Московский архитектор рассказал Znak.com, как Челябинску найти свое лицо

ШОС может превратиться в «Феррари» в гараже бедняка

Московский архитектор рассказал Znak.com, как Челябинску найти свое лицо

Как обустроить Челябинск? Это, пожалуй, главный вопрос, который мучает сегодня и чиновников, и городских активистов. О том, как превратить серый и неуютный мегаполис в яркий и удобный для людей город, Znak.com поговорил с архитектором, руководителем исследовательских программ в лаборатории Московской архитектурной школы Филиппом Якубчуком, который приехал в Челябинск, чтобы выступить на интеллектуальной вечеринке «Pecha Kucha».

- Я представляю лабораторию Московской архитектурной школы. Помимо собственно архитекторской работы, мы организовываем конкурсы, воркшопы, городские фестивали и исследования. Основное направление – воркшопы. Это такие интенсивные семинары, когда молодые архитекторы и студенты под контролем наставников работают над реальными проектами, которые потом реализуются. Мы сделали такой воркшоп в Махачкале. Там проектировался образовательный центр для фонда «Пери». Центр «Периметр», проект-победитель уже находится в стадии рабочего проектирования. В марте этого года был воркшоп в Казани. Там мы спроектировали восемь парков для разных городов Татарстана. Пять проектов из восьми к концу лета были реализованы. 

- Что архитектор может сказать о Челябинске?

- Что касается пространства, то я успел бегло познакомиться только с центральной частью города. Понятно, что можно обращать внимание на несовершенство асфальта, но архитектор всегда видит не только место как есть, но и то, каким оно могло бы быть. Мне очень понравился город. Здорово, что здесь есть трамваи. Сейчас это такой тренд, вся Европа носится с этими трамваями, а у вас такая развитая сеть. За этим будущее. Центр имеет упорядоченный внятный план, это тоже хорошо. Пока сложно что-то выделить из конкретных объектов. Я видел ваш знаменитый элеватор. Мне он показался прекрасным. Я вижу, что из этого можно сделать. Реновация промышленных зон - тренд, который дошел и до России. Сейчас это не только красиво, но и экономически выгодно. Креативные кластеры, которые появляются в Москве и Санкт-Петербурге, - это способ сохранить уникальную промышленную архитектуру. У нас пока не научились ее ценить. Очень важно, чтобы приезжали люди извне и говорили, что в городе есть много интересного. 

Филипп ЯкубчукФилипп Якубчук

Мы проводили архитектурный фестиваль в Сатке. У них уникальные промышленные объекты, огромный карьер. Туда приезжали швейцарские архитекторы, и они были в восторге от этого всего. А горожане не могли понять, что в этом такого, потому что для них это часть повседневного быта. Чужие глаза помогают обратить внимание на свою уникальность. Полагаю, что в Челябинске много чего интересного есть. 

- Пока у нас научились превращать заводские цеха в торговые комплексы…

- Творческий кластер в этом плане интереснее. Творческие люди обращают внимание на первозданную эстетику промышленного здания, это хорошее сочетание экономической эффективности и эстетики. Чем хороши старые здания? У них очень низкая аренда, это идеальные места для того чтобы, там разводить стартапы, новые бизнесы, инновации. У таких территорий есть большой потенциал. Особенно если они сидят в центре такого большого города, как Челябинск. 

- Если говорить об элеваторе, то у этой территории 97 собственников. Как развязать этот клубок и развить пространство?

- Это не простая ситуация. Но есть примеры, как это решается. Те же самые «Винзавод», Artplay, «Флакон» в Москве. Когда создавался «Флакон», там тоже была пестрота из разных собственников, но постепенно этот вопрос решили. Важно, чтобы их (собственников) критическая масса на это согласилась, или кто-то один, но крупный. Весь вопрос в том, чтобы встретились те, кто готов это сделать, и те, кто владеет зданием. Тут все должно сойтись в одну точку. Владелец закрытой фабрики, у которого неликвидный актив. Малый бизнес, которому нужно дешевое место для работы. И власти города, для которых такая активизация даст дополнительные налоги. Подобные проекты очень выгодны властям. Создается людской трафик, что резко повышает безопасность этого места. Пустое место всегда чревато городскими опасностями. 

Столичный архитектор остался в восторге от сохранности исторических объектовСтоличный архитектор остался в восторге от сохранности исторических объектов

Во-вторых, это налоговая база. Вообще творческая индустрия, какой бы она ни казалась легкомысленной, это самая быстро растущая область. Она растет ежегодно на 8 процентов. При стандартном девелопменте участка, когда все сносится и строится что-то новое, график прибыли сначала резко растет вверх, а потом все идет на убыль, потому что все распродали и дальше прибыли взяться неоткуда. Если развивать территорию как кластер, то да, вы сначала вложитесь, но потом будет долгий и устойчивый рост дохода. Это очень устойчивая модель. И кайф в том, что здесь пересекаются интересы города, крупных собственников и творческих горожан. 

- В Челябинске заговорили о развитии общественных пространств на фоне новостей о саммитах ШОС и БРИКС, которые у нас должны пройти.

- Большое событие - это хорошо. Очень правильно и мудро его использовать для того, чтобы развивать города. Важно не просто готовиться к этому событию, а делать это так, чтобы огромные вложения, которые будут сделаны в город, работали и после события. У нас не всегда об этом думают. Та же Олимпиада в Сочи. Там были решены вопросы на время Олимпиады. А очень важные вопросы с той же канализацией решены не были. Получается, что понастроили большое количество объектов, а что с ними делать -  непонятно. Это как подарить человеку среднего достатка «Феррари». Да, первый день он порадуется подарку, но потом эта машина его разорит. Здесь тоже важно не сделать из ШОСа «Феррари», за который придется платить. Хороший опыт есть в Казани, где была Универсиада и после нее городская среда стала развиваться. Такие проекты нужны, но их нужно делать так, чтобы то, что остается, было востребовано и без крупных событий. 

