«Из-за Дубровского область теряет 90 млрд рублей в год»

Яков Гуревич посчитал убытки, нанесённые экономике Челябинской области ее губернаторами

Отсутствие внятной и предметной стратегии развития Челябинской области наносит колоссальный ущерб региону. По итогам прошлого года Южный Урал стал единственным субъектом РФ, в котором промышленность находится ниже уровня 2007 года. Именно из-за отсутствия понимания, к чему регион стремится и в какую сторону надо двигаться, Челябинская область за последние 16 лет сильно отстала от ближайшего соседа – Свердловской области, считает гендиректор ООО «КЭМП», уральский эксперт в сфере транспорта и логистики Яков Гуревич. Он проанализировал данные Росстата за 2000-2016 годы и сделал вывод о том, сколько денег Южный Урал упустил из-за ошибок руководства. Результаты получились неутешительными, к примеру, «вклад» губернатора Бориса Дубровского в потери промышленности региона составляет около 90 млрд рублей в год. Впрочем, и его предшественникам похвастаться особо нечем. 

Эксперт уверен: бизнес разочаровался и в Михаиле Юревиче, и в Борисе ДубровскомНаиль Фаттахов

— Яков Ефимович, расскажите, пожалуйста, о своём исследовании.

— Анализ ситуации я проводил на основе данных Росстата. Все расчёты представлены только по промышленному производству, чтобы не перегружать текст. Многие другие важнейшие показатели (ВРП, инвестиции, доходы населения, строительство, бюджет, новые технологии и так далее) существенно связаны с промышленным производством, зависят от него и потому имеют похожую динамику. Нельзя говорить о развитии, не обеспечивая рост промышленности. Кроме того, промышленное производство обеспечивает основную часть ВВП и ВРП, лучше поддается учёту.

— Что показало исследование?

— Все экономические прогнозы по России показывают ожидаемый в 2017 году рост и ВВП, и, особенно, промышленности. Причём по промышленности прогнозы достаточно оптимистичные – от 3% до 7%. Оптимизм основан на анализе ситуации и статистике, которая за последний квартал 2016 показывает рост в промышленности порядка 10%, а в отдельных отраслях, в первую очередь в обрабатывающей промышленности (которая и определяет технический прогресс), и более. Ситуация в Челябинской области прямо противоположная: официальный прогноз обещает падение ВРП на 2,6%, а промышленности – на 1,2%. Для этого прогноза есть серьёзные основания. Более того, он кажется завышенным, так как основан на прогнозе результата 2016 года в 97%, а фактический результат – 96,3%. Декабрь 2016 подтверждает ускорение падения — 96,1%. В обрабатывающей промышленности ситуация ещё хуже: 95,5% и 94,8%, соответственно. 

Яков Гуревич не боится говорить вслух то, о чем думают многие челябинские бизнесменыЯков Гуревич не боится говорить вслух то, о чем думают многие челябинские бизнесменыНаиль Фаттахов

Можно было бы предположить, что это разовая ситуация. Однако статистика показывает, что отставание Челябинской области носит хронический характер. Я проанализировал динамику начиная с 2000 года. Челябинская область всегда отставала и от российских, и от свердловских показателей.

— С чем это связано?

— Я считаю, что объективных причин для отставания Челябинской области от Свердловской, где аналогичная структура экономики (промышленность: металлургия, машиностроение, оборонный комплекс) и близкие погодные условия, нет. А значит, всё дело в качестве управления. Поскольку с 2000 по 2016 год областью руководили три губернатора, я разделил промежуток на периоды правления Петра Сумина, Михаила Юревича и Бориса Дубровского.

В первый год работы результаты и Юревича, и Дубровского были лучше среднероссийских и сравнимы с показателями Свердловской области. Затем происходит резкий перелом и показатели стали не просто отставать, но и ушли в резко отрицательную зону. Единственная логичная причина: бизнес, промышленность возлагали надежды на нового губернатора, а затем резко разочаровывались. 

Надежды связывались с тем, что ситуация достаточно плохая и новый человек имеет шансы изменить её. А разочарование было вызвано при Юревиче тем, что губернатор ставит задачу переориентировать все имеющиеся в области ресурсы в личных целях, а при Дубровском - что губернатор предлагает только мечтать и верить в эти заведомо необоснованные мечты.

— Насколько Челябинская область отстаёт от Свердловской?

— К примеру, вклад Дубровского в потери Челябинской области составляет порядка 90 млрд рублей в год. В целом недополученная выручка промышленности региона в сравнении с Российской Федерацией составила 918 млрд рублей, а в сравнении со Свердловской областью – 2 трлн 561 млрд рублей. Это потери промышленности, недополученная выручка от того, что Челябинская область не развивается. Мы с губернатором Борисом Дубровским обсуждали это в начале его работы. Я рассказывал ему, что Юревич на одних инфраструктурных проектах нанёс ущерб в 100 млрд рублей. В итоге с 2000 до 2016 год Челябинская область по индексу промышленного производства подросла в 1,5 раза, а Свердловская – в 2 раза. Потому что в Свердловской области есть стратегия развития, и она каждый год корректируется, по ней каждый год идёт анализ того, что выполнено, а что нет. Её делали профессионалы.

