Доллар
Евро

Упорная борьба за три слова

Как Елена Мизулина добилась принятия очень спорного законопроекта о побоях

Дмитрий Колезев
Спор вокруг декриминализации домашнего насилия родился из противостояния двух законодателейВладимир Федоренко/РИА Новости

Сегодня Госдума в первом чтении приняла проект закона, известный как «законопроект о декриминализации побоев». Это очень спорное решение. Но было бы сильным упрощением говорить, что государство легализовало домашнее насилие (как пишут многие). Интересна история принятия этого законопроекта. Елена Мизулина упорно боролась за него и в какой-то момент казалось, что шансов победить у нее почти нет. Но она смогла добиться своего. 

Что предлагает законопроект

Законопроект, изменяющий статью 116 УК РФ «Побои», внесли в Госдуму еще 11 ноября 2016 года. Формально инициаторами стали четыре женщины: два депутата Госдумы — Ольга Баталина и Ольга Окунева и два члена Совета Федерации — Галина Карелова и Зинаида Драгункина. 

Внешне законопроект очень простой. Он предлагает из статьи 116 УК РФ «Побои» исключить три слова, выделенных в цитате ниже жирным шрифтом:

«УК РФ, Статья 116. Побои

Нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 настоящего Кодекса, в отношении близких лиц, а равно из хулиганских побуждений, либо по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды, либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы —

наказываются обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет».

«Последствия», о которых говорится в соседней статье 115, — это «легкий вред здоровью»: «кратковременное расстройство здоровья» или «незначительная стойкая утрата общей трудоспособности». 

В Уголовном кодексе есть градация нанесенного вреда здоровью: тяжкий, средней тяжести, легкий и побои. Последнее — это шишки, синяки, ссадины. Бывают также «побои без побоев» — те самые «иные насильственные действия», о которых говорит УК.

Komsomolskaya pravda / Global Look Press

Обычно побои наказываются по более мягкому Кодексу административных правонарушений, где есть соответствующая статья 6.1.1. Но, говорит УК, если эти же побои нанесены из хулиганских соображений, соображений политической, религиозной или еще какой ненависти, то их уже следует трактовать через Уголовный кодекс, то есть жестче.

И так же жестче УК сейчас предлагает трактовать подобное рукоприкладство по отношению к близким лицам. В статье уточняется, что близкие — это «близкие родственники (супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные (удочеренные) дети, родные братья и сестры, дедушки, бабушки, внуки), опекуны, попечители, а также лица, состоящие в свойстве с лицом, совершившим деяние, предусмотренное настоящей статьей, или лица, ведущие с ним общее хозяйство».

При этом в УК еще есть статья «116.1» — «Нанесение побоев лицом, подвергнутым административному наказанию». Подразумевается, что если вы нанесли кому-то побои и вас осудили по административной статье, то во второй раз уже точно будут наказывать по уголовной. Это как бы система двухступенчатого контроля: первый раз предупредили, второй — наказали по-настоящему.

Аргументы призывающих к декриминализации

После внесения законопроекта в Госдуму список его авторов значительно расширился. Под документом подписалось еще несколько человек, в том числе Елена Мизулина. Сейчас она является членом Совета Федерации, но именно Мизулиной доверили представлять спорный законопроект в Госдуме. Это не удивительно: сенатор была человеком, который с самого начала называл норму УК о наказании за домашние побои неправильной. 

Мизулина называет существующий закон «Законом о шлепках», подразумевая, что по нему можно привлечь к уголовной ответственности даже родителя, который шлепнул своего ребенка.

Вместе с Ольгой Баталиной сегодня она долго защищала проект перед коллегами. Вот основные аргументы сторонников:

