Президент футбольного клуба «Урал» Григорий Иванов — о странной игре с «Тереком»

«Я виноват? Пускай меня посадят в тюрьму»

Президент футбольного клуба «Урал» Григорий Иванов — о странной игре с «Тереком»

Главное событие в российском футболе – не дерби «Спартак-ЦСКА», а матч «Урал-Терек», который приковал внимание всей страны. Болельщики говорят о «договорном» характере поединка, специалисты спорят о странной статистике ставок. Znak.com обсудил игру и все, что вокруг нее происходило, с президентом «Урала» Григорием Ивановым.  

— Как шла подготовка к матчу с Тереком? В каком состоянии была команда после кубковой игры?

— В обычном режиме. Но всё-таки ребята остались без выходного дня. И мы в таком режиме действительно пока играть не готовы, потому что сыграли 120 минут, через три дня на четвёртый. В первом тайме матча с «Тереком» было видно, что мы были свежие, повели сразу же, уверенно контролировали игру. Но после нелепого гола, который пропустили, команда просто встала. Видимо, не хватило сил. Сейчас тренерский штаб разберётся с этим вопросом. Моё мнение – нам всё-таки не хватило сил на эти две игры. Если мы хотя бы в Перми выиграли в основное время, проще было бы на вчерашней игре.

— То есть настолько не хватило сил, что такой счет получился разгромный?

— Если бы мы первый гол такой нелепый не пропустили, то, может быть, во втором тайме по-другому немного сыграли. А когда пропустили такой мяч, то, конечно, очень тяжело, и в раздевалке все ругали друг друга. Морально было тяжело выходить на второй тайм. Не то, что «Терек» нас загнал, а мы даже не бежали. Закончились и моральные, и физические силы. Из-за этого мы получили ещё три гола, проиграли второй тайм. Мы не смогли подготовиться. Никогда не было после игр выходных, но сегодня дали ребятам выходной, чтобы они пришли в себя, немного отдохнули, побыли с семьями. Завтра тренерский штаб будет разбираться, кто какие ошибки допустил. Я думаю, что очень серьёзно матч разберем.

— Как Дмитрий Арапов объяснил вратарскую ошибку в первом тайме? Тренер назвал ее детской…

— Он и не думал, что кто-то на него пойдёт. Дмитрий думал спокойно выбить. И когда на него пошёл нападающий… времени не хватило – не знаю. 

— Может быть, Фонтанелло, который давал пас, допустил ошибку…

— Я не хочу никого винить ни в коем случае – ни Фонтанелло, ни Диму Арапова, потому что все футболисты нашей команды ошибаются. Если мы пропускаем гол, то это ошибка всей команды, а не одного Арапова или Фонтанелло. Я бы на месте Фонтанелло просто выбил мяч, оставалось три минуты до конца первого тайма, спокойно доиграли бы и пошли в раздевалку. Он решил по-другому, думал, что вратарь свободно выбьет. Я вообще не сторонник того, когда мяч катят вратарю, потому что у нас единственный голкипер, который хорошо играет ногами, – это Акинфеев. Братья Березуцкие или Игнашевич даже не думают, они просто откидывают мяч назад и знают, что Акинфеев сыграет ногами. Больше я таких вратарей в российском футболе не вижу. Для меня всегда немного волнительно, когда мяч отдают вратарю. Ну, вот такое решение приняли – получили гол. 

— До этого момента ещё был один интересный эпизод – замена Чантурии. Я видел этот момент с трибуны так: он сам выбил мяч и попросил замену сразу же. У него была настолько сильная боль?

— Перед этим моментом на поле вышли врачи. Наш тренерский штаб всегда говорит, что врач должен показать, серьёзное или не серьёзное повреждение. Доктор над ним колдовал, замораживал. Врач показал, что сейчас игрок вернется на поле, Чантурия вышел буквально на две минуты, попробовал поиграть и понял, что ему тяжело. Из-за этого и выбил мяч, не смог продолжать поединок. Никаких подводных течений нет. Конечно, ему надо было мяч выбивать, чтобы сделать замену. В этот момент мы уже готовили замену. Димка Коробов одевался, когда врачи ещё осматривали Чантурию. 

— Я задал вопрос, потому что это один из эпизодов, из-за которого матч называют странным. Сама замена некоторым видится непонятной. Говорят, что Чантурия заменился, потому что он не должен был забивать пенальти.

