Доллар
Евро

Крах большевистской империи: как гласность «довела» СССР

В эти дни в 1990 году с восстания в Азербайджане начался юридический развал Советского Союза

Александр Задорожный
Сергей Титов/РИА Новости

Мало кто сегодня помнит об этой дате, а зря: именно 19 января 1990 года начался юридический развал Советского Союза: чрезвычайная сессия Верховного Совета Нахичеванской АССР, входящей в состав Азербайджана, приняла постановление о провозглашении независимости автономии и ее выходе из СССР. Затем ее примеру последуют Литва, Армения, Грузия… Через пару лет СССР испустит последний вздох, чтобы тлеть и смердеть, пока не придут и не закопают те, для кого он – незнакомые, не вызывающие никаких воспоминаний и ассоциаций останки. 

 «Смотреть на эти трупы было страшно» 

Решение Нахичевани было продолжением взрыва азербайджанского национализма в Баку (об этом чуть ниже). А начиналось по другую сторону армяно-азербайджанской границы, в Нагорном Карабахе. В 1923 году эту исконно армянскую территорию (на момент рождения СССР армянское население там составляло почти 95%) большевики «пришили» к Азербайджану. С началом горбачевской перестройки, как только прежде туго натянутые вожжи в руках московской метрополии стали ослабевать, жители Нагорного Карабаха поставили вопрос о возвращении к матери-Армении. С середины 1987 года начались конфликты между армянами и азербайджанцами, потоки азербайджанских беженцев сконцентрировались в основном в районе Сумгаита, что на восточном, прикаспийском крае Азербайджана, недалеко от Баку. А 22 февраля 1988 года, через два дня после того, как власти Нагорно-Карабахской автономной области обратились к Москве с просьбой передать НКАО в состав Армении, в межнациональной стычке пролилась первая кровь: погибли двое азербайджанцев. Множились сведения о массовых издевательствах со стороны армян.  

27 февраля азербайджанцы ответили изуверствами в Сумгаите. Началось с митинга под лозунгами «гнать и убивать армян», к вечеру он перерос в погромы. Затем, распаленные призывами, многочисленные банды, состоявшие из беженцев, селян, городской бедноты и вооруженные заточенной арматурой и обрезками труб, врывались в жилища армянских семей, забивали до смерти, выбрасывали с верхних этажей, сжигали заживо, насиловали (здесь обязательно нужно упомянуть, что находились и такие азербайджанцы, что, наоборот, спасали от расправ своих армянских соседей). Город превратился в зону боевых действий: разгромленные здания, разбитый транспорт, изуродованные тела, вопли о помощи. 

Жертвами межнациональных конфликтов на территории бывшего СССР стали армяне и азербайджанцы, абхазы, осетины, грузины, ингуши и чеченцы, украинцы, молдаване и русские, казахи, узбеки, киргизы и таджики, немцы, турки и евреи… Аргумент «хотя бы не как в Югославии» - бледнеетЖертвами межнациональных конфликтов на территории бывшего СССР стали армяне и азербайджанцы, абхазы, осетины, грузины, ингуши и чеченцы, украинцы, молдаване и русские, казахи, узбеки, киргизы и таджики, немцы, турки и евреи… Аргумент «хотя бы не как в Югославии» - бледнеетАндрей Стенин/РИА Новости

В замечательной, очень подробной книге публициста и писателя Олега Мороза «Крах большевистской империи» (любезно предоставленной книжным магазином «Пиотровский», что в Ельцин Центре) приводятся воспоминания эмиссара ЦК КПСС Григория Харченко: «Я не хочу показывать вам фотографии. Я просто их уничтожил. Но я собственными глазами видел растерзанные трупы, одно тело было изрублено топором, ноги отрублены, руки, практически от тела ничего не осталось. Они собирали палую листву с земли, насыпали на трупы, потом сливали бензин из стоящих рядом машин и поджигали. Смотреть на эти трупы было страшно». 

Итог насилия: по официальной версии – три десятка убитых, по неофициальным – сто, двести и даже полтысячи. Союзный Центр отреагировал только на следующий день: в городе ввели военное положение, посланные войска штурмовали бандитов, сконцентрировавшихся – по жуткой иронии — на перекрестке улиц Мира и Дружбы. (Впоследствии, чтобы скрыть масштаб зверств, из нескольких тысяч погромщиков осудили лишь около сотни, причем по ординарной статье «хулиганство»). 

«Советская армия – фашистская армия» 

Зыбкий порядок, постоянно прерываемый митингами и столкновениями, навели лишь на время. 31 декабря 1989 года азербайджанские националисты захватили ту самую Нахичевань, кроме того, были «взяты» Джалилабад и Ленкорань, разрушен 700-километровый участок государственной границы с Ираном. А 13 января армянские погромы, при полном попустительстве милиции («У нас приказ не вмешиваться»), начались в Баку. Сценарий (сначала митинг) и картина насилия – та же, что в Сумгаите, с той разницей, что там события разворачивались стихийно, а бакинские — организованно: в Баку армян убивали по заранее составленным спискам. Количество жертв, по разным сведениям, составило от полусотни до трех сотен. 

Поразительно, но и на этот раз центральная власть вмешалась лишь постфактум, хотя Народный фронт Азербайджана, добивавшийся независимости республики, бесчинствовал и попирал авторитет компартии на протяжении всего предшествовавшего года. Только когда разъяренная толпа заняла телецентр, осадила здания республиканского ЦК и правительства и установила напротив них виселицы, а председатель Совета Союза Верховного Совета СССР Евгений Примаков, командированный в Баку, сообщил о готовящемся штурме, Москва выпустила указ о введении чрезвычайного положения. Вошедшая в Баку только в ночь на 20 января, то есть спустя неделю (!) после погромов, 50-тысячная войсковая группировка расстреливала и давила бронетехникой, не разбирая боевиков и мирных жителей, взрослых и детей. В боях погибли до 140 горожан, более 30 военнослужащих и милиционеров. 

Ельцин Центр, дискуссия, посвященная распаду СССР: «Упущенных возможностей не было, потому что вообще никаких возможностей не было: деньги кончились. Союз был банкротом и в экономическом, и в политическом смысле»Ельцин Центр, дискуссия, посвященная распаду СССР: «Упущенных возможностей не было, потому что вообще никаких возможностей не было: деньги кончились. Союз был банкротом и в экономическом, и в политическом смысле»Яромир Романов/Znak.com

Партийный и советский контроль над республикой был восстановлен, но на следующий день на здании азербайджанского ЦК появились надписи: «Долой советскую империю!», «Долой КПСС!», «Советская армия – фашистская армия!». Таким образом, в ходе карабахского конфликта, резни в Сумгаите и Баку Кремль потерял как Армению, так и Азербайджан: армяне увидели, что Москва неспособна их защитить, а азербайджанцы не простили «черный январь». Армения приняла Декларацию о независимости в августе 1990-го, одной из первых среди «советских социалистических республик»

Полкоролевства за корону

26 апреля 1990 года был принят союзный закон «О разграничении полномочий между Союзом ССР и субъектами федерации». По названию документа кажется, что его функция – навести порядок в полномочиях участников Союза. Но истинным назначением этого документа было уравнять в правах «большие» союзные республики и автономные. Зачем? С первого взгляда может показаться – чтобы успокоить автономии типа Нагорного Карабаха, унять уже воспламенившиеся конфликты и не дать вспыхнуть следующим. Сергей Шахрай, в то время народный депутат РСФСР в интервью Znak.com утверждает, что в действительности у закона была другая подоплека.