  1. Нынешняя статья УК противоречит Конституции и принципу равенства перед законом. Ведь получается, если вы нанесли побои какому-то постороннему человеку, вас будут судить по КоАП. А если вы сделали то же самое с близким человеком, вас будут судить уже по уголовной статье. Деяния одинаковые, а мера ответственности разная.
  2. Отнесение семейных побоев к Уголовному кодексу является проявлением политики «ювенальной юстиции». Этот термин Мизулина и ее соратники используют в узком и исключительно негативном смысле — как ситуацию, при которой государство может грубо вмешиваться в жизнь семьи и навязывать семье свои методы воспитания детей.
  3. Этот закон создал абсурдную ситуацию: за побои (статья 116 УК РФ — до двух лет лишения свободы) близкие лица несут более жесткое наказание, чем за причинение легкого вреда здоровью (статья 115 УК РФ — до четырех месяцев лишения свободы). 
  4. Отнесение «семейных» побоев к УК делает невозможным примирение сторон. В результате бывает так: после семейной ссоры дочь сгоряча пришла в полицию и написала заявление на мать, которая дала ей пощечину. Через день они помирились, но уголовное дело уже возбуждено и мать будет наказана как уголовный преступник, даже если дочь уже простила её и ни в чем не винит.
  5. Выведение семейных побоев из УК не приведет к росту домашнего насилия, как опасаются многие. Ведь остается довольно строгое административное наказание (штраф до 30 тысяч рублей, административный арест на 10-15 суток или обязательные работы). Кроме того, если побои наносятся повторно, виновника уже точно буду судить по Уголовному кодексу.
  6. Сейчас статья 116 УК РФ используется полицейскими для улучшения статистики. Осудить человека по ней легко, даже доказывать ничего не надо: ведь насильственные действия могут не оставлять следов. Достаточно просто показаний пострадавшего.
  7. Семье, где насилие уже происходит, не поможет ни уголовная, ни административная ответственность за побои. Строгое наказание не делает людей добрее.

Авторы законопроекта много раз подчеркивали, что он не приведет к росту домашнего насилия. «Это не делает побои социально одобряемым действием», — сказала Ольга Баталина. «Нет россиян, которые выступают за домашнее насилие», — уверена Елена Мизулина.

Аргументы противников декриминализации

Но многие депутаты критически высказались о инициативе женщин-депутатов. Хотя почти все они в итоге проголосовали «за», в зале заседаний звучало немало убедительных аргументов:

  1. Смягчение наказания приведет к росту домашнего насилия. А его уровень и без того высок. По некоторым данным, до 600 тысяч российских женщин в год страдают от насилия со стороны близких мужчин.
  2. С побоев начинаются более тяжелые преступления. Если вовремя не остановить домашнего тирана, он может дойти до убийства. Убийства мужьями жен (а женами — мужей) — очень распространенное явление в России.
  3. Нет примеров, которые позволили бы утверждать, что по «закону о шлепках» кого-то наказали именно за шлепки или щелбаны своему ребенку. Скорее всего, это риторическое преувеличение.
  4. Не нужно смешивать ювенальные вопросы и домашнее насилие. Одно дело — дать подзатыльник ребенку, другое дело — ударить женщину.
  5. Иногда побои без следов на самом деле могут быть чудовищными. Один из депутатов зачитал пример из уголовного дела: пьяный отец взял за ногу семимесячного ребенка, который мешал ему спать, и бросил того в угол. К счастью, ребенок отделался кровоподтеками. Это тоже квалифицируется как «побои».
  6. Новый закон работает совсем недолго. Давайте подождем и соберем статистику по его исполнению, а потом будем решать — нужен он или нет.

Закон, из-за которого кричали в Совете Федерации

Последний аргумент любопытен и заставляет обратиться к недавнему прошлому. Действительно, нынешняя статья 116 УК РФ была принята Госдумой лишь 20 июня прошлого года. Как же так получилось, что депутаты, многие из которых заседают и в нынешней думе, чуть больше чем за полгода изменили свою позицию и теперь отменяют ее? 

На самом деле вокруг закона последние месяцы шла настоящая схватка. Если вспомнить историю законопроекта, то окажется, что это история об очень, очень упорной борьбе депутата Елены Мизулиной. Можно как угодно относиться к самому закону, но хочется отдать Мизулиной должное — она умеет постоять за свои идеи.

Зал заседаний ГосдумыЗал заседаний ГосдумыKomsomolskaya pravda / Global Look Press

Первоначально изменения в статью 116 УК РФ, возмутившие Мизулину, появились в ходе рассмотрения законопроекта, внесенного в конце 2015 года Верховным судом. Этот законопроект был большим, шумным и сам по себе вызвал много споров. Он содержал в себе несколько статей и в целом был направлен на то, чтобы декриминализовать небольшие преступления (помимо побоев — угрозу убийством, использование подложных документов и злостную неуплату алиментов). 

