«Вы хороните меня не по правилам»

Челябинские бизнесмены надеются изменить закон о похоронном деле

Министерство строительства и жилищно-коммунальных услуг РФ готовит новый вариант закона о похоронном деле и ритуальных услугах. Челябинские коммерсанты, работающие в этой сфере, пока не знают, как относиться к грядущим нововведениям. Одни приветствуют перемены и надеются на легализацию погрязшего в коррупции и «черном нале» рынка, другие опасаются, что новый закон приведет к монополизации.

Руководитель челябинского филиала некоммерческого партнерства «Профессиональное похоронное объединение» Сергей Яковенко обратился в управление антимонопольной службы по Южному Уралу с просьбой изучить «черновик» законопроекта на предмет выявления нарушений антимонопольного законодательства. Сами члены НП, по словам Яковенко, уже отметили несколько недочетов, ведущих к монополизации рынка, и даже провели совещание по этому поводу со специалистами федерального минстроя, но опасаются, что их доводы могут быть не услышаны.

Сергей ЯковенкоСергей Яковенко

«С января 1996 года наша сфера регулировалась законом ФЗ-8 «О погребении и похоронном деле», – рассказал руководству челябинского УФАС Сергей Яковенко. – Прошло уже более 20 лет, а никаких серьезных изменений в этот закон так и не было внесено. В сентябре был предложен новый законопроект. Если сравнивать старый и новый, то это кардинально разные вещи, даже считая по объему: в старом ФЗ-8-15 страниц, в новом – более 50. Есть много полезных вещей, но некоторые новшества настораживают. Например, транспортировку тел умерших от места смерти до морга предлагается возложить строго на органы местного самоуправления, а не МВД, как сейчас. Но у муниципалитетов для этого просто нет ни лишнего транспорта, ни инфраструктуры. Решения этой проблемы закон не предлагает, он просто перекладывает заботу с полиции на местные власти».

Кроме того, ритуальщики из НП «Похоронное объединение» предлагают запретить коллегам работать на территории здравоохранительных учреждений. 

На сегодня сложилась ситуация, когда при каждой больнице есть как минимум «стол заказов» того или иного похоронного агентства (в Челябинске, как сообщал Znak.com, эти места практически монополизировало ООО «Долг»). Яковенко и компания предполагают, что размещение на территории больницы автоматически позволяет фирме-счастливчику занять доминирующее положение на рынке: агенты такой организации имеют возможность «обрабатывать» родственников умерших пациентов, так сказать, не отходя от кассы. 

«Необходимо запретить вообще и работу каких-то выставок товаров на территории больницы, и даже прием заказов!» – заявил в беседе с главой челябинского УФАС Сергей Яковенко. Правда, сочувствия у антимонопольщиков это предложение не нашло: по словам заместителя начальника УФАС Натальи Сапрыкиной, такой сервис может быть более удобен для граждан, конечных клиентов. 

Еще один настораживающий членов НП момент – копка могил. На сегодня эта услуга отнесена к разряду ритуальных и никак не регламентирована – заняться выкапыванием могилы могут, например, родственники усопших. Новый законопроект предполагает отнести копку к содержанию кладбищ, чтобы органы местного самоуправления определяли лучших гробокопателей через тендер. Что опять-таки, по версии НП, приведет к монополизации рынка.

Ритуальщики предлагают также запретить выделение «семейных» участков на коммерческой основе: каждому телу положено только пять квадратных метров и не более. Яковенко объяснил, что возможность «застолбить» за семьей сразу большой участок, во-первых, выводит эту землю из оборота, а во-вторых, создает опасность коррупционных схем: «безутешные родственники» будут просто спекулировать кладбищенскими «квадратами». Тут уже возмутилась начальник УФАС Анна Козлова. 

«Я предпочитаю, чтобы все мои родные лежали в одном месте, а не в раскиданных по нескольким кладбищам могилах, – заявила Анна Алексеевна. – А возможную спекуляцию все-таки можно контролировать».

