Доллар
Евро

«Мы обеспокоены: можем пропустить точку невозврата»

Михаил Черепанов – о бизнесменах-благотворителях, проблемах экономики и дисбалансе бюджета

2 декабря уральские предприниматели соберутся на традиционный благотворительный вечер «Екатерининская Ассамблея». Миллиардеры и миллионеры будут пить вино, играть в настольный футбол и участвовать в аукционе, средства от которого пойдут на помощь больным лейкозом детям. Организатором выступает Свердловский областной Союз промышленников и предпринимателей, первый вице-президент которого Михаил Черепанов встретился с журналистом Znak.com, чтобы побеседовать о мотивах, которые заставляют свердловских предпринимателей бескорыстно расставаться с крупными суммами денег. Но мы не могли упустить случай и не поговорить с Черепановым, являющимся топ-менеджером группы «Синара», и о других темах – от строительства нового стадиона до участия компании в политических проектах.

— Мне приходилось  слышать такую мысль: в людях существует запрос на общественную жизнь, на  участие в изменениях общества, но так как современная общественно-политическая  ситуация в России не позволяет большинству участвовать в политических проектах,  люди выплескивают эту энергию в самый «безопасный» вид общественной  деятельности: благотворительность. В каком-то смысле это наиболее простой  способ принести пользу обществу: просто дать денег на что-то хорошее. Вы  согласны с этим мнением?

— Интересный взгляд, и, думаю, что рациональное зерно в этом есть. Но мне кажется, это слишком упрощённое понимание, и на самом деле причин для развития благотворительности в среде предпринимателей несколько. Прежде всего, 25 лет новой России – это как раз тот срок, когда зерна отделились от плевел. Сегодня в предпринимательской среде уже мало случайных людей. Я, в силу своей общественной работы в Союзе промышленников и предпринимателей, окружён топ-менеджерами и собственниками предприятий. И я вижу огромную разницу между тем образом предпринимателей, который создают СМИ (прежде всего государственные), и тем, что есть на самом деле. Эти люди совсем другие, нежели их рисуют для нашего социума.

— Какими их рисуют?

— Их по-прежнему рисуют людьми 90-х годов. Если это не бандиты, то это жулики, по крайней мере, где-то внутри. В нашем типичном телесериале простая девушка или простой парень – герой, а обеспеченный человек – это всегда антигерой. Это типичная схема, по которой всё строят. Это формируется в сознании, я категорически с этим не согласен, я хочу бороться с этим явлением.

Эти люди на самом деле совсем другие. Это культурные, умные люди, это в абсолютном своём большинстве люди совести. И именно отсюда происходит их участие в благотворительности. Ведь на этом этапе в развитие бизнеса толкает не жажда наживы. Хотя в уставе любого акционерного общества первым пунктом значится «получение прибыли», на самом деле – в три горла не наешься, и денег, которые они заработали за свою жизнь, им вполне хватает. Стимул, мотивация к получению прибыли уже иная. Это просто амбициозность, внутреннее соревнование между ними, осуществление какой-то своей идеи, за счёт которой они хотят оставить след на земле. Тем не менее свойство успешного развития бизнеса – прибыль. Деньги есть, а нужно удовлетворение. Поэтому в сочетании с внутренней культурой, совестью естественно возникает потребность в том, чтобы делиться. И здесь речь идёт не только о благотворительности. Эти люди, зачастую не рассказывая о многом, по-прежнему поддерживают каких-то художников, музыкантов, ветеранов труда. Поддерживают культурную жизнь в каком-нибудь моногороде, богом забытом. Зачастую на усилиях этих людей, собственно, и держится какая-то социальная жизнь.

«Екатерининская Ассамблея-2015»«Екатерининская Ассамблея-2015»

— Но проект «Екатерининская  Ассамблея», организацией которого вы занимаетесь, – он ведь не только для  крупного бизнеса, в котором прибыль становится уже побочным эффектом  деятельности по реализации идей. Там много и бизнесменов средней руки. Входной  билет, по-моему, стоит 20 тысяч рублей? Это не такая уже великая сумма для  предпринимателей, даже для многих начинающих.

