«Автоугоны – это целая коррумпированная система»

Экс-подполковник полиции – о «крыше» челябинских угонщиков и заказчиках «дела оперов»

Алексей Кондрашенков, на сегодня уже бывший подполковник полиции, в ГУ МВД по Челябинской области занимал пост заместителя начальника отдела угрозыска по борьбе с автоугонами. Его судьба круто изменилась после возбуждения резонансного дела челябинских оперативников, которых (в том числе и Кондрашенкова) угонщик обвинил в избиениях. В интервью Znak.com Алексей Кондрашенков рассказал о подводных камнях, которые привели к возбуждению скандально известного дела, знакомстве с известным угонщиком Романом Килиевичем, ангажированности следователей и несправедливости полицейского начальства.

Уголовное дело в отношении сотрудников отдела угрозыска ГУ МВД по Челябинской области, занимавшихся борьбой с угонами иномарок, было возбуждено в августе 2013 года. Задержанный в январе 2013 года угонщик из Троицка Алексей Малов по совету своего адвоката Олега Зайцева написал заявление о том, что признание из него выбивали кулаками, угрозами сексуального насилия и пытками электрическим током пять оперативников ГУ МВД по Челябинской области. Уголовным делом занялся следователь тогда СУ СКР по УрФО (ныне четвертое следственное управление СК РФ) Игорь Бедерин. Капитаны Денис Кольцов и Михаил Бугуев были арестованы по обвинению в превышении должностных полномочий с применением насилия в августе 2013 года, их руководитель Андрей Меньшенин был задержан весной 2014 года. 

Заместитель начальника отдела угрозыска по борьбе с автоугонами ГУ МВД Алексей Кондрашенков и его подчиненный Сергей Бородулин были объявлены в розыск, дело в их отношении было выделено в отдельное производство. Лишь в ноябре 2015 года Центральный районный суд Челябинска прекратил уголовное преследование Меньшенина, Кольцова и Бугуева в связи с отказом прокуратуры от всех обвинений. Позже это решение было подтверждено областным судом. После этого Кондрашенков и Бородулин явились в отдел СК РФ по Челябинску, где получили на руки постановления о прекращении розыска и закрытии уголовного дела. Все пятеро пожелали вернуться на службу в ГУ МВД, однако Кондрашенкову и Бородулину в восстановлении на службе было отказано, на сегодня в отношении Кондрашенкова отказ закреплен решением Челябинского областного суда.

Znak.com уже сообщал, что различные эксперты, от оперативников угрозыска до депутата Госдумы Александра Хинштейна, неоднократно описывали две версии истинной подоплеки «дела оперов». Первая: возбуждение дела было инициировано южноуральским криминалитетом, когда полиция слишком близко подобралась к ОПГ Романа Килиевича. Вторая: с помощью скандала некие политические силы пытались бросить тень на действовавшего в 2013 году начальника ГУ МВД по Челябинской области Владимира Скалунова. Версия подполковника Кондрашенкова от ранее озвученных несколько отличается.

— Алексей Александрович, с чего все началось? Была сформирована группа по борьбе с угонами автомобилей, вы начали охоту на Романа Килиевича?

— Группа в структуре уголовного розыска ГУ МВД по Челябинской области существовала и раньше. Я знаком с сотрудниками из прежнего состава, сам пришел в подразделение с огромным интересом. Нам даже дали карт-бланш на подбор оперативников из районных отделов, и со мной работали блестящие профессионалы. Что до Романа Килиевича, то с ним меня свели сотрудники из прежнего состава. Отрекомендовали его, как в угонах не замешанного, но имеющего обширные связи в криминальном мире: к нему как к высококлассному специалисту-электронщику регулярно обращались автоворы. Потом он «вылез» в одной ситуации: изымали угнанную машину - и там просто торчали уши Килиевича. Далее коллеги из Магнитогорска во время совместной работы удивлялись: как, да он же профессионально занимается кражами и угонами авто! И к «дружившим» с ним ребятам из прошлого состава нашего отдела магнитогорцы относились поэтому, мягко говоря, без понимания. Я своих товарищей уважал, поэтому для меня такое открытие стало шоком. 

Понятно, что сама система, связанная с автоугонами и легализацией краденых авто, – высоко коррумпированная. Там замешаны и гаишники, и чиновники, и бизнесмены. И сотрудники полиции тоже регулярно сталкиваются с искушением. 

