Доллар
Евро

«Я знал, что придется сидеть. Я все понимал»

Евгений Маленкин – о тюремном опыте и своем перевоспитании. Эксклюзивное интервью

Бывший вице-президент фонда «Город без наркотиков» Евгений Маленкин сегодня вышел на свободу условно-досрочно. Он провел в СИЗО и колонии почти три года своей жизни. Сразу после выхода из колонии Маленкин навестил отца и посетил православный храм. А потом приехал в редакцию Znak.com, чтобы дать свое первое интервью на свободе. Евгений Маленкин рассказал, как изменилось его мировоззрение, чем он собирается заниматься и с кем из известных заключенных наркоборцу довелось познакомиться в СИЗО.

Маленкин появляется в редакции в сопровождении своей жены Екатерины, которая три с половиной года как могла боролась за свободу мужа. Женя в костюме, рубашке и галстуке. Улыбается. Осунувшимся его не назовешь – кажется, даже немного поправился. 

— Давай начнем с начала. Почему, когда вокруг «Города без наркотиков» начало сжиматься кольцо, ты уехал?

— Это был не побег, как это было подано. Это была моя позиция защиты. Я понимал, что делается, что идет большой накат и необходимо просто взять какую-то паузу, что и получилось. Вообще, я был готов прийти в следственный комитет с адвокатами, но за три дня до этого меня задержали. Что касается моего отсутствия – это действительно была паломническая поездка, я был в центральной части России, в нескольких городах. Даже был в монастырском ските, где была община монашеская. Повстречал много хороших, добрых людей. Везде заходил в храмы, общался. Я следил за тем, что происходит, и, понимая, что развязка близка, перебрался поближе – в Алапаевск. 

— Что значит: понимал, что развязка близка?

— Я знал, что придется сидеть. Я все понимал. У меня уже был заочный арест... Голова кружится. Представьте: еще вчера свободно ходил, а тут тебя объявляют таким «супербандитом», на тебя вешают ярлыки, что ты наркоторговец, показывают это все по федеральным каналам, я уже не говорю о местных. Надо отдельно сказать: журналистика уже до такого уровня опустилась – трансляция каких-то слухов! У меня дети ходят в школу, слышат: «Папа-наркоторговец». Зачем так надо было поливать?

— Что от тебя хотели? Просили дать показания на Ройзмана? 

— Нет, там ситуация очень простая... Во-первых, задерживали очень «ласково», без всякого фанатизма. В три часа ночи я проснулся, услышал, что выламывают дверь. Это, кстати, была не совсем баня, как писали потом в СМИ – на первом этаже была баня, но это был нормальный дом. Я посмотрел в окно, слышу крик «Движение на втором этаже», на меня направляются фонари. Я боялся, что меня просто завалят, что меня просто убьют сейчас, а потом скажут, что я оказал сопротивление. Ну, поднял руки, сказал: «Сдаюсь». Задержали. Взял сумку – она у меня уже была готова: кружка, ложка, даже машинка для стрижки. 

— Что просили рассказать на допросах? 

— Да ничего такого, спрашивали про деятельность реабилитационных центров. Я давал честные показания. Единственное, я отрицал и отрицаю какую-либо связь с наркотиками. Слава богу, судья Владимир Вячеславович Порозов в этом разобрался. Честно сказать, это один из самых профессиональных судей. Он очень справедливый. Он меня поставил на место. Я же сначала рвал тельняшку на себе, но он меня в процессе буквально перевоспитал. 

— Действительно, в какой-то момент ты изменил поведение в суде и попросил прощения у реабилитанток. Это была такая линия защиты, или изменилось что-то в тебе? 

— Это и то, и то. Говорю откровенно. В какой-то момент мы с адвокатом обсудили линию защиты. Мы же привыкли махать шашкой, у нас процесс по Бычкову был, я был общественным защитником по милиционеру Горюнову… Мы же всегда заходили в конфликт, всегда обостряли ситуацию, а тут я видел, что серьезный накат, мощное давление. И решил пойти на компромисс. Сам себя спросил: удерживали девушек незаконно? Ну да, удерживали. Я занимался незаконным удержанием. Поэтому я так и сказал. Другое дело – цель… Во время процесса меня расстраивало, что некоторые девушки приходили давать показания в алкогольном опьянении, наркотическом. Но приходили с детьми девчонки. Я, сидя на скамье подсудимых, понимал: если бы она не была у нас в центре, не было бы этого ребенка. Меня это успокаивало немножко. Ну, и я не оспаривал событие преступления, я оспаривал квалификацию. 

— Как решался вопрос с твоей безопасностью в СИЗО, в ИК?