«Думаю, что Горбачев и его советники прекрасно понимали, что в основе союзного государства лежит «мина замедленного действия» – статья 72: «За каждой союзной республикой сохраняется право свободного выхода из СССР». То есть в любой момент любая союзная республика собрала вещички и ушла. Как показала история, монолит СССР держался на власти КПСС. Когда монополия КПСС в конце 1980-х стала ослабевать, эта «мина замедленного действия» начала громко тикать – Эстония, Литва, Латвия, Азербайджан… В этой ситуации была изобретена конструкция: Центр соглашается на новый Союзный договор (его инициатором на Съезде народных депутатов СССР в 1989 году выступила литовская делегация – ред.), но с условием, что помимо 15 республик, у которых есть право сецессии, в его подготовке и подписании будут участвовать еще и 20 автономий (три четверти их находились в составе РСФСР). При этом автономиям обещано повышение статуса до союзных республик, а в обмен из нового договора должна исчезнуть запись о праве на свободный выход. Вот такой простенький размен, но, разумеется, красиво завернутый в слова о свободе, экономической самостоятельности и повышении статуса».

Законом о разграничении полномочий Михаил Горбачев «убивал» и еще одного «зайца» - оспаривал политическое лидерство у глав «больших» республик, становящихся все более влиятельными и самостоятельными, ставил их на место. Прежде всего – Бориса Ельцина. Совершенно очевидно, что при этом под «сложносоставные» советские республики типа РСФСР закладывалась мощная бомба. Но Михаила Сергеевича в пылу политических битв за привилегию быть первым в Советском Союзе это, видимо, не смущало.

Самым упрямым «сепаратистом» в РСФСР был Минтимер Шаймиев (справа). В августе 1991 года, находясь в Москве, он, как и другие руководители автономий, проигнорировал Ельцина, но побывал у ГКЧПистов. Казанский митинг в поддержку демократии был разогнан, антипутчистские публикации - запрещеныСамым упрямым «сепаратистом» в РСФСР был Минтимер Шаймиев (справа). В августе 1991 года, находясь в Москве, он, как и другие руководители автономий, проигнорировал Ельцина, но побывал у ГКЧПистов. Казанский митинг в поддержку демократии был разогнан, антипутчистские публикации - запрещеныМаксим Богодвид/РИА Новости

Уже в августе-сентябре суверенитет провозгласили Карелия, Татарстан, Удмуртия, Якутия, по телу Российской Федерации прошли угрожающие трещины. Во время визита Бориса Ельцина в Казань татарстанские националисты заявили ему: «Мы в Россию не входили!» Председатель Верховного Совета Татарской АССР Минтимер Шаймиев не стал ввязываться, отвернулся и промолчал. Борису Николаевичу пришлось тушить пожар огнем, в тот же день он произнес свое знаменитое: «Берите суверенитета столько, сколько сможете проглотить». Сколько раз потом ему ставили в вину эту фразу. Но если разобраться, выбирая мирный, ненасильственный путь, тогда, в годы тотального обнищания, удержать автономии в составе РСФСР и так спасти республику (то есть нашу сегодняшнюю Россию) от распада можно было только так – предложив больше, чем Кремль.

Руководители автономий, конечно, ухватились за горбачевский закон и ельцинские слова. Когда началось обсуждение нового Союзного договора, они поставили условие: будем подписывать наравне с «большими» союзными республиками, «как взрослые». В мае следующего, 1991 года, они выпустили совместное заявление: «Как будут подписывать Союзный договор бывшие (уже «бывшие»! – ред.) автономные республики – в составе делегации той самой республики, в которую они входят, или самостоятельно, - это могут решить только Верховные Советы самих бывших автономий». Дольше всех, вплоть до провала путча ГКЧП, после которого надобность в Союзном договоре отпала, настаивал тот самый Минтимер Шаймиев. Сегодня, в день чествования 80-летнего Минтимера Шариповича, нелишне об этом напомнить.

«Долой русский империализм!»

Но первым в Советском Союзе взбунтовался Казахстан, еще в декабре 1986 года. Также по причинам, непосредственно связанным с перестроечным движением. Возглавив КПСС, Михаил Горбачев избавлялся от самых одиозных фигур «застоя», среди которых особо выделялся казахстанский лидер Динмухамед Кунаев, ставленник и любимец Леонида Брежнева, трижды Герой Социалистического Труда, более 30 лет возглавлявший республику. 16 декабря в связи с обвинениями в коррупции Кунаева сняли с должности первого секретаря ЦК компартии Казахстана, на его место избрали Геннадия Колбина. Кадровый выбор Горбачева вызвал массовые митинги в Алма-Ате: протестовавшие, в основном молодежь, желали видеть своим руководителем казаха или уроженца Казахстана (например председателя республиканского Совета министров Нурсултана Назарбаева), а не русского «варяга». Было объявлено чрезвычайное положение, на усмирение митингующих брошены войска, милиция, дружинники. 

Геннадий Колбин - уроженец Нижнего Тагила, в 1970-х – второй секретарь Свердловского обкома, претендовал стать первым, но уступил этот пост Борису Ельцину, затем – второй после Эдуарда Шеварднадзе человек в ЦК компартии Грузии, персек Ульяновского обкома (крайний справа – преемник, Нурсултан Назарбаев)Геннадий Колбин - уроженец Нижнего Тагила, в 1970-х – второй секретарь Свердловского обкома, претендовал стать первым, но уступил этот пост Борису Ельцину, затем – второй после Эдуарда Шеварднадзе человек в ЦК компартии Грузии, персек Ульяновского обкома (крайний справа – преемник, Нурсултан Назарбаев)Владимир Федоренко/РИА Новости

Из воспоминаний первого заместителя председателя КГБ СССР Филиппа Бобкова: «Собравшиеся на площади с громкими криками бросились на штурм здания ЦК, пытаясь опрокинуть шеренги солдат, милиции и пограничников. Завязалась драка. В ход пошли колья, арматура, камни, солдаты вынуждены были применить ремни и дубинки. Число погромщиков множилось. Попытки усмирить толпу оказались безрезультатными. Появились раненые с обеих сторон, и был зверски убит дружинник — работник местного телевидения. Я видел потом кадры видеозаписи, и меня поразила жестокость возбуждённой толпы… Во время описываемых событий погибли три человека. Это уже упомянутый мною дружинник Савицкий и шестнадцатилетний русский мальчик, заколотый ножом в автобусе довольно далеко от площади: он что-то дерзкое сказал кондуктору и стоявший рядом вонзил ему нож в сердце. Третий погибший — казах, раненный в драке на площади и скончавшийся через три дня». Назывались и другие цифры – от 10 до 150 жертв. Одних якобы столкнули с крыш высоток, других вывезли за город и бросили замерзать без зимней одежды. В 1989 году Назарбаев все-таки сменил Колбина.  

