К делу о пытках в ОМВД Заречного появились претензии, способные развалить обвинение

Нашумевшее уголовное дело о пытках в полиции Заречного, которое с марта этого года не могут передать на рассмотрение в суд, рискует и вовсе развалиться. Как стало известно Znak.com, на днях екатеринбургский адвокат Олег Мелихов направил Белоярскому межрайонному прокурору Александру Щирбику и главе следственного отдела СКР по Заречному Андрею Вильчеку жалобу. В нем юрист просит возобновить уголовное расследование в отношении Александра Сухорукова, из-за которого, собственно, родилось дело против полицейских Заречного.

Александр Дубровин

В марте 2014 года, напомним, в отношении ранее судимого Сухорукова возбудили уголовное дело по части 1 статьи 105 УК РФ «Убийство». Мужчину обвинили в убийстве сотрудника банного комплекса в поселке Режик Исрафила Давлетшина. Согласно первоначальной версии следствия, в конце марта Сухоруков в компании двух приятелей приехал отдохнуть в банный комплекс поселка Режик. Заказав Давлетшину баню, приятели пошли за алкоголем в магазин. Вернувшись, они обнаружили, что банщик пьян, а баня не истоплена. Пока двое приятелей Сухорукова принялись самостоятельно топить баню, тот отправился в домик, где находился Давлетшин, разобраться. Между мужчинами вспыхнула ссора, в ходе которой Сухоруков накинул на шею своему оппоненту брючный ремень и задушил его.

Согласно первоначальному заключению судмедэксперта, на шее Давлетшина была зафиксирована странгуляционная борозда. «Смерть наступила в результате асфиксии, вызванной механическим удушением Давлетшина», - значилось в выводе специалиста. Эту же версию смерти банщика подтвердил Сухоруков, давший 29 марта 2014 года чистосердечное признание.

Анатолий Куриленко с адвокатомАнатолий Куриленко с адвокатом

Дело против Сухорукова рассматривалось судьей Белоярского районного суда Свердловской области Вячеславом Мамаевым с сентября 2014 года по февраль 2015-го. Закончилось все тем, что судья Мамаев вернул материалы в прокуратуру с формулировкой: «Обвинительное заключение по настоящему делу было составлено с нарушением требований УПК РФ, что исключает возможность постановления судом приговора». 

Дело в том, что на суде сотрудница следственного отдела СКР по Заречному Екатерина Литвиненко (после этой истории ее перевели в Екатеринбург) дала показания против своего руководителя Алексея Колясникова, возглавлявшего следственную группу по делу Сухорукова. Выяснилось, что Колясников, сочтя недостаточными доказательства по делу, проник на территорию банного комплекса в Режике. Там следователь в печи бани обжег пряжку от брючного ремня, выдав ее за ту, которой душили Давлетшина. Для этого он даже подделал протокол изъятия вещдока.

После этого сделали повторную экспертизу. Из нее следовало, что для вывода о смерти Давлетшина вследствие удушения недостаточно данных и, скорее всего, мужчина умер от отравления алкоголем. Обвинение против Сухорукова переквалифицировали на более мягкую статью 116 УК РФ («Побои»). Якобы он только побил Давлетшина, а не убивал. К этому времени Госдумой РФ была объявлена амнистия в честь 70-летия Победы и уголовное расследование в отношении Сухорукова прекратили вовсе.

Абай МамановАбай Маманов

По словам адвоката Мелихова, после решения о прекращении дела против Сухорукова ими была заказана еще одна медицинская экспертиза, третья по счету. Провел ее доцент кафедры судебной медицины лечебного факультета Российского национального медицинского университета им. Пирогова Эдуард Туманов. «Специалист приводит восемь признаков странгуляционной борозды на теле Давлетшина и зафиксированных в ходе ранее проведенных экспертиз. Комплекс морфологических признаков, обнаруженных на трупе Давлетшина, в медицинской науке считается признаками наступления смерти по асфиксическому типу», - отмечает адвокат в своей жалобе прокурору и в следственный комитет.

