Доллар
Евро

«Снег, кладбище экскаваторов и грибники»

Репортаж Znak.com из Бакала, жители которого в знак протеста вышли на улицы

Митинг, проведенный сотрудниками ООО «Бакальское рудоуправление», привлек к маленькому городу в Саткинском районе внимание всей Челябинской области. Коллектив находящегося в критическом положении БРУ заявил о труднейшем финансовом положении, невыплате зарплаты и приближающемся крахе всего Бакальского городского поселения. Однако, как выясняется, не все жители Саткинского района солидарны с горняками в их просьбах о помощи. Как в действительности обстоят дела в городе и на рудоуправлении выясняли корреспонденты Znak.com.

Бакал встречает метелью и минусовой температурой. На главной площади города – три оплота местной жизни. Здания администрации, городского Дворца культуры и собственно ООО «Бакальское рудоуправление». 

Однако руководство БРУ с корреспондентами Znak.com встречаться не желает: не получено «добро» от собственников предприятия, озерского НПРО «Урал». Ситуацию исправляет председатель профкома Анна Белова: она согласна рассказать о проблемах, стоящих перед городом и градообразующим предприятием. Для начала дает понять: по ее мнению, к проблеме Бакала привлек внимание исключительно прошедший здесь 1 октября митинг «Факел надежды», организованный как раз профсоюзной ячейкой предприятия.

«Мы – одно из старейших предприятий Южного Урала, - рассказывает Анна Хайдаровна. – Бакальское рудоуправление работает с 1757 года, с того же времени ведет отсчет своей жизни и Бакал. В следующем году будем праздновать 270-летие, вместе - город и БРУ. Уже это говорит о том, насколько зависит, или, по крайней мере, зависела жизнь города от жизни предприятия. Недаром в советские времена директор градообразующего предприятия был одновременно «директором» города».

1 октября, напомним, сотрудники БРУ заявили о себе масштабным митингом, в числе их лозунгов были призывы к властям обратить, наконец, внимание на печальную судьбу моногородов в России (в поселениях, зависящих от состояния единственного предприятия, живет на сегодня порядка 13 млн человек по всей стране), и помочь Бакальскому рудоуправлению выйти из кризиса, начавшегося еще в 2011-2012 годах.

«Еще 2009 год для предприятия был достаточно стабильным, - рассказывает Анна Белова. – Мы были партнерами с Магнитогорским металлургическим комбинатом, работа давала прибыль. В городе же и на то время возникли социальные проблемы. Главная – разрушение Бакальского моста, соединявшего нижнюю и верхнюю части поселения напрямую. В одной половине – наша единственная поликлиника, во второй – большая часть пенсионеров. Городские власти и профком БРУ уже тогда не раз поднимали этот вопрос на уровне района и области: людям сложно добираться из одной части небольшого поселения в другую в объезд, а по мосту сначала запретили движение транспорта, потом пешеходов. На сегодня он просто не существует. Бакальское рудоуправление и городские власти заявлялись во многие федеральные программы поддержки. Может быть, мы тогда действовали недостаточно ловко, но в программу помощи, в перечень проблемных городов, Бакал, в отличие от райцентра Сатки с ее комбинатом «Магнезит», не попал».

Анна Белова: кризис на предприятии начался в 2011-2012 годахАнна Белова: кризис на предприятии начался в 2011-2012 годах

Затем, напоминает Белова, начался кризис. Для добывающей промышленности он в первую очередь выразился в падении цен на изготавливаемое рудоуправлением железорудное сырье (ЖРС). Обороты предприятия начали сокращаться, появились долги, на сегодня достигшие миллиардных сумм. Совсем трудно стало жить в 2011-2012 годах, после окончания сотрудничества с ОАО «ММК». Руководство рудоуправления, согласовав решение с собственниками, оптимизировало, то есть сократило горный и автомобильный цеха, перейдя на работу с подрядными организациями. Это не помогло.

