Режиссер Павел Каштанов – о спектакле «Тот самый М.», интерпретации пьесы и актерах

Провокационно, актуально и очень смешно

Режиссер Павел Каштанов – о спектакле «Тот самый М.», интерпретации пьесы и актерах

21-22 ноября на сцене ДК Железнодорожников в Челябинске покажут инсценировку «Тот самый М», которую режиссёр Павел Каштанов создал по мотивам известной пьесы Григория Горина «Тот самый Мюнхгаузен». Спектакль станет культурным событием в городской жизни, как и все предыдущие благотворительные постановки, которые уже не первый год представляет в Челябинске творческий тандем Павла Каштанова и Марины Петровой. Известные и уважаемые челябинцы на какое-то время перевоплощаются в героев известных пьес, работая как настоящие актёры. В этот раз «Тот самый М.» собрал впечатляющий состав, в постановке примут участие очень разные люди, которых объединяет одно - известность и любовь к искусству. Значительная часть собранных средств пойдет в Фонд Константина Хабенского для помощи детям, больным раком.

В преддверии спектакля мы поговорили с Павлом Каштановым о том, как проходят последние репетиционные дни и какие сюрпризы ждут челябинского зрителя. 

– Насколько сильно ты переделал пьесу?

– Я осовременил действие, оно происходит в 2016 году, в современной Германии, хотя очевидно, что мы говорим о себе. Впрочем, антураж фильма «Тот самый Мюнхгаузен» тоже никого не обманывал, всем было понятно, что речь шла о ситуации в СССР в 70-е годы. Мы говорим о том, что происходит сейчас, и поэтому в инсценировку добавлено многое, чего нет у Горина ни в пьесе, ни в фильме. Шутки на злобу дня, проблемы, связанные именно с Челябинском и Челябинской областью, узнаваемые южноуральцами названия. 

– Фильм «Тот самый Мюнхгаузен» имел в Советском Союзе культовый статус. Тебе не страшно было замахиваться на святое?

– Нет. Моя инсценировка – это дань уважения фильму и способ преклонения перед гением Горина. Это тот материал, который я тоже обожаю с детства и к которому всегда мечтал прикоснуться. Моя задача не испохабить его, а поговорить с современным челябинским зрителем при помощи этой пьесы, потому что она это позволяет. Гениальный горинский текст, гениальный горинский юмор. Эта работа позволяет получить удовольствие не только мне, но и нашим исполнителям, я уверен, это чувство передастся и зрителю, который придёт на спектакль. 

– Инсценировка, на мой вкус, получилась не только очень смешной, но и слегка провокационной по нынешним временам. Это намеренно? 

– Пародия на плохих политиков заложена в пьесе Горина, но мы не ставим политический спектакль. Нам хватило обвинений в том, что мы делаем политическую бомбу, когда ставили «Ревизора». Мы говорим об актуальных вопросах нашей жизни, потому что хотим, чтобы жизнь стала лучше. Мы делаем сатиру, что-то пародируем по ведической формулировке «надо посмеяться над проблемой, чтобы она ушла». У нас нет злого юмора, мы никого не хотим обидеть, но в нашей жизни полно несуразностей, острых социальных тем, которые мы не хотим обходить, – ЖКХ, плохая экология. 

Мы все, например, хотим отмены санкций, поэтому Мюнхгаузен у нас объявляет войну Америке до тех пор, пока та не отменит санкции против России. Но мы не вкладываем в этот эпизод политического подтекста. 

– Говорят, в спектакле есть эпизоды с очень сложными сценическими боями, которые может исполнить не каждый профессиональный актёр. Это так? 

– Я ставил сцены фехтования и боёв и в профессиональном театре. Там профессиональные актёры тоже не всегда готовы к таким сложным движениям. Но наши «непрофессионалы», занятые в постановке, – другое дело. Например, Вика Братченко долгие годы занималась тхэквондо, а сейчас занимается айкидо. Она подготовлена и физически, и морально, и технически, уверен, она всё сделает хорошо. В боевых сценах участвует и исполнитель роли Феофила, его задача – быть недотёпой, и поэтому всё должно сойтись. Хотя, риск, конечно, есть. 

Как режиссёр я не требую от актёров «убиваться», не требую невыполнимого. Всё, что я прошу сделать, я сначала делаю сам. В том числе это касается и роли Вики, и роли Феофила. 

С Викторией Братченко на репетицииС Викторией Братченко на репетиции

Да, такой сценический бой, который мы с ними ставим, у нас не рискнут сделать ни в одном профессиональном театре. Это вполне голливудский уровень постановки боя. Помнишь, как в народном театре: «А не замахнуться ли нам на Вильяма нашего Шекспира?». А не замахнуться ли нам на голливудскую драку, на Джеки нашего Чана? 

- Даже те, кто никогда не бывал за кулисами, знают о непростых нравах, царящих в театральной среде, где порой откровенно серпентарием попахивает. А как тебе удаётся избежать этого накала и создать такую тёплую обстановку на репетициях? 

– Я вообще люблю людей. Естественно, я люблю своих актёров, и атмосфера семейной любви и теплоты нужна мне, потому что атмосфера репетиций переходит и в спектакль. Если я встану в позу «вы тут все непрофессионалы, вы – никто, давайте-ка слушаем все меня», тогда и спектакль выйдет такой выпендрёжный. А мы всё делаем в сотворчестве, в любви. 