— Меня первым делом повели к начальнику. Он сказал: «Евгений, я гарантирую, что все будет нормально». 

— Какую-то угрозу вообще ты ощущал? Все наркоторговцы тебя видели и знали. Ты встречался с ними в тюрьме?

— Я разных людей встречал. В основном – встречал добрых. Меня везде перевозили одиночно, в «стакане». Здесь нужно сказать огромное спасибо сотрудникам ГУФСИН. Они нормально ко мне относились. 

— Тебя кто-то навещал? 

— В СИЗО навещали члены Общественной наблюдательной комиссии, журналисты. Даже из вашей интернет-газеты ведь приходили. Когда заходят вольные люди в такие учреждения, это создает определенный дискомфорт для сотрудников учреждения. 

— Ты пересекался с другими заключенными? Может быть, с кем-то из наших известных сидельцев? 

— Ну, наверное, со всеми. С Контеевым познакомился, с Куковякиным, с Доринским. Саша Ковальчик… Дима Лошагин ниже меня этажом сидел. Ну, все… Когда человек попадает в такие условия, он меняется. Я вот сейчас перестраиваюсь, предстоит учиться ходить без конвоя. 

— Андрей Кабанов недавно заявил, что навещал тебя и ты якобы не выполнил какое-то обещание. Что вы обсуждали? 

— Ну, я, наверное, комментировать это не буду. Я в курсе скандала с «Городом без наркотиков». Мне нужно разобраться, я хочу встретиться и с Андреем, и с Ройзманом. 

— А вы еще не виделись с Ройзманом? 

— Я когда выходил, Женя стоял. Я пожал руку, сел в машину, уехал. 

— Когда все начиналось, писали: «Посадили соратника Евгения Ройзмана». Сейчас как-то этот статус изменился? Ты считаешь себя соратником Ройзмана? 

— Я считаю себя Евгением Маленкиным. Не знаю, соратник – не соратник… Сложно вот это сейчас говорить. Все-таки такой период времени прошел – три года. 

— Поддержку от Ройзмана ты какую-то ощущал? Он говорил, что якобы помогает тебе. Потому что многие ведь шептались, что ты сидишь, а он – на свободе.

— Я больше поддержку от своей жены ощущал. Самые близкие люди, которые остались – это, конечно семья. Я хочу сказать огромное спасибо – всем тем, кто помогал. Неважно – был это Ройзман, Кабанов или кто-то еще. Я эту поддержку чувствовал. 46 писем, которые зачитывали в суде, мне были приятны. Два митрополита, лидер группы «Чайф», Елизавета Глинка. Известные люди. А я такой простой пацан. Не хочется подвести, не оправдать их доверия. Спасибо им большое. И прощения хочу попросить у всех, кого я обидел. 

— Какие моменты были самыми сложными?

— Есть несколько фаз. Первая фаза – это «глушеный карась». То есть когда ты вообще ничего не понимаешь. Думаешь – это не с тобой, сейчас это закончится. Это с момента задержания. В ИВС мне подсадили специально обученных товарищей. Они меня провоцировали на драку. Когда проходит стадия «глушеного карася», начинаешь уже смотреть, прикидывать, думать. Важно взять паузу, чтобы не оговорить себя, пока находишься в таком шоковом состоянии. Часто люди, которые попадают в такую ситуацию, начинают пороть лишнего, попадают в бОльшие тиски, чем заслуживают. Какой момент еще сложный… 

— Ты в одиночке сидел?

— Я все время сидел в одиночке, в одной камере, №516. Писали, что в этой камере сидел Хабаров, но это не так.

— Как ты с одиночеством справлялся? Чем себя занимал? 

— Я читал много книг, подписался на все журналы – «Науку и жизнь», GEO, «Вокруг света», на газеты. Все читал. Потом появился телевизор. Я стал, как пенсионер, – в курсе всех сериалов. К «Дому-2» не пристрастился, сразу говорю. Потому что весь централ почему-то смотрит «Дом-2». Я в шоке. Я пытался понять, но не смог. 

— Там девчонок показывают, вот и смотрят, наверное. А еще там недавно тюрьма появилась, слышал?

— Да-да. Ну, про зону вообще много можно разговаривать. 

— Тут же начальника ГУФСИН поменяли. Из-за скандалов с пытками. 

— Я в курсе, да. Честно сказать, то, что говорят про ИК-2, – очень раздуто. В реальности так не выглядит, как это подают. Что касается сегодняшнего начальника, Дмитрия Чурикова, нужно сказать ему огромное спасибо. Он приложил очень много усилий, чтобы это искоренить. Первым меня встретил замначальника. Он сразу сказал: «Женя, про «двойку» очень много говорят, но это не так. Ты это все сам увидишь». Я увидел. 