— Ну, это вообще бред какой-то! Кто может такое придумать? Ему сказали, не забивай пенальти что ли? Это что вообще?

— Да, возможно, это бред.

— Я сегодня врачей ещё не видел. Доктора завтра вынесут вердикт, что с Чантурией, что с Павленко. После каждой игры в лазарет попадает несколько человек. Они день-два готовятся, в основном, индивидуально. У нас есть терапевт, который восстанавливает ребят, сам отдельно с ними тренируется и подготавливает к следующей игре. Так как он держался за пах, я думаю, что он потянул пах. Его недавно в сборную вызвали, он только начал играть. И не дай бог, чтобы он потянул пах, будет не очень красиво, если он не поедет играть в сборную и не поможет нам в игре с «Крыльями Советов». Мы очень надеемся, чтобы травма была несерьёзная.

— На тот момент казалось, что действительно так.

— Футболист просит замену. Как должен отреагировать тренерский штаб?

— Некоторые всё равно играют через боль.

— Если он не может, это ещё хуже. Если бы у нас не было замен, это один вопрос, мы могли менять футболистов, которые у нас тоже являются игроками основного состава. Дима Коробов вышел, и мы сделали равноценную замену. Для чего бы человек ходил на одной ноге? Если бы не было замен и Чантурия сказал: «Я не могу играть, уведите меня с поля», это другой вопрос. На это можно было бы посмотреть двояко. Но человек стоял, не мог доиграть и изображал бы что-то в обороне. А тут ушёл, оставив нас вдесятером. Зачем усугублять травму? Это же не последняя игра чемпионата. Вдруг усугубится, месяца на полтора? Врачи бы сказали, что мы добили, доломали парня.

— Хорошо, очень убедительно. Перейдём к теме, которую вы не любите, – ставки. Я сам смотрел перед игрой, когда букмекерские коэффициенты были совершенно адекватные – примерно 3,6 – 3,9 на победу «Урала», 2,0 – 2,3 на победу «Терека».

— Я уже говорил и буду повторять: не надо меня спрашивать про ставки. Я в букмекерских темах ничего не понимаю. Я ни разу не был в букмекерской конторе – я не знаю, что такое 3,6 и 2,3. Кто как ставит – я не знаю.

— Ни разу не были в букмекерской конторе? Честно?

— Нет. Ни разу. На «Марафон» (сайт букмекерской конторы) я заходил раньше, там у них был онлайн. Сейчас я Sports.ru смотрю сразу же, там результаты есть, смотрю Чемпионат.com, «Спорт-Экспресс». Я даже не знаю, куда заходить, на какие сайты. 

— Вы же читаете спортивную прессу, там часто появляются новости о ставках.

— Конечно. Я только не могу понять, откуда букмекеры могут дать прогноз?

— Они этим и зарабатывают, это их хлеб. Они профессионалы.

— Ну и что? Вот мы сейчас начали готовиться к матчу, мы не открываем информацию, кто у нас будет играть, кто у нас больной. Нам не надо, чтобы наш соперник знал это. Откуда вы знаете, что надо поставить ставки на тех или на других?

— У них есть свои источники.

— Пускай это докажут, придут и скажут: «Ребята, это вы поставили ставки». Пускай что-то конкретное предъявят. А они говорит: вот растёт там, а там не растёт. И что? Давайте поймаем за руку. Я виноват? Пускай меня посадят в тюрьму. Другой виноват – пусть его посадят! Надо говорить конкретно. А когда конкретики нет, то и говорить, будоражить общественность и болельщиков – это неправильно. Я никогда даже не заглядываю, на кого какие ставки ставят. Мне это не интересно.

— Но не говорить об этом нельзя, согласитесь? Нельзя не говорить о том, что в перерыве матча коэффициенты начали резко меняться. На «Урал» – 14. Абсолютно невероятный исход. Как будто бы у нас двух игроков удалили, и вместо «Терека» «Барселона» вышла.

— Я ничего не знаю и не могу ответить на этот вопрос. Что я должен, если я не знаю? Я как в перерыве ставку сделаю? И вообще, у нас самая важная в первом круге игра в субботу.

— А эта была не важная?

— Оставшиеся игры самые важные. С нашими конкурентами. Если мы сейчас не дай бог проиграем, вообще будем в самом низу.