Весной того же 1989-го, то есть между Сумгаитом и Баку, вспыхнула Грузия. В марте абхазы потребовали выхода из состава Грузинской ССР на правах еще одной союзной республики. Читаем у Олега Мороза: «В ответ в разных районах Грузии начались «антиабхазские» выступления. 4 апреля в Тбилиси на проспекте Руставели перед Домом правительства начался бессрочный митинг. Вскоре стало ясно, что он не ограничивается «грузино-абхазской» темой и даже – что не эта тема главная: уже 6 апреля появились лозунги «Долой коммунистический режим!», «Долой русский империализм!», «СССР – тюрьма народов!», «Долой Советскую власть!». 

Андрей Захаров, редактор журнала «Неприкосновенный запас»: «Советский Союз был обречен еще при монтаже: он предоставлял уникальное право на самоопределение вплоть до отделения. Так большевики показывали всем, что их Союз – самый свободный: двери открываются и на вход, и на выход. Избавиться от этого принципа было невозможно, в итоге он существовал как «спящая» норма. Но такие нормы рано или поздно просыпаются»Андрей Захаров, редактор журнала «Неприкосновенный запас»: «Советский Союз был обречен еще при монтаже: он предоставлял уникальное право на самоопределение вплоть до отделения. Так большевики показывали всем, что их Союз – самый свободный: двери открываются и на вход, и на выход. Избавиться от этого принципа было невозможно, в итоге он существовал как «спящая» норма. Но такие нормы рано или поздно просыпаются»Яромир Романов/Znak.com

Одним из главных организаторов акции был Звиад Гамсахурдия – известный диссидент, один из лидеров грузинского национального движения, твердый сторонник выхода Грузии из состава Союза, позднее ставший первым президентом независимой Грузии… 7 апреля грузинский ЦК обратился к «центральному», московскому ЦК с просьбой о помощи… Было принято решение перебросить в Тбилиси дополнительные воинские части… Ночью с 8 на 9 апреля, в общем-то, мирный митинг, на котором собралось около 10 тысяч человек, был оцеплен милицией. В начале пятого утра солдаты начали вытеснять митингующих с площади. Они орудовали резиновыми палками и саперными лопатками, распыляли «черемуху» и более сильный Си-Эс… По-видимому, многие из митингующих готовы были покинуть площадь, но почти все выходы с нее оказались перекрыты баррикадами из грузовиков со щебнем, другими стройматериалами, автобусов, троллейбусов – их перегнали сюда наиболее активные молодые протестанты (и вот теперь благодаря этим баррикадам образовались ловушки для самих митингующих). Как всегда в таких случаях, возникла паника, давка… Кровавый итог тбилисской войсковой операции – 16 человек, в основном женщины, погибли на месте, трое скончались в больнице. Ранения получили то ли несколько сотен, то ли несколько тысяч человек. Среди раненых были не только участники митинга, но и солдаты, милиционеры… События 9 апреля дали мощный толчок движению Грузии к независимости. И провозглашена она была именно в этот день два года спустя – 9 апреля 1991 года». 

Вначале было слово

1989-й вообще потрясающий год: в июне о самоопределении объявляет Польша, в октябре «нет социализму» говорит Венгрия, в ноябре из соцлагеря выходит Болгария, а в Германии – падение Берлинской стены, в декабре тот же выбор делает Чехословакия, за несколько дней до Нового года казнят румынского диктатора Николае Чаушеску и его жену Елену (вот откуда и виселицы в центре Баку). И все это – благодаря персонально Михаилу Горбачеву и его грандиозной Перестройке. Но, освобождая Восточную Европу, он раскрепостил и центростремительную энергию в собственной стране, и она, вопреки его воле, начала расслаиваться и расползаться. 

В мае-июне из-за ничтожного бытового конфликта (не поделили клубнику на базаре) Узбекистан охватили побоища между узбекской молодежью и турками-месхетинцами. Разъяренные толпы узбеков, оснащенных палками, арматурой и камнями, захватили здания нескольких партийных комитетов, в том числе Ферганского обкома, отделов милиции с табельным оружием, кирпичный завод, вокзал, железнодорожные пути и состав с горючим. В общей сложности погибли более 100 человек. 

На подавление беспредела бросили Внутренние войска, впоследствии двух преступников предали смертной казни. (Через год нападениям узбекских погромщиков подверглись здания органов власти, милиции, объекты инфраструктуры в киргизском городе Ош. Многотысячные армии отморозков, двинувшихся «в поддержку» из Узбекистана к киргизской границе, крушили милицейские заграждения, атаковали воинские подразделения, сжигали машины. В ходе бесчинств погибли 1200 (!) киргизов).  

Горбачевская гласность делает достоянием общественности Секретный протокол к пакту Риббентропа-Молотова о насильственном расчленении Восточной Европы. Олег Мороз: «С чего начался уход Прибалтики из СССР? Возможно, с того, что на исходе лета 1989 года, 23 августа, жители трех прибалтийских республик – Литвы, Латвии и Эстонии – около двух миллионов человек, взявшись за руки, образовали живую цепь длиной почти в 600 километров, соединив таким образом столицы своих республик – Вильнюс, Ригу и Таллин. Акция была приурочена к 50-летию со дня подписания пакта Молотова-Риббентропа, который, как известно, открыл путь к оккупации Прибалтики Советским Союзом». 

Василий Жарков, Московская высшая школа социальных и экономических наук: «Как только ослабли «скрепы», на которых держался Советский Союз – насилие, страх, ложь, как только Съезд народных депутатов признал существование Секретных протоколов к пакту Риббентропа-Молотова, начался обратный отсчет»Василий Жарков, Московская высшая школа социальных и экономических наук: «Как только ослабли «скрепы», на которых держался Советский Союз – насилие, страх, ложь, как только Съезд народных депутатов признал существование Секретных протоколов к пакту Риббентропа-Молотова, начался обратный отсчет»Яромир Романов/Znak.com

Через полгода с небольшим, в марте 1990 года, Литва первой из прибалтийских «сестер» и вообще из «больших» союзных республик примет Акт о восстановлении независимости. 