— Тебя вся эта история не озлобила? 

— Да нет. Конечно, мне жалко потерянного времени. Я мог бы принести пользу и своей семье, и обществу. 

— Чем займешься сейчас? Может быть, общественной деятельностью? 

— Есть задумка, но пока я ее озвучивать не буду. Думаю, когда начну реализовывать, тогда и расскажу. Но это точно не будет связано с наркотиками. 

— Может быть, это будет связано с местами заключения, раз такой опыт у тебя появился? 

— Ну, отчасти, так скажем. 

— Ройзман говорил, что держит место своего помощника для тебя. 

— Я по определению суда не могу занимать эту должность. Я же на условно-досрочном. Должен постоянно отмечаться, дома должен быть в десять, также мне запрещено участвовать в массовых мероприятиях. Нельзя покидать пределы города. Я буду все это исполнять. 

— В ближайшее время что бы тебе хотелось сделать, о чем ты мечтал?

— Побыть с семьей, дома побыть. Погулять по городу очень хочется. Просто пройтись. Поехать никуда не удастся, я понимаю, но хоть южный берег Шарташа… Столько событий произошло – Олимпиада, Украина, Крым. Событий очень много. Я же не безучастный, а сейчас все это упустил. 

— Как к Крыму, кстати, отношение? Он наш?

— Отношение двоякое. Я не понимаю, зачем нужно было врать про зеленых человечков. Можно было как-то это более цивилизованно сделать. Хотя, может, я не обладаю какой-то информацией, может, так было нужно. Мы же его не так чтобы захватили, он ведь наш… Нужно было как-то более цивилизованно это сделать. Может, если бы мы себе не вернули эту территорию, там бы разместились базы, и была бы сейчас угроза серьезная. 

— Чувствуется, что телевизор ты много смотрел.

— Да нет, я читал больше. Но у меня там не только «Дом-2», и РБК показывал.

Справка. Сотрудник фонда «Город без наркотиков» Евгений Маленкин был задержан в ноябре 2013 года. Его обвиняли в незаконном лишении свободы пациенток фонда «Город без наркотиков», а также в незаконном хранении и сбыте наркотических средств в особо крупном размере. В итоге Маленкин был признан виновным в незаконном лишении свободы, фальсификации доказательств и незаконном обороте технических средств для скрытого сбора информации (при обыске у него нашли наручные часы со встроенной видеокамерой). Обвинение в хранении наркотиков доказать не удалось. Его приговорили к четырем годам лишения свободы. Маленкин, которого во время процесса поддерживали многие свердловчане, вышел из тюрьмы сегодня, спустя 3,5 года. Суд позволил ему освободиться условно-досрочно. 

Новости России
Россия
Госдума одобрила закон, по которому за нарушение карантина могут посадить на 7 лет
Россия
Госдума приняла закон о расширении полномочий правительства из-за коронавируса
Россия
Глава Подмосковья освободил жителей от платы за капремонт и запретил делать ставки
Россия
Сроки вступительных экзаменов в России перенесут из-за коронавируса
Россия
Россияне, застрявшие в аэропорту Нью-Йорка, обратились к Путину
Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Россия
Режим самоизоляции введен в 27 регионах России
Россия
Полиция будет сопровождать до дома россиян, нарушивших карантин
Россия
Ученые Роспотребнадзора создали высокоточный тест для диагноза коронавируса
Россия
Граждане Киргизии застряли в аэропорту Новосибирска и объявили голодовку
Россия
Норвегия планирует увеличить добычу нефти, несмотря на ее переизбыток на мировом рынке
Россия
Мишустина просят закрыть алкомаркеты на время карантина
Россия
Москвичи сдают своих собак в аренду желающим прогуляться в условиях карантина
Россия
«Яндекс.Такси» сделает из своих водителей доставщиков. А менеджеры станут таксистами
Россия
Минтруда: работодатели нарушают закон, отправляя работников в неоплачиваемый отпуск
Россия
Трамп рассказал о самолете с медицинскими принадлежностями, присланном Россией США
Россия
Польша заявила, что выиграла в арбитраже у Газпрома $1,5 млрд
Россия
В Москве скончались 4 пациента с коронавирусом, еще один — в Подмосковье
Россия
В Москве мошенники активно используют тему коронавируса для махинаций
Россия
Вирусолог объяснила, почему коронавирусом все чаще заражаются молодые
Россия
Коронавирус не повлиял на сроки весеннего призыва, он начнется 1 апреля
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.

Читайте, где удобно