Заметим, все жители Саткинского района, от главы Александра Глазкова и до охранника на Шульдинском карьере БРУ, уверены: владельцем Бакальского рудоуправления в последние 15 лет является ООО «Холдинговая группа «Научно-производственное региональное объединение «Урал» во главе с Владиславом Шацилло. Однако, по данным СПАРК, реально БРУ принадлежит международной коммерческой компании «Атоп Интернейшнл Груп Лимитед» с «пропиской» на Виргинских островах. Впрочем, конечным бенефициаром обоих предприятий действительно является Владислав Шацилло. Что касается БРУ, то за последние 20 лет предприятие пережило больше 20 директоров и пять случаев введения внешнего управления. Действующий сегодня директор, Дмитрий Рыбакин, был назначен на эту должность собственником лишь в прошлом году, до того трудился на БРУ главным инженером.


«При продолжающемся падении цен на ЖРС мы уже не успевали платить всем кредиторам, государству, муниципалитету, сотрудникам и подрядчикам, - рассказывает Анна Белова. - Началось отставание дивидендов от получаемых прибылей. Оборотных средств стало меньше, вкладывать их в развитие производства, выдавать зарплату, платить поставщикам ресурсов становилось все сложнее – и все начало трещать по швам. У нас стали падать объемы, с каждым кругом денег становилось все меньше и меньше. Новое руководство попыталось оптимизировать расходы, в том числе и численность сотрудников. На сегодня оптимизировано уже все, что можно. Но это не принесло какого-то положительного эффекта».

Действительно, в здании Бакальского управления во время приезда корреспондентов Znak.com даже не было включено отопление – из-за долгов перед поставщиком, которые, как поясняют в профкоме, руководство не хочет увеличивать.

В начале 2016 года руководство БРУ, как утверждает Анна Белова, разработало план финансового оздоровления предприятия. В мае 2016 года он был представлен на суд областных властей на заседании трехсторонней комиссии (орган, объединяющий профсоюзы, собственников предприятий и правительство региона – прим. ред.). В правительстве горняков заверили: ими занялись всерьез.

«Лето прошло в постоянной переписке с областными властями, с собственниками, а движения никакого нет, - резюмирует председатель профкома. – Летом профсоюзный комитет написал письма полпреду и во все парламентские политические партии, готовящиеся к выборам, – «Единую Россию», «Справедливую Россию», КПРФ, ЛДПР. Все они ответили одинаково: ситуация ваша известна, с вами работают правительство Челябинской области, Фонд развития промышленности и прочие инстанции. Но когда мы разобрались, увидели, что при наличии всех программ, существующих в государстве, ни одна не работает в проекции на проблемы конкретного предприятия. То не доделано, тут не соответствует, там нет возможности… В итоге мы решили провести молодежную акцию 1 октября, приурочив ее к 7 числу – Всемирному дню профсоюзов. Уведомили администрации города и района, собственников. Но свои масштабы акция переросла. Люди понимают, что без работы сегодня не получат зарплаты завтра, а им ведь надо содержать семьи. Это больше половины населения Бакала».

Заметим, в самом Бакале живет без малого 20 тыс. человек, а на БРУ трудятся, по данным профкома, всего 1226 сотрудников. Даже если учесть, что каждый из них – семейный человек, число бакальцев, напрямую зависящих от благополучия рудоуправления, вряд ли превышает шесть тысяч. Да, есть еще порядка 6-7 тыс. пенсионеров, ветеранов рудоуправления, но формально они на сегодня к предприятию не имеют отношения. Белова уточняет: согласно существующим стандартам, этого слишком мало, чтобы БРУ официально считалось градообразующим предприятием и подпадало, таким образом, под один из федеральных проектов поддержки. Заметим, и знаменитый саткинский «Магнезит» по документам на сегодня также не является для райцентра градообразующим предприятием. Что касается программы поддержки моногородов, то в Бакале ее на себе не чувствуют.

