Дмитрий Микулик – о главных врагах дорог, контракте на 12 млрд и взносах для бизнеса

«Я четко понимаю, что такое безопасность дорожного движения»

Дмитрий Микулик – о главных врагах дорог, контракте на 12 млрд и взносах для бизнеса

«У нас в стране все умеют прекрасно играть в хоккей и разбираются в дорогах», - невесело шутит министр дорожного хозяйства и транспорта Челябинской области Дмитрий Микулик. И его можно понять: за зиму и весну этого года «дорожная» тема стала одной из самых политизированных и обсуждаемых. Жители региона нещадно ругали чиновников и подрядчиков за снег, лед, грязь, ямы, укладку асфальта в снег и дорогие госконтракты. Тем временем миндортранс упорно отстаивал свои решения – Дмитрий Микулик убежден, что именно они в перспективе смогут обеспечить безопасность на дорогах области.  

С Дмитрием Микуликом мы встретились, когда он вернулся с объезда маршрута, по которому в будущем, при проведении в Челябинске саммитов ШОС и БРИКС, будут ездить гости города. 

- Дмитрий Сергеевич, давайте начнем с темы подготовки к саммиту ШОС?

- Все еще находится в стадии осмысления. Мы вместе с представителями городской администрации и проектной организации проехали по маршруту – от аэропорта до места будущего бизнес-центра, посмотрели, оценили для себя круг проблем, который предстоит решить за три года. Это муниципальная территория, но мы (областное министерство) входим в рабочую группу и должны понимать предмет обсуждения. 

- Навскидку можно сказать, сколько денег нужно будет?

- Пока нет. 

- А по объему работ?

- Нам нужно будет либо ремонтировать либо реконструировать существующие городские дороги. На гостевом маршруте есть один «нехороший» – в плане проезжего состояния - путепровод. Его совершенно точно надо реконструировать. 

- Срок проведения саммита все ближе, а работы еще очень много. Успеете?

- Да, задачи стоят очень серьезные. Перед нами губернатор поставил цель не популистскую: ключевая задача - сделать Челябинск более комфортным для проживания. Это очень правильная и жизненная цель. Наверное, если бы не было в перспективе этого саммита, то многое шло бы своим чередом, проблемы, конечно, решались бы, но не так оперативно. А такой инструмент, как саммиты ШОС-БРИКС и работа с федеральными органами, даст серьезный эффект в развитии города. 

- Денег удастся привлечь?

- По опыту саммита ШОС в Уфе могу сказать, что федеральных бюджетных денег особо никто не выделяет. Все решается за счет собственных источников, в том числе и частных инвесторов. Но задача поставлена в комплексе: вопрос не в деньгах, а в инфраструктуре города, которая, повторюсь, останется после саммита и сделает среду обитания более комфортной. Особенно это касается набережной реки Миасс и рекреационных зон, где люди смогут отдыхать. 

- Вам нравится Челябинск?

- Мне есть с чем сравнивать, я жил в Перми, во Владимире, в Башкирии, видел Москву, объездил Подмосковье. Везде есть свои особенности, свои плюсы и минусы. Челябинск - объективно хороший город, в нем есть логика, простор, широкие улицы. Мне нравится Челябинск. 

- В Челябинске существует такое мнение, что дороги, которые в прошлые годы в городе активно строили, сейчас разваливаются якобы из-за того, что построены они были некачественно…

- Так говорить, наверное, некорректно. Я не скажу, что были построены плохие или хорошие дороги. Есть ряд реализованных проектов, которые позволили городу разгрузиться в части транспортных потоков. Но сейчас есть другая проблема - с узакониванием этих объектов. Остались нюансы, связанные с проектно-сметной документацией, идет исправление ошибок в оформлении этой документации, она приводится в соответствие с действующим законодательством. Говорить, что какие-то вещи сделаны неправильно, я не могу - я не участвовал в этих процессах.

Другая сторона вопроса в том, что, если усилия концентрировались на городе, то область где-то недополучила. Всегда если где-то прибывает, то где-то и убывает.

Снежный удар по дороге Кизильское – Бреды. Благодаря подрядчику, ее восстановили через три дняСнежный удар по дороге Кизильское – Бреды. Благодаря подрядчику, ее восстановили через три дня

- Где сейчас в области самая плохая ситуация с дорогами?