— Да, мы сохраняем эту стоимость билета. Я, может быть, ответил о тех людях, которые меня окружают. Но это характерно для любого человека. Я вижу для себя очевидные примеры. Вчера, например, стою в очереди в небольшой аптеке, передо мной мужчина рассчитывается и мелочь не забирает, говорит: «Оставьте бабушке». Потому что придёт какая-то бабушка и будет считать эти копеечки и выбирать не то лекарство, которое нужно, а на которое хватило денег. Ну, какой же он обеспеченный человек? Вряд ли. Он обычный человек. Это свойственно людям, и слава богу, христианские нормы живут. В большинстве людей, мне кажется, они есть.

—Давайте напомним  читателям, что это за проект – «Екатерининская Ассамблея». Если говорить  коротко, то это благотворительное мероприятие в виде аукциона, которое собирает  деньги двумя способами. Во-первых, входные билеты. Во-вторых, продажа лотов –  вещей, которые, как правило, выставляют сами предприниматели или какие-то  известные люди. Деньги собираются на какой-то благотворительный проект, который  выбирается заранее. 

— Немножко расширю ваше представление об этом мероприятии. Я думаю, что термин «вечер» здесь более подходит. Кроме цели сбора средств, есть и другая цель, о которой нельзя забывать – это общение. Общение знакомых между собой людей, но не все знакомы заранее. Поэтому это еще и возможность познакомиться с кем-то. И это одна из причин, почему у нас появляются новые люди: они приходят знакомиться. Это атмосфера, которая там создаётся. Всё это очень важно. Большое наше достижение состоит в том, что люди с удовольствием расстаются с деньгами, расстаются весело, а не натужно: «надо отдать, я отдам». Эти люди объединены. Это сообщество, объединенное идеей добра. И эта атмосфера дорогого стоит, потому что в ней есть эмоции. Действительно, у этих людей есть всё или многое в жизни, но эмоции всегда нужны человеку, и они за этим приходят.

«Екатерининская Ассамблея-2015»«Екатерининская Ассамблея-2015»

Если говорить о формах сбора средств, то за несколько лет этого проекта была разработана масса технологий, как собирать деньги. Например, лотереи, или возможность поиграть в настольный футбол с Пабло Фонтанелло (ФК «Урал»). Кроме того, что человек купит билет, он может заплатить за беспроигрышную лотерею и выиграть какие-то лоты – всё то, что не вышло на аукцион, но люди принесли к нам, мы выносим на лотерею. Люди уходят с какими-то неожиданными для себя подарками. У нас это называется «пауза активности», когда между начальной частью вечера и аукционом мы делаем достаточно большой перерыв, минут 40. С одной стороны, люди общаются между собой, а с другой стороны – могут в чём-то поучаствовать. Каждый раз по-новому. Можно поиграть в мини-гольф, продегустировать вино и поговорить с сомелье, пройти какой-нибудь мастер-класс. Эти люди живут в самолете, в дороге, поэтому в этом году мы делаем мастер-класс для их супруг, как правильно собрать и сложить рубашки в чемодан. Короче, мы придумываем какие-то фишки, которые людям интересны. Любопытно понаблюдать со стороны за этими уважаемыми людьми, большими чиновниками, большими бизнесменами, которые развлекаются очень искренне.

На мероприятие можно приобрести билет, их продажа начнется с 1 ноября. Для этого нужно обратиться в СОСПП на Пушкина, 6. Вся информация доступна на сайте «Екатерининской Ассамблеи».

— Сколько человек  приходит на вечер?

— Каждый год количество участников растёт. И в этом есть некоторая проблема. Последний раз было 150, и нас уже ограничил зал. Желающих было больше. С другой стороны, нельзя этот вечер превращать в форум на 500 человек, теряется атмосфера. Поэтому мы балансируем где-то вокруг этой цифры.