Член профкома предприятия Анатолий Казанцев, проработавший в железнодорожном цехе Бакальского рудоуправления с 1971 года, свидетельствует: еще четверть века назад только его подразделение насчитывало 1700 рабочих. На сегодня – 170 человек.

«Мы по-прежнему надеемся на свою программу, - рассказывает Анна Белова. – Раньше нам казалось, что для собственника особенно привлекателен тот факт, что наша программа была рассчитана на оздоровление двух предприятий, не только БРУ, но и Высокогорского рудного управления в Свердловской области. На сегодня мы уже определили, какую долю должен внести владелец в оздоровление предприятия, на какую мы можем рассчитывать, взяв кредит. Идут постоянные консультации с министром экономического развития области Сергеем Смольниковым, вице-губернатором Русланом Гаттаровым. Программа наша «причесана», чтобы сделаться привлекательной для банка, который согласится ее прокредитовать. Ведь правительство явно не собирается вкладывать в спасение БРУ бюджетные средства, а по состоянию на май на нас висит долгов порядка на 5 млрд рублей. Даже перед муниципалитетом задолженность за аренду недр – 32 млн. Есть еще долги перед поставщиками газа и электричества. Чтобы запуститься на полную мощность, нам надо сначала погасить их. Но одно из условий попадания в одну из госпрограмм поддержки – как раз отсутствие долгов. И еще одна странность: мы добываем бурый железняк и сидеритовую железную руду, но поставляем их почему-то в Оренбургскую и Свердловскую области. Металлургические гиганты Южного Урала не выказывают интереса к нашей продукции».

Уточним: по словам Беловой, сотрудникам БРУ неизвестно, каким образом собственник должен изыскать средства для инвестиций. Ходят лишь смутные слухи о том, что руководство компании планирует избавиться от одного из непрофильных активов на юге России. По данным СПАРК, таковым может быть ООО «Комплекс», занимающееся сдачей в аренду жилья в Белогорском районе Крыма.

Сегодня на предприятии разрабатывается бюджет на 2017 год. Работа идет, по словам членов профкома, «с пробуксовкой»: сложно говорить о том, на что нет денег. Главные вопросы – сохранение деятельности единственной шахты и – в идеале – восстановление добычи открытым способом, из карьеров. Однако на это требуются серьезные финансовые вливания, а, как сетует Белова, в добывающей промышленности инвесторы сегодня работать на перспективу не согласны. Рассказы о программах поддержки моногородов и создании территорий опережающего социально-экономического развития (ТОСЭР) для бакальцев остаются сказками.

А конкретно на сегодня добыча на предприятии не ведется: коллектив на две трети находится в простое, покупателям отгружается ранее добытое сырье, всерьез занимаются только ремонтными и охранными работами. Корреспонденты Znak.com проехали на один из заброшенных на сегодня рудников для добычи открытым способом – Шульдинский карьер. Как объяснила Анна Белова, для съемки на этом объекте пропусков не требуется. 

Происходящее на огромной пустующей производственной площадке вкратце охарактеризовал встретившийся нам Армен, работник одной из подрядных организаций БРУ: «Снег, кладбище экскаваторов и грибники». Действительно, гигантская яма, присыпанная первым снегом, производит удручающее впечатление. За 20 минут пешего хода от поста охраны до обреза карьера корреспонденты встретили только несколько человек -  грибников, собирающих дары леса под первым снегом. Составленные рядом экскаваторы, как выяснилось, служат «донорами» для еще работающих коллег: с них по мере необходимости снимают исправные детали.