«Профессиональное похоронное объединение» обижает также внесенное в закон предложение разрешить религиозным организациям размещать на территории кладбищ свои объекты: Яковенко уверен, что та же РПЦ будет использовать эту лазейку, чтобы открыть на кладбищах не часовни, а магазины, а это – дискриминация других хозяйствующих субъектов. По версии похоронщиков, весь комплекс ритуальных услуг должен по возможности оказываться одной компанией. Правда, как сюда относится религия, остается непонятным: не будут же ритуальные конторы содержать в штате священников?

Наталья Сапрыкина и Анна КозловаНаталья Сапрыкина и Анна Козлова

Наконец, огромная угроза рынку, по версии руководителя НП, – требование содержать тела в специальных трупохранилищах, где и будет осуществляться подготовка покойников к погребению. «Это сразу сделает монополистами больницы, у которых уже имеются морги! – заявил представитель похоронного бизнеса. – К тому же подобная инфраструктура в России абсолютно не развита, а перевозка тел после вскрытия из прозекторской в трупохранилище только увеличит транспортные расходы».

Анна Козлова парировала: никто не мешает успешным похоронщикам строить или брать в аренду помещения. Наталья Сапрыкина поддержала начальницу, напомнив, общеизвестную, хоть официально и не подтверждаемую информацию: на сегодня тела готовят к погребению те же врачи-патологоанатомы или эксперты-криминалисты, которым платят предприимчивые ритуальщики.

Заметим, далеко не все игроки челябинского похоронного рынка разделяют опасения некоммерческого партнерства. Так, директор ООО «Мемориал-Сервис» Дмитрий Еремин скорейшее принятие закона только приветствует. 

По его мнению, предложенные Сергеем Яковенко к рассмотрению в УФАС недочеты закона должны привести не к монополизации рынка, а к появлению наконец цивилизованного уровня сервиса, а заодно отсеять слабых, случайных и нечистых на руку игроков.

«На рынке ритуальных услуг сегодня царит хаос, – отметил Дмитрий Еремин в беседе с корреспондентом Znak.com. – Деньги крутятся очень немалые (напомним, по оценке наших экспертов, только нелегальные поборы на кладбищах города превышают 60 млн рублей в год – прим. ред.), но на 80% – это «кэш», средства, не показанные в документах, не облагаемые налогами, которые «дикие» бизнесмены просто складывают в карман. В итоге рынок до сих пор находится в состоянии 1990-х годов: никто не заботится об улучшении качества услуг, обновлении транспорта, развитии инфраструктуры. Я знаю случаи, когда «сервис» в виде ржавой «Газели» и двух копщиков обходился гражданам в 50 тысяч рублей! Если новый закон поможет навести порядок в этой сфере, то на рынке останутся только серьезные, готовые развиваться и приносящие пользу гражданам игроки». 

Дмитрий ЕреминДмитрий Еремин

Еремин спокойно относится к идее, например, выявлять через тендеры перевозчика тел или копщика могил. По его мнению, тут всё будет зависеть от местных властей: ведь можно разбить один большой лот «Копка могил по всему городу» на отдельные мелкие лоты – для каждого кладбища или административного района. Требования к инфраструктуре, тем же «трупохранилищам», в «Мемориал-Сервисе» считают необходимыми, повторяя слова Анны Козловой: почему бы считающим себя респектабельными бизнесменам от похоронного дела не вложить «черный нал» в развитие своего бизнеса?

«Похоронные дома, трупохранилища – это толчок к развитию рынка, – утверждает Дмитрий Еремин. – В условиях нормальной конкуренции, а не сегодняшней «дикой», клиент будет выбирать компанию, которая может предложить ему наилучший сервис, компанию, которая может показать товар. Наличие серьезной инфраструктуры говорит о том, что фирма серьезная, с запасом прочности, готовая идти в ногу со временем, предоставляющая полный спектр услуг. Да, сегодня больницы с их моргами – безусловные неофициальные монополисты. Но вы видели эти морги? Я постоянно удивляюсь, как здравоохранительным учреждениям удается получать свои лицензии, ведь помещения больничных моргов не проходят хотя бы по элементарным гигиеническим требованиям. Пусть серьезные игроки на этом рынке берут землеотводы, строят свои «похоронные дома», арендуют чужие помещения – выиграют все, от властей до граждан, кроме полулегальных современных дельцов».

