«Власти были коррумпированы “Уралмашем”»

Сергей Капчук – о своем уголовном деле и возможном возвращении в Екатеринбург

Бывший свердловский бизнесмен Сергей Капчук, сбежавший от уголовного преследования из Екатеринбурга за границу 12 лет назад, объявил, что информация о нем удалена из базы данных Интерпола. Теперь не исключено, что он сможет вернуться на родину. В интервью Znak.com Капчук впервые рассказывает, кто, по его мнению, был заинтересован в возбуждении дела против него и его брата Константина Капчука, как он зарабатывал на жизнь все эти годы за границей и как с его делом связан бывший лидер ОПС «Уралмаш» Александр Хабаров.

- После долгого перерыва вы снова появились в свердловской повестке: сначала обещали подать в суд на Иннокентия Шеремета за сюжет ТАУ про вас, потом объявили о том, что вас больше не разыскивает Интерпол. Собираетесь вернуться в Россию?

- Если быть юридически корректным, я не обещал подать в суд на Шеремета. Я ему послал так называемое letter before action. Это обязательная процедура в Великобритании: перед тем как подать в суд, вы должны попытаться договориться с ответчиком мирным путем, потому что все прекрасно осознают, насколько дорогостоящая это процедура – процесс в Высоком суде Лондона. В данном случае мы договорились, что мне будет предоставлена возможность опровергнуть ложь, которая была озвучена в эфире.

- В сюжете ТАУ говорилось про ваш конфликт с Мариникой Смирновой, которая утверждает, что за отношения с вами вы вымогали у нее деньги.

- Все это клевета. Никакого конфликта у меня с ней нет, и я ничего у нее никогда не вымогал. В июле 2011 года она обратилась в мою юридическую компанию за помощью, так как у нее была сложная ситуация по поводу раздела имущества с бывшим мужем. Платить ей было нечем, и она выписала вексель на сумму около 1 млн фунтов на имя компании. Так как деньги по этому векселю компания до сих пор получить не смогла, компания обратилась в суд и сейчас процесс продолжается.

- После этого вы сделали заявление, что больше не находитесь в розыске Интерпола. Все-таки собираетесь вернуться в Россию?

- На какие-то вопросы я могу ответить, на какие-то – нет. Россия – моя любимая и родная страна, а с родными и любимыми, как вы знаете, всё часто складывается непросто. Поэтому в данном случае нет простого решения, но я искренне надеюсь, что рано или поздно это произойдет – я вернусь.

- Что сейчас этому мешает? Со стороны российских правоохранительных органов к вам есть претензии?

- Я могу сказать только то, что я знаю. Интерпол направил письменное распоряжение всем филиалам, в том числе в России, удалить мои данные из баз разыскиваемых лиц. Насколько знаю, сейчас этот процесс практически везде завершен.

Бюро Интерпола должно удалить информацию о Сергее Капчуке из баз разыскиваемых лицБюро Интерпола должно удалить информацию о Сергее Капчуке из баз разыскиваемых лиц

- В России тоже?

- На этот вопрос, к сожалению, я ответить не могу.

- Давайте вернемся в прошлое. Почему в 2005 году вы приняли решение уехать за границу?

- Откровенно говоря, у меня не было надежды на объективное судебное следствие, и поэтому я принял решение уезжать. Тогда была одна ситуация, сейчас – другая. Люди другие.

- Вы быстро приняли это решение? Советовались с кем-нибудь?

- Нет. В этих случаях нельзя долго размышлять и советоваться с кем-то. Надо принимать решение и действовать.

- На тот момент вам было предъявлено обвинение?

- Мне не было предъявлено обвинение, но мне стало все предельно ясно. Я понял, что на объективное разбирательство в той стране в 2005 году я рассчитывать не мог. Дело изначально было необъективным, оно не стоило выеденного яйца.

- Кто был заинтересован в возбуждении дела?