Вспомним хотя бы майора Гуляева (сотрудник отдела по раскрытию имущественных преступлений ОМВД по Миассу Михаил Гуляев был задержан группой Меньшенина и Кондрашенкова в 2012 году, в декабре 2013 года судом был признан виновным в кражах (статья 158 УК РФ) и злоупотреблении должностными полномочиями (статья 285 УК РФ): полицейский покрывал сообщников и сам угонял различные автомобили – прим. ред.). Я не могу относиться к нему иначе, чем как к предателю. Потом, когда Килиевич попался мне вторично, коллеги-полицейские попросили его не трогать. Тогда я пошел навстречу, насколько позволял закон об оперативно-розыскной деятельности.

— Выходит, Килиевич сотрудничал с правоохранительными органами?

— Но на сто процентов прикрыть его полицейские не могли – на Килиевича охотились и другие силовики. Тогда они вышли на Олега Натальченко (подполковник УФСБ Олег Натальченко, как сообщал Znak.com, был уволен из органов в 2013 году, в мае 2015 года, по данным пресс-службы Челябинского областного суда, он был приговорен к полутора годам лишения свободы условно по статье 283.1 УК РФ – за незаконное получение сведений, составляющих гостайну), познакомили его с Романом. Я с Натальченко встречался, Олег пообещал всемерную поддержку и сотрудничество в сфере борьбы с угонами. Но сотрудничества не получилось – ни разу ни одного факта помощи со стороны Натальченко. Хотя во время своих разработок мы регулярно получали информацию о том, что тут и там светились участники ОПГ, которую якобы крышевал офицер ФСБ, причем с меркантильными намерениями. От меня, от моих парней Олег отделывался пустыми обещаниями, но сам пытался по мере сил прикрывать от меня подельников. Дважды после задержаний звонил, пытался освободить жуликов. На третий раз, в декабре 2012 года, мы с ним поговорили очень жестко. Я обвинил Олега в нечистоплотности и сказал, чтобы он больше мне не названивал по поводу обмена информацией, тот очень обиделся.

— Связь Натальченко и Килиевича ясна. А как же два других ваших недруга – следователь Бедерин и адвокат Зайцев?

— С адвокатом Зайцевым до определенного момента мы не сталкивались. Однажды работали по одной преступной группе, задолго до событий, связанных с Килиевичем, хотя там по делу проходил один из его друзей, Евгений Постников (вместе с Килиевичем был осужден за ряд угонов иномарок Калининским районным судом Челябинска в июне 2016 года – прим. ред.). Фигуранты того давнего дела поставили на поток мошенничества с подставными ДТП, заявление в полицию было от страховой компании «Аско», которую завалили требованиями на выплаты после таких аварий. В одной ситуации вообще оказалась замешана беременная женщина. Была задержана, пошла на сотрудничество, дала показания, и мы ее отпустили. На улице даму встретили подельники, она призналась: да, про всех всё рассказала. Подельники вызвали Зайцева, и тот предложил такой вариант, позволяющий отказаться от своих показаний: а ты, мол, заяви, что тебя менты били! И вот одна дама пошла с таким заявлением, потом вторая – и тоже по совету Зайцева. Я страшно возмущался – что ж за человек-то такой!

Что касается их (Бедерина и Зайцева – прим. ред.) сотрудничества, то вы сами писали, что они начали дружить еще в 2010 году, во время расследования дела о массовой драке на рок-фестивале «Торнадо». Я подноготную этой истории узнал гораздо позже. Роман Килиевич в самой драке на поле рок-фестиваля не участвовал, но к организации побоища руку приложил. Роман не такой дурак, чтобы идти на рожон, потому и не попался. Там все наши знакомые и встретились: следователь Бедерин расследовал, подполковник Натальченко осуществлял оперативное прикрытие, а Килиевич через Зайцева «руководил» процессом в нужную для своих клиентов сторону.

Я потом слышал от коллег: кто из участников «Торнадо» уходил в бега, потом обращались к Килиевичу. Тот через Зайцева и Натальченко договаривался с Бедериным, и Бедерин как следователь (а он имеет такое право) назначал всем за нужные показания меру пресечения в виде подписки о невыезде. Участники побоища, пока шло предварительное следствие, чувствовали себя хорошо, их особо не трогали. А потом на суде вдруг все получили реальные сроки. На судью-то Бедерин влиять уже не мог. Но, повторюсь, эту историю я узнал много позже.