- Везде есть сложные участки дорог, есть и более-менее нормальные. Если мы говорим об объективных характеристиках, то у нас порядка 47% дорог – в ненормативном состоянии. Это очень большая цифра, к ней нужно относиться с большим вниманием. При специфике экономики Челябинской области, а у нас работает большое количество предприятий горно-металлургического комплекса, дороги убиваются моментально. Они перевозят миллионы тонн грузов и, конечно, давят дороги. Давайте говорить объективно, это действительно происходит. Месяц работы крупного карьера - и мы дорогу теряем. Основная масса дорожной сети формировалась 30-40 лет назад, туда заложен тот конструктив по тем параметрам, которые были в те годы. И сегодня дороги не выдерживают 60-тонные передвижные транспортные средства в такой массе. Мы ведем переговоры с этими компаниями и видим положительный отклик, понимание проблематики.

- Какие переговоры? О вложении денег в ремонт дорог?

- Нет, не о деньгах. О том, чтобы эти предприятия оптимизировали свои перевозки и переходили на железную дорогу. Совместно с железной дорогой мы эффективно поработали в прошлом году. Несколько предприятий откликнулись на наш призыв сохранить автомобильные дороги и перевели часть грузов на железную дорогу. Например, два предприятия из Аши, добывающих щебень, Михеевский ГОК, «Мечел». В этом году планируем получить некий срез статистики перевозок и еще раз актуализировать информацию. 

- Но все-таки - предприятия не хотят вложиться в ремонт?

- Бизнес занимает разную позицию. Где-то идут на диалог, где-то отмалчиваются. Мы уже внесли предложение в Заксобрание области по внесению изменений в закон о дорожном фонде, где, в том числе, предусматривается такая статья, как взносы юридических лиц и взносы физических лиц. Это несколько поправок, подготовленных совместно с Контрольно-счетной палатой области, они будут рассмотрены депутатами уже в июне. После того как поправки будут приняты, у предприятий появится законная возможность проявить себя. Пожалуйста, перевозите свои грузы, мы не возражаем, но некая социальная ответственность и поддержка бизнеса в этом направлении нам не помешает.

- Взносы в дорожный фонд будут добровольными?

- Ну конечно. А как? Мы столкнулись с тем, что нам необходимы эти поправки. Некоторых предпринимателей не надо уговаривать – они сами к нам приходят и говорят, что готовы построить дорогу, потому что это нужно их бизнесу. 

- В регионе не собираются вводить свою систему «Платон»?

- В принципе, это обсуждалось. Но сейчас целесообразность этого на стадии рассмотрения. Мы пошли другим путем. На федеральном уровне в прошлом году приняты нормативно-правовые изменения, закрепляющие ответственность за перегруз непосредственно за грузоотправителями. Сейчас им сложно отговориться тем, что это не я перевожу, а я просто отпускаю груз. Ответственность прописана. Именно в этом направлении – административного воздействия – мы и движемся в настоящее время.

- Региональный дорожный фонд сегодня как формируется?

- Из двух базовых источников – акцизы на топливо и транспортный налог. Кроме того, идет работа с федеральным центром, привлекаем межбюджетные трансферты на сбалансированность бюджетов в части дорожного хозяйства. Кроме того, мы участвуем в целевой программе «Устойчивое развитие сельских территорий», где есть отдельные статьи по финансированию дорожной деятельности. 

- В текущих экономических условиях проблем со сбором акцизов и налогов нет?

- Мы не администрируем налоги, это функция минфина и федерального казначейства. В этом году мы проблем не видим - минфин конструктивно относится к нашей проблематике, идет навстречу. На сегодня у нас сформировался достаточно серьезный дорожный фонд – на уровне 11 млрд рублей. В данную сумму входит все – ремонт, содержание, строительство, безопасность дорожного движения, субсидии муниципальным образованиям. 

Дмитрий Микулик: «В дорожной отрасли надо работать и отвечать. Причем по закону»Дмитрий Микулик: «В дорожной отрасли надо работать и отвечать. Причем по закону»

- Муниципалитеты жалуются на нехватку денег на дороги.

- Это проблема нам тоже понятна. Она вытекает ровно из того, что я уже сказал, тех же проблем. Но давайте не будем забывать, что, в отличие от нас, у муниципалитетов есть очень серьезные полномочия по развитию своей экономики, наращиванию налоговой базы, которая может идти на нужды дорог, а этого о них все и ждут. 

- Из 11 млрд рублей какой проект будет самым крупным?

