Дятлов-младший и его защита – о подоплеке уголовного дела по сносу старинного дома

«Само здание никого не интересует – им нужна земля»

Дятлов-младший и его защита – о подоплеке уголовного дела по сносу старинного дома

Обвиняемый в уничтожении объекта культурного наследия – старинного дома по улице Труда, 97 в центре Челябинска директор Уральского НИИ абразивов и шлифования Владимир Дятлов предполагает: его уголовное дело было раздуто искусственно, чтобы отвлечь внимание общественности от истинной цели неизвестных охотников за земельным участком в престижном районе областного центра.

Со дня на день Владимир Дятлов (сын и тезка бывшего вице-губернатора Челябинской области) и его адвокаты ожидают назначения даты заседания в Челябинском областном суде. В апелляционной инстанции должны рассмотреть протест стороны гособвинения на удовлетворенное Центральным райсудом ходатайство защиты директора УралНИИАШа о возвращении уголовного дела по части 1 статьи 243 УК РФ «Уничтожение объекта культурного наследия» в прокуратуру. Однако интрига вокруг полуразрушенного дома на Труда, 97 оказалась запутанной настолько, что возврат материалов в надзорный орган может сыграть на руку не только обвиняемому, но и его противникам.

«Формально причина возбуждения уголовного дела – неправильное исполнение своих обязанностей министерством культуры Челябинской области, - считает адвокат Дятлова Александр Петрикин. - Объектом культурного наследия здание на Труда, 97 было признано лишь после сноса, причем основным доводом минкульта было проведенное еще в 1992 году исследование, якобы выявившее историко-культурную ценность здания. Однако почему тогда за прошедшее с начала 1990-х время ведомство ничего не сделало для оформления дома как памятника? Обязанности по исследованию, охране, внесению в реестр объекта никем не были выполнены. Восемь лет назад, при оформлении права собственности УралНИИАШа на здание, в Росреестре не числилось за объектом никаких обременений – а по данным на 12 сентября 2016 года, не числится и сегодня. И тем не менее, как только собственник был вынужден пойти на снос, поднялся крик, последовало обращение в правоохранительные органы».

Громкая история с разрушением здания по Труда, 97 началась в апреле 2014 года. Дом, по официальным данным, построенный в начале ХХ века купцом Кузнецовым, подвергся частичному разрушению. По версии прокуратуры, собственник неоднократно получал от регионального министерства культуры уведомления с требованием обеспечить сохранность указанного здания, а частичный снос «привел к уничтожению его исторической конструкции и полной утрате его целостности как единого монумента, представляющего историческую и культурную ценность, поддерживающего стилевое единство исторической части города». 

Защитники Владимира Дятлова заявляют: все было совсем не так.

«С момента оформления права собственности и до апреля 2014 года ни одно ведомство ни разу зданием не интересовалось, ни в одном правоустанавливающем документе никаких сведений об объектах культуры нет, в момент регистрации права собственности охранное обязательство с собственником не оформлялось, что само по себе является грубейшим нарушением закона со стороны министерства культуры области, - рассказывает адвокат Петрикин. – Более того, когда НИИ обращался с запросами в министерство культуры, то получал формальные ответы, из которых юристы предприятия не могли понять, о каком именно объекте идет речь, и никак не могли сделать вывод о культурной ценности объекта. Когда, уже в ходе предварительного следствия по делу Дятлова, мы просили провести все-таки культурологическую экспертизу, министерство нам отказало. Наняли независимого эксперта. Его вывод: здание не представляет ценности».

Как сообщил корреспонденту Znak.com сам Владимир Дятлов-младший, снос в апреле 2014 года вообще был вынужденным. «Еще зимой 2014 года, после очередного схода снега, мы обнаружили, что внутренние конструкции здания начали разрушаться, - рассказывает директор УралНИИАШа. - Изношенность стен, погодный фактор, плюс еще и регулярная вибрация почвы, ведь рядом проходят трамвайные пути с несколькими маршрутами. Факт разрушения был зафиксирован, сотрудники БТИ составили все необходимые документы. К весне 2014 года пришлось начать снос, пока дом с уже «поехавшей» кровлей не сложился сам по себе. Здание в оживленном центре Челябинска, недалеко от Оперного театра – представляете опасность от его самопроизвольного обрушения? Так что мы пошли на снос, пока стены никого не придавили. А рассказы краеведов о моих планах построить на месте этих руин какую-то многоэтажку – не более чем вымысел. В этом случае я, надо полагать, разрабатывал бы проект, обращался в городское управление архитектуры, предпринимал какие-то еще действия – но ничего такого не было!»

Однако подоплека истории, по мнению Владимира Дятлова и его защитников, гораздо интереснее открытых данных. 

Дело в том, что еще до возбуждения уголовного дела в отношении «разрушителя» Дятлова-младшего, в 2013 году, министерство культуры подавало иск в арбитраж Челябинской области об изъятии земельного участка, на котором расположено злосчастное здание. 

Повод – плохое обращение с объектом культурного наследия. Иск был отклонен в связи с многочисленными процессуальными нарушениями. Но сам факт настораживает: ведомство требует изъятия именно земли, на которой стоит объект. Заметим, после, в конце 2014 года, в арбитражный суд поступил еще один аналогичный иск. И на сегодня, таким образом, Дятлов и УралНИИАШ имеют дело с двумя параллельными процессами, арбитражным и уголовным.