Что вызывает у Дмитрия Еремина сомнения – так это пропагандируемая властями повсеместная инвентаризация кладбищ. 

С точки зрения директора «Мемориал-Сервис», федеральным властям такой шаг нужен только для ведения точной статистики. Для местных, муниципальных, инвентаризация более актуальна, так как позволит вести точный учет земельных участков, в том числе и на кладбищах, составлять долгоиграющие градостроительные планы, прогнозировать работу с землей на будущее. Однако ни федералы, ни муниципалы вкладывать деньги в подобные проекты не будут. Не заинтересованы в этом и частники.

«Бизнес может получить от инвентаризации выгоду, если получит возможность работать с родственниками усопших, – объясняет свою позицию Дмитрий Еремин. – Предложить, например, обновить, поправить оградку, памятник – ведь именно продажа надгробных объектов составляет львиную долю нашего бизнеса, по сравнению с нею деньги, вращающиеся в сфере перевозки тел или подготовки к погребению, сравнительно невелики. Но для этого необходим доступ к персональным данным граждан, а на такой шаг власти, конечно, не пойдут».

С другой стороны, тот же «Мемориал-Сервис» и еще несколько ритуальных компаний Челябинска и так ведут строгий учет «своих» захоронений и заносят данные в общедоступные сервисы. Такой подход позволяет, например, переехавшим из Челябинска в другой регион людям через интернет заказывать услуги по обслуживанию и приведению в порядок «родных» могилок.

Единственная законодательная инициатива, которая не вызывает возражений ни у кого из участников рынка, – лицензирование ритуальных услуг. 

По данным из открытых источников, подготовка к этому шагу ведется как минимум с 2014 года. Лицензированию должны подлежать, например, организация и сопровождение похорон, подготовка и проведение обряда прощания, захоронение, эксгумация, перезахоронение останков.

«Сегодня любой человек с улицы с зачатками предпринимательского таланта может начать оказывать ритуальные услуги, – рассуждает Дмитрий Еремин. – Для этого ничего не требуется, кроме желания пойти и заработать на чьем-то горе. Такая ситуация не приводит к качественному улучшению рынка: ни сервиса, ни транспорта, ни новой инфраструктуры не появляется. Наоборот, весь рынок остается в хаосе. Должны быть определенные требования, в том числе к квалификации работников. Нюансов в похоронном деле масса, имеет свою специфику та же работа с документами. Но на сегодня весь рынок представлен самоучками, а это неправильно». 

Добавим, что в челябинском УФАС на просьбу Сергея Яковенко об оценке законопроекта не ответили прямым отказом. Однако Наталья Сапрыкина уточнила для переживающего за поправки и бизнес коллег ритуальщика, что любые предложения регионального антимонопольного органа, будь то одобрение или признание «похоронной» инициативы, не соответствующей законодательству, в любом случае пройдут через центральный аппарат ФАС РФ. Тем не менее челябинские антимонопольщики согласились проверить положения не принятого пока законопроекта в части ограничения конкуренции.

Что касается не входящих в НП участников рынка, то большинство из тех, с кем удалось связаться корреспонденту Znak.com, полагают, что новый закон серьезно не улучшит положение, если не будет сопровождаться настоящими карательными акциями. «На сегодня на рынке выигрывает не тот, кто предоставляет гражданам лучший и более дешевый сервис, – подтверждает Дмитрий Еремин. – А тот, кто раньше получает информацию о покойных от полиции или медиков. То есть конкуренция идет коррупционная. Без наведения порядка в этой сфере любые юридические новшества бесполезны». 

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.