— Вы сказали, что Натальченко на вас обиделся в конце 2012 года. Как раз в январе 2013 года началась вся эта громкая история с угонщиком Маловым. И что же, из простой обиды офицер ФСБ начал копать под уголовный розыск?

— Все сложнее. В январе 2013 года, как все знают, попадается с поличным на попытке угона Алексей Малов. Пока с ним разбирались в суде по мере пресечения, со мной о встрече договорился Килиевич. Просил за Малова. Я отказал, объяснив, что право просить они с Натальченко утратили. Роман заявил, что я поссорился с серьезными людьми, посоветовал помириться, так как якобы способны «серьезные люди» на многое. Мол, сейчас Натальченко всем подряд жалуется на меня и мою группу, и теперь на нас откроется охота. Я удивился. Что, мир перевернулся? Мы раскрываем преступления, мы уличаем вас в нечистоплотности, и теперь Килиевич говорит мне, что я должен поступиться своими принципами, что я должен кого-то опасаться! На этом мы расстались. Я позвонил Натальченко, спросил – что это вы зуб-то точите? Ведь неправ-то – ты! Я посчитал тогда, к сожалению, что весь их отдел причастен к нелегальному автобизнесу, был в шоке: что мы вообще делаем, если коллеги из соседнего ведомства улыбаются в глаза, а сами погрязли в коррупции? Натальченко начал оправдываться, объяснять, что я неправильно все понял… не договорились. Получилось настоящее «объявление войны».

Дальше – больше. В конце февраля наша группа обнаружила машину, украденную в Калининском районе на территории базы отдыха на озере Еловом под Чебаркулем. Задерживаем угонщиков, и среди них – Килиевич! Привезли их в Калининский отдел полиции, оформили задержание. Килиевич очень расстроен был, что его полиция «обижает». И тут появляется Натальченко, заявляет следователю, что он курирует по всей области кражи и угоны автотранспорта, среди задержанных его человек, и его надо срочно отпустить. Сам Натальченко, кстати, служил в отделе по борьбе с наркотиками. Меня при этом не было, парни позвонили, спрашивают – что делать? Я вспылил, по телефону сказал – взять за шиворот и спустить с лестницы! Все ведь знают, что там делает этот предатель! В общем, отбились, но Килиевича тогда, кстати, не привлекли к уголовной ответственности: слишком мало было доказательств, он появился уже после угона, когда машину перегнали к Еловому.

В конце апреля 2013 года задерживаем другого жулика, он дает признательные показания и говорит, что работает под прикрытием силовиков. Нам, мол, их не победить. В беседе выяснилось, что жулик занимается скупкой краденых авто, что у них соглашение с Натальченко: мол, тот привозит ему краденые автомобили, а уже угонщик перегоняет их в Казахстан. Я ушам своим не верил. Переспрашиваю: «То есть подполковник ФСБ на краденой машине приезжает к тебе, берет за нее деньги и уезжает?» Задержанный: «Да, все верно!» Ладно, покровительство – тема скользкая. Но тут-то прямое участие в преступлении!

— Так почему вы не дали ход этим показаниям? Обратились бы в военный отдел СК, в собственную безопасность ФСБ.

— Мы и обратились. Передали эти данные руководству УФСБ, и после этого Натальченко был уволен. Вернулся из отпуска, был взят в оборот своими начальниками. Слава богу, остальные парни из этого отдела оказались ни при чем. Только я об этом узнал позже, а тогда говорил с ними жестко.

Бедерин и Ибиев (руководитель 4-го СУ СКР Руслан Ибиев – прим. ред.), говорят, во время увольнения Натальченко звонили в руководство УФСБ, заступались за него, консультировали. И подавали ситуацию, конечно, под таким соусом, что какие-то сотрудники уголовного розыска оболгали элиту ФСБ и Следственного комитета. Натальченко это, правда, не помогло, руководство УФСБ проявило твердость. Ну а в мае с подачи Килиевича и Зайцева Бедерин взялся за наше дело.

— То есть инициация дела по заявлению Малова – это месть «друзей» Натальченко?