«Выходит, само здание никого не интересует, - рассуждает Александр Петрикин. – Забота об «объекте культурного наследия» - только повод, чтобы отобрать землю в центре Челябинска, а затем выставить ее на торги, чтобы законно передать новому собственнику. Министерство культуры здесь просто инструмент в чьих-то руках: само ведомство вряд ли может быть заинтересовано в земле. А вот некий интересант, действующий через него, но, к сожалению, неизвестный…»

Назвать имя неизвестного охотника за землей ни Дятлов, ни его юристы не могут. Им хватает и косвенных доказательств. Например, если бы целью возбуждения уголовного дела было именно наказать директора НИИ, то и минкульт, и следствие, по мнению адвоката Петрикина, подходили бы к вопросу более тщательно. Однако в материалах и самом ходе начавшегося в августе 2016 года судебного процесса слишком много несуразностей.

«Начать с того, что минкультуры никто не уполномочивал быть представителем потерпевшей стороны, то есть государства, - перечисляет Александр Петрикин. – На сегодня ситуация еще более странная, ведь управление по охране объектов культурного наследия под руководством Александра Баландина летом 2016 года было выведено из состава министерства и преобразовано в независимый государственный комитет, который к событиям двухгодичной давности вообще никакого отношения не имеет. Во-вторых, начальник этого комитета, Александр Баландин, на допросе у судьи Новоселова подтвердил все наши выкладки: за прошедшее время министерство даже не озаботилось подготовить юридическую базу для отстаивания своей позиции. Он подтвердил, например, что по сей день на здание отсутствует обременение, что уведомление нам до сих пор не готово и не выслано – но не смог объяснить, почему. Представители министерства культуры вообще говорят о некоем абстрактном объекте с площадью 5,7 тыс. квадратных метров – а это, между прочим, площадь земельного участка, на котором расположено несколько строений с адресом «Улица Труда, 97». И какое из них – наш разрушенный дом, в документах ведомства не указывается, а следствие почему-то не принимает это во внимание».

Адвокат объясняет свою логику следующим образом: само по себе уголовное преследование Владимира Дятлова для его противников не слишком важно. 

Более того, оно, по сути, невозможно: срок привлечения к уголовной ответственности за снос объекта уже истек и в любой момент Дятлов может написать заявление о прекращении уголовного дела, которое не может не быть удовлетворено. Другое дело, что сам директор УралНИИАШа намерен добиваться исключительно оправдательного приговора, и, судя по версии его защиты, это вполне реально.

«Но оправдательный приговор в уголовном процессе сразу катастрофически ослабит позиции оппонентов моего доверителя в процессе арбитражном», - продолжает Петрикин. 

Справедливости ради заметим: Александр Баландин, на противоречивые показания которого ссылаются Петрикин и Дятлов, ранее в беседе с корреспондентом Znak.com уже признавал, что и министерство культуры, и вновь образованный госкомитет испытывают жесточайший кадровый голод, помноженный на отсутствие правоприменительной практики по статье 243 УК РФ. Фактически с 2014 года в Челябинске только два случая разрушения старинных зданий вызвали общественный резонанс: это случай с купеческим домом на Труда, 97 и недавний, августовский инцидент на территории бывшего танкового училища, где собственник также разрушил стены старинной казармы. И, кстати, приводит в свою защиту те же аргументы, что и Владимир Дятлов: отсутствие каких-бы то ни было уведомлений о культурной ценности со стороны министерства культуры.

Добавим, Владимир Дятлов, выдвигая версию о стоящих за минкультом охотниках до земли НИИАШа, затрудняется назвать даже приблизительную ее стоимость: оценка земельного участка его предприятием не проводилась, а в собственность здание и земля достались не в результате купли-продажи, а в результате приватизации Уральского научно-исследовательского института абразивов и шлифования, которая прошла в середине 90-х. Цена вопроса, таким образом, неизвестна. Узнать же имя таинственного противника можно, похоже, единственным образом: уступить в арбитражном суде требованиям истца-министерства и понаблюдать, кто окажется победителем последующих торгов на изрядный кусок в центре города.

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Россия
Кадыров причислил семью чеченского судьи в отставке к террористам
Россия
В ЗАГСах Ростовской области разрешили смеяться
Россия
У жителей Севастополя из кранов пошла святая вода, сообщил губернатор Развожаев
Россия
В Забайкалье пропавшую семилетнюю девочку нашли мертвой. Ее загрызли собаки
Санкт-Петербург
Шнуров вновь посвятил стих Беглову: «Выдающийся оратор петербургский губернатор»
Россия
В Красноярске арестовали двух школьников, которые «минировали» учебные заведения
Россия
Ущерб от погромов в Казахстане оценили в $313 млн
Россия
СК проверит смерть восьми рожениц в больнице Северной Осетии
Санкт-Петербург
В Санкт-Петербурге 20 заведений общепита закрыли после рейда по QR-кодам
Россия
В России за сутки выявлено максимальное число заражений ковидом за всю пандемию — 57 тыс.
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.