Законопроект внесли в Госдуму 14 декабря. Самое интересное, что в первоначальном варианте текста тех самых спорных слов «в отношении близких лиц» в статье 116 УК РФ не было. Это дополнение появилось лишь 7 июня 2016 года во втором чтении с подачи руководителя законодательного комитета Павла Крашенинникова. Эти поправки были приняты, прошло третье чтение, и дума приняла закон. Причем, например, и Ольга Баталина проголосовала за эту поправку.

Важно понять, что депутаты принимали законы в ускоренном порядке. По стенограмме видно, что они даже не обсуждали содержание поправок и, естественно, не могли увидеть изменение, которое затем, по словам Мизулиной, всколыхнуло все родительское сообщество. В общем, 21 июня 2016 года депутаты приняли закон сразу во втором и третьем чтениях, на это у них ушло меньше минуты.

Госдума прошлого созыва приняла спорный законопроект меньше чем за минутуГосдума прошлого созыва приняла спорный законопроект меньше чем за минуту

Однако в Совете Федерации все так просто не прошло. К концу июня, когда законопроект добрался до верхней палаты парламента, Елена Мизулина уже внимательно прочитала его и подготовилась к сопротивлению. Заседание СФ было назначено на 29 июня, а за день до этого Мизулина выступила в СМИ с призывом не принимать закон. Уже тогда она говорила о ювенальной юстиции, ссылалась на возмущенных родителей и критиковала появившуюся поправку.

На следующий день на заседании Совфеда 29 июня Мизулина пошла в лобовую атаку против закона. Она заявила, что «во втором чтении депутат Крашенинников, воспользовавшись ситуацией, втиснул две поправки, одна из которых прямо направлена на разрушение российских семей». Ее поддержала Ольга Тимофеева: «Могу сказать, что моя точка зрения абсолютно совпадает. Я считаю, что происходит скрытая форма навязывания форм ювенальной юстиции, которые далее будут протаскиваться в наше законодательство». 

Елена МизулинаЕлена МизулинаKomsomolskaya pravda/Global Look Press

После разгорелся нешуточный спор (судя по необычайно живой для Совфеда стенограмме, председательствующая несколько раз делала замечания из-за шума в зале, а Елена Мизулина то и дело пыталась что-то кричать в выключенный микрофон). Валентина Петренко, оппонируя Мизулиной, заявила, что «никто по жизни, ни по какой религии и так далее не может допустить того, чтобы избивали детей, чтобы их жестоко наказывали». «Закон важный, нужный, и его нам нужно принимать во имя семьи и ради будущих поколений, чтобы люди были другими – уважающими, любящими, понимающими, оказывающими помощь, а не поднимающими руку на слабых – на старика и ребенка», — заявила она. 

Сенаторы спорили долго, мнения разделились. В итоге «за» проголосовали 107 человек, против — 17 человек, воздержалось 23 человека.

3 июля закон подписал президент.

Казалось бы, битва проиграна. Но упорная Елена Мизулина на этом не остановилась. Спустя три недели, 27 июля, она внесла в Госдуму новый законопроект, исключающий из закона те самые слова о близких лицах. Очень интересно почитать шестистраничную пояснительную записку к этому законопроекту. Местами это не просто процедурный документ, а настоящее пламенное воззвание. Мизулина приводит самые разные аргументы в пользу того, что нужно декриминализовать домашние побои — вплоть до опасений, что непринятие ее законопроекта поставит под вопрос выполнение Стратегии национальной безопасности России.

Павел КрашенинниковПавел КрашенинниковЯромир Романов/Znak.com

Естественно, законопроект Мизулиной попал в комитет ее оппонента Павла Крашенинникова — того самого автора поправки о «близких лицах». И он предложил Совету думы вернуть инициативу обратно пламенному сенатору, так как на законопроект не поступили отзывы правительства РФ и Верховного суда. Такое решение и было принято 3 августа 2016 года. 

(Кстати, отзыв из ВС все-таки поступил спустя два дня — Верховный суд посчитал, что новый закон работает еще слишком малое время, чтобы менять его. Отзыв правительства тоже появился — оно рекомендовало не поддерживать идею Елены Мизулиной).  

Таким образом, к концу лета 2016 года против идеи Мизулиной о декриминализации домашних побоев последовательно выступили профильный комитет Госдумы, вся Госдума целиком, Совет Федерации, президент, Верховный суд и правительство РФ! Тут бы сдался любой.