—  Челябинские власти для разработки стратегии привлекали компанию из Москвы («Стратеджи Партнерс Групп»), которая теперь судится с региональным Агентством инвестиционного развития за 18 млн рублей…

- Когда к власти в Челябинской области пришёл губернатор Борис Дубровский, его первые слова всех вдохновили. Он тогда сказал, что привык работать с нормальной стратегией, что она необходима. Но после этого Комяков (Сергей Комяков, бывший первый вице-губернатор Челябинской области) с Мурзиной (Елена Мурзина, экс-министр экономического развития региона) всеми силами, в том числе публично, попытались объяснить, что никакая стратегия не нужна и сделать её невозможно. 

Власти Челябинской области попали на крупную сумму, размышляя над развитием региона

Я был в числе разработчиков инфраструктурной стратегии Челябинской области, подготовленной около 10 лет назад. При Сумине её блокировал Дятлов (бывший первый вице-губернатор Владимир Дятлов), при Юревиче – Комяков. Федеральный инспектор Артём Пушкин не раз пытался добиться того, чтобы её рассмотрели, написал письмо в правительство Челябинской области. Но в этот момент Юревича сняли с поста губернатора, и она снова попала к Комякову.

— Расскажите поподробнее про этот документ.

— Это была не стратегия развития Челябинской области, а инфраструктурная стратегия, но она определяет очень многое. В ней собраны многие стратегические разработки по инфраструктуре. Если бы нас тогда послушали, не было бы этого бредового проекта ВСМ Челябинск - Екатеринбург. Были бы транспортные коридоры, проходящие через Челябинскую область, и многое другое.

— По какой причине вас не слушали?

— Дятлов написал, что у нас инфраструктура замечательная и развивать её не нужно. У меня сохранилось это официальное письмо. Почему Комяков не послушал, сказать не могу. Он и мне обещал, что вопрос будет рассмотрен, когда встречались, и Артёму Пушкину. И в итоге вынужден был провести совещание сразу после назначения Дубровского в январе 2014 года. На этом совещании я сказал, что для решения обсуждаемых вопросов нужна реальная стратегия области. Но было предельно ясно и жестко заявлено, что никакая стратегия области не нужна и ее не будет. Потом Борис Дубровский заявил, что нужно создать стратегию развития Челябинской области, но, по всей видимости, его сломали. Публично объявлялось, что стратегия — это мечта и сделать ее невозможно и не нужно. В результате сделано не было ничего. А поскольку губернатор пообещал выступить в Заксобрании со стратегией, ему пришлось презентовать тот бред, который ещё в 2008 году написала Мурзина, с ещё более бредовыми поправками. Он это сделал, но, судя по всему, понимал, что получилось не совсем хорошо, потому что сразу же объявил о необходимости доработать стратегию. 

Я тогда написал порядка 10 писем о том, что нужно решать стратегические вопросы для реализации транспортного развития области. Одно из писем Дубровский отписал Гаттарову (Руслан Гаттаров, вице-губернатор, курирующий экономический блок), который сегодня занимается всеми стратегическими вопросами. В августе 2014 года с Русланом Гаттаровым встретились. Нормально поговорили. Он сказал, что сам не может принимать решение, но стратегия области нужна, для её разработки привлекают «Стратеджи». И, мол, если они сочтут мои наработки целесообразными, то включат в свой труд, если нет, то нет. Это меня устраивало. Со «Стратеджи» я был знаком, репутация у них хорошая. Позвонил, спросил, что они собираются делать и на какой основе. Они объяснили, что, когда Греф (Герман Греф, председатель правления Сбербанка) приезжал в Челябинск, обсуждались вопросы долгов Челябинской области и возможности финансирования региона.

Греф тогда сказал, что нужна стратегия для понимания того, что банк будет финансировать, Дубровский согласился. Они договорились. 

Не знаю, на какой финансовой основе. Есть версия, что разработку стратегии отчасти финансировал ТЛК «Южноуральский». Источники мне неясны. Знаю только, что это не бюджет, потому что конкурса не было.

— Всё так хорошо начиналось. Что в итоге пошло не так?

— Я был воодушевлён тем, что началась разработка стратегии. Какое-то время сидел, ждал... Много знакомых рассказывали, что приехали московские ребята, встречаются с кем-то, но меня никто не звал. Наверное, следовало хотя бы выслушать. Позвонил им сам. Оказалось, им выделили кабинет Гаттарова для работы. Мы несколько раз встречались. Но потом работа замедлилась. Когда начал выяснять, в чём дело, оказалось, что есть проблемы с платежами. Они говорили, что собрали материалы, договорились с правительством области, что их послушают сначала в декабре 2014 года, потом всё перенеслось на январь 2015-го…

В итоге они сказали, что, поскольку это никому не нужно, они этой работой заниматься не будут. Так постепенно всё свелось на нет. 