А вот охранная деятельность в Бакальском рудоуправлении и впрямь поставлена на славу: когда корреспонденты Znak.com вернулись к ожидающему автомобилю, их встретил сотрудник подрядного ЧОО «Ак-Барс» «верхом» на УАЗе-«буханке», объявивший журналисту и фотографу, что они задержаны «за несанкционированную съемку охраняемого объекта». Попытки объяснить, почему именно велась съемка, и ссылки на профком успехом не увенчались. Молодой человек всерьез заявлял, что не даст автомобилю съемочной группы уехать. Препирательства закончились появлением директора по корпоративной защите Айдара Газимуллина. Он объяснил, что вход за шлагбаумы БРУ в принципе возможен только с согласования озерского НПРО «Урал». На вопрос же, каким образом вокруг карьера оказываются многочисленные грибники, директор по корпоративной защите заявил, что с ними, как местными жителями, все решается на местном уровне. 

В отличие от запущенного Шульдинского карьера сам Бакал выглядит более-менее прилично: дороги в хорошем состоянии, частный сектор «радует» взгляд множеством спутниковых антенн. Следы тяжкого финансового положения моногорода тем не менее видны: даже вблизи от центра городского поселения можно насчитать с полдюжины развалин бывших многоквартирных двухэтажных домов. И, как ни странно, за несколько часов кружения по улицам корреспонденты Znak.com встретили только несколько горожан. Из проезжающих же машин и вовсе видели только автомобили БРУ. Скопление народа удалось обнаружить только на местном мини-рынке. Работающих учреждений также немного: та же администрация БРУ работает, по словам Анны Беловой, только до 12 часов и в режиме четырехдневной рабочей недели. 

Горожане жалуются на находящуюся в загоне социальную сферу: роддом отсутствует, ДК культуры принимает посетителей только четыре-пять дней в неделю. Тем не менее в городе есть представители основных дискаунтеров на Южном Урале – «Пятерочки», «Магнита» и других сетей супермаркетов. 

В районном центре же и вовсе считают, что активисты профкома БРУ чрезмерно сгущают краски, говоря о грядущей смерти Бакала.

«На сегодня в «умирающем» Бакале безработица – на уровне 4%, только на 0,5% больше, чем в сравнительно благополучной Сатке, – сообщил Znak.com заместитель главы района по экономике Евгений Терентьев. – Очень многие бакальцы работают в Сатке, не только на предприятиях, но и в районной администрации. Наконец, бывшие сотрудники БРУ – профессионалы-горняки. Они умеют водить карьерные самосвалы, работать в шахтах, бурить скважины - словом, они востребованы. Так что солидная часть взрослого населения зарабатывает вахтовым методом на более благополучных горнодобывающих предприятиях. Нельзя сказать, что в Бакале все хорошо, но концы с концами город сводит. Во многих соседних муниципалитетах ситуация хуже».

 «Вышедшие на митинг 1 октября сотрудники БРУ – заложники ситуации, - рассказал Znak.сom сотрудник администрации Саткинского района, пожелавший не называть свое имя. – Они играют в чужую политическую игру. Всем специалистам давно понятно, что оздоровление финансово неблагополучного предприятия начинается с банкротства. Однако районные власти не имеют возможности обратиться в суд с иском о банкротстве, хотя по данным на 10 октября БРУ должно 32 млн рублей району за аренду земли и примерно столько же – по налогу на доходы физических лиц. Добавим сюда еще и примерно 21 млн рублей задолженности по заработной плате. Однако владельцам долгие годы удается балансировать на грани банкротства: они не переступают черты, за которой обращение в арбитраж со стороны местных властей стало бы правомерным. Как только ситуация становится критической, следует погашение какой-то части долгов - и всё возвращается на круги своя. И заметьте: за долгие годы с БРУ не было ни одного обращения в прокуратуру или трудовую инспекцию, хотя задержки зарплаты в последнее время там – явление постоянное. Я полагаю, так происходит потому, что самый, казалось бы, близкий к рядовым работникам орган – профсоюзный комитет – в реальности работает на владельцев предприятия, а не на сотрудников. Как только ситуация становится угрожающей, как только речь всерьез заходит о банкротстве, та же Анна Хайдаровна Белова поднимает рабочих, пугает их рассказами о безработице, уничтожении предприятия, создает угрозу социального взрыва. Так было и в этот раз: о митинге 1 октября, с помпой проведенном в Бакале, районные и областные власти реально узнали только 4 числа, когда информация вышла в СМИ через пресс-службу Горно-металлургического профсоюза. Людьми просто манипулируют».

