Все о спорте на Урале 18+
О проектеРеклама
Хоккей
Континентальная хоккейная лига
Футбол
Футбольная премьер-лига

«Мы плохой погоды боимся больше, чем кризиса»

Бизнесмен Олег Сиротин – о том, почему берет кредиты и из-за чего не спит по ночам

Бизнесмен Олег Сиротин уже 15 лет развивает горнолыжный курорт «Солнечная долина», расположенный в нескольких километрах от Миасса. В последние годы дела коммерсанта резко пошли в гору. В «Долину» переехали крупные фестивали, которые посещают десятки тысяч человек, тут стали проводить международные соревнования. А в прошлом году бизнесмен стал главным инвестором будущего туристического кластера. Znak.com поговорил с Олегом Сиротиным о бизнесе и семье.

- В «Солнечной долине» начался новый сезон. Что ждет гостей?

- За лето мы провели большую работу. Поставили новые мачты, чтобы было больше света. Сделали новую трассу, она выходит на юго-восточный склон, затем делает резкий поворот и через небольшой тоннель приходит на первую трассу, на которой люди финишируют к подъемнику. Мы технически доработали трассы для ски-кросса и хафпайпа. Построили два новых отеля и начали строить еще три.

- Успешной ли оказалась схема таймшер (неимущественное право отдыха на конкретном курорте в конкретный период года – прим. ред.)?

- Да. Сегодня она приносит деньги собственникам, примерно 10% от их вложения. Получается гарантированная доходность вложения, плюс сама недвижимость дорожает. Плюс они могут воспользоваться сами своими номерами. Спрос на такое есть, и практика показывает, что за три месяца до конца строительства все номера раскупаются. 

- Как вам удалось получить крупные мероприятия, такие как Ильменка и Бажовка?

- Это целенаправленная работа совместно с министерством культуры Челябинской области и правительством региона. Каждый раз готовить площадку под новый фестиваль сложно, и не всегда это получается качественно и небезопасно, как мы это увидели на Ильменке (в 2014 году в результате урагана на «Ильменском фестивале» погибли три человека, включая двоих детей, – прим. ред.). Сейчас мы принципиально договорились о том, что готовим постоянную площадку для массовых мероприятий, и речь идет не только Бажовском или Ильменском фестивалях, можно вернуться и к идее рок-фестивалей. Здесь можно организовать и фестивали экстремальных видов спорта, таких как квадроциклы, снегоходы и многое другое. 

Мы профессионально готовим «Долину» для проведения таких мероприятий. Особую роль уделяем безопасности. У нас были конкуренты по этому направлению деятельности. Предлагались разные площадки, но они не были готовы, чтобы все исполнить. А мы взяли и сделали.

«Я цифры хорошо считаю»

- Вы верите в туристический кластер?

- Слово кластер мне не нравится, а в проект я верю. Последнее, что было сделано: мы обсуждали на совете по туризму с губернатором Челябинской области задачу соединить зимой курорты лыжной, а летом пешеходно-велосипедной трассой. Ее протяженность – 280 километров, она соединяет шесть курортов в общую систему. Таким шагом мы продвигаем свой продукт и делаем его конкурентным даже на мировом рынке.

- Это можно сравнивать с тем, что есть в Европе?

- Мы еще слишком маленькие, чтобы себя с ними сравнивать. Но объединив курорты в единую сеть, мы можем с ними конкурировать. В том числе и по ценам. Сегодня у нас есть запас. На Западе курортные услуги в среднем в 2,5-3 раза дороже. 

- Как это будет работать?

- Тропа 280 километров длиной. Через 40-50 километров – курорты. В Скандинавии по подобным территориям за год проходит миллион человек. Средний чек посещения отеля с питанием и еще какими-то услугами будет стоить 2-3 тыс. рублей. В год система будет давать выручку в 3 млрд рублей. Там бабушка напекла пирожков и продает, там мужик построил баньку, людей парит. Все сыты, и три миллиарда оборот.

- Да, но инвестор не будет печь пирожки…

- Инвестор, то есть «Солнечная долина», будет строить отели. Если разделить годовой миллион туристов на дни, это порядка 400-500 человек в сутки. Вот они к нам пришли, переночевали за 2000 рублей. Вот и доход. Мы пока обсудили концепт проекта. Определили примерную стоимость и возможные механизмы инвестирования. Это будет договор концессии. Техническая работа уже началась. Порядок сумм в проекте такой: около 1,5 млрд рублей надо потратить на тропу, нужно построить около сорока мостов через дороги. И где-то 2,5 миллиарда будут стоить отели и рестораны на тропе. 

- Вы единственный инвестор?

- Пока только «Солнечная долина» подняла руку, что она готова вписаться. Сумма инвестиций меня не пугает, я цифры хорошо считаю. 

«В политику больше ни ногой»

- Как вы пришли в этот бизнес?

- Это непростая история, у меня было много других проектов, но так бог распорядился, что я все оставил, что-то продал, что-то передал и занялся только туризмом. Я работал в системе обеспечения «УралАЗа». Мой партнер меня отстранил от этого. 