— На какой проект  собираются деньги в этом году?

—У нас есть несколько принципов. Первый принцип – благополучатель должен быть местным. Второй принцип – благополучатель выбирается по демократическому принципу. Мы объявляем в эфир такую возможность получить средства для какого-то благого дела. Это происходит ещё весной, к нам идут заявки на проекты. Ежегодно приходит 30-40 заявок. Затем мы проводим голосование членов нашего совета – это 80 директоров, собственников крупных предприятий Свердловской области. Они выбирают тот проект, который им больше нравится.

В этом году члены Союза промышленников и предпринимателей выбрали фонд «Подари жизнь». Он уже участвовал в «Екатерининской Ассамблее» два года назад и сейчас тоже победил. Речь идёт о детях, больных лейкозом. Суть в том, что есть определённые технологии, и есть возможность в Москве лечить этих детей. На определённой стадии болезни рак излечим. Но сегодня в Москву пытаются попасть со всей страны, там очередь, ограниченность приёма, средств и так далее. В то же время в нашей детской клинической больнице №1 сформировался серьёзный кадровый потенциал для лечения.

В 2016 году собранные в ходе «Екатерининской Ассамблеи» средства будут направлены на организацию работы центра по ранней диагностике и лечению лейкозов у детей на базе этой больницы. Мы решили собрать на это деньги. Проект – часть большой программы фонда «Подари жизнь» по децентрализации оказания высокотехнологичной медпомощи онкобольным детям в России.

— Мы заговорили про  цифры. Я понимаю, конечно, что это не соревнование, но тем не менее. От года к  году собирается всё больше средств. Сколько нужно собрать в этом году? Есть ли  какой-то план? Сколько вообще вам кажется «нормальным» собирать на  благотворительность?

— Я категорически против этих соревнований. Меня, с одной стороны, радует, что каждый год мы собираем больше, а с другой пугает, что появилась какая-то ложная цель, миф о том, что каждый год надо собирать больше. Такой цели не существует – три восклицательных знака! Сколько мы соберем этих средств – и слава богу. Наш случай достаточно уникальный, потому что в прошлый раз мы собрали шесть миллионов за два часа. Подобные средства обычно собираются за счёт больших, длинных проектов, которые длятся месяцы, годы и так далее.

«Екатерининская Ассамблея-2015»
«Екатерининская Ассамблея-2015»

Заявка на нынешний проект – семь миллионов. При этом один из основателей Фонда Чулпан Хаматова в свой день рождения недавно в Екатеринбурге проводила благотворительную акцию с той же целью и за вечер собрала 700 тысяч. То есть какие-то средства уже поступили. В любом случае я думаю, что мы соберем достаточную сумму, даже если не добьём её до необходимой. Это реальная тема, и она осуществится. Тем более что она и губернатором поддерживается.

— Чулпан будет  участвовать в вечере?

— Да, Чулпан уже пообещала, она приедет. Это, кстати, тоже вызывает интерес, потому что на вечере всегда есть какие-то звёзды, с ними пообщаться, выпить бокал вина вместе всегда интересно. В прошлом году приезжала Татьяна Лазарева, которая тоже выставляла свой лот.

— Есть ли связь между  необходимостью осуществления благотворительности и том состоянии, в котором  находится соответствующая сфера в стране? То есть значит ли, что в России много  людей занимается благотворительностью в сфере детского здоровья, потому что  государство не справляется своими силами с этой темой?

— Мне кажется, что тема здоровья детей бесконечна. Даже самая развитая экономика мира никогда не справится с этой задачей, не сделает всех детей абсолютно здоровыми. Это бесконечное движение. Это ответ философский, а если говорить по сути, то очевидно, что в условиях сегодняшнего кризиса экономики, кризиса бюджетов, которые сложились повсеместно, возможностей у государства всё меньше. Культура, спорт, здравоохранение недополучают средства. В этих сферах сосредоточены основные усилия благотворителей.