О «балансировании на грани» говорит такой факт: по данным комитета по экономике Саткинского района на 10 октября, задолженность по зарплате на БРУ действительно составляла 21 млн рублей. Однако уже 14 октября, во время очередного антикризисного совещания у вице-губернатора Руслана Гаттарова региональное минэкономразвития привело уже другие цифры – 19 млн рублей. Добавим, по данным источника Znak.com в Озерске, собственник НПРО «Урал» и хозяин БРУ Владислав Шацилло в родном городе известен как бизнесмен, заваливший много до него вполне успешных или хотя бы жизнеспособных проектов. 

Смысл «балансирования» чиновники районной администрации объяснить не могут. Единственный вариант – опасение собственника быть привлеченным к субсидиарной ответственности, когда в ходе банкротства предприятия по его долгам должны будут рассчитываться не только непосредственные руководители, но и владельцы. Однако чиновники районного и областного уровней сомневаются, что в ближайшее время найдется инвестор, готовый вложить в спасение Бакальского рудоуправления уже не пять, как ранее сообщала Анна Белова, а 7 млрд рублей. Именно такая сумма на сегодня стоит в программе финансового оздоровления БРУ. Сама программа, кстати, у властей также вызывает скепсис.

Евгений Терентьев: все их планы сводятся к одной просьбе - дайте денегЕвгений Терентьев: все их планы сводятся к одной просьбе - дайте денег

«С этим проектом никто толком не знаком, - утверждает Евгений Терентьев. – Дело в том, что для серьезной работы по поддержке предприятия нужен хотя бы внятный бизнес-план. Но его нет! О необходимости детально проработанной документации руководству БРУ в разное время говорили и «экономический» министр области Смольников, и вице-спикер Заксобрания Юрий Карликанов, и вице-губернатор Евгений Редин. Однако, если вкратце, все их планы сводятся к просьбе: дайте денег или помогите их достать. При этом никто не может объяснить, каким образом предприятие заработало такие долги. Я полагаю, эта информация станет доступна только после реального начала процедуры банкротства».

Кроме того, у чиновников вызывает раздражение «идеологическая путаница» в призывах сотрудников БРУ «спасти моногород» и постоянное упоминание руководителями предприятия обещанного в 2015 году создания ТОСЭР, территории опережающего развития.

«Территория опережающего развития создается не для спасения БРУ, в конце концов, это предприятие – далеко не весь Бакал, - напоминает Евгений Терентьев. – Подвижки в этом направлении есть. В будущий индустриальный парк на базе Рудничного поселка уже намерены войти пять резидентов, в том числе итальянская компания. Есть предназначенные для создания ТОСЭР земли возле бакальского поселка Иркускан. Кстати, на них претендует тот же Владислав Шацилло, намеренный реализовать там проект цементного производства. Так что у города перспектив достаточно. Что же касается рудоуправления, то без серьезного бизнес-плана и мощных вливаний трудно сказать, на что они надеются. Разве что на то, что на Качканарском руднике вдруг закончится металл и продукция БРУ сразу станет востребована по всему Южному Уралу».

На следующий день после беседы корреспондентов Znak.com с Анной Беловой, Евгением Терентьевым и другими жителями Бакала и Сатки в правительстве, у вице-губернатора Руслана Гаттарова, прошло очередное совещание по вопросу спасения БРУ. Мероприятие проходило в закрытом для прессы формате, и его подробности стали известны лишь из официальной информации министерства экономического развития. Так, в ведомстве сообщают, что БРУ презентовало новый инвестиционный проект, причем к его обсуждению уже подключились первые лица Челябинского металлургического комбината, входящего в группу «Мечел». Бакальцы же обещают уже на первом этапе проекта увеличить объемы добычи сидеритовой руды с 57 до 123 тыс. тонн в год, взамен же просят только обеспечить им гарантированный рынок сбыта. Очевидно, «Мечел» и представлял на совещании потенциальных покупателей. Кроме того, Руслан Гаттаров пообещал, что уже на этой неделе пройдет совещание с другим крупным металлургическим предприятием региона, и также по вопросу покупки сырья из Бакала. Напомним, впрочем, аналогичные обещания 7 октября давал коллега Гаттарова вице-губернатор Евгений Редин.

