«Может реализоваться и худший для нас сценарий»

Российские ученые рассказали, какие войны сотрясут мир в 2017 году

Виталий Аньков/РИА Новости

Аналитическое агентство «Внешняя политика» (Москва) выпустило в свет доклад «Международные угрозы – 2017». В нем описываются важнейшие мировые события, явления и тенденции наступившего года, которые можно увидеть и рассмотреть с высоты дня сегодняшнего. Авторы, российские ученые, с первых слов определяют место 2017-го в матрице постперестроечного мироустройства: «Мы вступаем в первый год новой эпохи, в которой Запад больше не является безусловным глобальным лидером. При новом президенте США будут вынуждены выбирать между сохранением мощи и вовлеченностью в мировые дела. ЕС будет поглощен внутренними проблемами. Многие международные вопросы уже разрешаются без участия Запада, а те, кто стремился к прекращению диктата Вашингтона, — добились своего... Космополитическим финансовым элитам повсюду громко напоминают, что им нужно выбрать страну, на которую они работают, мол, «глобализация закончилась»… Однако следствием слома старого порядка стала невыносимая неопределенность. Шоков 2016-го с лихвой хватило бы на десятилетие. В 2017-м мир будет пытаться сосредоточиться в надежде, что главные неожиданности позади». Судя по содержанию доклада, наступивший год укрепит эти надежды, но как только почудится, что «пронесло» и волна отступила, придет цунами. 

Москва — Вашингтон: четыре окна возможностей

На взгляд авторов доклада, экономические преобразования, анонсированные Дональдом Трампом, могут увенчаться как успехом, так и провалом (к слову, поэтому победа Трампа в следующей президентской кампании не гарантирована). А от результатов во внутренней политике будут зависеть его действия на внешнеполитической арене, так как «внешняя политика остается прерогативой исполнительной власти США и американский президент без консультации с Конгрессом может позволить себе резко повысить уровень конфликтности внешней политики в любой момент, это мы наблюдали с администрацией Барака Обамы осенью — зимой 2016 года».

Авторы доклада видят четыре сценария.

Первый — «Вспоминая Рейгана»: Трамп успешно перезапускает американскую экономику и укрепляет свои внутриполитические позиции. «Невзирая на возражения Москвы, новая администрация может начать амбициозную программу модернизации ядерного оружия, дав начало новому этапу гонки ядерных вооружений. На волне своих внутриполитических успехов Трамп может активизировать военные действия США на Ближнем Востоке и предпринять конкретные меры по ограничению импорта, в первую очередь из Китая». Москва, как и Пекин, воспримет такие действия Трампа как угрозу сложившемуся паритету, и мы получим новую, возможно, более горячую «холодную войну». Соответственно, на проекте единого антитеррористического фронта и на урегулировании украинского кризиса поставят крест. 

«Мы вступаем в первый год новой эпохи. Следствием слома старого порядка стала невыносимая неопределенность. Шоков 2016-го с лихвой хватило бы на десятилетие»«Мы вступаем в первый год новой эпохи. Следствием слома старого порядка стала невыносимая неопределенность. Шоков 2016-го с лихвой хватило бы на десятилетие»Министерство обороны РФ

Второй сценарий — «продолжение конфронтации»: нарастание международной напряженности, если реформы Трампа, наоборот, провалятся и внутриполитическая борьба обострится: «Президент, все менее способный бороться с оппозицией в стране и в Конгрессе, попытается компенсировать свою слабость там, где он имеет реальную власть — во внешней политике. Его уязвленное самолюбие произведет в мировой системе эффект разорвавшейся бомбы — американская военная машина включится на полную мощность на Ближнем Востоке, а наращивание сил в Азии и обвинения в демпинге резко ухудшат американо-китайские отношения. После того как попытки склонить Путина к стратегическому союзу против КНР не дадут результата, Россия вновь окажется в списке «плохих парней» со всеми вытекающими последствиями — санкциями, информационными атаками, наращиванием сил по периферии российских границ и, самое опасное, курсом на нейтрализацию российских ядерных сил, угрожающим основам стабильности взаимоотношений».