— Мы с вами  поговорили о мотивации конкретных людей, которые участвуют в благотворительных  проектах. А какие последствия, по-вашему, благотворительность несёт для  общества в целом? Есть ли какие-то далеко идущие последствия, которые  сказываются на социальном отношении, на общественной жизни?

— Надеюсь, что да. Я говорил о том, что за счёт этого меняется представление о людях бизнеса в обществе, это раз. Во-вторых, идея добра порождает цепную реакцию. Это такая большая зараза – благотворительность. Если ей начинаешь заниматься, то это в тебе живёт. Это появляется во многих аспектах, даже в семье. Всё равно человек, который занимается добром, становится добрее. Уверен, что участники благотворительной деятельности получают больше, нежели отдают.

— Вы, наверное,  знаете как человек, который интересуется благотворительностью, что в 2010 году  в США появилась инициатива «Клятва дарения», когда 38 американских миллиардеров  подписали обязательство оставить не менее половины своего состояния на  благотворительность. К 2013 году уже 105 миллиардеров подключились к этой  истории. Из наших я обнаружил в списке только Владимира Потанина.

— Я тоже слышал только о нём.

— Возможно ли широкое  распространение подобных инициатив в России? Или в обществе должно смениться  несколько поколений обеспеченных людей, чтобы появилось такое желание –  оставить деньги обществу?

— Скорее, да. Это все-таки разные капиталы, разные семьи, разные истории, разные уровни жизни, разные социумы, разные традиции, которые сложились. Всё равно нужно время. Говоря конкретно здесь и сейчас, это личный выбор, и я против того, чтобы вести пропаганду этого дела. Я считаю, что никто не имеет такого права. Каждый решает сам, и это не зависит от уровня дохода. Это может сделать любой человек с любым уровнем дохода: завещать что-то своим детям или другим детям.

«Екатерининская Ассамблея-2015»
«Екатерининская Ассамблея-2015»

— Если говорить о  желании принести своими средствами благо обществу, я не могу не спросить вас о  случаях, когда благотворители и общество по-разному смотрят на приносимое  благо. Бывает, возникают сомнения: а благо ли это? У нас есть в городе  обсуждаемый пример, когда две крупные компании, точнее их совладельцы, хотят  построить храм. На свои средства. Но посреди города. Они тоже видят в этом  попытку принести благо городу, но большое количество людей воспринимает это как  некое навязывание своего мнения, своей воли. Каково ваше отношение? Можно ли  это считать благотворительностью?

— Вы затронули тему очень тонкую тему – религию. Я абсолютно уверен, что для этих людей это добро. Я их знаю. Они несут добро, это действительно верующие люди. Они считают, что это помогает людям, и через веру они хотят выразить заботу о людях, это добрый шаг. Но есть и атеисты, большая масса людей, которые иначе относятся к этой теме, они пытаются как-то сказать: «Вот эти бы деньги – вот сюда».

— Например, на помощь  детям.

— Да. Но я думаю, что каждый человек имеет право на своё мнение. Я думаю, что должны быть у нас в городе определенные процедуры, которые должны решать, можно это делать или нет, мешает это людям или помогает. Повторюсь, что с точки зрения этих предпринимателей, это благой поступок на 100%. Мы же видим, что это не первый случай, они занимаются храмами, это путь, который они выбрали, который им кажется правильным. Они имеют право тратить свои средства.

«Очень большая морока  с этим строительством»

— Давайте от темы  благотворительности перейдём к другой форме участия бизнеса в жизни общества. У  нас уже практически на носу Чемпионат мира по футболу, вы входите в оргкомитет  ЧМ-2018. Компания, в которой вы трудитесь, строит стадион, главный объект. Вы  можете в нескольких словах по-простому объяснить, зачем Екатеринбургу этот  чемпионат? Мы ждали какой-то инфраструктуры, каких-то денег на дороги или на  что-то ещё, но выяснилось, что дороги построили в основном за свой счёт, инфраструктуру  строим за свой счёт. Да, мы строим на федеральные деньги стадион, на этом  заработают строительные компании, на этом заработает «Синара». Хорошо, что эти  деньги идут в экономику региона, но всё остальное, получается, мы могли сделать  сами.