«Когда у нас прошел митинг, организованный Анной Хайдаровной, горняки выдвигали свои лозунги о том, что необходимо помочь предприятию, в том числе с помощью программы моногородов, - рассказал по окончании совещания у вице-губернатора Гаттарова глава Саткинского района Александр Глазков. – У людей действительно непонимание: программа поддержки моногородов не подразумевает помощи предприятиям. Она должна создавать новые рабочие места в муниципальном образовании, места не на градообразующем предприятии. И власти, районные и областные, оказывают поддержку, не выделяя бюджетные средства, а сопровождая определенные, конкретные проекты. Тем не менее мы, наконец, услышали реальную программу по выходу БРУ из кризиса. Будем работать».

Александр Глазков: программа поддержки моногородов не подразумевает помощи предприятиямАлександр Глазков: программа поддержки моногородов не подразумевает помощи предприятиям

Добавим, если принять на веру утверждение, что профком БРУ работает в первую очередь на пользу собственников, а не коллектива предприятия, то нужно признать, что с митингом профсоюз перестарался: с 4 октября Саткинский следственный отдел СК РФ ведет проверку по факту невыплаты зарплаты сотрудникам БРУ. И выводы специалистов СКР могут быть весьма неприятными для руководства и собственников. Однако, по словам руководителя Саткинского отдела Геннадия Соловьева, проверка может занять не менее месяца и о ее результатах говорить пока рано.

Новости России
Россия
В «социально значимые сайты» включен ресурс, на котором можно купить фальшивую диссертацию
Россия
Путин подписал указ о выплатах семьям, имеющим детей до трех лет
Россия
В «Газпроме» из-за пандемии коронавируса увеличат сроки вахты
Россия
Эксперт ответил Путину, можно ли сократить число нерабочих дней из-за коронавируса
Россия
На блогера, заявившего, что коронавирус создали в центре «Вектор», завели дело о фейках
Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Россия
Экс-сенатору Рауфу Арашукову предъявлено окончательное обвинение
Россия
«Медуза»: мэрия Москвы купит бордюры в фирме доверенного лица Путина
Россия
Путин: пик эпидемии коронавируса в России еще не пройден
Россия
МИД Израиля рассказал, как Благодатный огонь будет доставлен в Россию перед Пасхой
Россия
В Мурманске женщину затравили в соцсетях из-за ложного сообщения штаба по коронавирусу
Россия
У главврача московской больницы обнаружили коронавирус
Россия
В Коми еще у 111 человек подозревают коронавирус
Санкт-Петербург
В больнице Петербурга, где медсестры жаловались на отсутствие респираторов, нашли COVID-19
Россия
В Удмуртии бизнесмен получил предостережение прокурора за обращение в мэрию о помощи
Россия
WhatsApp вводит запрет на массовые сообщения, чтобы побороть фейки о коронавирусе
Россия
Путин не появляется на публике, пресс-релизы похожи на «консервы». Россияне обсуждают, что президент «в бункере»
Россия
В Москве врача, пожаловавшегося на недостаток масок и градусников, вызвали в прокуратуру
Россия
Профессор ВШЭ считает, что угроза новых эпидемий дает шанс небольшим российским городам
Россия
В Кремле не увидели противоречий между Мишустиным и Кадыровым
Россия
В России начались клинические испытания препаратов от коронавируса
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.

Читайте, где удобно