- В первую очередь – ОПС «Уралмаш». И его люди в правоохранительных органах и во власти. На тот момент у меня был конфликт по Салдинскому металлургическому заводу с [бывшим лидером ОПС «Уралмаш» Александром] Хабаровым. Мы с ним встречались в 2001 году в «Атриум Палас отеле», и Хабаров предлагал мне $1 млн, чтобы я ему продал завод. Но я не согласился. Дело было возбуждено примерно в то же время.

После вмешательства Александра Хабарова в начале 2000-х Сергей Капчук потерял Салдинский метзаводПосле вмешательства Александра Хабарова в начале 2000-х Сергей Капчук потерял Салдинский метзавод

- В итоге вы все равно потеряли завод?

- Я его не смог отбить, потому что и власть, и правоохранительные органы на тот момент были коррумпированы «Уралмашем».

- Деньги вы за завод получили?

- У Хабарова я не взял ни копейки. Меня родители так воспитали: с бандитами нельзя вести никаких дел, у них нельзя брать никаких денег.

- На суде ваш брат-близнец Константин Капчук, который также был обвиняемым, говорил, что дело против вас заказное и связано оно с тем, что вам с братом удалось получить от правительства земли в районе Шарташа. Вы согласны?

- Каждый вправе иметь свое мнение. У Константина есть свое видение ситуации. Но я так не думаю. Эта его версия была еще до суда. Но большое видится, как известно, на расстоянии. На суде Кости «уралмашевцы» сами начали сдавать друг друга (после ареста и смерти Хабарова «Уралмаш» затрещал по швам), и официально в суде было заявлено, что по заданию одного из близких к «Уралмашу» людей фабрикацией уголовного дела занимался полковник милиции Олег Тимофеев (УПЭП). Есть стенограмма судебного заседания. Решение Интерпола, конечно, бросает тень на всю правоохранительную систему России, но нести ответственность должен один конкретный полковник. Полковник Тимофеев. Я осознаю всю полноту ответственности этого своего публичного заявления. Заинтересованность полковника Тимофеева также доказана старшим следователем прокуратуры Верх-Исетского района Екатеринбурга Алифриенко Е. А. еще в 2007 году. Но ответственности Тимофеев избежал за истечением срока давности. Моя внутренняя убежденность в виновности полковника Тимофеева базируется на показаниях свидетелей в суде и выводах следователя прокуратуры Алифриенко. И этот человек, насколько мне известно, продолжает работать в органах. Я читал в интернете его статью «Честь имею». Мне кажется, он слишком буквально понимает это выражение.

- Что сейчас с этими землями на Шарташе? Они принадлежат вам, вашей семье или людям, связанным с вами?

- Они никогда не принадлежали ни мне, ни моей семье, ни людям, связанным со мной.

- Расскажите вашу версию истории с квартирой, которая легла в основу уголовного дела против вас с братом? Я так понимаю, в 1997 году власти региона предложили крупному налогоплательщику, Свердловской железной дороге, погасить часть задолженности в бюджет, купив для представительства региона в Москве квартиру. Позже оказалось, что эта квартира принадлежит вам.

- У меня есть подозрения, что вы лучше меня осведомлены о деталях. На самом деле все было гораздо проще. Я был представителем губернатора в Москве, и по должности мне полагалась квартира. Мне было 24 года, и мне тупо негде было жить.

- Когда вы стали представителем губернатора? В 1996 году?

- В 1996-97, где-то так. Если быть точным в формулировках, я был назначен исполняющим обязанности представителя губернатора. [Бывший свердловский губернатор Эдуард] Россель подписал указ. Я не знал, не знаю и знать не хочу, как правительство договаривалось и с кем о покупке квартиры, это не входило в круг моих полномочий.

Сергей Капчук неплохо устроился в Великобритании, но все равно хочет вернуться в ЕкатеринбургСергей Капчук неплохо устроился в Великобритании, но все равно хочет вернуться в Екатеринбург

- Как получилось, что квартира для представительства была оформлена на вас?

