Доллар
Евро

«Наша студия – фильтр, помогающий снять розовые очки»

Константин Хабенский – о талантливых детях, своих ролях и отношении к деньгам и смерти

Максим Бодягин
Елизавета Губарева

В Челябинске на спектаклях актера Константина Хабенского всегда полный зал. Его любят и уважают и за его творческую работу, и за помощь, которую он оказывает детям. В театре драмы им. Н. Орлова на этой неделе с аншлагом прошел благотворительный спектакль «Папа, я тебя люблю». Вместе с Константином Хабенским на сцену вышли воспитанники открытой им в Челябинске студии «Это правда». О том, как сам Хабенский оценивает труд и таланты юных челябинцев, о своем герое из недавно вышедшего фильма «Коллектор», об отношении к деньгам и репутации, он рассказал в интервью Znak.com.  

– Студии «Это правда» в Челябинске уже два года. Как вам наши дети?

- Возникает ощущение, что она гораздо старше. Состоялся проект «Поколение Маугли», прошло несколько фестивалей, всевозможных поездок, и вот сейчас мы представляем ещё один мощный благотворительный спектакль «Папа, я тебя люблю». Мне кажется, когда я первый раз увидел ребят, это были уже достаточно осознанные молодые люди. Сейчас они задают такую планку, что задумываешься: «Ох, мог ли ты позволить себе подобные откровения и подобные духовные высоты в их возрасте?» И это, конечно, очень интересно. Заставляет думать, как же их огорошить – в хорошем смысле – новым заданием для того, чтобы им было интересно сочинять, копаться в себе и наблюдать за миром дальше, после сегодняшнего показа.

– В студии учится много ребят. Только на спектакль в Кремлёвский дворец приехало шестьдесят человек. Неужели вы помните их в лицо? 

- Многих, да. Не только в лицо, но и по именам. 

Елизавета Губарева

– А чем они вам запоминаются? Что выделяет ребёнка из прочих? 

- Глаза… Фантазия… Это одно и то же, по большому счёту. Я не скажу, что есть нечто специальное, специальный вопрос или специальный жест для того, чтобы войти в мою память или, громко говоря, в моё сердце. Запоминается общение, совместная работа на площадке, показы на фестивале или просто показы на открытых уроках. 

– Челябинская студия – одна из десяти, открытых вами по стране. Как наши ребята выглядят на фоне других городов?

- Хорошо. В этом году на фестивале они выступили уверенно и ярко. Это думающие, работящие молодые люди. Если даже в начале они и полагали, что пришли в студию только веселиться и легко проводить время, то сейчас они, мне кажется, уже понимают, зачем они сюда приходят. А если приходят, значит им это нравится, им это интересно. 

– Вы для ребят являетесь безусловным кумиром. А у вас кумиры были в профессии? 

- Были люди, которых я превозносил, которые казались мне безумно интересными, потом на поверку оказывалось, что всё совершенно не так, это лишь сценический или экранный образ, он развеивался и превращался в пыль, лопался, как мыльный пузырь. Но и по сей день существуют люди, к которым я отношусь с особым уважением и в отношении их человеческих, и в отношении их профессиональных качеств. Даже несмотря на то, что я с ними знаком, а с некоторыми и работал вместе.

Елизавета Губарева

Что же касается меня лично, вот вы говорите «кумир-раскумир» (усмехается), мне кажется, что в наших студиях – и в челябинской студии тоже – мы потихоньку переходим со студийцами на разговор по существу. Не ведём беседы «о ваших творческих планах», а выстраиваем предметный разговор – что хотите? Как будем это делать? Какие есть варианты и предложения? 

Мои друзья и коллеги приезжают, общаются со студийцами, дают им небольшие мастер-классы, и я вижу, что ребята начинают задавать вопросы по существу не только мне, но и моим коллегам. Вопросы, касающиеся фантазии, восприятия мира, раскрытия внутреннего мира. Это не относится к актёрскому образованию, это относится к развитию личности. 

– Много раз говорилось, что ваши студии существуют не для того, чтобы поставить на поток производство профессиональных актёров, а для того, чтобы воспитать в ребёнке личность. И тем не менее кто-то из студийцев всё же пошёл по тернистому актёрскому пути?

- Да, достаточно многие уверовали в то, что это – их дорога. Но при этом достаточно большое количество студийцев, пройдя годовое, двухгодовое, а кто-то и пятилетнее обучение, поняли, как тяжёл этот хлеб, что их ждёт, и пошли своей собственной дорогой. Студия – это небольшое сито, фильтр, помогающий снять розовые очки. 

Елизавета Губарева

– Вы один их редких современных актёров с незапятнанной репутацией…

- Ну, если покопаться, везде можно найти и чистое, и нечистое (смеётся).

– И всё же, как вам удаётся сделать так, что к вам «не прилипает»? 