— На самом деле, на ваш вопрос уже высказывались много раз. Уже сформировался такой коллективный ответ. Вряд ли я тут буду чем-то оригинален. Я за любой кипеж, кроме голодовки. Любой кипеж – это всегда новация, всегда неприятие чего-то кем-то и так далее. Но только кипеж позволяет двигаться вперёд. Вы говорите, что не пришли деньги федеральные, это неправда, федеральные деньги пришли, и дороги строятся.

— Не в том объёме  пришли.

— Это вторая история. Нам всегда мало федеральных денег. Я банальные вещи говорю, но ведь когда вы приезжаете за границу и говорите, что вы из Екатеринбурга, многие не понимают, что это слово означает.

— А тут начнут  понимать?

— Безусловно.

— Вы помните города,  в которых проводился Чемпионат мира по футболу в ЮАР?

— Кроме Кейптауна, ничего не вспоминается, если честно... Но если вы их назовёте, если вы приехали из ЮАР из этого города, встретились со мной и скажете, откуда вы, то я среагирую. Я скажу: «Да, там же был Чемпионат мира!» У меня уже какая-то связка появится. Я думаю, что в 2019 году, если я приеду за границу и скажу, что я из Екатеринбурга, то пусть не все, но кто-то мучительно вспомнит, что это такое. Этот весь кипеж, это всё в копилку, это всё на пользу. Я сам неравнодушен к футболу, и как болельщик хочу здесь его посмотреть.

— В середине октября  сотрудники «Синары» рассказывали, что строительство стадиона идёт с опережением  графика на полтора месяца. Есть ли какие-то проблемы со строительством?  Попадались публикации про трудности с сертификацией.

— Проблема одна, по сути. Вы сказали фразу такую, что «“Синара” заработает»... На самом деле одна из проблем в том, что «Синара» мало зарабатывает, и хлопот со строительством стадиона гораздо больше, чем дивидендов. Основные проблемы связаны с безопасностью, с контролем за федеральными средствами, которые выделяются. Это большая головная боль у всех. Поэтому говорить о том, что те денежки, которые «СинараДевелопмент» заработает на этом строительстве, не оплачены трудом, неверно. Но, говоря о строительстве как таковом, об объекте, в FIFA отмечают, что Екатеринбург у них не вызывает сомнений, в отличие от целого ряда городов.

Строительство центрального стадиона
Строительство центрального стадиона

— Вы как болельщик,  наверное, переживаете за то, каким получится стадион. Некоторое время назад  открылся стадион «Краснодар». Я прочитал позитивные отзывы, многие из них  связаны не с глобальной архитектурой стадиона, а с тем, что он вышел достаточно  человечным в деталях. Навигацию сделал Артемий Лебедев, и стадион, судя по  публикациям, получился удобным, в нем большое внимание уделено деталям. Из  этого как раз и состоит атмосфера, жизнь на стадионе. Будет ли уделяться этому  внимание?

— Вне всякого сомнения. Но это уже задача следующего года. Сегодня мы работаем с железом, бетоном. Есть еще важное ограничение – это проект. Проблема в том, что мы бы хотели сделать лучше, но это невозможно. Проект есть, а шаг вправо, шаг влево – расстрел. Здесь мы ограничены в улучшениях, в отличие от краснодарского стадиона, который находится в частной собственности. Что хотел собственник, то и построил.

— А проект – это ответственность  ФГУП «Спорт-инжиниринг».

— Да. Он нам сверху дан, и мы его выполняем. Но это крупный объект, и любой строитель вносит душу в него, всё равно хочет сделать лучше и красивее, поэтому будем стараться.

— Стадион сможет  принимать концерты?

— Конечно, будет такая возможность.