— Вы сказали, того, что происходит со ставками и так далее, быть не может. Но вы намекнули, что журналисты об этом начинают сразу же писать и будоражить болельщиков. Но мы же можем об этом писать, мы же все это видим. Мы понимаем, что точно не знаем о «договорном» характере матча, хотя все журналисты пишут об этом – «Спорт-Экспресс», Чемпионат.com, Sports.ru.

— У вас один журналист узнал, что откуда-то какие-то ставки пошли, и все начали об этом писать. Никто даже не поинтересуется, не позвонит. Что за контора? Какая контора поменяла ставки после первого тайма? Пускай позвонит и спросит, почему поменяли. Ты журналист, иди разберись. Узнай, почему вдруг после перерыва пошли ставки.

— Я сделал запрос в конторы. Они обещали ответить сегодня.

— Дай бог, чтобы они ответили. Мне просто интересно, что они скажут.

— Давайте вернёмся к игре. И тренер говорил на пресс-конференции, и вы упомянули, что в первом тайме играла команда хорошо.

— Нельзя сказать, что играли хорошо. Можно сказать, что играли неплохо, но сил не хватило на второй тайм.

— В перерыве о чём говорили с игроками?

— Зачем это рассказывать? То, что у нас творится в раздевалке, – это наше дело. Я же не спрашиваю, о чём ты думаешь, о чём со своей женой разговариваешь? Мне не интересно. В раздевалке наш клубный, командный разговор. Конкретно между собой разговариваем. Это наш семейный разговор, зачем я буду рассказывать. Мы в раздевалке и бутсами можем кидать. Для чего это выносить на публику? 

— Хорошо. В перерыве было спокойное или конфликтное настроение?

— Я тебе сказал, что не буду говорить. Зачем я буду рассказывать, что у нас происходит в раздевалке?

— Просто на второй тайм команду будто подменили.

— Никто никого не подменял. Вышли, пытались сыграть, не получилось. Вот и всё.

— Только из-за того, что не хватило сил?

— Это моё мнение. У кого-то может и другое мнение быть. Я считаю, что нам не хватило сил. Вот и всё.

— Ещё один момент. Во втором тайме тренер меняет Лунгу, когда счёт 1:3, на защитника.

— Ты не мне этот вопрос задавай. Я менял что ли?

— Как вы оцениваете это?

— Я не могу оценить действия тренера. Тренер поменял, значит, он так считает нужным. Может быть, он готовил Лунгу, понял, что нам уже тяжело, еле двигаемся, надо дать отдохнуть. Не знаю, я не думаю за тренера. Принял такое решение и принял. Что я по каждой замене должен объяснять? Есть тренерский штаб. У тренера свои, как говорится, тараканы в голове. Поменял Лунгу, выпустил футболиста, на которого мы хотели посмотреть побольше. Что в этом такого?

— Совсем не хотелось сравнять счёт?

— Хотелось, как не хотелось? Зачем выходить на поле, чтобы заранее проигрывать? Конечно, хотелось. Мы из-за этого и получили на контратаке. Мы, когда полезли туда, получили ещё один гол. Когда команда проигрывает, начинает раскрываться и получает на контратаке гол. Мы все были впереди, а они побежали и забили нам ещё один гол.

— 80 процентов пользователей на большинстве спортивных сайтов считают, что матч был странным. Что вы можете им сказать в конце нашей беседы?

— Мы в странные игры не играем и не будем играть. Мы всегда играем в честный футбол. 

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Россия
Суд арестовал обвиняемого в похищении ₽100 млн у вдовы Александра Градского
Россия
Навальный прокомментировал внесение в список террористов и экстремистов
Россия
Курс евро на Мосбирже превысил 90 рублей, доллар — 80 рублей
Россия
Twitter: Россия на втором месте за 2021 год по числу запросов об удалении контента
Россия
Четыре сервиса «Яндекса» обязали передавать силовикам информацию о пользователях
Россия
Суд ограничил Ивану Сафронову время на ознакомление с делом, в котором 10 тыс. страниц
Россия
В феврале депутаты Госдумы будут заседать всего 3 дня. Но их зарплата останется прежней
Россия
ГД одобрила закон о проведении электронного голосования в России на выборах всех уровней
Курган
Почти уничтоженное первичное звено медицины не справляется с потоком пациентов. Пять историй
Россия
Эксперты объяснили риск энергоколлапса в Европе и отсутствие альтернативы «Газпрому»
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.