Третий сценарий — «новый изоляционизм»: если «курс Трампа» будет пробуксовывать и президенту придется отодвинуть внешнюю политику на задний план. «Внешний мир окажется предоставлен сам себе… Это представит неожиданную и зачастую некомфортную свободу действий союзникам и противникам США, в том числе и России».

Аналитики агентства «Внешняя политика» видят четыре сценария развития российско-американских отношений, и только один из них позитивныйАналитики агентства «Внешняя политика» видят четыре сценария развития российско-американских отношений, и только один из них позитивныйPete Marovich/CNP/AdMedia

Наконец, четвертый вариант с ностальгическим названием «Возвращение Франклина Рузвельта»: экономические и внутриполитические достижения Трампа ведут к усилению не конфронтации, а взаимодействия наших государств, в том числе в области ядерных вооружений. «Позитивный опыт борьбы с ИГ, хорошие личные отношения между президентами и смена руководства в европейских столицах позволят снизить напряженность в отношениях России с НАТО и начать урегулирование украинского вопроса. В то же время Трамп может показать себя реалистом в вопросе торговых отношений с Китаем и Мексикой, а его неприятие Транстихоокеанского партнерства может смениться предложением его переподписания на более выгодных для США условиях. Этот сценарий приблизит перспективу формирования международных отношений на основе прагматического сотрудничества».

Как видим, Россия, да и все остальные, выиграют только в четвертом сценарии. (Авторы, в частности, предполагают, что в этом случае США не пойдут и на противостояние с Ираном; впрочем, они подчеркивают, что реальность, конечно же, может оказаться сложнее теоретических построений). Насколько близки Трамп, Америка и весь мир к позитивной альтернативе, будет видно по скорости, с которой американский президент запустит налоговую реформу и инфраструктурные инвестиции — вопреки своим оппонентам, прежде всего в стане демократов, а также по тому, состоится ли «отход от линии на противостояние между Россией и НАТО в Восточной Европе и готовность сотрудничать в стабилизации обстановки на Ближнем Востоке, несмотря на расхождение в целях и выборе союзников».

Конец ИГИЛ, но не войне

На Украине возможна смена власти — полная или частичная. Ключевой вопрос — каким образом она произойдет: законным или путем государственного переворота, «в результате которого к власти могут прийти силы, ориентированные на расширение конфликта в Донбассе и развязывание войны непосредственно с Россией»? 

Авторы доклада полагают, что трагический сценарий, к счастью, не самый очевидный. «Хотя Украина беднеет, государству пока хватает ресурсов для поддержания своих базовых функций. Президент Порошенко в целом контролирует армию и спецслужбы, и многочисленные полувоенные формирования не настолько сильны, чтобы оспаривать власть у государственных силовых структур. Зарубежные доноры Украины продолжают оказывать ей помощь, которой недостаточно для роста, но пока достаточно, чтобы избежать бюджетного кризиса. Президент Порошенко продолжает саботировать урегулирование на Донбассе, избегая тем самым раздражения ультраправых сил в Киеве. Ключевые страны ЕС молчаливо соглашаются с такой политикой».

Авторы доклада рекомендуют российской стороне не демонстрировать «избыточной реакции» даже при возобновлении и ужесточении боев на Донбассе или диверсионных вылазок в КрымАвторы доклада рекомендуют российской стороне не демонстрировать «избыточной реакции» даже при возобновлении и ужесточении боев на Донбассе или диверсионных вылазок в КрымСергей Гунеев/РИА Новости

Администрация Трампа будет вырабатывать свою украинскую политику не менее полугода, и вряд ли она заинтересована в эскалации конфликта: сейчас важнее попробовать договориться с Россией по куда большему списку вопросов. Но и совсем отказываться от такого козыря, как Украина, делец Трамп не станет. Европейские лидеры — ныне действующие или их преемники (в этом году французы выберут президента, а немцы — канцлера) — тоже не выработали какого-то нового взгляда на украинскую проблему. России выгодно, чтобы Киев сохранял хоть и шаткую, но стабильность. В противном случае в результате следующего «восстания масс» и коллапса украинской власти «окажутся под угрозой транзитные пути российских энергоресурсов, повысится риск техногенных катастроф на инфраструктуре и транспорте, Россия станет объектом массовой миграции из Украины». Поэтому авторы доклада рекомендуют российской стороне не демонстрировать «избыточной реакции» даже при возобновлении и ужесточении боев на Донбассе (как сейчас) или диверсионных вылазок в Крым.  