«Есть угроза перекоса  бюджетных расходов»

—Вы – вице-президент Свердловского  областного Союза промышленников и предпринимателей, общественной организации,  которая объединяет самых крупных предпринимателей региона. Недавно губернатор  встречался с премьер-министром Дмитрием Медведевым, говорил о промышленных  успехах региона. Я посмотрел: индекс промышленного производства в январе-сентябре  составил +7% к предыдущему году. Значит ли это, что свердловская промышленность  чувствует себя хорошо, беспокоиться не о чем и у нас всё в порядке?

— Нет, не значит. Беспокоиться есть о чём, не всё у нас в порядке. Действительно, если сравнивать с другими регионами или в целом с Российской Федерацией, мы выглядим неплохо. Но важно помнить о деталях. Первое. Основной прирост в обрабатывающей промышленности Свердловской области сегодня связан с деятельностью оборонного комплекса. Основной драйвер сегодня по развитию промышленности – выполнение гособоронзаказа. Этот заказ обеспечен финансированием, ресурсами и исполняется, он даёт основной эффект. Все, что находится вне этого заказа (хотя очень многие свердловские предприятия так или иначе связаны с ним), находится в трудной ситуации. Связано это с понятными ограничениями, с инвестиционными каникулами, по сути. Существенно ограничены возможности доступа к быстрым, длинным, дешёвым деньгам. Далеко не все предприятия успели провести техперевооружение и сегодня работают со старыми технологиями и малоконкурентной продукцией. Проблем очень много. Но и говорить о том, что «катастрофа-катастрофа» – нельзя. Предприятия борются и в основной своей массе работают.

С другой стороны, происходит нормальный процесс, потому что именно в такие кризисные периоды часть предприятий умирает. И должна умирать. Это нормальный процесс, это вопрос конкуренции, вопрос того, как ты умеешь управлять, как ты используешь средства, какую долю ты отдаёшь обратно на предприятие, какую долю ты выводишь. Те собственники, которые этот баланс нарушали в своё время, сейчас получают проблемы.

— Вы сказали, что  общаетесь с собственниками, с директорами. В целом какое настроение царит в  этой среде? Оно, скорее, оптимистичное или пессимистичное? Или зависит от  человека?

— Зависит от человека, безусловно. Говоря в общем, есть уже такое сложившееся правило в бизнесе, в общении – не хвастать, всегда говорить о трудностях, говорить о том, как плохо, как трудно, чего не хватает. Глядишь, кто-то и поможет.

— Одна из функций,  которая у вас есть как у представителя СОСПП, – это взаимодействие с властью.  Сейчас свердловская власть переживает реформу. Нет ли у вас опасений по поводу  того, что коммуникация бизнеса и власти затруднится в связи с тем, что не  станет правительства? Раньше был премьер-министр, который отвечал за хозяйственные  вопросы, в том числе за взаимодействие с промышленниками. Наверное, к нему  попадать было легче, чем к губернатору, который является политической фигурой.  Нет ли тревоги по этому поводу, что станет тяжелее?

— Слово «тревога», наверное, не уместно. Другое дело, что придётся перестраивать эти отношения, очевидно. Мы сейчас этим занимаемся. Хотя некоторая пауза всё-таки продолжается, в силу определенных причин пока не с кем говорить, люди заняты другими вопросами. Тем не менее мы готовимся. 18 ноября хотим провести заседание Президиума Совета СОСПП, пригласить губернатора, пригласить вновь избранных депутатов. Наряду с этой проблемой, о которой вы говорили, я бы выделил ещё одну. В условиях бюджетных дефицитов, в условиях перманентных выборов, которые у нас идут в стране и будут идти, есть угроза перекоса бюджетных расходов в сторону исполнения тех социальных обязательств, которые принял на себя депутатский корпус, власть, – в ущерб экономике развития.

— А сейчас этого  перекоса нет, вы считаете?