- Это ложь. Никаких документов на меня не было оформлено. Я просто жил в этой квартире ориентировочно до 1998 года, когда Россель предложил мне стать руководителем секретариата губернатора. Не раздумывая ни секунды, я согласился и тут же улетел в Екатеринбург.

- Большая была квартира?

- Да нет. Обычная трехкомнатная квартира в панельном доме. Не в центре, но и не в плохом районе. Рядом со станцией метро «Молодежная».

- 12 лет назад вы уехали из Екатеринбурга в Дубай, затем – в Англию. Как вы все эти годы зарабатывали на жизнь?

- Занимался бизнесом: предоставлял юридические услуги, занимался недвижимостью.

- Можете рассказать подробнее?

- В Лондоне уже давно практически ничего нового не строится. Но при этом есть достаточно выгодный бизнес: покупать недвижимость в плохом состоянии на аукционах, реконструировать ее, а затем сдавать или продавать. Но сейчас ситуация с рынком недвижимости Великобритании в целом находится в подвешенном состоянии из-за неопределенности с тем, будет Brexit или нет, а если будет, то на каких условиях. Так как решение референдума по этому поводу носит лишь рекомендательный характер, окончательное решение должен принять британский парламент.

- Какие вы видите для себя бизнес-перспективы?

- Я продолжаю заниматься юридической практикой. Кроме того, открою вам секрет, что сейчас я нахожусь в процессе регистрации прав на собственное уникальное изобретение, которое каждый сможет использовать в повседневной жизни. Но пока раскрыть его суть я, к сожалению, не могу.

- Ваш брат-близнец Константин Капчук не стал скрываться за границей, уже отсидел свой срок, вышел на свободу и живет в Свердловской области. Не жалеете, что вы тогда не сделали так же?

- Прошлое обсуждать нет смысла, потому что поменять его мы не можем. У каждого было свое решение, каждый его принял сам и сам несет ответственность. На тот момент я не видел никакой перспективы в России.

Сергей Капчук заявил о том, что его больше не разыскивает Интерпол

- Как вы считаете, если бы вы сейчас вернулись в Россию, вы бы могли претендовать на объективное судебное разбирательство?

- Никак не могу это прокомментировать. Но хочу сказать, что я готов участвовать в судах и нисколько их не боюсь. И здесь (в Англии – прим. ред.), и в России. Но я готов участвовать только в справедливых судах.

- Какие у вас сейчас отношения с братом?

- Прекрасные отношения. Это мой любимый брат. 

- Когда вы последний раз виделись?

- Мы виделись в Европе, потому что у меня была возможность передвигаться, несмотря на преследования. Я был под защитой Британской короны. У меня были британские документы.

- Что это за документы?

- Это документы, с которыми можно путешествовать, несмотря на преследования Интерпола. Они выглядят как паспорт. Вы имеете право сделать соответствующий запрос в иммиграционный центр Англии, но вероятность, что вам их выдадут, невелика.

- А с бывшим свердловским премьером Алексеем Воробьевым, который считался вашим покровителем, вы общаетесь?

- Нет, не общаюсь. Но он никогда не был ничьим покровителем. Он всегда был на стороне закона. Помню, в конце 2004 года, когда уже все было понятно по поводу уголовного дела, я виделся с Воробьевым. Он убирал снег у себя перед домом. Я приехал к нему поговорить. Он мне сказал: «Я ничего сделать не могу». После этого он протянул мне руку, и я этой руки не пожал. И я об этом очень жалею. Это, может быть, вообще единственное, о чем я жалею.

- Если все-таки вернетесь в Россию, чем займетесь: бизнесом, политикой?

- Сейчас я это сказать не могу. Россия – уникальная страна, которая сплошь состоит из возможностей и потенциала. Работы в России хватит на все семь дней в неделю 24 часа в сутки. Работать в России – огромное удовольствие и большая честь.

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.