Таким образом, «об Украине станут забывать — Берлин и Париж не будут прилагать больших усилий к урегулированию конфликта на Донбассе, но и киевским властям помогать будут без энтузиазма. «Большая сделка» по европейской безопасности между Россией и Западом, включающая в себя внутриполитические перемены на Украине, в ближайший год не состоится. Признание Западом за Россией ее места в мировых делах начнется не с постсоветского пространства, а с Ближнего Востока. Естественно, при условии, что Россия продемонстрирует внутреннюю устойчивость и зрелость, выраженные прежде всего в промышленном и технологическом росте».

Если говорить о Ближнем Востоке, то на выход к финалу сирийского кризиса укажет прежде всего прекращение военных действий с участием трех коалиций — это «проправительственная с участием России, Ирана и «Хизбаллы», антиправительственная с участием США, Турции и государств Персидского залива (Саудовской Аравии и Катара. — Ред.) и радикально-исламистская с участием боевиков ИГ и групп их сторонников в странах Персидского залива». В прошлом году, констатирует «Внешняя политика», Америка стала утрачивать в Сирии политическую инициативу, и Турция вошла в сделку с Россией и Ираном, «сложились условия для затухания прокси-войны в Сирии» (то есть удаленной войны. — Ред.). 

В этом году новая американская администрация, вероятно, прекратит военную помощь оппозиции, это будет шагом, направляющим к созданию антитеррористической коалиции России и США. «Также существует вероятность того, что Дональд Трамп снизит поддержку своих союзников в Персидском заливе и выставит счета тем из них, кто участвует в поддержке радикальных движений в регионе или потакал Аль-Каиде» (имеются в виду те же Саудовская Аравия с Катаром, а также Турция. — Ред.). 

Общую победу над террористами приблизит стабильность согласованных усилий России, Турции и Ирана, в настоящее время «курирующих» переговоры Асада и оппозиции. Но устоят ли Иран и член НАТО Турция под давлением США, снимет ли Анкара требование свержения режима Башара Асада, если будут учтены ее интересы «в отношении курдского движения» (Турция и мысли не допускает о создании курдской автономии)? Эксперты считают — маловероятно. 

Устоят ли Иран и Турция под давлением США, снимет ли Анкара требование свержения режима Башара Асада? Эксперты считают — маловероятноУстоят ли Иран и Турция под давлением США, снимет ли Анкара требование свержения режима Башара Асада? Эксперты считают — маловероятноMustafa Kaya/ZUMAPRESS.com

Кроме того, замирению на Ближнем Востоке препятствует антагонизм Саудовской Аравии и Катара — с Ираном. На сегодняшний день он выражается «в опосредованном военном столкновении сторон на театрах в Сирии и Йемене. Нет условий, которые могли бы снизить напряженность этой застарелой борьбы. Всполохи иранско-саудовской конфронтации будут прослеживаться и в будущем». 

Одним словом, «учитывая активность России в районе Ракки и коалиции во главе с США в районе Мосула высока вероятность полного уничтожения террористической группировки одновременно в Сирии и Ираке. Это, однако, не будет означать ликвидацию условий для радикального очага в суннитских регионах обеих стран». 