Когда Мурзину сменили на Кузнецову (Татьяна Кузнецова, экс-министр экономического развития), мы долго с ней разговаривали. Она попросила меня и ещё нескольких экспертов прочитать стратегию, которую подготовили. Точка зрения у всех была одинаковой – это полный бред, за который не просто нельзя платить деньги, но надо взыскивать ущерб.

— Почему так получилось? Сами ведь говорите, что компания серьёзная, с репутацией.

— Для меня это тоже странно. Я с ребятами не обсуждал, почему они такое сделали. Но есть предположение. Чтобы получить нормальную стратегию, надо, чтобы заказчик был заинтересован и всесторонне помогал. Тут была другая ситуация. Дубровскому вроде как стратегия нужна, но не Мурзиной, которая курировала эту работу. В итоге ребята выдали приукрашенный вариант всё той же стратегии, разработанной Мурзиной в 2008 году.

— То есть была проблема с информацией?

— С информацией и с поставленными задачами. Об этом можно судить по отношению к вопросу. Я предложил проект. Если бы был серьёзный настрой, его хотя бы рассмотрели бы, а потом решали, включать или нет, с обоснованием. Но если предложения, о которых известно, даже не обсуждаются в рамках работы над стратегией, это создаёт риски для стратегии. И я сейчас говорю лишь о своих предложениях. Наверняка были и другие, достаточно серьёзные, которые подлежали рассмотрению, но не были учтены. А то, что получилось, мне даже комментировать противно….

— В конце прошлой недели стало известно, что федералы отказываются от своей доли в проекте скоростной магистрали Челябинск - Екатеринбург. Прокомментируете?

— Я Дубровскому несколько раз говорил, что транспортная стратегия нужна. Но для меня было неожиданностью, когда в конце лета 2015 года по результатам встречи он указал в протоколе, что я должен отвечать за подготовку предложений по разработке транспортной стратегии Челябинской области. Предложения были. Но сначала помешал Новый год, потом эта магистраль… Губернатор обиделся, когда я выступил с критикой идеи о строительстве ВСМ, в итоге к теме больше не возвращались. Хотя, если бы была стратегия развития области или хотя бы транспортная стратегия, этот бред про ВСМ не мог бы появиться.

— С проектом теперь что будет?

Федеральный центр выходит из проекта скоростной магистрали Челябинск – Екатеринбург

— Ничего не будет. 50 млн рублей угроблено Челябинской областью - и всё. Очевидно, что высокоскоростной магистрали между Челябинском и Екатеринбургом быть не может. Но тут ведь ещё страдает репутация власти. Меня ребята из РЖД, когда Белозёров (Олег Белозёров, президент РЖД) приезжал, спрашивали: «Ваш губернатор совсем с ума сошёл? Рассказывает про ненормального инвестора, который хочет закопать 200 млрд рублей!» Мне тоже было странно это слышать, я таких инвесторов не знаю. Сумма приличная, а инвесторы, как правило, деньги считать умеют.

— Ещё в Facebook второй день обсуждают, что саммит ШОС переносят в Уфу. Слышали о таком?

— Насчёт Уфы не слышал, но то, что его перенесут, абсолютно точно. На одной из встреч с губернатором ему сказали, что в Челябинске нет крупных серьёзных проектов. Называли проекты списочно, в том числе звучал ШОС. Случайно или нет, но месяца через два было публично озвучено, что у нас в 2020 году будет саммит ШОС. На тот момент я был уверен, что при грамотной работе серьёзные шансы получить это мероприятие есть. Но каждый день, каждое действие эти шансы убивает на корню. Сегодня я оцениваю их как нулевые.

— Что нужно было сделать, чтобы ШОС провели у нас?

— Грамотно работать, не кричать об этом на каждом углу, а для начала разобраться, разработать стратегию по тому же ШОСу, чтобы стало понятно, что следует сделать и как этого добиться. Сегодня никто не может сказать, зачем нужен этот ШОС. А если он никому не нужен, его и не будет. Нужно было объяснить, какие результаты будут для Челябинской области, – населению, президенту Владимиру Путину.

Не просто хлопать себя в грудь и говорить: «Хочу провести ШОС». Вряд ли это Путину интересно. Нужно было рассказать, как это повлияет на развитие. 

Сделать так, чтобы при опросе жителей миллион человек проголосовали за проведение саммита. Сегодня, думаю, 990 тыс. человек будут против или ответят, что им всё равно. Спрашивается, зачем тогда тратить деньги? В Уфе всё уже готово, можно хоть сейчас проводить. И Уфа, в отличие от Челябинска, найдёт способ за счёт этого развиваться.

— Но информация подавалась иначе: что президент Владимир Путин уже одобрил проведение саммита ШОС в Челябинске...

— У нас в последнее время всё так подаётся. И у ВСМ уже есть инвесторы, и очередь из желающих достроить метро выстроилась, и Гаттаров 400 больших автобусов с инвестором привлёк к пассажирским перевозкам по области, и в Куяше своём аквапарк построил… Как будто в правительстве считают, что инвесторы дураки. А когда что-то не получается, начинают говорить, что у нас бизнес плохой. Но какой бизнес будет работать с губернатором и вице-губернатором, которые такого мнения о нём?

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.