Доллар
Евро

«Это то место, которым можно управлять и его развивать»

Генеральный директор ПО «Маяк»: о себе, комбинате и будущем «закрытого» Озерска

Михаил Похлебаев с конца 2014 года возглавляет одно из самых стратегически важных производств на территории Челябинской области – известный (в том числе и печально) химкомбинат «Маяк». В историю вошла фраза Похлебаева, сказанная перед этим назначением: «Я добровольно туда не пойду». Что изменилось за неполные два года в работе «Маяка», в жизни города-спутника Озерска, в отношениях между центрами власти в «запретке» и, наконец, в восприятии самим Похлебаевым нового места работы? На эти вопросы он ответил в разговоре с корреспондентом Znak.com. Публикация интервью невольно оказалась приурочена сразу к двум датам, стоящим подле друг друга в календаре: это День работников атомной промышленности, который отмечался буквально вчера, и День памяти жертв радиационных катастроф, о которых вспоминают сегодня. 

В «Росатоме» называют бунтарем

- Все-таки, какой смысл вы вкладывали в те слова, перед назначением? 

- Слова, которые, как вы сказали, вошли в историю, были сказаны в очень конкретной ситуации. Я работал в родном городе, на заводе, которому многое было отдано. При этом точка невозврата – некий рубеж, за которым я представлял более устойчивое положение предприятия, - еще не была пройдена, это я хорошо вижу и понимаю сейчас. По-хорошему, еще надо было года два, и я просто не хотел оставлять то, что еще не было закончено. Как и сейчас, кстати, здесь, на «Маяке». Я даже не могу представить ситуации, когда бы я сам захотел куда-то уехать. Потому что здесь дело, которому ты служишь. Здесь столько еще всего надо сделать. Тем более, знаете, как и в любом деле: чем больше ты его познаешь, тем больше начинает казаться, что ты еще в самом начале пути… 

С другой стороны, не надо думать, что мы тут сами сидим и решаем: туда поеду работать, а туда не поеду. Мы не в той системе. Да, на ПСЗ (ФГУП «Приборостроительный завод», ЗАТО Трехгорный – прим. ред.) многое не было сделано. Но и здесь, видимо, уже требовался руководитель, который бы помог комбинату, городу. Этим сейчас занимаемся.

Заводоуправление ПО «Маяк»Заводоуправление ПО «Маяк»

Вообще, по-хорошему, я этот перевод и переезд воспринял как вызов. И это как раз нормально для руководителя – принимать такие вызовы и отвечать на них. Я помню, супруга мне помогала собираться перед разговором с Сергеем Владиленовичем <Кириенко>. И вдруг спрашивает: «А если не возьмут?» Ну как не возьмут?! Нет, надо, чтобы взяли. С таким настроением в кабинет и заходил. 

- Михаил Иванович, говорят, что за неполные ваши два года на комбинате начал складывается культ личности Похлебаева. С другой стороны, вы не производите впечатление «бронзового» и даже авторитарного руководителя. Вы даже аккаунты завели себе в социальных сетях и методично отвечаете там на вопросы работников «Маяка», жителей города. Так какой на самом деле Похлебаев-руководитель? Ну или, по крайней мере, каким бы вы хотели быть руководителем?

- Культ личности, безграничная власть – все это глупости. Мне тут пытаются садиться на уши, говорят что-то, но ближе к телу ведь не становятся. Я черпаю информацию, но не более. В славе безграничной я тоже не купаюсь. Коллег всегда приглашаю к диалогу, пытаюсь расшевелить. Вот вчера было совещание по производственной системе «Росатома». Доклады такие все… Обычные, заурядные советские доклады, как на партсобраниях. Доложили, и все хорошо. А ничего подобного, говорю, ничего не хорошо. Давайте, говорю, подискутируем. Поспорьте со мной, ведь я могу заблуждаться. В конце концов, я команду создал, и мне необходимо советоваться! 

Но есть такие явления, как клановость, размещение заказов где-то за заборчиком… Здесь это было годами, десятилетиями. С такими вещами можно бороться исключительно авторитарным способом. На таком предприятии, как наше, без авторитарного стиля никак.