- У нас все проекты сформированы примерно на одном уровне. Главная задача, поставленная губернатором, – выработать максимально эффективный подход к расходованию этих средств. В первую очередь сохранить те 52% дорог, которые находятся в нормативном состоянии. Проведя диагностические мероприятия, мы постарались распределить средства равномерно. Список всех объектов и затрат на них опубликован на сайте министерства. Эта информация всегда открыта для населения. 

- Не могу не спросить про трехлетний «дорожный» контракт на 12 млрд рублей. Почему все-таки было принято решение объединить все дороги области в один лот и почему он рассчитан на 3 года?

- Есть 257-й федеральный закон «Об автомобильных дорогах и дорожной деятельности», который делит дороги нашей страны по четырем категориям: федерального значения, регионального или межмуниципального значения, муниципальные и частные. Соответственно, наше министерство отвечает за региональные и межмуниципальные дороги - это наша сеть. Если бы в этом законе была прописана какая-то другая градация дорог, какие-то зоны, округа, еще что-то, тогда вопросов бы не было. Но в контрактной системе закупок написано, что объект закупки должен быть сформирован объективно. Объективно - это то, что не зависит от личного мнения, личного восприятия. Но наша работа всегда регламентируется законодательством. Поэтому всем, кто нас критиковал, мы разъясняем свою позицию с точки зрения буквы закона и отраслевой специфики. Кроме того, мы попросили различные органы дать нам пояснение по этому вопросу, с целью соблюдения режима законности. В итоге мы решили вопрос в суде. Вообще в этой истории было много эмоций. 

- С точки закона вы сейчас все объяснили - все понятно, вы его не нарушили. А с точки зрения экономической эффективности поясните - почему все-таки такой крупный контракт?

- Поймите правильно, когда руководство области ставит задачу повышения эффективности расходования бюджетных средств, то как раз годовой контракт – это, на мой взгляд, не совсем экономически эффективный подход. Область выделяет крупные средства. А отношения с подрядчиком заканчиваются в день завершения контракта. И если подрядная организация при проведении ремонтно-восстановительных работ, при содержании дорог допустила какие-то огрехи, которые выявляются только в процессе эксплуатации, то мы хотели бы от подрядчика добиться ответственности за немалые деньги. Но самое главное – это обеспечить выполнение всей работы в требуемом объеме. Потому что на кону безопасность дорожного движения. А я четко понимаю, что такое безопасность дорожного движения. Я человек, который берет на себя ответственность за это. За то, что нам предлагали сделать, я никогда на себя ответственность не возьму. 

Зима 2015-2016 годов нам все наглядно показала. 3 января был первый снежный удар по дороге Кизильское – Бреды - Мариинский. Недалеко от нас, в Оренбуржье, погибли люди. Мы с трудом справились тогда со стихией. Глубочайшая признательность от меня тем людям, которые сидели за рулем снегоуборочной техники. Мне показывали страшные видео: высота снежных сугробов достигала четырех метров, никакой видимости, с полей весь снег поднимается и идет стеной. Это страшно, ты не видишь дороги, тебя заметает за минуту. Тогда, 3 января, порядка 40% техники вышло из строя по причине вот таких погодных условий - пошел ледяной снег, металл не выдержал, полетели приводы, коробки передач. И только за счет того, что подрядчик смог сконцентрировать все усилия на одном участке, перетащил из других районов тяжелую технику, помог своему подразделению запчастями на приличную сумму, мы в течение трех дней восстановили силы и не дали основным дорогам превратиться в непроезжую снежную целину.  

- Это вы про «Южуралавтобан» сейчас говорите?

- Да, на тот момент подрядчиками были они. А непосредственно на этой территории – ОГУП «Карталинское ПРСД». Но теперь давайте представим себе ситуацию, что эта дорога находится в руках небольшой частной фирмы. Даже думать не хочу, что тогда было бы. Это только кажется всем, что все так легко и просто. На самом деле дорожная отрасль – одна из самых сложнейших. 

Поэтому, если говорить о контракте, то как раз исходя из того, что мы понимаем всю меру ответственности и не самую легкую экономическую ситуацию по стране в целом, мы приняли такое решение. Федералы, кстати, до последнего времени заключали контракты на 5,5 года. Все приходят к одному и тому же – именно долгосрочные контракты могут обеспечить безопасность на дорогах. Это ключевой фактор.

- Сумма всех впечатлила.