В Молдавии полмиллиона человек митингуют за придание молдавскому языку статуса государственного и за запрет официального использования русского языка, в ответ гонимое русскоязычное население проводит референдум об учреждении Приднестровской ССР, она, на фоне угроз, столкновений и расправ, провозглашается в сентябре 1990 года, двумя неделями раньше предпринимается попытка создания Гагаузской АССР… 

Горбачев твердит как заведенный: никакого пересмотра границ, иначе потеряем страну; никакого кровопролития, иначе дискредитируем гуманистические и демократические ценности Перестройки. Но, говоря его же словами, «процесс пошел» — и нужно либо «ставить к стенке» сепаратистов, либо отваживаться на перекройку Союза. Генсек мечется: ему, всемирному олицетворению Перестройки, нельзя запятнать себя кровью — для Михаила Сергеевича Перестройка не только советский, а глобальный проект; но и мириться с разрушением государства (а значит, с устранением с внутри- и внешнеполитической арены собственной персоны) — немыслимо. В конце концов он выбирает возможность спрятаться за спины военных: «Надо наводить порядок. Действуйте, а я поддержу». Он не только в курсе военных операций в Тбилиси и Баку, он выступает их инициатором, но в глазах подданных и «мирового сообщества» Горбачев – жертва обстоятельств и чужих заплечных решений, в конце 1990 года он удостоится Нобелевской премии мира.  

Республики и Центр: революция отношений 

А в марте 1990-го, сразу после принятия литовского Акта о независимости, по Вильнюсу в порядке устрашения проходит до сотни боевых машин десанта. 15 марта, день в день с избранием Горбачева президентом СССР, всесоюзный Съезд народных депутатов объявляет Акт незаконным (что парадоксально: советская Конституция предоставляет право свободного выхода из Союза, а специального закона о процедуре выхода нет, он появится позже и будет «драконовским»). Но Литва не сдается. Тогда против нее вводят, как сейчас выражаются, экономические санкции, устраивают экономическую блокаду: прекращается подача горючего, отгрузка стройматериалов, бумаги, пищевых продуктов, как следствие, на территории Литвы останавливаются предприятия, электростанции и котельные, транспорт, простаивает сельскохозяйственная техника, без работы остаются около 40 тысяч человек. Но блокада лишь сплачивает литовцев и подталкивает Вильнюс к настройке независимых горизонтальных связей с соседями – странами Восточной Европы и Прибалтики, Россией, Украиной. 

Аркадий Дубнов, политолог: «Для меня реперные точки потери советского проекта – вход наших войск в Чехословакию в 1968-м, когда мы всем показали, что значит «завоевания социализма», и Чернобыль: невероятный уровень радиации, а в Киеве – первомайская демонстрация, колонны детей. Потом я узнал, что советские вожди сами не знали, что произошло, им боялись сказать правду. Такая страна не могла существовать дальше»Аркадий Дубнов, политолог: «Для меня реперные точки потери советского проекта – вход наших войск в Чехословакию в 1968-м, когда мы всем показали, что значит «завоевания социализма», и Чернобыль: невероятный уровень радиации, а в Киеве – первомайская демонстрация, колонны детей. Потом я узнал, что советские вожди сами не знали, что произошло, им боялись сказать правду. Такая страна не могла существовать дальше»Alexey Myakishev/Russian Look/Global Look Press

30 марта к восстановлению государственной независимости приступили в Эстонии. Через месяц протестующие русскоязычные работники эстонских заводов союзного подчинения устраивают было забастовку и даже предпринимают попытку захвата Верховного Совета (в Таллине говорят – «госпереворота»), Горбачев обещает отреагировать на зреющие межнациональные конфликты прямым президентским правлением, и тогда – какая уж тут независимость. Но на защиту своей власти выходят тысячи эстонцев. К тому же забастовка бьет по интересам заказчиков и смежников по всему Советскому Союзу, и Горбачев останавливает ее личным распоряжением. Схожая ситуация – в Латвии.

Итак, выходит, что Центр не столько препятствует самоопределению республик, сколько невольно стимулирует их. Это открытие переворачивает сознание Кремля. «Думаю, не надо сопротивляться превращению СССР в союз государств, конфедерацию, — записывает в дневнике помощник Горбачева Анатолий Черняев. — Тогда бы [Горбачев] правил над ними. А так, если Россия выйдет из его подчинения, как управлять остальной страной? Тут надвигается большой просчет. Скорей бы закрыть литовскую закавыку – по особому статусу для всей Прибалтики в Союзе. Конечно, и остальные захотят такого же статуса. Назарбаев уже бьет копытом, не говоря уж об Армении, Грузии, Азербайджане. Ну и что? Неизбежное не отвратить…»

В конце мая, буквально считанными голосами преодолев интриги Кремля и противостояние «несгибаемых коммунистов», догматиков из числа депутатов Верховного Совета РСФСР, Борис Ельцин избирается спикером российского парламента. Уже 12 июня тот же самый депутатский корпус принимает Декларацию о государственном суверенитете РСФСР. Ближайший соратник Ельцина Геннадий Бурбулис рассказывал в интервью Znak.com: «Смотрите, какой была историческая динамика: 29 мая, в третьем туре, в тяжелейшей борьбе, зыбким большинством, с результатом плюс всего 4 голоса к кворуму Ельцин наконец избирается председателем Верховного Совета РСФСР, главой республики, а через две недели тот же самый съезд практически единодушно голосует за Декларацию о государственном суверенитете. Каждый воспринимал ее дух, смысл и конкретный текст по-своему, но сущностный порыв был единым». 

Василий Жарков, Московская высшая школа социальных и экономических наук: «Смысл СССР – в противостоянии: во Второй мировой, в «холодной войне». В конце концов, стало понятно, что это чревато всемирной катастрофой и уничтожением человечества. Продолжать противостояние невозможно. Таким образом, миссия Союза оказалась невыполнимой – и как империи, и как утопического социального идеала»Василий Жарков, Московская высшая школа социальных и экономических наук: «Смысл СССР – в противостоянии: во Второй мировой, в «холодной войне». В конце концов, стало понятно, что это чревато всемирной катастрофой и уничтожением человечества. Продолжать противостояние невозможно. Таким образом, миссия Союза оказалась невыполнимой – и как империи, и как утопического социального идеала»Василий Малышев/РИА Новости

Речь не о независимости, не о выходе из Советского Союза, как в случае с Литвой, Ельцин (как и лидеры остальных республик, за исключением властей Армении, Грузии и прибалтийской тройки) – за обновление, но сохранение Союза, а Декларация устанавливает верховенство российского законодательства над общесоюзным. Это означает, что проект нового Союза должен строиться «снизу», в переговорах между республиками, а не спускаться директивно сверху. В течение лета 1990 года подобные Декларации о суверенитете принимают Украина, Узбекистан, Белоруссия, Туркмения, Таджикистан… Это поистине «революция в отношениях»: разве до сих пор республики могли ослушаться Кремля? Да они и пикнуть не смели. 