И потом, что считать авторитарным стилем? Способность принимать решение? Брать на себя ответственность? Вести за собой людей и становиться лидером? Подставлять свое тело в борьбе с внешним миром? Если да, то я авторитарный руководитель, хотя по натуре спокойный, где-то даже мягкий. Но если меня начинают незаслуженно цеплять или цеплять мое предприятие, я становлюсь другим. И это, кстати, во мне появилось после того, как я стал директором, когда почувствовал за собой завод (был назначен директором ПСЗ в 2009 году – прим. ред.). Меня иногда в «Росатоме» бунтарем называют… 

- Кириенко называет?

- Нет, Сергей Владиленович как раз не называет. Называют другие. И пусть. Я-то знаю, что не был бы бунтарем - завод в Трехгорном сейчас сидел бы уже без госзаказа.

- А если лет через 10-15 скажут о «народном директоре» Похлебаеве - вас это устроит? 

- Конечно. 

С главой «Росатома» Сергеем Кириенко (в центре)С главой «Росатома» Сергеем Кириенко (в центре)

- Вами введена практика корпоративных проектных сессий – своего рода мозговых штурмов, когда руководители подразделений вместе с вами в неформальной обстановке ищут ответы на какие-то важные вопросы. Ваши подчиненные это приняли, втянулись?

- Наверное, скажу, что нет. Посидели, поговорили, а дальше… Дальше слабо идет. Да и там-то их трудно раскачать на разговор. С одной стороны, понятно, что все мы на разных должностных позициях. И здесь вопрос не об иерархии, не о том, что кому-то, возможно, трудно допустить саму мысль поспорить с начальником. Вопрос в том, что твоя должность, как ни крути, часто говорит о твоих способностях в принципе дорасти до такого разговора. Мелкотравчатость, она часто видна. Но есть еще и другое – это когда от каждого в последующем требуются конкретные действия. А их нет или они недостаточны. Получается шаг назад или стояние на месте. И с этим мы боремся, тут как раз и приходится вернуться к теме авторитаризма в управлении...

Видим впереди гигантский рынок

- Какое впечатление у вас возникло от «Маяка», когда вы его приняли?

- Я приезжал в ноябре (2014 года – прим. ред.), посмотрел. Потом на вертолете облетел, хотя и с вертолета, конечно, всего не увидишь… Серьезно все – этим все сказано. Но это то место, которым можно управлять, поддерживать его в том состоянии, которое нужно для природы, для человека. Ну и, конечно, развивать, экономику строить. Сергей Владиленович не зря сказал в своем интервью, что у «Маяка» большое будущее. У него новые интересные продукты, позади тяжелые стройки. 

- Что за стройки? 

- Скажем так, объекты, которые строились много лет. Там экономика была плохая, с подрядчиками было плохо. Тяжелое, в общем, наследство… Но в этом году мы все это подровняем, подтянем к тому состоянию, когда это уже перестанет быть проблемным.

Председатель наблюдательного совета ГК «Росатом» Борис Грызлов (в центре) на «Маяке»Председатель наблюдательного совета ГК «Росатом» Борис Грызлов (в центре) на «Маяке»

- «Маяк» исторически называют химкомбинатом, но что такое «Маяк» сегодня на самом деле? Какое соотношение сейчас занимают оборонные программы и «мирный атом»? Каковы ближайшие перспективы предприятия?

- С химией у нас действительно много связано. Но мы все-таки говорим, что мы сильны в физике – главным образом, в физике ядерных материалов. И в рамках этих компетенций мы останемся, развивая и оборонку, и гражданку. Оборонная часть – это наша традиционная или, я бы сказал, стабильная ниша, где развитие тоже происходит, но со своей логикой, со своими темпами. Потребность государства в этой части давно определена, и все мы, конечно, надеемся, что ничего в этом плане меняться не будет. Хотя, если вы меня спросите об этом, отвечу: «Маяк» безусловно ответит на любые вызовы, даст необходимое стране как по качеству, так и по количеству. Для этого, собственно, нас государство и создавало.

