они пробиваются через асфальт, они будут расти и на третьем этаже. И там помогай им, не помогай – они в какой-то форме, но будут. Вопрос в том, что если регулярно ездить сверху катком, то травы будет меньше. Но она все равно будет.

— Не считаете, что население психологически не готово к росту IT-сервисов?

— На мой взгляд, в реальной жизни вообще не существует понятия «население», за этим, как правило, стоит такая статистическая дурь. В статистику попадают и сотрудники научных центров, и неграмотные, и жители городов-миллионников, и люди, живущие в местах, где сортиры до сих пор на улицах, нет газа и электричества. Или, например, грудные детишки с пенсионерами. Так что часть населения и правда не готова. Тем не менее могут ли пользователями IT-сервисов быть миллионы? Могут.

— Тогда как скоро будем рассчитываться виртуальными деньгами, биткоинами? 

— О! Биткоины. Я просто не знаю, сейчас похвалить биткоины – это сразу сесть или еще нет?

— Вроде нет.

—  Сам биткоин – он ведь не про виртуальную валюту, он про верифицированный обмен, в том числе вполне материальными штуками. Деньги и так виртуальные. Ведь все люди, которые получают зарплату на карточку, получают просто записи в учетной системе, которые где-то там хранятся. И дальше если ты не снимаешь наличные, пользуешься картой, то просто записи перетекают из одного места в другое. Проводят же люди эксперименты: как прожить с одной пластиковой картой. Да легко. Особенно, если это не у нас. Есть биткоин, а есть технология блокчейн, на мой взгляд, очень клевая. Потому что она дает возможность удешевить транзакции, лишает смысла кучу финансовых посредников и лишает возможности подделок финансовых инструментов.

— А вы не планируете в банке использовать эту технологию?

— В нашем контексте это пока ни к чему. Я сейчас тестирую несколько сервисов, связанных с блокчейн. И мне кажется, что в большей степени она будет применяться не в банках, а ближе к ценным бумагам – всяким реестрам, в том числе по недвижимости. 

В целом инновации пока не очень мощно затронули банковскую сферу, но уже есть блокчейн. На мой взгляд, ситуация в банковской сфере не так критична, как в образовании. У меня есть область личных профессиональных увлечений, которая связана со всякими новыми методами в образовании – асинхронной педагогикой и так далее. Мир очень быстро меняется, и сейчас навыки и знания, необходимые, чтобы быть на плаву, быстро ориентироваться, быть адаптивным, нельзя получать традиционными способами. Любые традиционные курсы переподготовки, переквалификации – это просто выброшенное на ветер время. В нынешней архитектуре человек может только сам эти знания себе добывать.

Система образования не менялась много тысяч лет. Педагог в Древней Греции – это же раб, который приводил детей в класс, чтобы посадить перед учителем. Понятно, что мы далеко шагнули от церковно-приходской школы, но это на первый взгляд. Фундаментальный принцип образования сохранился, только уменьшилось влияние семьи. Нас всех сгоняли в зал института, умный дядя что-то рассказывал, пытался надрессировать немного думать, и тебе этого на всю жизнь хватало. Так было в прошлой парадигме. А сейчас появляется онлайн-обучение с кучей профильных предметов. Крупнейшие университеты мира выкладывают свои курсы в свободный доступ. Раньше человек из условного Сургута никогда даже близко прикоснуться к этому не мог. Сейчас – приходи и учись. Если человек как-то пропустил эту возможность, и все, что он видит на компьютере, – это «Одноклассники» или сериалы, то он автоматически самоотрубается от потока обновляющихся знаний. Из-за этого расслоение общества на созидающую и деградирующую части происходит гораздо более быстрыми темпами, чем хотелось бы. И это происходило быстрее, чем пятьдесят лет назад. И вот это изменение системы образования, на мой взгляд, будет гораздо более забавной вещью, чем биткойн.

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.