- Откуда в городах берется неустроенность и неухоженность?

- В советское время порядок поддерживало государство. Все знали, что вот порог моего дома, а дальше есть специальные люди, которые следят за чистотой и благоустройством. Сейчас этого нет. Но люди по инерции не готовы воспринимать улицу как что-то свое, за чем надо следить. Пространство города оказалось никому не нужно. Это транзитная зона, которую все стараются как можно быстрее пробежать от дома до работы. Глазычев (Вячеслав Глазычев – российский ученый и общественный деятель – прим. ред.) говорил, что в России нет городов. Есть заводы и при них слободы. Если брать моногорода, то это такой крайний пример. Жилая часть города – это часть завода, это место, где в минимальных условиях хранится рабочая сила. Вот так это было сделано.

Алое поле удивило пестротой: слева храм, справа – памятник ЛенинуАлое поле удивило пестротой: слева храм, справа – памятник Ленину

В больших городах вроде Челябинска в микрорайонах нет улиц. Это не улицы, а дороги, по которым вы подъезжаете дому. Улица – это такая сложная вещь, когда вы там и живете, и работать можно, и есть какие-то сервисы, лавки. В промышленных городах часто получается так, что в одном месте люди живут, в другом работают, а в третьем получают необходимые услуги. В результате получается, что у каждой части города монофункция. Тогда нет полноценного пространства, которое разнообразно используется в течение всего дня. Весь современный урбанизм нацелен на то, чтобы обратно совместить в одно целое все эти слои. Тут важно вкладывать не только в конкретные дома или фасады, а важно научиться в одном пространстве совмещать разные функции. Если пространство города будет использоваться как можно больше часов в сутки, тогда будут люди, которые в нем станут заинтересованы. Тогда будут глаза, которые будут следить за порядком и безопасностью. И будут люди, которые будут готовы вкладывать в это пространство свои ресурсы. Например, если ты владелец кафе, то тебе важно, чтобы часть улицы перед твоим заведением была чистой и приятной.

- В здании в центре Челябинска есть дорогой ресторан, который ради парковки у своего крыльца вырубил все деревья…

- Это пример как раз точечного подхода. Есть дом, есть кафе и есть улица, которую мы быстро перебегаем, лишь бы с нами ничего не случилось. И есть уютные точки в городе. Это дом, кафе и т. д. А очень важно, чтобы между этими точками наросла ткань полноценного городского пространства. Как это делать – это сложный вопрос. В России мы только учимся это делать. Один из инструментов – это городские фестивали. Почему это хорошая практика? Во-первых, это короткое событие. Вы сделали небольшое вложение, но при этом посмотрели, как распределяются пешеходные потоки по территории, какие функции на фестивале вызвали наибольший спрос. Вы поняли, что за аудитория к вам приходит, по каким каналам. Дальше вы можете думать, что делать с этой территорией. 

Филипп Якубчук гуляет по Алому полюФилипп Якубчук гуляет по Алому полю

Вы не вкладываете сразу огромные суммы на какие-то капитальные объекты. Так было в одном британском городе с умирающей промышленностью, где решили построить центр популярной музыки. Вложили миллионы, а в итоге центр оказался никому не нужный и стоял пустой. В случае с легким фестивалем - вы его один раз провели, если он не был популярен, вы его просто закроете и забудете. Но такие события позволяют понять, как территория работает и как ее развивать шаг за шагом. 

Интеллектуальная вечеринка «Pecha Kucha» разрушает стереотипы об унылом Челябинске

В Европе это очень распространенный девелопмент. Когда создается какое-то событие, туда направляется поток людей, потом появляются точки притяжения и территория постепенно оживает. Четко плана, как будет выглядеть проект, нет. С каждым шагом это видение уточняется. Эта практика позволяет без громадных инвестиций запустить этот процесс. Вы собираете всех интересантов в одном месте: власти, владельцев территории, бизнес и местные сообщества, - и они находят общий язык. 

Так у нас было в Сатке. Когда мы общались по отдельности со всеми заинтересованными лицами, то они друг друга не воспринимали. Власти говорили, что народ вялый, никуда не пойдет. Народ говорил, что власти ничего хорошего не сделают, а фонд, который финансировал мероприятие, уверял, что и власти, и народ странные, непонятно чего от них ждать. Но когда собрались все вместе и поговорили, выяснилось, что интересы у всех общие. С этого и запускается процесс самоорганизации. И потом твердая архитектура, дома, кварталы – это все становится следствием социального процесса, а не наоборот.

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
ХМАО
Новак: запасов нефти в России хватит на 30 лет, газа — на 50 лет
Санкт-Петербург
Хованский ответил на издевательское письмо Позднякова и вспомнил в нем про Христа
Россия
Власти заказали разработку технологии психоанализа россиян по соцсетям с помощью ИИ
Санкт-Петербург
В Петербурге суд признал «вне закона» еще одно аниме: там сцены насилия и мат
Россия
РБК: в Кремле думают, как переименовать QR-коды. Этот термин бесит людей
Россия
Комик Руслан Белый заявил об отмене концертов по негласному требованию властей
Россия
Почти 450 нарушений выявили на шахтах Кузбасса после ЧП на «Листвяжной»
Екатеринбург
Зачем поступать в магистратуру и какие направления — самые востребованные
Россия
«Новая» нашла вебкам-студию в доме экс-помощника министра здравоохранения России
Россия
В Чечне в школьную программу включили книгу об отце Рамзана Кадырова
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.