- Если поделить натрое и посмотреть по году, то получится примерно та же сумма, что и ранее ежегодно тратили. Суммы, набор работ, понимание того, что в этом году после зимы мы получим дороги в не самом лучшем состоянии, – со всеми этими фактами мы пришли к губернатору, и спасибо ему, что он нас в этом вопросе поддержал. У нас нет другого выхода, мы берем на себя ответственность и решаем поставленные задачи. Либо мы продолжаем заниматься тем, что заключаем контракты, которые кого-то – не нас – устраивают, либо мы берем и решаем задачи. 

В рамках этого контракта мы перераспределили средства и дали денег на разметку, серьезно увеличили финансирование вопросов, связанных с безопасностью движения. Можно, конечно, дискутировать по этой цифре, но на самом деле денег не совсем достаточно.

«Главный враг наших дорог – это вода»«Главный враг наших дорог – это вода»

- Дорожники говорят, что нужно в разы больше. 

- Содержание дорог – это планово-убыточный вид работ. В течение трех лет, на которые заключен контракт, неизвестно, каким будет курс доллара и, соответственно, стоимость запасных частей, цена на топливо, строительные материалы. Никто не дает таких прогнозов. 

- Критику контракт вызвал еще, наверное, и потому, что небольшие дорожные предприятия лишаются работы.

- Нет, не лишаются. По контрактной системе у нас 15% объемов работ должны быть в обязательном порядке выделены среднему и малому бизнесу. Поэтому мы никого не ущемляем. Подрядчики тоже начинают понимать, что здесь не медом намазано - здесь надо работать и отвечать, причем по закону.

- А вы не поясните, что это были за две странные фирмы, которые пожаловались на контракт в ФАС? Они не челябинские, не имеют отношения к дорожной отрасли. Что это было такое?

- Я не могу сказать, что это за фирмы, кто за ними стоит и что это было.

- Но они существенно затянули процесс заключения контракта.

- Да, им это удалось. На пять месяцев. Нам вся эта история стоила большого труда и большого количества нервов. Мы понимали, что произойдет в случае срыва контракта. Изначально формулируя свою позицию, мы серьезно готовились – смотрели законы, судебную практику. И мы рады, что суд поддержал нашу позицию. 

- Ваше министерство проводит много аукционов. Сталкиваетесь ли вы с тем, что подрядчики скидывают цену, а потом не могут справиться с объемом работ, заложенным в контракте? 

- Это крайне нехорошие ситуации. Уже в этом году по контрактам, которые были отторгованы с дисконтом в 30-40%, от подрядчиков начали приходить письма о расторжении в одностороннем порядке. Таким образом они воруют наше время – очень короткий дорожный сезон, когда нужно вести работы. 

Это все к тезису – что мы должны: молча смотреть на ситуацию или все же строить дороги. Почему-то все считают, что в дорожной отрасли легкие деньги. Мы объясняем, что этого в принципе быть не может. Это обывательские стереотипы. 

- С участком дороги «Чекурова – Кунашак - Усть-Багаряк» и ЧСК «Альянс» была такая ситуация?

- Примерно такая. Подрядная организация дисконтировала серьезную сумму. Зайдя на объект, где-то не рассчитав свои силы, ничего умнее не придумали, как решили дотянуть до стадии, когда всем стало понятно, что этот объект не будет сделан. Было много обещаний, много слов. А мы понимали, что если этот населенный пункт бросим, то в этом отдельно взятом населенном пункте будет социальный взрыв. Там живут в основном пожилые люди, которым необходима медпомощь, нужен проезд, дорога. Мы, несмотря ни на что, дорогу сделали, новый подрядчик взял на себя гарантийные обязательства.

- Кунашакские общественники критиковали подрядчика за работу в снег.

- Да какие это общественники… Это была попытка перевернуть все с ног на голову. Некие люди за счет этого объекта решили попиариться. Наверное, они какие-то бонусы заработали. Почему-то ни у кого нет приступов истерии, когда строители в 30-градусный мороз заливают бетон на стройке. Все же понимают, что современные бетоны – это многокомпонентные смеси, адаптированные для работы и в жару, и в мороз. А потом мы все спокойно живем в этих домах. И для дорожного строительства давно изобретены новые технологии, в том числе для различных погодных условий.

- Почему тогда дороги вспучивает?