— Именно об этом мы и хотим говорить на этой встрече. Мы считаем, что есть. Мы считаем, что это соотношение год от года изменяется в худшую для экономики сторону, и мы обеспокоены тем, что может существовать точка невозврата. Мы можем пропустить эту точку, и возможности экономики уже не смогут обеспечивать поступление в бюджет необходимого для исполнения социальной программы. Мы общались на эту тему с уральским отделением Академии наук, Институтом экономики. Мы приглашаем их на эту встречу, хотим проанализировать эту ситуацию. Хотим поставить эту проблему перед депутатами, они должны понимать ответственность свою за такие последствия. Хотя абсолютно прав и губернатор, который говорит о том, что те льготы, преференции и меры, которые созданы сегодня для поддержки бизнеса, не всегда эффективны. Часть из них, я согласен, нужно прекращать. Просто концентрировать средства на тех инструментах, которые эффективно работают, не размазывать тонким слоем.

— Какие, например,  неэффективны?

— Есть такая мера поддержки, как госгарантии. В бюджете каждый год закладывается примерно 1 – 1,5 миллиарда на госгарантии для предприятий. Эта сумма разбивается на два или три транша по 500 миллионов. Это крупная сумма. Госгарантии для банков – это очень важно и удобно. Сегодня получить банковский кредит в условиях малой или перезаложенной залоговой базы предприятиям трудно, и госгарантии очень помогают. Мы предлагаем: «Разбейте по 100-200 миллионов, дифференцированно». И каждое предприятие сможет попробовать получить доступ к этим средствам. А сегодня пытаются выделить три транша по 500 млн, в результате получается узкое горлышко, и последние два года госгарантии не давали вообще никому. То есть эти деньги тупо лежат. Есть такая «замануха», есть такая форма поддержки, действительно важная и красивая, но она абсолютно не работает.

— Будет ли ваша  просьба к депутатам означать, что им нужно будет задуматься об урезании  каких-то социальных гарантий? Или это будет просьбой не брать на себя новые  обязательства? Что придется делать, чтобы изменить баланс?

— Это уже их дело, давайте каждый будет нести свой чемоданчик. У нас есть цель, у нас есть задачи, мы должны понимать эти задачи. А как они будут внутри депутатского корпуса решать, как работать с бюджетом бюджетному комитету, это уже их задачи. Надо ли урезать, не надо урезать… Я предполагаю, что бюджет просто не позволит реализовать какие-то потребности. Мы и на федеральном уровне уже сегодня видим определённые ограничения, заморозки и так далее. Чуда не бывает. Мы понимаем, что процесс оптимизации бюджетных расходов будет идти по всем статьям, и по статьям «Реальная экономика», которой я озабочен, и по социальным вопросам. Вопрос баланса. Это на самом деле непростой вопрос. Когда денег много, поделить их легко. Когда денег мало, поделить их правильно сложно. В социуме есть определенные силы, которые говорят о необходимости больше бюджетных средств расходовать на социальные нужды. Наверное, это правильно, но мы говорим о своём. Надо искать золоту середину.

— Как вам кажется, услышат  ли вас депутаты? Есть ли у них некое моральное обязательство перед бизнесом,  который участвовал в поддержке избирательной кампании партии Единая Россия»? Даже  в официальном отчёте поступлений на партийный счет указаны предприятия «Синары»,  которые вносили средства на счёт «Единой России» (пусть небольшие). Значит ли  это, что вы помогли избраться этим депутатам и депутаты теперь должны пойти вам  навстречу?

— Да, нет, конечно. Я не думаю, что существует такого рода ответственность. Мы избирали, я бы даже сказал, не партии, а людей. Мы поддерживаем тех людей, которых считаем достойными. Есть ли там надежды? Конечно, есть. Там здравые люди, я надеюсь, они должны понимать. Жизнь покажет. Но гарантировать я не могу. Услышат, не услышат – не знаю.