Голодные игры  

Анатолий Черняев прав: чему быть, тому не миновать. В те же летние дни 1990 года Михаил Горбачев соглашается: в обновленном Союзе полномочия Центра будут делегироваться с мест. Правда, сценарий конфедерации, Союза Суверенных Государств, его еще страшит, он за Союз как государство, за федерацию, то есть за более широкие полномочия Центра: оборона и ВПК, госбезопасность, граница и таможня, денежная, финансово-кредитная политика и ценообразование, золотой запас и алмазный фонд, внешняя политика и внешнеэкономическая деятельность, природоохрана, предотвращение и ликвидация природных бедствий и техногенных катастроф и так далее.

Аркадий Дубнов, политолог: «Потеряв поддержку союзного Центра, который перераспределял ресурсы и гарантировал «крышу», республиканские лидеры, например, в Таджикистане и Киргизии, сначала вздрогнули: неожиданно они оказались выброшенными на камни. Но потом бывшие коммунистические лидеры начали осознавать себя государственниками и националистами»Аркадий Дубнов, политолог: «Потеряв поддержку союзного Центра, который перераспределял ресурсы и гарантировал «крышу», республиканские лидеры, например, в Таджикистане и Киргизии, сначала вздрогнули: неожиданно они оказались выброшенными на камни. Но потом бывшие коммунистические лидеры начали осознавать себя государственниками и националистами»Яромир Романов/Znak.com

Республики считают: «жирно будет», но все равно казалось, что компромисс возможен. Началась подготовка нового Союзного договора, Горбачев и Ельцин согласовали единую программу экономических преобразований Станислава Шаталина и Григория Явлинского «500 дней», ключевые пункты которой – введение частной собственности, приватизация, отмена госконтроля за ценами. А значит – существенное сокращение функций союзного правительства. Председателя Совета министров СССР Николая Рыжкова это никак не устраивает, совместно с академиком Леонидом Абалкиным он выдвигает собственную, директивную, «вертикально-ориентированную» программу. Оказавшись меж двух огней, Горбачев сначала пытается скрестить ужа и ежа, а потом «500 дней» «сливает»: коммунист и генсек КПСС, он остается верен социалистическим принципам, частной собственности и свободным ценам в его системе ценностей места нет. А для острастки российского руководства в центр столицы по проверенному вильнюсскому сценарию вводят дивизии ВДВ. Но ненадолго: Горбачев справедливо боится повторения бойни в Тбилиси и Баку, так можно потерять главное – Москву, Россию.

Ельцин вне себя. Экономика не сползает, а уже несется в пропасть. Приведем лишь наиболее впечатляющие факты, почерпнутые из книги Олега Мороза «Крах большевистской империи» (может, кто забыл). Низкая конкурентоспособность советской плановой экономики, помноженная на гонку вооружений, резкое падение нефтяных цен и поддержку «братских народов» (ничего не напоминает?), приводит к превышению импорта над экспортом. Но в следующем, 1991 году, из-за долгов по оплате импортной продукции – сырья для промышленности и продовольствия - объем импортных поставок падает на две трети: у СССР нет ни денег, ни репутации платежеспособного партнера, Москве не доверяют и в долг уже не дают. А у Министерства внешнеэкономических связей нет средств не то что на зарубежные командировки – на оплату коммунальных счетов, здание отключают от электричества, тепла, водоснабжения, телефонной связи. Без материалов повсеместно встают предприятия. Катастрофически не хватает продуктов питания: по талонам отпускают (а очень часто уже нечего отпускать) не только мясо, молоко, масло, жиры и сахар, но даже хлеб – на закупку импортного зерна уходят последние золотовалютные резервы, а Казахстан свое зерно зажимает, муки остается на 10-15 дней в среднем по стране. Надвигается реальный голод, обессиленные и ожесточенные люди проводят в очередях по полдня и уходят ни с чем. Государство проело сбережения граждан. Впрочем, рубль превратился в бумагу и ничего не значит: в стране гиперинфляция, печатный станок Госзнака работает на полную мощность, в три смены, вместо денежных отношений приходит бартер. К концу существования СССР Госбанк прекращает финансирование выплат зарплат, пособий, стипендий, пенсий. Страна фактически банкрот.

Советскую «вертикаль власти» уничтожил еще и товарный дефицит. Егор Гайдар: «В первом полугодии 1991 года, еще до августовского путча, Россия получила от других республик лишь 22% запланированных поставок сахара, 30% чая, 19% крупы, 22% мыла». Москва была бессильна заставить республики выполнять план отгрузокСоветскую «вертикаль власти» уничтожил еще и товарный дефицит. Егор Гайдар: «В первом полугодии 1991 года, еще до августовского путча, Россия получила от других республик лишь 22% запланированных поставок сахара, 30% чая, 19% крупы, 22% мыла». Москва была бессильна заставить республики выполнять план отгрузокAnton Kavashkin/Russian Look/Global Look Press

Оперативные и решительные меры необходимы уже сейчас, в 1990-м, вместо этого коту под хвост целых три месяца, потраченных на утряску программы Шаталина-Явлинского. Начинается следующий этап разборок – «война законов»: раз суверенитет и приоритет республиканского законодательства, Россия реализует «500 дней» самостоятельно и оставит себе столько собственности (налогов, недр, природных и сырьевых ресурсов, предприятий и т.д.) и полномочий, сколько посчитает нужным. Более того, начался процесс заключения двухсторонних договоров между республиками, до конца года РСФСР подпишет такие договоры с Молдавией, Украиной, Казахстаном, Белоруссией. Таким образом реализуется принцип перепрограммирования Союза «снизу». (К слову, данный факт говорит о том, что прообраз будущего СНГ носился в воздухе: сначала – ядро славянских республик, к которым затем присоединяются другие желающие, называлось и место юридического оформления «ядра» – Минск; так что, вопреки расхожему мнению, проект СНГ не был ни страшным секретом, ни большой неожиданностью). 

Горбачев: под колпаком или в колпаке? 

Но для Центра российский и все остальные суверенитеты и «хотелки» по-прежнему пустой звук. Рыжков, а также будущие участники ГКЧП Крючков (КГБ), Язов (Министерство обороны), Лукьянов (Верховный Совет СССР), Болдин (аппарат президента) требуют показать силу, разогнать оппозицию, вернуть цензуру. В этот момент Горбачев, пожалуй, впервые остро ощутил себя не полновластным «царем горы», а заложником своего партийно-советского окружения. И еще стало ясно, что никакого компромисса между Ельциным и таким «коллективным Горбачевым» быть не может, запал перестройки исчерпан, впереди – кто кого, то есть силовая схватка. Опасения на декабрьском Съезде нардепов СССР сенсационно подтверждает министр иностранных дел Эдуард Шеварднадзе: наступает диктатура, в знак протеста ухожу в отставку. Потом выяснится, что именно в этот период верхушка КГБ действительно приступила к разработке плана по введению в стране чрезвычайного положения.