— Дело Малова – это просто повод, чтобы нас прижать. Там же и другие были проверки. Гуляев крышевал этот бизнес в Чебаркуле и Миассе, дружил с Килиевичем, Зайцев про него тоже всем рассказывал, что мы его били. Был еще большой преступник Шубин, проплативший хорошие деньги за возбуждение уголовного дела. Но причина, конечно, не только в мести. Понимаете, криминальный автобизнес в Челябинской области из-за принципиальности угрозыска перестал быть надежным, никто не мог считать себя в безопасности. К нашим парням, Овсянникову, Бугуеву, Гибатуллину, Кольцову, пытались приходить с предложениями, с деньгами – бесполезно. А ведь криминальный автобизнес – очень доходное дело. Судите сами, угнанный «Ланд Крузер 200», без документов, так называемый «сырой» автомобиль быстро сбывается за 800 тысяч. 10-15 минут – ты вскрываешь авто, перегоняешь в другое место, туда подъезжает покупатель и отдает тебе сразу 800 тысяч! Да и сами жулики-угонщики – очень сплоченная каста. Угонять они могут и в разы больше машин, останавливает их только проблема сбыта.

— Многие в 2013-2014 годах говорили еще и о политической подоплеке вашего дела.

— Да, параллельно там было другая заинтересованная сторона. Из-за привлечения к уголовной ответственности бывшего вице-губернатора Андрея Косилова их покровители активно искали компромат на руководство ГУ МВД по Челябинской области, в 2012-2013 годах все управление сотрясалось от постоянных проверок. И тут им такой подарок – скандал с оперативниками угрозыска! Обращались проверяющие в первую очередь в ФСБ, а там – Натальченко, и он радостно вываливает им всю свою схему, чтобы порешать свои вопросы, избавиться от нас. Вдобавок – Зайцев, который взял за правило всем подопечным из числа наших задержанных советовать – жалуйтесь на побои! Он вообще на одной из наших встреч пафосно заявил: «Алексей, я объявляю тебе войну!»

Но все же самым большим злом во всей этой истории я считаю именно следователя Бедерина. Килиевич – преступник, он бегал со своими деньгами и искал, кому их дать за решение его проблем. Натальченко его крышевал. Зайцев отрабатывал свои адвокатские гонорары. Но они не смогли бы сделать ничего без Бедерина! 

Это же в точности по учебнику: организованное преступное сообщество имеет связи и среди юристов, и в правоохранительных органах. И Бедерин с видом человека, делающего благородное дело, им помогал. Вообще старались все дело закосить под «отдел Дальний» — помните, тогда шумело уголовное дело про полицейских из Казани, пытавших задержанных? Бутылки в зад, побои. И тут, в Челябинской области, рисовали эту же картинку. Я-то уверен, что Бедерин — лицо материально заинтересованное. Но он же следователь, он сидит и пишет бумаги и может их составить так, как ему удобнее. Вообще нет ничего хуже, чем ангажированный следователь! Оперу спаскудничать очень сложно. А следователь – лицо процессуально независимое, он все может делать.

— И в итоге в августе 2013 года расследование привело к задержанию Кольцова и Бугуева. А как вам и Бородулину удалось этого избежать?

— Насчет Сергея Бородулина не скажу, я с ним и не виделся с августа 2013 года по конец 2015, когда нас наконец оправдали. А со мной все просто: плохо готовили операцию по захвату, ошиблись адресом. Я прописан у матери, туда группа и нагрянула. А я-то проживаю по другому адресу! Мне тогда звонил некто, представился сотрудником УСБ МВД. Я подумал – ничего себе ситуацию-то раздули! Как пропиарили, как мне теперь отмываться? А потом в разговоре выяснилось, что он из Екатеринбурга. Я сказал этому звонившему: вызывайте официально – приду. И вообще, УСБ – это оперативное подразделение. Следовательно, меня вызывают для проведения ОРМ, оперативно-розыскного мероприятия. А это дело добровольное, хочу – прихожу. Хочу – нет. Я вообще в отпуске, меня не беспокоить.

— И что же, вам даже не пришлось прятаться эти два года?

— Я и не скрывался. Меня не вызывали к следователю повесткой, я знал вообще только о том, что официально отстранен от службы. Но, если честно, меня и не разыскивали особенно рьяно. У матери провели обыск, а по фактическому месту проживания – нет. Бедерину просто невыгодно было меня ловить и сажать в тюрьму: пока я на свободе, он мог нагнетать страху, рассказывать всем, что накрыл такую страшную банду оборотней в погонах, вон двое аж в бегах. Я защищался теми методами, какие мне были доступны. Позже и в объяснениях в ГУ МВД писал о том, что не приходил на службу, чтобы не быть незаконно привлеченным к уголовной ответственности.