Например, некоторые шутки, которые войдут в премьеру, предложены на репетициях самими участниками, так называемыми «непрофессионалами». Кстати, мне больше нравится работать с непрофессионалами, чем побеждать чванство некоторых профессиональных актёров. 

– Я заметил, что даже на исполнение крохотных ролей в спектакле претендуют люди весьма высокого положения. Даже небольшая очередь образовалась. Как тебе удаётся примирить в труппе людей с разным статусом? 

– Когда человек приходит, мы сразу договариваемся о том, что на репетиции, как в бане, – все равны. Мы с Машей (Петровой, директором проекта – прим. авт.) даже слово «VIP» не любим. У нас есть не только чиновники, но и телеведущие, бизнесмены, стронгмены – жаль, что Алексей Серебряков не смог сыграть, у него в эти дни важное мероприятие в Москве. Министр? Депутат? В труппе все равны.

С бизнесменом Марком ЛейвиковымС бизнесменом Марком Лейвиковым

Кстати, мы за эти годы заметили, что и они сами от этого кайфуют. Человеку весь день говорят: «да, господин министр, конечно, господин министр», он же устаёт от этого. Приходит сюда, а здесь он просто человек. И он комфортно себя чувствует в этом контексте. Все мы люди и, когда занимаемся не столько творчеством, сколько сотворчеством, все погоны снимаются. 

– Все отмечают, что ты – режиссёр, лишённый тоталитарных замашек и с тобой очень комфортно работать. Однако даже ты выгонял людей из проекта. Что надо сделать, чтобы вылететь из коллектива?

– За все годы, что мы делаем благотворительные спектакли, это были единичные случаи. У нас, как в любом нормальном проекте, есть сроки. В репертуарном театре бывали прецеденты, когда по просьбе директора или худрука премьера переносится, если спектакль не готов к сроку. У нас же перенос был только с «Ревизором», и это случилось не по нашей вине. Мы не можем себе позволить срывать сроки премьеры. 

Поэтому если человек не ходит на репетиции, не учит текст, я вправе воспользоваться диктатом режиссёра и выгнать его. Мы же как оркестр. Как это какая-то дудка или какая-то скрипка до сих пор не выучила свою партию и не играет?! Обидно, когда люди, играющие главные роли, с огромным объёмом текста, работают на репетиции без бумажки, а человек с малюсенькой ролью ходит с бумажкой, ничего не запоминает… Почему мы должны тратить на него время? 

Бывали и люди, которые разрушали в коллективе ту семейную творческую атмосферу, которую мы всегда пытаемся на проекте создать. Вели себя откровенно по-хамски или начинали тащить на репетиции ту моральную грязь, в которой они существовали в своей обычной жизни. Приходилось расставаться. 

Но, повторюсь, это были единичные случаи. У нас, наоборот, такой наплыв желающих, что мы не знаем, как с этим справиться. Приходится работать в два состава, это началось ещё со спектакля «Любовь и голуби», и это, конечно, дополнительная нагрузка. 

К примеру, мы вчера закончили репетицию в двенадцатом часу. Репетировали попеременно с разными составами. Проходим сцену с одним составом, второй смотрит и говорит: «Ой, а давайте мы лучше сделаем». Делают. Первый состав смотрит и говорит, «Блин, смотрите, как они классно этот эпизод сделали, давайте-ка мы тоже пройдём его ещё на один раз». Появляется элемент не то чтобы здоровой соревновательности, но актёры творчески заводятся. Они забывают, что им к восьми утра на работу, а на часах уже двенадцатый час. 

– А знаменитая баночка для штрафов за опоздание на репетицию? Много уже насобирали?

– Да не работает она (смеётся). Еду приносят, да. Но это правила хорошего тона – принести что-нибудь к чаю. И когда, например, Таня Маркина шарлотку, испечённую своими руками, принесёт или кто-нибудь пирожков привезёт целый пакет – это тоже создаёт ту самую семейную атмосферу. Кто-то работает на площадке, кто-то делает ему кофе. Стремление сделать другому что-то хорошее – это же любовь. А любовь творит чудеса. 

– Уже знаешь, что будешь ставить дальше?

– У нас с Машей очень много идей. Раньше мы ставили комедии, потому что это популярный жанр, беспроигрышный для благотворительного проекта, но сейчас хочется уже и трагедию попробовать. Однако для каждой пьесы должно подойти время, мы должны понимать, о чём мы хотим поговорить со зрителем. Например, «Мюнхгаузена» мы задумали ставить ещё в 2012-м году. Это ведь ещё и вопрос выбора актуального момента. 

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Россия
ФСБ обвинило оппозиционного блогера Валентина Шлякова в экстремизме
Россия
Экс-спикера думы Чукотки силовики задержали в аэропорту Анадыря
Россия
Нобелевский лауреат Муратов призвал отдавать коррупционные деньги на благотворительность
Россия
Общественная палата предложила отказаться от термина «QR-код» в документах
Россия
Экс-мэр Архангельска предложил переименовать город в Путинград
Россия
В Москве восьмимесячный доберман, по словам хозяйки, погиб от удара током на территории ЖК
Россия
Генпрокурор Краснов призвал не допускать к власти чиновников, нарушивших закон
Россия
Калининградский губернатор заявил, что история c QR-кодами его утомила
Россия
Лига безопасного интернета зафиксировала подготовку вмешательства в выборы 2024 года
Россия
YouTube заблокировал канал актрисы Шукшиной за дезинформацию о коронавирусе
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.