- Главный враг наших дорог – это вода. Уровень грунтовых вод серьезно повысился. На прошлой неделе у нас на личном приеме были граждане из Красноармейского района, которые в один голос сказали, что у них в подвалах, где раньше было сухо, теперь стоит вода. Есть цикличность движения грунтовых вод – 12-15 лет. Видимо, сейчас мы это и наблюдаем. 

- И что делать?

- В данный период как раз наиболее остро стоит вопрос сохранности дорог. При движении легкового автотранспорта мы проблем особых не видим, а когда интенсивно идет грузовой транспорт, особенно в период весеннего оттаивания, мы получаем очень нехороший результат. 

- То есть нужно в паводок закрывать дороги?

- Это не паводок, это период оттаивания дорог. У нас на Урале глубина промерзания грунтов до двух метров. Чтобы земля оттаяла и мы не получили неприятных последствий от движения транспорта, дороги надо в определенный период закрывать. И мы так делаем - ограничиваем движение грузового транспорта на определенный период.   

При ремонте и строительстве асфальтобетон проверяется на влагонасыщение, это один из главных показателей. Определенные мероприятия по понижению грунтовых вод ведутся при строительстве. 

- Возвращаясь к дороге Чекурова, расскажите, что сейчас происходит с уголовным делом (следственное управление СК РФ возбудило дело по факту халатности при заключении контракта – прим. ред.)?

- Не смогу вам дать комментарий - нас следственные органы в детали не посвящают. Но на самом деле отрадно, что правоохранительные органы откликнулись на наш призыв. 

- Так это была ваша инициатива?

- Это была инициатива наша и ОГКУ «Челябинскавтодор». Деньги по контракту были перечислены, ущерб причинен, и если подрядчик не прав, то следствие разберется. 

- Как вы относитесь к платным дорогам?

- В свое время я принимал участие в разработке проекта участка платной дороги Европа – Западный Китай, проходящего по территории республики Башкортостан. Дорога серьезная, через Китай, Казахстан, Россию. И сейчас этот проект планируется к реализации – исключительно на частные деньги. Чтобы окупить эти инвестиции, должна быть платная дорога. Сами по себе платные дороги – это та же самая услуга, вид транспортного обеспечения населения. Мы можем ездить на старом автобусе, а можем на новом с комфортом, но за это придется заплатить.

- В Челябинской области планируются такие проекты?

- Для нашего региона мы рассматриваем участок Оренбург – Орск - Челябинск – это продолжение Шелкового пути на Китай. Совместно с ГК «Автодор» мы сейчас обсуждаем общую канву этого проекта. Если все будет нормально, мы перейдем в практическую плоскость. Совместно с Оренбургской областью мы будем определять механизм, бизнес-модель и в дальнейшем будем предлагать ее на рынке, инвесторам.

- Эта дорога будет в частной собственности?

- Разные могут быть варианты. Может быть долгосрочное пользование до периода окупаемости вложенных инвестиций. Все будет зависеть от инвестора.

- Если речь идет о Шелковом пути, то инвестором могут стать китайцы?

- Китай достаточно активно инвестирует в экономику России, поэтому не исключено. Отечественный бизнес тоже не должен стоять в стороне, я считаю.

- А по срокам сориентируете?

- Обсуждение закончится в этом году. В следующем году попробуем перейти к подготовке документации. Но это наши задумки - все будет зависеть от возможностей. 

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Россия
Росавиация рекомендовала авиакомпаниям изучить влияние 5G на самолеты
Санкт-Петербург
Губернатор Петербурга Беглов впервые публично высказался о критике Смольного в ряде СМИ
Россия
Ток-шоу «60 минут» оштрафовали за кадры возбуждающего характера
Россия
Суд арестовал срочника из Дагестана, применившего удушающий прием памятнику спецназовцам
Россия
В Новосибирске установили бюст генпрокурора СССР Руденко, бывшего членом «особой тройки»
Россия
КПП: в Нижнем Новгороде чеченские силовики похитили жену федерального судьи
Россия
Кремлевский дворец потратил ₽600 тыс. на песню и танец «Казаков России» на Дне прокуратуры
Россия
Неизвестный вывел с Binance более ₽6 млрд после новостей о запрете «крипты» в России
Россия
Соболь обвинила экс-сотрудницу «Навальный LIVE» в работе на спецслужбы
Россия
Путин, Кабаева, Симоньян и Соловьев: против кого конгрессмен США предложил ввести санкции
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.