— Почему же тогда Кольцова и Бугуева восстановили в должности, а вас с Бородулиным – нет?

— Нас восстановили в конце декабря 2015 года. Мы с Сергеем побывали в Следственном комитете, получили официальное подтверждение, что мы невиновны, что оправданы по реабилитирующим обстоятельствам, и явились в ГУ МВД. А в январе нас вызывают в управление по кадрам и говорят: вот, подписывайте заявления, что не имеете к ГУМВД материальных претензий, что не будете требовать зарплату за эти два пропущенных года, что согласны с тем, что просто прогуливали службу. Тогда получите «неполное служебное соответствие» и пойдете служить дальше. Бумаги мы отказались подписывать. Честно говоря, опасались: а вдруг мы сейчас подпишем, начальство передумает и решит, что не стоит нас принимать обратно? Мы отказались и были уволены по статье. Никто даже не вспомнил, что нас официально отстраняли от должностей.

— Странное решение. Ведь руководство ГУ МВД всегда подчеркивало, что поддерживает вас и считает уголовное дело фальсифицированным.

— Прежнее руководство, Владимир Скалунов, – да. Но для пришедшего в 2014 году генерала Андрея Сергеева мы не «свои», мы люди его предшественника. Поэтому, должно быть, предпочел так решить проблему. Мне потом удалось восстановиться в должности через суд, но на работу я так и не смог выйти: оказалось, что за время отсутствия с меня сняли допуск к секретным документам, а без него опером работать невозможно. На должность участкового я не согласился, пошел восстанавливать право на допуск к «секретке». Этот процесс длится до сих пор, хотя смысл уже потерян: решение Тракторозаводского суда, восстановившего меня в должности, было оспорено в облсуде в конце июля, так что сейчас я безработный. Чем заниматься – пока не решил.

— Но все-таки доброе имя вы восстановили. Вообще довольны таким исходом? Сегодня Килиевич – в тюрьме, Натальченко уволен и тоже наказан, хоть и за другие грехи, репутация Зайцева и Бедерина основательно испорчена.

— Мне бы хотелось, чтобы все участники этой истории получили все-таки по заслугам. А за парней, за Меньшенина, Кольцова и Бугуева, искренне рад.


Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Россия
В Москве задерживают участников акции в поддержку фигурантов дела «Нового величия»
Санкт-Петербург
СК заказал экспертизу, чтобы выяснить, мог ли полицейский сломать руку журналисту Френкелю
Россия
В Екатеринбурге на ₽10 млн оштрафовали фирму, нелегально оформлявшую мигрантов
Россия
В Краснодаре на 5 суток арестовали мужчину, поддержавшего протесты в Хабаровске
Олег Богомолов (на фото справа) был губернатором Курганской области 17 лет
Россия
Бывший курганский губернатор купил коттедж в Москве стоимостью более 30 своих годовых зарплат
Россия
Суд оставил Ивана Сафронова под арестом до 6 сентября. Апелляция защиты отклонена
Россия
Глава ЦИК Элла Памфилова предложила перенести единый день голосования
Россия
Пассажиров регулярных зарубежных рейсов могут обязать регистрироваться через Госуслуги
Россия
В Хабаровске шестой день проходят стихийные шествия и митинги в поддержку Сергея Фургала
Россия
Air Serbia начала продавать билеты на рейсы в Россию с 1 августа
Россия
В Саратовской области депутата-единоросса приговорили за торговлю наркотиками
Россия
Мосгорсуд признал законным решение об аресте хабаровского губернатора Сергея Фургала
Россия
Мэр Норильска заявил о занижении официальных цифр по заболевшим коронавирусом
Россия
В Южно-Сахалинске задержали организатора акции солидарности с протестующими в Хабаровске
Россия
Число зараженных коронавирусом в России превысило 752 тыс. человек
Россия
В Госдуму внесли законопроект о штрафах до ₽15 млн за отказ сайтов удалять информацию
Россия
В Совете Федерации открыто рассказали о стихийных митингах в Хабаровске в поддержку Сергея Фургала
Россия
В Госдуме хотят попросить Турцию передать России православные храмы и подворья
Россия
Лукашенко рассказал, как витебский губернатор вылечился от COVID-19 с помощью косы
Полиция во время проведения акции в Москве
Россия
Активисты продолжат сбор подписей под требованием «обнуления» голосования по Конституции
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.

Читайте, где удобно