По мнению Мелихова, выводы московского эксперта свидетельствуют об отсутствии повода для прекращения уголовного расследования по факту гибели Давлетшина и пересмотра роли в этой истории Сухорукова. Юрист также отмечает еще один любопытный факт – постановление о прекращении дела в отношении Сухорукова выносил все тот же Алексей Колясников, уличенный к этому моменту в фальсификации материалов.

Андрей МахаевАндрей Махаев

В разговоре со Znak.com Мелихов также отметил, что не верит в вину полицейских ОМВД Заречного. Их, отметим, позднее обвинили в избиении Сухорукова, у которого, по версии следствия, правоохранители выбили признательные показания в убийстве Давлетшина. «Это два связанных дела. На мой взгляд, полицейские Заречного невиновны. Они физически не могли знать всех обстоятельств гибели Давлетшина, соответственно, не могли выбивать нужные показания. Сухоруков ведь, когда отказывался от своих показаний, четко заявил, что все выдумал сам. Единственное, что ему тогда говорили, - если признается сам, то ему же самому будет лучше. Это стандартная практика работы с подозреваемым», - отметил Мелихов. Выводы московского эксперта, по мнению адвоката, также свидетельствуют о том, что Сухоруков в марте 2014 года действительно дал чистосердечное признание и впоследствии изменил показания, чтобы избежать наказания, воспользовавшись историей с подброшенной пряжкой от ремня.

О задержании пяти свердловских полицейских стало известно в конце сентября 2015 года. Под стражу тогда были взяты начальник ОМВД Заречного Александр Дубровин, начальник уголовного розыска ОМВД Заречного Андрей Махаев, оперуполномоченные ОМВД Заречного Эдуард Ударцев и Абай Маманов и сотрудник регионального полицейского главка Анатолий Куриленко.

Эдуард УдарцевЭдуард Ударцев

Следствием против них занялось свердловское управление СКР. По версии следствия, сотрудники полиции применяли насилие в отношении ряда граждан, доставленных в отдел полиции по подозрению в совершении убийства. Каждый раз меняясь в составе, сообщники пытали людей, избивали их, душили. В результате один из доставленных, ранее судимый Андрей Сухоруков, не стерпев этих мучений, был вынужден оговорить себя, признавшись в совершении убийства. Однако очень быстро выяснилось, что сотрудники свердловского управления СКР сами были вовлечены в историю с фабрикацией материалов уголовного дела по Сухорукову. Напор следователей несколько ослабел. И на данный момент из всех полицейских под стражей остался только Куриленко. 

В окончательной версии обвинение против фигурантов дела выдвинуто по пунктам «а», «б», «в» части 3 статьи 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий, совершенное с применением насилия и с угрозой его применения, с применением специальных средств, с причинением тяжких последствий»), части 1 статьи 285 УК РФ («Злоупотребление должностными полномочиями») и части 5 статьи 33, части 3 статьи 303 УК РФ («Пособничество в фальсификации доказательств по уголовному делу об особо тяжком преступлении»).

Изначально дело полицейских после утверждения обвинительного заключения прокуратурой Свердловской области было передано в Верх-Исетский райсуд уральской столицы. Однако оттуда его передали в Белоярский районный суд, то есть по месту совершения преступления. Все члены суда этого муниципалитета взяли самоотвод. После этого судьбу дела решал Свердловский областной суд. 26 апреля он определил опять передать это дело на рассмотрение в Верх-Исетский районный суд. Однако защита обвиняемых обжаловала это решение. 5 июля Свердловский облсуд направил дело в городской суд Асбеста. Это решение, в свою очередь, оспорила прокуратура. Кассационную жалобу надзорного ведомства облсуд рассмотрит 7 сентября.

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.