В соотношении же, о котором вы спрашиваете, превалирует переработка облученного ядерного топлива и производство изотопов. Это наш резерв на пути к улучшению экономики предприятия. Через год мы станем единственным в мире предприятием, которое сможет принять на переработку все виды топлива, все топливные композиции. Нам осталось освоить только одну из них, и это мы сделаем где-то через год.

Плюсом к этому - различные новые интеллектуальные продукты. Это новые приборы, новые устройства, которые нужны, востребованы на рынке. И здесь я хотел бы упомянуть станкостроение. Конечно, вряд ли мы станем какими-то лидерами в этой части – скорее, для нас это будет некая подработка. Но это очень хорошее направление, не только с точки зрения необходимости зарабатывать деньги. Сюда мы привлекаем те интеллектуальные ресурсы, которые не заняты и не могут быть заняты в радиохимическом производстве. В Озерске, вокруг Озерска много молодых и уже не очень молодых людей, которые компетентны в тех же компьютерных технологиях. Они могут быть востребованными в приборостроении, станкостроении. И в этом производстве мы их займем. Надо найти свою изюминку, которая будет приносить нам и доход, и моральное, если так можно выразиться, удовлетворение - от того, что мы тут что-то делаем такое, что делают далеко не все. И мы такую изюминку в станкостроении обязательно найдем.  

Радиоизотопное производствоРадиоизотопное производство

Но самое главное и основное – это изотопы. Тут мы будем наращивать и номенклатуру, и объемы. Мы по-прежнему одни из мировых лидеров этого рынка, около 20% – за нами, и у нас есть еще резервы. Новые, как сейчас принято говорить, дизайны, новые предложения для рынка. Изотоп сам по себе – это всего лишь изотоп. А вот включение его в разные продукты – это уже вопрос адекватного позиционирования на рынке. 

- Санкции на вас сказались?

- Практически нет. По крайней мере, в этой сфере.

- При предыдущем губернаторе шла речь о создании на Среднем и Южном Урале кластера ядерной медицины, и как раз вам как производителям изотопов в нем вроде бы была уготована своя заметная роль. Сейчас разговоры об этом как-то поутихли… 

- При этом мы ждем возможности встроиться в медицинский кластер «Росатома», разговоры о нем тоже идут, так скажем, по синусоиде. Потенциально мы предоставим все, что нужно. И межобластному кластеру, если таковой все-таки появится, тоже. Я вам даже больше скажу – «Маяк» вышел на получение уникальной сырьевой составляющей для такого препарата, который станет прорывом в борьбе с раковыми заболеваниями. Сейчас мы доводим эту работу, чтобы была возможность вывести этот препарат на рынок, а рынок этот будет гигантский и по всему свету.

- В свое время, благодаря мораторию на ввоз ОЯТ в пределы страны, «Маяк» был вытолкнут с рынка переработки. К настоящему времени удалось вернуть утраченные позиции?

- «Росатом» выводит на мировой рынок услугу комплексной работы с атомной энергетикой. Такой, знаете, полный цикл. Вам станцию спроектируют, построят, запустят, будут обслуживать, в том числе решая вопрос обращения с ОЯТ. И «Маяк» со своими компетенциями и опытом, конечно, в этой работе будет участвовать. При заключении контрактов – страны пока называть не буду, но контракты есть – мы будем участвовать в переработке ОЯТ, а продукты переработки возвращать в топливные композиции. Второй способ обойтись с ОЯТ сегодня – отправить его на долговременное хранение. На сегодня именно по последнему пути идут многие страны. Но это не наш путь, не путь «Маяка», и нам как раз важно подтверждать свои компетенции, причем показывать такую экономику, которая будет опережать экономику долговременного хранения. Нас отличает многопрофильный, диверсифицированный характер экономики. У нас много разных бизнесов, направлений работы, где мы учимся зарабатывать. И за счет этого мы будем теснить конкурентов.

Приемка отработанного ядерного топлива на переработкуПриемка отработанного ядерного топлива на переработку

- «Маяк» остается государственным? 