Горбачев говорит, что не приемлет диктатуры, до конца 1990 года он и Ельцин предпримут еще одну попытку договориться о конфигурации нового Союза: прекратить «войну законов», отбросить наконец социалистическую «рамку», договориться о разграничении полномочий. В конце ноября проект Союзного договора опубликован и, таким образом, как бы вынесен на всенародное обсуждение. Все перечеркнул тот самый декабрьский Съезд, отказавшийся признавать суверенитет республик, и новые кровавые события в Прибалтике, продолжившие траекторию Тбилиси и – отчасти - Баку.

Сергей Мошкин, Институт философии и права УрО РАН: «Съезд народных депутатов СССР, 1989 год, литовская делегация во главе с Витаутасом Ландсбергисом (на фото справа) предлагает Горбачеву: давайте обсуждать и заключать новый Союзный договор. Как отреагировал Горбачев? «Чего это вы там с голоса такие вопросы ставите?» Именно такое отношение радикализировало Литву. А если бы этому предложению придали подобающее значение? Все могло пойти совсем по-другому»Сергей Мошкин, Институт философии и права УрО РАН: «Съезд народных депутатов СССР, 1989 год, литовская делегация во главе с Витаутасом Ландсбергисом (на фото справа) предлагает Горбачеву: давайте обсуждать и заключать новый Союзный договор. Как отреагировал Горбачев? «Чего это вы там с голоса такие вопросы ставите?» Именно такое отношение радикализировало Литву. А если бы этому предложению придали подобающее значение? Все могло пойти совсем по-другому»Мариус Баранаускас/РИА Новости

2 января 1991-го ОМОН (по другим сведениям, под его «маркой» действовали спецподразделения КГБ) захватил рижский Дом печати, а в ночь с 12 на 13 января, «идя навстречу» прокремлевскому Комитету общественного спасения, десантники и «альфовцы» при поддержке танков и БТР захватили вильнюсский телерадиоцентр, во время штурма погибли полтора десятка безоружных защитников, более ста - ранены. Следующая – и основная - цель, литовский парламент, оказалась не по зубам: по призыву Верховного Совета Литвы на площадь перед ним пришли 80 тысяч граждан, в Риге в знак протеста и солидарности с литовцами на улицы вышли полмиллиона человек. Однако рижский ОМОН (или все-таки КГБ?) это не остановило: сначала «черные береты» заняли Высшую школу милиции, через несколько дней – здание МВД, при этом погибли еще пятеро. В те же дни колонны боевых машин десанта и военных грузовиков подошли к столице Эстонии. 

Таллин (да и всю Прибалтику) спасло гневное возмущение в мире и Москве: западные страны заморозили страшно необходимые кредиты и финансовую помощь на сумму 16 миллиардов долларов, а в манифестации на Манежной площади приняли участие полмиллиона человек. При этом впервые за все годы перестройки прозвучали яростные требования отставки Горбачева и суда над ним: президента подозревали в том, что он снова расположился за спинами военных — на это указывало то, что два замминистра обороны, генералы Ачалов и Варенников, орудовавшие в Прибалтике, не понесли никакого наказания, зато Горбачев попытался наложить запрет на журналистские расследования. В феврале во время прямого эфира на Гостелерадио к обвинениям Горбачева в диктаторских замашках и к призывам уйти в отставку присоединился Ельцин.

На всех парах навстречу путчу

Горбачев, конечно, не ушел, а ответил знаменитым референдумом 17 марта о сохранении СССР. Формулировка вопроса, вынесенного на всесоюзный плебисцит («Считаете ли вы необходимым сохранение Союза Советских Социалистических Республик как обновленной федерации равноправных суверенных республик, в которой будут в полной мере гарантироваться права и свободы человека любой национальности?»), — в излюбленной горбачевской манере угодить и тем, и другим, а самому остаться над всеми. С одной стороны – наконец-то «суверенных». С другой — что значит «сохранить», почему опять «социалистических»? Насколько глубоко «обновить»? «Референдум проводится в расчете на то, чтобы получила поддержку нынешняя политика руководства страны, которая направлена на сохранение имперской унитарной сути Союза, системы», — заявляет Ельцин в эфире «Радио России» (на Гостелерадио его, разумеется, больше не пустили). Шесть из пятнадцати республик Союза — прибалтийские, Молдавия, Грузия и Армения — в референдуме не участвуют, но в остальных без малого 76,5% проголосовавших (около 80% от общего числа граждан с правом голоса) отвечают: да, сохранение Союза считаю необходимым. 

Василий Жарков, Московская высшая школа социальных и экономически наук: «Каждая попытка спасти СССР заканчивалась лишь дальнейшей дезинтеграцией. Свободные выборы в республиках привели к разрушению неэффективной административно-командной, гиперцентрализованной системы. Стремление ГКЧП спасти страну увенчалось полным параличом центральной власти, что окончательно добило Союз»Василий Жарков, Московская высшая школа социальных и экономически наук: «Каждая попытка спасти СССР заканчивалась лишь дальнейшей дезинтеграцией. Свободные выборы в республиках привели к разрушению неэффективной административно-командной, гиперцентрализованной системы. Стремление ГКЧП спасти страну увенчалось полным параличом центральной власти, что окончательно добило Союз»Владимир Родионов/РИА Новости

Окрыленные успехом, противники Ельцина готовят ему отставку с поста председателя Верховного Совета РСФСР, блокируют принятие закона о президенте России (граждане республики также одобрили эту идею на мартовском референдуме), в центре Москвы снова войска. Но демократы выводят на улицы и площади уже 700 тысяч ельцинистов, и реакция отступает. (Кстати, странно, на что рассчитывали будущие ГКЧПисты, зная о столь массовой гражданской активности москвичей). Выборы российского президента будут назначены на 12 июня, первую годовщину принятия Декларации о суверенитете РСФСР, первым за всю ее историю президентом России всенародным голосованием изберут Бориса Ельцина.

Горбачеву (который, помимо прочего, избран президентом СССР не всенародно, а на Съезде депутатов, то есть менее рискованным, но и менее легитимным способом, нежели Ельцин) приходится согласиться на новый вариант Союзного договора, по формуле «9+1» (9 оставшихся республик плюс Кремль): республики – суверенные государства, которые делят между собой союзную собственность и вправе распоряжаться заработанной ими валютой, верховенство на их территории принадлежит республиканским законам, у каждой – своя программа экономических реформ, Центр – вновь избранные союзный президент и парламент, функционирующие благодаря отчислениям от республиканских налоговых сборов — выступает лишь координатором единого экономического пространства плюс отвечает за общую оборонную, внешнюю политику и госбезопасность. (Почувствуйте разницу по сравнению с колоссальными полномочиями, которые Горбачев выторговывал еще за год до этого).