Если Соединенным Штатам удастся в рамках НАТО «поставить на место» Турцию и принудить ее выйти из альянса по Сирии с Россией и Ираном, это отзовется в другой горячей точке, в которую — в качестве коспонсора мирного процесса — вовлечена Россия, это Нагорный Карабах. К сожалению, авторы доклада склоняются к негативной оценке дальнейшего развития событий там: Ереван с Баку не договорятся о компромиссе, поиск новых мирных конфигураций может, напротив, спровоцировать столкновения, тем более что после прошлогоднего вооруженного конфликта Азербайджан чувствует себя проигравшим и заинтересован в сломе статус-кво. «Однако полная калька апрельской «четырехдневной войны» маловероятна. Москва недвусмысленно показывает, что заинтересована в сохранении имеющегося баланса сил и статус-кво. В этих условиях бросать открытый вызов Кремлю для Баку и для Еревана затруднительно, а Запад в этом вопросе России не противоречит и не мешает».

Глобальный Запад: предпосылки консолидации    

Совместная битва против «Исламского государства» и победа над ним, заморозка конфликта на Украине, молчаливое признание Западом того, что Киев сам инициирует возобновление военных действий, чтобы представить Москву агрессором и напомнить о себе, изменение к лучшему общего восприятия России вплоть до разговоров о ее возвращении в «большую восьмерку», создают фон для отмены или значительного ослабления санкций в ближайшем будущем.  

Большое влияние на скорость процесса отмены санкций окажут предстоящие европейские выборы: возможен приход к власти там противников «санкционной войны». «Не исключено, что Ангела Меркель откажется баллотироваться, обеспечив поддержку своему преемнику, авторитет которого не пострадает от пересмотра миграционной политики и смягчения позиции в отношении России. Определенными шансами на президентских выборах во Франции располагает правый политик Франсуа Фийон, но уровень неопределенности вокруг выборов достаточно высок (в последнее время из-за коррупционного скандала Фийон уступил в рейтингах Эммануэлю Макрону. —Ред.). Успех Марин Ле Пен маловероятен, но не исключен — и в этом случае он продолжит тенденцию на парадоксальные результаты референдумов и выборов в трансатлантическом регионе. Вероятны досрочные парламентские выборы в Италии — можно ожидать усиления правых сил и дальнейшей поляризации общества». 

«Создается фон для отмены или значительного ослабления санкций в ближайшем будущем. Однако маловероятно, что процесс отмены санкций будет скоротечным. Так, санкции, введенные Конгрессом США, продолжат свое действие»«Создается фон для отмены или значительного ослабления санкций в ближайшем будущем. Однако маловероятно, что процесс отмены санкций будет скоротечным. Так, санкции, введенные Конгрессом США, продолжат свое действие»Игорь Михалев/РИА Новости

Такой исход европейских выборов вполне возможен. Поскольку восстановление послевоенной Сирии скорее всего затянется (по оценкам ООН, для восстановления страны потребуется более 180 млрд долларов), поскольку вероятно обострение схватки исламистов и правительства в Египте, а также конфликтов в сирийском, иракском и турецком Курдистане, поскольку останутся фундаментальные причины (высокая рождаемость, особенно на Африканском континенте, при нехватке рабочих мест), миграционный кризис, вызывающий политический протест по всей Европе, будет лишь закручиваться и углубляться. Два миллиона беженцев, прибывшие в ЕС с Ближнего Востока и из Северной Африки, далеко не предел.  

Встречаем в докладе нечто поражающее воображение. «Нестабильность в регионе является константой... Потрясения, подобные „арабской весне“, будут продолжаться. Даже в случае затухания очагов конфликта в Ираке, Сирии, Ливии, Афганистане, поток мигрантов не прекратится. Новым решающим фактором становится климат. При увеличении среднегодовой температуры на несколько градусов значительные части Африки, Азии и Ближнего Востока станут необитаемыми. По расчетам демографов, к концу века в движение могут прийти до 500 миллионов человек – начнется самая масштабная в мировой истории миграция населения. России достанется незначительная часть этого потока – около 20 миллионов человек. Наблюдаемое нами сейчас – лишь слабые отголоски этого процесса».