- Я не стал бы утверждать, что ко мне ничего не прилипает. Что-то прилипает, что-то отваливается, я не особо задумываюсь на этот счёт. Тот, у кого мысли заточены в негативном направлении, всегда может перефразировать или переориентировать то или иное событие, подать его под выгодным ему соусом. 

– Вы как-то стараетесь привить студийцам здоровое отношение к собственной репутации и собственной персоне? Ведь у молодого человека, который впервые оказывается в свете софитов, в центре внимания, может возникнуть иллюзия, что он внезапно стал выше остальных?

- Это уже, по большому счёту, задача наших педагогов. Выходя на сценические подмостки, под свет прожекторов, наши студийцы потом всё равно возвращаются в учебные помещения, где идут занятия и где требования после показа ничуть не снижаются, а то и возрастают. 

Елизавета Губарева

У нас бывало наоборот. К нам в студию приходили звёзды. Маленькие, зазнавшиеся, талантливые ребята. Мы изо всех сил старались сохранить их талант и привести в нормальное рабочее состояние души. Не везде, но зачастую это удавалось. Сейчас я смотрю на этих молодых людей, которые давно могли превратиться чёрт знает во что, в капризных непонятных «звёзд», беря всё самое худшее со взрослых объектов для подражания… Я смотрю на них, и сейчас это прекрасные, думающие, понимающие молодые люди в прекрасной рабочей форме. Это радует. Такой результат, мне кажется, ещё один огромный плюс наших студий. 

– Молодость и недостаток жизненного опыта у студийцев – это плюс или минус по сравнению с профессиональными актёрами?

- И те, и другие работают. И студийцы, и молодые профессионалы. И те, и другие стараются. И у тех, и у других зачастую не получается. Это нормально. Но профессиональные шероховатости и недостаток умения наших студийцев полностью перекрываются их эмоциональностью и желанием играть. А вот профессиональные шероховатости и недостаток умения профессиональных молодых артистов не перекрываются их нервностью, их пониманием себя как актёра.Наша история – не история затёртых швов, а открытых, каких-то рваных вещей с подлинными, не поставленными эмоциями, с энергетикой. В отличие от профессионалов. 

Елизавета Губарева

– Спектакль «Папы» вызвал сильный резонанс у публики. Вы сам отец. Повлиял ли этот спектакль на вас лично?

- Конечно. Не буду говорить, каким именно образом, но повлиял. Эту историю я увидел летом на фестивале (всех студий Хабенского – прим. авт.). Она была ещё более жёсткой в своём проявлении, в подаче эмоций, в своей категоричности. Я попросил чуть-чуть разрядить её для того, чтобы совсем уж не убивать зрителя категоричностью любви. Постановка произвела на меня мощное впечатление. На фестивале было принято решение, что мы доведём эту историю и выпустим на большую воду в профессиональном смысле. Отмечу, что «Папы» – это тот момент, который заставляет меня догонять студийцев. 

– У вас в этом году было сразу две ярких кинопремьеры – «Хороший мальчик» и «Коллектор». Один мой приятель, когда-то работавший в коллекторском агентстве, был поражён вашей точностью попадания в образ. Он спрашивал: «Интересно, а каково было играть человека, которого ненавидят абсолютно все»? 

- Сложно (улыбается). Но актёрская работа в том и состоит, чтобы найти правду своего персонажа и изо всех сил вести эту правду. Пускай этот человек всем неприятен, пускай он, зачастую, даже тебе неприятен, но у него (коллектора Артура, главного героя фильма – прим. авт.) есть момент, который он не пропустил – момент, когда он останавливается и пытается разобраться в том, что происходит вокруг. Думаю, большинство людей, попав в таких же условия, предпочли бы не останавливаться и не разбираться что к чему, а выкручиваться и идти дальше. 

Мне бы хотелось, чтобы Артур вызывал понимание. Я не претендую на зрительскую любовь в этом случае, но мне хотелось бы, чтобы этот персонаж вызывал сочувствие и понимание. Именно поэтому я и взялся за эту работу. Другое дело, что съёмки фильма проходили ещё до того, как средства массовой информации раздули весь этот коллекторский пожар. А вот премьера состоялась уже после того, как тема недобросовестных коллекторов оказалась в фокусе внимания СМИ. 

– На что вы опирались в работе над этой ролью? Встречались с коллекторами? Изучали их работу?

- Нет, с коллекторами общался режиссёр. Но ведь эта история – не о профессии. Это история о человеке, как и все остальные истории. Один человек водит кран, другой выбивает долги, третий – делает операции, но они все попадают в различные ситуации. Показать то, как эти люди ведут себя в возникающих ситуациях, передать то, что происходит с ними в результате их действий, наверное, и есть суть нашей профессии. Мы должны пережить эти эмоции, показать их, донести до зрителя и сделать так, чтобы зрителю они были понятны и близки. А не делать это так, чтобы зритель смотрел на актёрскую игру, как на какое-то холодное произведение искусства. Задача – зацепить зрителя, чтобы он сказал: «Да, точно! И у меня такое было!» Или: «Я бы сделал так же». 