Теперь коммунисты-ортодоксы громят уже Горбачева, Пленум ЦК КПСС исступленно настаивает на его отставке: ведь им в Союзном договоре не оставляют никакого места. Но генсек идет ва-банк: на здоровье, вы тут решайте, а я пошел. Участники Пленума, струхнув, что тотчас останутся без рулевого, голосуют за «9+1». Однако рук не опускают: на июньском заседании Верховного Совета СССР из уст депутатов снова звучит призыв «Долой Горбачева!», союзный премьер Валентин Павлов (он полгода как сменил Николая Рыжкова и сразу «прославился» скандальной денежной реформой, а в августе войдет в ГКЧП) запрашивает чрезвычайных полномочий, угрожающие ноты звучат в речах Крючкова и Язова. (Депутат Элла Памфилова: «Считаю, что здесь совершается попытка государственного переворота»). 

Полезно помнить, что советские военные и спецназовцы отказывались стрелять по соотечественникам в Вильнюсе, Риге, МосквеПолезно помнить, что советские военные и спецназовцы отказывались стрелять по соотечественникам в Вильнюсе, Риге, МосквеФедосеев/РИА Новости

Их напряженность вызвана не только «покушением на идеалы социализма». С самого начала работы над Союзным договором Ельцин не скрывал, что Россия претендует представить кандидатуры союзного премьер-министра (на этот пост прочат Нурсултана Назарбаева), министров обороны и финансов. Так что и Павлов, и Язов, и другие старономенклатурные бонзы, как Крючков, вице-президент Янаев, министр внутренних дел Пуго, не могли не догадываться, что в следующее союзное правительство их не возьмут. Не догадывались – знали: КГБ прослушивал и Горбачева, и Ельцина, и обоих вместе. Власть будущих путчистов скукоживалась и выскальзывала из рук, как обмылок. То есть выступление ГКПЧ было предрешенным событием, и чем раньше началось бы заключение нового Союзного договора, тем раньше разразился бы и путч. 

Без царя в голове

В начале августа Горбачев объявляет по телевидению, что Союзный договор открыт к подписанию, процесс начнется 20 числа и завершится в октябре. И уезжает в отпуск, в крымскую резиденцию в Форосе, о которой через две недели узнает весь Советский Союз и весь мир. (Столь поразительная беспечность наводит на мысль, что, словами Геннадия Бурбулиса, поскольку «вопрос о введении чрезвычайного положения неоднократно рассматривался на Верховном Совете СССР, провожая Горбачева в Форос, ему еще раз сказали: надо. И Горбачев вроде бы ответил: «Ну, попробуйте», и это был сигнал»). 

Дальнейшее, легендарные три августовских дня, известно всем настолько хорошо, что не будем останавливаться на подробностях. После провала ГКЧП крах компартии и советской системы неочевиден разве что слепым. Первым среди них — Горбачев. Но Ельцин, истинный триумфатор рокового августа, сразу после подавления путча запрещает деятельность КПСС, Горбачев вынужден сложить полномочия генсека. Впрочем, отчего же «вынужден»? Теперь он может не оглядываться на «ястребов» из ЦК, а уверенно двигаться к подписанию договора о создании Союза Суверенных Государств (остановились на такой формулировке). 

ozon.ru

Да не тут-то было: в первые же дни и недели после поражения путчистов республики — Украина, Белоруссия, Молдавия, Азербайджан, Узбекистан, Киргизия, Таджикистан, Армения – друг за другом провозглашают независимость: республиканские элиты почувствовали прелесть самостийности - все свое, ни с кем не надо делиться, ни властью, ни ресурсами, твори у себя в «огороде» что хочешь (Горбачев как в воду глядел, когда предупреждал: распад СССР приведет к образованию множества мелких диктатур). Идея Союза новорожденных государств не ушла, но надобность в союзном Центре, даже в невыразительном качестве координатора, отпадала. Образованные государства могут договариваться между собой, причем о разных форматах объединения, тем более что у каждой республики – свое представление о политических и экономических реформах и свой темп преобразований, таковой была концепция так называемого «Меморандума Бурбулиса». Еще одна причина для осторожной, дифференцированной интеграции: пользуясь прозрачными границами, соседские спекулянты за еще советские, «деревянные» рубли и по фиксированным ценам скупали товары на российском рынке и с выгодой перепродавали их на своих. В пору тотального дефицита такое было непозволительной «роскошью».  

В начале сентября закономерно самораспустился Съезд народных депутатов СССР, на месте союзного правительства образовался аморфный и недолговечный Межреспубликанский экономический комитет. Оставалось отбрехаться от Горбачева, который еще наивно рассчитывал на главенствующее положение в структуре федерации, едином союзном государстве, тогда как лидеры образовавшихся государств думали в лучшем случае о конфедерации. 

Великий немой 

Задача была выполнена руками, вернее, голосами украинцев. Для начала украинская сторона проигнорировала дальнейшее обсуждение Союзного договора и в ноябре, да и то лишь для отвода глаз, подключилась к Экономическому сообществу (единое рублевое пространство, общий эмиссионный банк, беспошлинная торговля, синхронизированные экономические реформы). Однако 1 декабря на своем референдуме украинцы, более 90% проголосовавших, высказались за полную независимость, вне какого бы то ни было союзного государства, и избрали себе президента – Леонида Кравчука. (Кстати, очень активно голосовали на Донбассе, в Крыму и Севастополе). А без Украины что федеративное, что конфедеративное союзное государство, казалось тогда, теряло всякий смысл. «Президентом чего тогда будет Горбачев?» — поинтересовались у Кравчука сразу после референдума. «Не знаю!» — без всякого интереса отрезал новоиспеченный украинский президент. 

Журналист, писатель Олег Мороз: «После подписания Беловежских соглашений сначала позвонили президенту Бушу и только потом – Горбачеву. Он очень обиделся. Кричал в трубку Шушкевичу: «Кто вы такой! Дайте Ельцина! Немедленно выезжайте в Кремль!» Но дело было сделано»Журналист, писатель Олег Мороз: «После подписания Беловежских соглашений сначала позвонили президенту Бушу и только потом – Горбачеву. Он очень обиделся. Кричал в трубку Шушкевичу: «Кто вы такой! Дайте Ельцина! Немедленно выезжайте в Кремль!» Но дело было сделано»Яромир Романов/Znak.com

Через неделю, 8 декабря, в белорусских Вискулях Ельцин, Кравчук (с большой неохотой) и белорус Шушкевич зафиксировали смерть Союза ССР «как субъекта международного права и геополитической реальности» и учредили Содружество Независимых Государств, конструкцию, не предусматривающую какого-то Центра. Действовали не без опаски: «под» Горбачевым как главнокомандующим еще оставалась армия. Но министр обороны Евгений Шапошников, обязанный Ельцину своим назначением, выразил «беловежцам» полную лояльность. Да и вряд ли после многочисленных «подстав» и испытаний кровью в Тбилиси, Баку, Вильнюсе, после материальных и репутационных унижений военные пошли бы за Горбачевым. На совещании командующих округами, созванном Шапошниковым, к президенту отнеслись с нескрываемой враждебностью. 