Добавим к этому болезненный и небыстрый процесс выхода из ЕС Британии, который не закончится в 2017 году и, более того, может пойти по траектории «жесткого Брекзита», когда Брюссель и Берлин выберут, как следует проучить строптивый Лондон; добавим риск вспышки насилия между Сербией и Косово или Сербской Краиной; добавим усиление социального неравенства в Европе ввиду технологического развития, автоматизации и старения населения — и успех правых сил на европейских выборах не покажется маловероятным. Снятию санкций может поспособствовать и ротация высокопоставленных еврочиновников — председателя Европейского Совета, главы Еврокомиссии. Так, на смену предыдущему лидеру Европарламента Мартину Шульцу в середине января пришел Антонио Таяни, соратник Сильвио Берлускони, личного друга нашего президента.

«К концу века начнется самая масштабная в мировой истории миграция населения. России из 500 миллионов «достанется» около 20 миллионов человек»«К концу века начнется самая масштабная в мировой истории миграция населения. России из 500 миллионов «достанется» около 20 миллионов человек»Ирина Калашникова/РИА Новости

Наконец, сторонники отмены санкций смогут найти поддержку у Японии, которая весьма заинтересована в том, чтобы иметь Россию среди своих доброжелателей: «Для Японии вопрос улучшения отношений с Россией выходит за рамки территориального спора (о Курильских островах. — Ред.). Токио озабочен усилением и наступательным настроем Китая в региональных делах. Япония стремится увидеть в России по меньшей мере нейтрального наблюдателя в японо-американском споре с Китаем. Россия также интересна Японии как экономический партнер и источник ресурсов» . Полномасштабное экономическое сотрудничество, в первую очередь на Курильских островах и вообще на Дальнем Востоке, договоренность о чем состоялась по результатам недавнего визита Владимира Путина в Японию, постепенно подведет наши страны к долгожданному заключению мирного договора.   

«Однако маловероятно, что процесс отмены санкций будет скоротечным. Так, санкции, введенные Конгрессом США, продолжат свое действие — для их отмены законодателями должны сложиться исключительные условия», — заключают составители доклада. 

Восток: старые и новые войны

Сначала о БРИКС, «клубе» Бразилии, России, Индии, Китая и Южной Африки. Его экономическое и политическое значение снижается. «Замедление экономического роста в ЮАР до 1,4%, продолжающийся спад в России и Бразилии оставляют в локомотивах БРИКС только Индию (7,5%) и Китай (до 7%). Однако в Индии не приступили к реализации структурных реформ, и устойчивость ее роста может пошатнуться. Переход КНР к модели экономики потребления и начало Пекином наступательной внешней политики в Азиатско-Тихоокеанском регионе отвлекают внимание Китая от БРИКС», — говорится в докладе. 

Далее, подчеркивается в нем, снижение значимости БРИКС вписывается в общемировое русло: уменьшается или не мог быть большим авторитет многих международных институтов и организаций — «большой семерки», «большой двадцатки», НАТО, ШОС, ОДКБ. Одновременно, как видим, много ставок и ожиданий от развития двухсторонних отношений — российско-американских, российско-китайских. Во втором случае — в ходе сопряжения на постсоветском евразийском пространстве кремлевского детища — Евразийского экономического союза — и пекинского «Экономического пояса Шелкового пути». Однако нет стопроцентных гарантий, что сопряжение состоится. Обнажение противоречий между Китаем и Индией в Индийском океане, недовольство южноафриканского правительства чрезмерной активностью Китая в Африке — все это тоже работает на дезинтеграцию БРИКС. 

Продолжит полыхать Афганистан, в иракской гражданской войне Иран, возможно, столкнется с Саудовской Аравией и ТурциейПродолжит полыхать Афганистан, в иракской гражданской войне Иран, возможно, столкнется с Саудовской Аравией и ТурциейМихаил Воскресенский/РИА Новости

Да и ресурсы объединения в виде Банка БРИКС (10 млрд долларов капитала) более чем скромны в сравнении с показателями Всемирного банка и МВФ (свыше 2 трлн долларов), созданного китайцами и еще более чем полусотней государств Азиатского банка инфраструктурных инвестиций (уставный капитал 100 млрд долларов), пекинского же Фонда Шелкового пути (40 млрд долларов). «Наконец, интерес к новым рынкам поменял географическую конфигурацию — на смену БРИКС приходит нацеленный на развитие высоких технологий ТИКК (Тайвань, Индия, Китай, Южная Корея). В этих условиях тенденция к дальнейшей девальвации БРИКС продолжится», — информирует доклад.