Елизавета Губарева

– У нас любят цитировать достаточно странную максиму «художник должен быть голодным». Что такое для вас деньги? Энергия? Свобода? 

- Как в своё время пел ленинградский коллектив «Аукцыон»: «деньги – это бумага». Эта «бумага» позволяет тебе, с одной стороны, идти вперёд, не задумываясь над какими-то мелочами. С другой стороны, эта же «бумага» может изо всех сил тащить тебя назад, останавливать, сковывать тебе руки. Причём и то, и другое может произойти при одинаковом количестве этой самой «бумаги». Просто нужно понимать, для чего ты идёшь и собираешь эту «бумагу».

– Вы производите впечатление человека с невероятной работоспособностью. Как вы управляете временем? 

- Это одновременно и очень просто, и сложно. Я стараюсь как можно больше планировать, правда, не всегда это получается. Удаётся сделать примерно половину из задуманного. Для кого-то это – чудовищно много, для кого-то это нормальный рабочий режим, кому-то это вообще может показаться стоянием на месте. Всё относительно, закон один: нужно планировать. 

Другое дело, что должна быть ещё и команда, которой ты мог бы доверять и которая делает всё, чтобы твои идеи, планы и замыслы осуществились. Это касается и студий, и благотворительного медицинского фонда, и работы в кино, и всего остального. Один бы я ничего не смог сделать. Точнее, если бы я что-то и сделал в одиночку, то это было бы на уровне десятилетней давности. 

– Благодаря работе в Фонде, вы видите смерть ближе, чем большинство людей?

- Её нельзя воспринять ближе или дальше. Либо ты её воспринимаешь, либо нет. Есть люди, которые воспринимают тяжёлые ситуации, есть те, кто закрывается, а есть и те, кому вообще не дано их воспринимать. Я, очевидно, отношусь к первой категории людей в силу того, что нам нужно работать в Фонде и помогать людям. 

Елизавета Губарева

Помогать не соплями, а делами, как бы жёстко это ни звучало. В непростых ситуациях нужно давать очень дельные советы. Нужно очень дельно и точно сработать для того же сбора финансов, для того, чтобы организовать поездку наших подопечных в тот или иной город, ту или иную клинику... В общем, у нас много-много-много дел. 

Поэтому в команде нашего благотворительного фонда работает двенадцать человек. Плюс волонтёры. Ежедневно работают, придумывают, делают, прорабатывают множество схем для того, чтобы Фонд имел постоянные финансовые вливания, для того, чтобы Фонд развивался, не только оказывая помощь уже на последней стадии, но и занимался профилактикой, пропагандой и реабилитацией после лечения. Направлений работы много. 

– Как читатели могут внести свою лепту в работу Фонда?

- Номер для SMS очень просто запомнить – 7535, пробел и любая сумма, которую вы посчитаете нужным отправить. Она дойдет до наших подопечных.

Читайте также
Реклама на Znak.com
Новости России
Россия
Россия отказалась от ЧМ по баскетболу-2023 из-за «отношения к российскому спорту»
Россия
Один из пострадавших при перестрелке в «Москва-Сити» скончался
Россия
ОНЭКСИМ Прохорова требует с «Открытие Холдинга» 1,4 млрд рублей
Игорь Рудников в суде
Россия
Как дело калининградского редактора превращается в опасный прецедент для всех журналистов
Скелетонист Александр Третьяков (в центре)
Россия
МОК лишил олимпийских медалей и пожизненно отстранил от Игр российских скелетонистов
Россия
Дед Мороз пригласил Рамзана Кадырова в свою резиденцию
Россия
Ратко Младич признан виновным в геноциде и приговорен к пожизненному
Россия
В смоленской больнице врачи 20 минут наблюдали, как на полу умирает мужчина
Россия
В ЛНР осуществлен штурм здания Генеральной прокуратуры
Россия
В Тбилиси идет операция по задержанию террористов. Погиб спецназовец
Россия
В Кремле прокомментировали задержание Сулеймана Керимова во Франции
Россия
Эксперт по агломерациям — почему российские города потянулись друг к другу
Россия
Устроивший стрельбу в гостинице Умар Джабраилов признал вину
Россия
Биография легендарного баритона Дмитрия Хворостовского
Россия
Игорь Сечин не собирается на процесс по Улюкаеву до конца года
Артем Чайка
Россия
Артем Чайка стал совладельцем новой компании
Россия
Дмитрий Маликов сообщил о смерти Хворостовского
Россия
Кадыров не собирается идти в федеральные чиновники: «Нет у меня амбиций»
Россия
В Якутии суд запретил двум дебоширам пить алкоголь в течение двух лет
Глава «Роснефти» Игорь Сечин
ХМАО
Сечин пропустит суд над Улюкаевым из-за встречи с Комаровой
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.

Читайте, где удобно