Михаил Сергеевич еще пытался спасти Союз, дальновидно убеждал: границы между республиками зачастую произвольны, без Союза, без Центра начнется драка за территории, «кровавая баня». Убеждал пропустить проект СНГ через обсуждение другими республиками, созвать Верховный Совет СССР, носился с идеей нового референдума, планировал выступить по телевидению. Но поезд истории ушел. На требование явиться в Москву Кравчук и Шушкевич отвечают Горбачеву отказом, Ельцин по возвращении берет под свой контроль правительственную связь, «мятежные» республики фактически отзывают своих депутатов Верховного Совета, чем парализуют его, вскоре российские власти занимают и здание советского парламента. 

Сергей Мошкин, Институт философии и права УрО РАН: «Сейчас ситуация во многом схожая: фиктивная, при этом многоликая федерация. Зачастую – неумная политика центра в отношении территорий, желание причесать одной гребенкой. Сибирь, Урал – это дольки шоколадной плитки, которые очень легко ломаются. Если экономическая ситуация станет критической, непонятно, как поведут себя эти регионы»Сергей Мошкин, Институт философии и права УрО РАН: «Сейчас ситуация во многом схожая: фиктивная, при этом многоликая федерация. Зачастую – неумная политика центра в отношении территорий, желание причесать одной гребенкой. Сибирь, Урал – это дольки шоколадной плитки, которые очень легко ломаются. Если экономическая ситуация станет критической, непонятно, как поведут себя эти регионы»Яромир Романов/Znak.com

В течение нескольких ближайших дней Беловежские соглашения ратифицируются украинским, белорусским, чуть позже российским парламентами. 21 декабря к «Беловежью» присоединяются еще восемь постсоветских государств, включая строптивые Армению и Молдавию. Участникам только что созданного Содружества на тот момент еще мерещатся объединенные Вооруженные Силы, единая внешняя политика... 

25 декабря Михаил Горбачев выступает по Центральному телевидению с прощальной речью: «Самое главное – общество получило свободу, раскрепостилось политически и духовно. Была ликвидирована тоталитарная система, совершен демократический прорыв – реальными стали свободные выборы, свобода печати, многопартийность. Права человека признаны высшей ценностью. Началось движение к многоукладной экономике, к равноправию всех форм собственности… Покончено с «холодной войной», остановлена гонка вооружений и безумная милитаризация страны, изуродовавшая нашу экономику, общественное сознание и мораль. Снята угроза мировой войны». 

Все так, Михаил Сергеевич не слукавил, не приукрасил ни на полслова. Но ценой этих грандиозных преобразований стал сам Советский Союз – лоно и материал горбачевской Перестройки, использованный до полного истончения. На следующий день, 26 декабря, Союз Советских Социалистических Республик официально прекратил свое существование и превратился в «великий и ужасный» фантом, в несбыточную мечту о прошлом. 

Зачем мы ворошим истлевший труп? Что хотим сказать? Какие выводы сделать? Духоподъемная риторика об интернациональной дружбе и единстве нации работает лишь до тех пор, пока со стола не пропадает хлеб, а в качестве отвлекающего от голода развлечения не включается гласность. Зажим свободы при недостатке хлеба приводит в ярость, а попытки безапелляционно заткнуть голодные рты дулами танков, саперными лопатками и отравляющим газом обречены на умножение ответного неконтролируемого насилия. В конце концов, «всех не перевешаешь», а против безбрежной отчаянной толпы приемов нет. Так что всякое кровопролитие ради защиты и сбережения того, чем «невозможно поступиться», будь то догмы, «скрепы» или личное положение и капитал, лишь разрушает, отнимает их. Всякая попытка выглядеть своим «и там, и сям», усидеть на двух стульях и остаться над схваткой в лучшем случае делает ненужным, лишним, одиноким, бесславным, а в худшем – вас предают. У заматеревших «давних соратников» и «надежных товарищей» это получается лучше всего. Все это не открытия и не откровения, а тысячелетние истины. Оттого еще больше поражаешься: почему в нашей стране их попирает каждое новое поколение властителей? Почему спустя четверть века после панихиды по Союзу вокруг — те же образы и повадки? 

Михаил Сергеевич мог бы многое рассказать Владимиру Владимировичу о высокой цене политического догматизма, «надежных соратников» и о том, почему распадаются империиМихаил Сергеевич мог бы многое рассказать Владимиру Владимировичу о высокой цене политического догматизма, «надежных соратников» и о том, почему распадаются империиДмитрий Астахов/РИА Новости

Материалы – по книге: Олег Мороз, «Крах большевистской империи». Издательство «Политическая энциклопедия», Президентский Центр Бориса Ельцина, Москва, 2016 г.

Благодарим за содействие книжный магазин «Пиотровский» 

Читайте также
Реклама на Znak.com
Новости России
Россия
В центре Луганска вооруженные люди блокировали административные здания
Россия
В полиции отказались говорить о проверке подлинности диплома высокопоставленного пристава
Россия
В Новосибирской области 26-летняя сотрудница ФСИН напала с катаной на священника
Россия
В Одесской области группа граждан Турции сожгла человека во славу Сатане
ХМАО
Медведев и Сечин запустили в ХМАО месторождение «Роснефти»
ЯНАО
Пресс-секретарь президента РФ предложил не обвинять школьника из ЯНАО в «смертных грехах»
Президент Ирана Хасан Роухани
Россия
Президент Ирана заявил о полной победе над ИГИЛ
Владимир Соловьев
Екатеринбург
Полиция не стала заводить дело на Владимира Соловьева за его фразу о «2% дерьма»
Челябинск
ПО «Маяк» категорически отрицает причастность к выбросу рутения-106 в атмосферу
Россия
В правительстве заявили, что Медведев будет в Москве в день суда над Улюкаевым
Россия
В Магадане пятилетнюю девочку нашли мертвой в стиральной машине
Челябинск
Власти Южного Урала не планируют эвакуировать людей из-за информации о рутении
Игорь Сечин
Россия
Сечин вновь прогуляет заседание по Улюкаеву: у него командировка в ХМАО
Россия
На проекты духовника Путина из бюджета потратили 10 миллиардов рублей
Челябинск
На «Маяке» не исключают, что рутений есть в отходах, которые привозят на переработку
Россия
Рамзан Кадыров предложил передать прах Сталина Грузии и увековечить Хрущева
Россия
СМИ: за крах «ВИМ-Авиа» уволят зятя Ельцина
Россия
Медведев разрешил заряжать электромобили в помещениях
Россия
В Приморье двое мужчин в зоопарке избили поросенка и плевались в тигров
Россия
Минюст предлагает снабдить телевизорами и холодильниками все камеры СИЗО
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.