- Говорят, вы часто рискуете, берете большие кредиты…

- Можно не рисковать, но тогда динамика развития замедлится. А я посчитал, сколько еще жить осталось? И не успеваешь курорт построить. Мы строим уже 15 лет, вот дошли с пустой горы до этапа Кубка мира. Это хороший результат. А сколько мне еще осталось? Может быть, 15 лет активной творческой фазы. Это так быстро. Я не успею. Надо быстрее шевелиться. А если еще денег не брать, то для моей цели надо будет не 15, а 50 лет. Я хочу создать круглогодичный курорт с количеством посетителей в миллион человек в год.

- Насколько важно выстроить отношения с властью?

- Параллельно мы жить не можем, отношения с властью очень важны. Мы много строим. Это же градостроительная деятельность, все это связано с разрешительной системой, с землей. Тут ведется очень плотная совместная работа. 

- Почему сами в политику не идете?

- У меня был в жизни хороший урок, когда в 2004 году я решил позаниматься политикой. Он закончился тем, что я искренне понял, что лучше заниматься конкретным делом, которое нужно людям. Полностью ушел от политики. Перестал ловить рыбу в этой мутной политической борьбе. Стараюсь жить так, чтобы всем политикам было интересно то, что я делаю. Это же для людей, а сам не ввязываюсь ни в какие разборки.

- Сколько вложено в «Солнечную долину» за все годы?

- 800 млн рублей. И она никогда не была убыточной, всегда была в плюсе. Самый плохой для нас был 2009 год. Но даже сейчас мы плохой погоды боимся больше, чем кризиса. 

- Кто ваша аудитория?

- Скажу удивительную вещь, если вы посмотрите на трассу, то 80% – это молодежь. Они выбрали для себя активный вид жизни и отдыха. Они и в 25, и в 30 лет не перестанут. Средний чек в «Долине» 1500 – 1800 рублей: это покататься и что-то покушать. Это не маленькие деньги. Но человек со средним уровнем дохода может себе это позволить. 

- Вы не боитесь конкурентов? Кто-то может предложить те же услуги дешевле.

- Чтобы оказать услугу, надо немало в нее инвестировать. Сегодня у нас количество курортов, их пропускная способность растет медленнее, чем растет рынок. Он опережает рост инфраструктуры курортов. И нам бояться нечего, чем больше будет курортов, тем еще интенсивнее будет расти рынок. Мы сейчас очень далеки от цифр в Европе. Там катается 40% населения. А у нас всего 1%. Вырасти можно еще в 20 раз. У любого человека есть право построить что-то свое. Если такой человек найдется, то ради бога. Рынок все равно растет быстрее. Я думаю, что бизнесмен не сможет ничего испортить, сможет испортить только политик, если захочет что-нибудь оттяпать.

- В последнее время много говорят о возросшей нагрузке на озеро Тургояк. Вы это замечаете?

- Как пользователь я такого не замечаю, но это видно в цифрах, в исследованиях. Я вижу, что озеро становится очень популярным. Но масса людей на берегах находится в «диком» состоянии. Нету порядка и контроля за воздействием на почву, рубят деревья, оставляют мусор. И я считаю, что чем больше береговой линии будет в частных руках, тем больше будет порядка. Люди, которые встанут там надолго, они сохранят озеро.

Дружба с Конюховым – это не для пиара

- Что вас связывает с Федором Конюховым?

- Это из 2001 года. Федор Филиппович приехал в Миасс, тогда он проектировал лодку для перехода через Атлантический океан. А я как активный член яхт-клуба его встречал. Мы подружились, он меня пригласил в поход через Атлантику на яхте, мы прошли океан на катамаране. Стали чаще видеться, появились общие интересы. В 2013 году мы с моим партнером Сергеем Еременко делали новый проект для Федора. На весельной лодке «Тургояк» он прошел через Тихий океан. Сейчас постоянно общаемся, живем в проектах. Следующая его идея – это на воздушном шаре в стратосферу. Мы тоже в этом проекте участвуем. 

- Переход через Тихий Океан состоялся в кризисное время. Многие удивлялись, зачем спонсировать столь дорогой проект. Вложения вернулись?

- Это история совсем не для пиара. Мы делали этот поход не для того, чтобы прославиться, или для того, чтобы наши бизнесы процветали. Нам с Сергеем это интересно в первую очередь как технические проекты и приложение своих возможностей. Мы в постройке лодки приняли непосредственное участие. Даже рисовали, как она будет выглядеть, пока ехали на поезде из Лондона в Саутгемптон, где ее строили. 

- Вы собираетесь передать бизнес дочерям?

- Мой бизнес – это семейная история. И он будет передаваться. Старшая дочь сейчас руководит «Золотым пляжем» и достаточно успешно это делает. Среднюю хоккеисты увезли в Америку (Екатерина Сиротина вышла замуж за защитника клуба НХЛ «Тампа-Бэй Лайтнинг» Никиту Нестерова в 2015 году – прим. ред.). Младшая еще учится. Недавно у меня родился внук. Теперь у меня внук и внучка. Я провожу с ними много времени, гуляю, вожусь. 

- За чемпионатом НХЛ следите?

- Обязательно, встаю в 4 утра, включаю приложение и смотрю все игры, болею за зятя.