— Что касается  предстоящих избирательных кампаний, раз уж заговорили о политике. У нас на носу  выборы губернатора (в следующем году) и выборы президента. Собирается ли  «Синара» участвовать в этих кампаниях? Вы, насколько я помню, член ОНФ.  Наверное, вы будете как общественник поддерживать действующего президента, если  он выдвинется на выборы. 

— Пункт первый: Свердловский областной Союз промышленников и предпринимателей в политической жизни не участвует. Мы придерживаемся этой позиции. Хотя к нам обращаются разные партии – мы дистанцируемся, мы политикой не занимаемся, у нас свой чемоданчик.

Говоря же о компании, о ее поддержке тех или иных депутатов, для нас наиболее интересны те регионы, те города, где сосредоточен наш бизнес. Мы не работаем в Екатеринбурге, тут у нас, по сути, нет бизнеса – или его совсем немного. Но в Каменске-Уральском или Полевском, где расположены крупные металлургические компании, естественно, нам небезразлично, какая будет городская дума. Адекватная или нет. Поэтому мы на этом уровне участвовали и будем участвовать в поддержке достойных кандидатов. А если говорить о каких-то глобальных вещах – у нас сегодня таких намерений нет.

«Екатерининская Ассамблея-2015»
«Екатерининская Ассамблея-2015»

— Участие в политике  – это тоже участие в жизни общества. Может быть, это вообще высшая форма такого  участия. В этом плане, как вам кажется, есть ли у бизнеса некое моральное  обязательство, некая ответственность за происходящее в стране, в регионе?  Должен ли поэтому бизнес участвовать в политических процессах? 

— Моё мнение абсолютно чёткое и однозначное: мы – вне политики. Если говорить о компаниях – тоже. Вне политики. Бизнес, только бизнес. Другое дело, в этом аспекте есть вопрос личности. Вопрос выбора каждого человека. Вполне вероятно, что кто-то из сотрудников нашей компании участвует в политической жизни. Это его право. Ради бога, пусть участвует в той партии, или иной, или третьей. Нам это безразлично, если это не мешает работе. Это личный выбор. Говоря о бизнесе, о предприятиях, мы далеки от политики, не собираемся заниматься политикой, нет никаких планов.

Новости России
Россия
В США несколько штатов ввели комендантский час из-за уличных протестов
Россия
Crew Dragon Илона Маска с астронавтами NASA успешно вышел на орбиту и готовится к стыковке
Россия
Песков похудел и отрастил бороду во время лечения от COVID-19
Россия
В Дзержинске женщина родила возле подъезда, не дождавшись скорой помощи
Россия
Врачи признали опасным для окружающих шамана, который шел «изгонять Путина»
Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Россия
Продюсер Иосиф Пригожин рассказал, почему звезды шоу-бизнеса обратились за МРОТ
Россия
В Роспотребнадзоре рассказали, кого будут штрафовать за отказ прививаться от COVID-19
Илья Азар
Россия
В Москве на пикете в поддержку журналиста Ильи Азара задержаны четыре человека
Россия
«Вектор» разработал вакцину от коронавируса, которую можно закапать в нос
ХМАО
В Югре пятеро полицейских устроили вечеринку в кафе во время карантина
Россия
Число заразившихся коронавирусом в России достигло 396 тысяч человек
Россия
Минздрав: у 53% тяжело переболевших COVID-19 легкие восстанавливаются через три недели
Россия
Совладельцу «Зимней вишни» Вячеславу Вишневскому предъявлено окончательное обвинение
Россия
Редакция «Ведомостей» выступила с заявлением после смены владельца
Россия
В Красноярске неизвестные напали на машину инкассаторов: двое ранены
Россия
Минюст отказался от увеличения штрафов за нарушение ПДД в новом варианте КоАП
Россия
На Кубани женщину и ее сожителя обвинили в избиении годовалого ребенка до смерти
Россия
На Avito стали продавать кремы «от 5G излучения»
Россия
В Москве умерли еще 78 человек с коронавирусом
Россия
Путин утвердил стратегию борьбы с экстремизмом. Там появился термин «идеология насилия»
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.

Читайте, где удобно