- Да, никаких поползновений на наш государственный статус мы не наблюдаем и не ожидаем. Сейчас к нам в качестве филиала присоединяется другое ФГУП – «Базальт» в Саратовской области. Их специализация - изделия из бериллия, их продукция сочетается с нашей. Недавно мы командой топов это предприятие обследовали, знакомились со спецификой, с проблемами. Я думаю, что уже в 2018 году они в составе «Маяка» заработают. Предприятие небольшое, чуть больше 300-х человек численность. Красивое, ухоженное предприятие.

- Для озерчан всегда имел особое значение вопрос строительства Южно-Уральской атомной электростанции. У вас есть свежая информация о перспективах этого проекта?

- Обсуждается идея вернуться на старую площадку с парой-тройкой реакторов. Это позволило бы образовать научно-производственный энергетический кластер, в котором «Маяк» мог бы сыграть ключевую роль. Смотрите: блок работает, вырабатывает энергию, а мы поставляем для него топливные сборки, затем перерабатываем отработавшее топливо. И все это здесь, на одной территории, с приличными объемами. Если будет принято соответствующее решение, мы всячески поддержим. Более того, если наше строительно-ремонтное управление не будет занято, мы поучаствуем в строительстве, будем делать конструкции. Может, поучаствуем в проектировании. 

- В нулевые годы «Маяк» привел в порядок Теченский каскад водоемов, помог области с переселением села Муслюмово. В прошлом году было спрятано под бетонный саркофаг озеро Карачай. Есть ли на очереди или в планах сопоставимые природоохранные проекты?

- Есть федеральная целевая программа «Ядерная и радиационная безопасность», и «Маяк» в нее встроен. На практике же остается гигантский комплекс мероприятий, который направлен на мониторинг среды и подержание экологического баланса в той местности, где мы в свое время появились и где в разные годы и в разных ситуациях, выполняя те или иные государственные задачи, определенным образом «наследили». Никто от этого наследия не отказывается, все это остается под нашим пристальным контролем.  

Михаил Похлебаев показывает губернатору Челябинской области Борису Дубровскому возможности «Маяка» в станкостроенииМихаил Похлебаев показывает губернатору Челябинской области Борису Дубровскому возможности «Маяка» в станкостроении

Больше оптимизма

- Год назад очередные муниципальные выборы ознаменовали возвращение ПО «Маяк» к управлению Озерским городским округом. Под силу ли это «Маяку», ведь 90-тысячный Озерск – это уже далеко не поселок-спутник режимного предприятия? Вообще, на ваш взгляд, модель взаимоотношения города с «Маяком» как с градообразующим предприятием по-прежнему актуальна? Может, город пора открыть и отпустить его в свободное плавание?

- Ну вот смотрите. В городе проживает 37 тыс. пенсионеров, большинство из которых – наши. Работающих сейчас 12 тыс. человек, у которых семьи. Если всех посчитать, получится порядка 70 тыс. человек – из 90 тысяч живущих в городе. Согласитесь, уже поэтому «Маяку» никак не остаться в стороне. Мы – градообразующее предприятие, и глядя на эти цифры, трудно утверждать обратное. Добавлю еще. Прогнозируемая выручка «Маяка» в этом году – порядка 20 млрд. рублей. Из них 8 миллиардов, плюс-минус, – это фонд оплаты труда. То есть зарплаты, потребительский рынок. Получается, что в экономике Озерска, экономике всей нашей округи от нас многое зависит. И закрытый периметр города этому никак не мешает.

Наверное, чтобы мы работали хорошо, мы и жить должны хорошо. В этом смысл нашего возвращения в городскую власть. Не в том, чтобы кому-то найти место, пристроить. У меня людей тоже не хватает, как и везде. И надо было еще найти грамотных и толковых, чтобы те согласились пойти работать на зарплату, вдвое меньше прежней… Нашли, привели их к городскому руководству. Работают, начинают браться за такие проблемы, которые прежде казались неподъемными. 

На личной пасеке в БашкирииНа личной пасеке в Башкирии

- Администрация города – это цех за пределами промплощадки? Откомандированное подразделение? 