Но потом что-то произошло. Может быть, Елене Мизулиной удалось переубедить кого-то из высших руководителей. Может быть, изменился расклад после выборов в Госдуму или кадровых изменений в АП. Может, быть новый спикер Госдумы Вячеслав Володин решил пойти ей навстречу. 

Может быть, сыграл свою роль эпизод на пресс-конференции Владимира Путина: малоизвестное информационное агентство «Иван чай», называющее своей миссией защиту традиционных ценностей, спросило Путина о 116-й статье УК РФ. Президент ответил: «Я так же, как и вы, на самом деле против совершенно перекошенных стандартов ювенальной юстиции и, откровенно говоря, полагал, что моё поручение исполнено. Совсем недавно мне об этом докладывал председатель Государственной думы, о том, что приняты соответствующие поправки. Давайте вернёмся к этому ещё раз, я вам обещаю внимательно это всё посмотреть, проанализировать. Бесцеремонное вмешательство в семью недопустимо. А что там внутри, давайте к этому ещё раз вернёмся».

И у Мизулиной все получилось. Хотя формально новый законопроект об изменении статьи 116 УК РФ был внесен в ноябре 2016 года не ею, затем сенатор присоединилась к авторам, да и вообще понятно, что эта инициатива — чисто ее детище. Волшебным образом в этот раз Верховный суд заявил, что не имеет возражений по законопроекту. Правительство тоже смягчило позицию, заявив, что идея «заслуживает внимания», хоть и нуждается в доработке. И даже председатель законодательного комитета Павел Крашенинников, чьи поправки и уничтожает нынешний законопроект Баталиной - Мизулиной, как председатель комитета вынужден был поставить подпись под фразой «Рекомендовать принять в первом чтении». 

Эту рекомендацию Госдума сегодня и выполнила — после некоторого обсуждения, но все же абсолютным большинством голосов. Крашенинников тоже проголосовал «за».

Читайте также
Комментарии
Все комментарии проходят премодерацию. К публикации не допускаются комментарии, содержащие мат, оскорбления, ссылки на другие ресурсы, а также имеющие признаки нарушения законодательства РФ. Премодерация может занимать от нескольких минут до одних суток. Решение публиковать или не публиковать комментарии принимает редакция.
Реклама на Znak.com
Новости России
Россия
В течение года для нелегалов из бывших республик СССР объявят миграционную амнистию
Россия
Введение натурального возмещения по ОСАГО отложили до 2018 года
Россия
Российские биатлонисты на ЧМ заработали 51 тыс. евро призовых, Фуркад — 45 тыс. евро
Россия
СМИ: президентские выборы — 2018 будут носить характер референдума
Россия
Американские СМИ назвали причину смерти Виталия Чуркина
Россия
Никита Михалков стал худруком Театра киноактера, который до этого обходился без худруков
Россия
Россиянам запретят покупать санкционные продукты из Казахстана и Белоруссии
Россия
Постпред России при ООН Чуркин скончался в Нью-Йорке за день до 65-летия
Россия
Губернатор Санкт-Петербурга ушел в отпуск на фоне скандала с передачей Исаакия
Россия
Мантуров рассказал о поставке крупной партии уральских танков на Ближний Восток
Россия
СМИ: Милонов может на время потерять право выступления в Госдуме
Екатеринбург
Восемь регионов России рискуют уйти под воду через 50 лет. Прогноз уральских ученых
Россия
Почему главам регионов не важен процент на выборах и что такое «орда экспертов»
Россия
В Сирии на фугасе подорвался автомобиль с российскими военными советниками
Пикет НОД Евгения Федорова
Россия
«Единая Россия» отказалась комментировать высказывания Киселева о Милонове и Федорове
Россия
Роскомнадзор разослал «черные метки» сайтам — новостным агрегаторам
Россия
В ЕР заявили, что у Кобзона нет двойного гражданства, так как ДНР – не государство
Россия
Михалков увидел в популярных видеоблогерах угрозу будущему России
Россия
Сергей Лавров ответил на заявление спецпрокурора Черногории
Россия
СМИ: страх перед Россией выступил драйвером рекордного роста рынка вооружений
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.

Читайте, где удобно