- Нет, конечно. Но живем-то мы в одном городе, только ходим на работу в разные места, зарплату в разных кассах получаем. Между городом и комбинатом, наконец, снова сложились гармоничные, деловые отношения, которые уже показывают результаты. Кому-то это не нравится? Возможно, тем, кому мы дорогу перешли, причем в буквальном смысле, когда взялись, например, делать снова сами дороги в городе - без прибыли, но делать. И если подсчитать, то в одном только этом сезоне уже миллионов на 30 эффект. Представляете, сколько мерседесов было бы куплено, сколько поездок за границу было бы оплачено? Но не судьба…

- Какие проблемы Озерска вы видите на настоящий момент? Какие пути решения предполагаете? Чего, на ваш взгляд, не хватает городу? 

- Недостает социального оптимизма. Это очень важная вещь, от нее многое зависит в городе, начиная от численности населения. Пока население в Озерске убывает. А должно прирастать, причем качественно. Сюда должны приезжать молодые люди, студенты. Приезжать и оставаться.

С главой Озерского городского округа Олегом Костиковым (слева) и главой администрации Озерска Евгением Щербаковым (справа) на открытии хоккейного кортаС главой Озерского городского округа Олегом Костиковым (слева) и главой администрации Озерска Евгением Щербаковым (справа) на открытии хоккейного корта

- Так может, замахнуться на свой университет, как в Дубне? Звучали такие предложения.

- У нас уже есть свой вуз, его надо донастроить, чтобы он был привлекательным не только для изучающих технические специальности, но и для тех, кто больше по гуманитарной линии. Этим как раз сейчас занимаются. Но главное, нужны красивые рабочие места – красивые и по форме, и по содержанию. Чтобы был красивый, уютный, безопасный город. Конечно, нужен и быстрый доступ в большие города, куда можно было бы съездить потусоваться, а после - назад, к себе. Вот эти задачи мы всей командой, сложившейся в городе, и будем решать. И решим, это обязательно. Я нам всем временной лаг отмерил от 3 до 5 лет. Это было мое авторитарное решение.

Читайте также
Новости России
Алла Саблина
Россия
Героиня расследования о русских хакерах ответила на вопросы о своей роли в этой истории
Россия
Компании Faberlic и Oriflame заявили о возможном росте цен из-за маркировки товаров
Россия
Следствие просит продлить арест мужчине, который испортил картину «Иван Грозный»
Россия
В Москве задержали правозащитника, поддерживающего участницу «Нового величия»
Россия
Центризбирком получил документы о проведении референдума по вопросу пенсионной реформы
Россия
Адвокат, которая достала видео с избиением заключенного в ИК Ярославля, покинула Россию
Данила Поперечный
Россия
Журналист НТВ написал на блогера Данилу Поперечного заявление в СКР
Россия
СКР: по делу о пытках в ярославской колонии задержаны 6 человек
Штурм телецентра в Вильнюсе, 1991 год
Россия
СК возбудил уголовное дело против прокуроров и судей Литвы
Россия
Семья экс-главы РАО вернется в сферу управления авторскими правами
Россия
ФСБ задержала участников группировки, которые завозили в Россию оружие из ЕС
Россия
По делу о гибели детей под Астраханью задержан лодочник — он был под действием наркотиков
Россия
Закон «день за полтора» коснется тысяч осужденных
Россия
Кремль запустил программу по отслеживанию жалоб россиян в соцсетях
Россия
Мужчина открыл огонь по прохожим в Торонто, ранены девять человек
Россия
«Коммерсантъ» узнал о том, что сотрудник ЦНИИмаш передавал технологии странам НАТО
Россия
17 сотрудников ярославской колонии, где пытали заключенного, отстранили от работы
Россия
В Роскосмосе подтвердили арест сотрудника ЦНИИмаш по делу о госизмене
Россия
СМИ рассказали о встречах Бутиной с чиновниками из ФРС и минфина США
Россия
Сечин дал прогноз по ценам на нефть к концу года
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.

Читайте, где удобно