Во-вторых, в Багдаде все неспокойно. Межклановая и внутриклановая борьба шиитов, суннитов и курдов в отсутствие лидера большинства — подходящая среда для разрастания очагов исламского радикализма. Купировать заразу можно созданием единой иракской армии, на сегодняшний день разобщенной и недееспособной в схватках с ИГИЛ, или Национальной нефтяной компании, но мешает то самое недоверие между шиитами, суннитами и курдами. Последние в этом году думают провести референдум о независимости, идея обособления популярна и у суннитов. Круг замкнулся. 

«Затянувшийся многоуровневый кризис становится формой существования иракского государства. Борьба с ИГ, которая в 2017 году будет входить в завершающую стадию, лишь оттягивает новый передел власти внутри Ирака, начало которого уже заметно в претензиях курдистанского руководства на территории, освобожденные силами пешмерга (вооруженные курдские формирования. — Ред.). Запланированные на 2017 год местные и на 2018 год — парламентские выборы послужат поводом к новой волне насилия. Следует ожидать более активных действий Ирана в наращивании своего присутствия в Ираке. Это в свою очередь будет встречать резкое противодействие со стороны части шиитских и суннитских кланов и попытки дать равносильный ответ со стороны Турции и Саудовской Аравии».

В-третьих, не утихает Афганистан, до половины территории которого считаются зонами боевых действий и смешанного контроля. Афганская правительственная армия многочисленна, но малоспособна, со слабым боевым духом, поэтому рассчитывать на успех проанонсированного широкомасштабного наступления в этом году вряд ли приходится. 

Афганская власть поддерживается внешней финансовой помощью и — благодаря ей — местными силовыми структурами. Но помощь может внезапно усохнуть: Япония и некоторые другие крупные доноры не имеют в Афганистане значимых интересов. Вместе с тем Кабулу не приходится рассчитывать на увеличение военных контингентов НАТО и интенсивности их вовлеченности в войну. Поэтому «основные надежды официальных властей в Кабуле возлагаются на политическое разрешение конфликта либо с Пакистаном (считающимся спонсором афганского «Талибана»), либо с вооруженной оппозицией без пакистанского участия», — говорится в докладе. 

«Амбиции молодого принца вызывают недовольство духовенства, это грозит началом междоусобной войны и крушением режима Саудовской Аравии»«Амбиции молодого принца вызывают недовольство духовенства, это грозит началом междоусобной войны и крушением режима Саудовской Аравии»Алексей Дружинин/РИА Новости

В то же время вооруженная оппозиция постепенно расширяет зону контроля и продолжит попытки захватить какие-то региональные центры. Наиболее опасный сценарий, сообщается в докладе, — захват вместе с крупным городом бронетехники и авиации и переход оппозиции к масштабной войне. (Правда, для этого понадобятся обученные кадры). Пока же «в ряде районов боевикам удается создать теневые властные структуры, облагать налогами население и развивать собственный криминальный бизнес на основе контрабанды… Новой тенденцией становится стремление талибских лидеров удерживать легитимную власть на местах — захватывая полномочия в уездных и региональных центрах, они возобновляют хозяйственную деятельность и даже участвуют в бюджетном процессе с Кабулом. Региональное двоевластие становится «новой нормой» афганского конфликта». 

В-четвертых, доклад говорит о потенциале насилия в Саудовской Аравии. «Король Сальман не только изменил очередность наследования трона, назначив своего молодого сына Мухаммада наследником наследного принца, но и оттеснил от власти представителей соперничающих кланов. Ввиду состояния здоровья правящего короля основные управленческие функции фактически выполняет его сын, занимающий посты министра обороны и председателя совета по экономике и развитию. Принц Мухаммад бин Сальман является главным архитектором йеменской кампании и автором ряда революционных проектов экономических реформ в стране. Активность молодого принца и его амбиции стать следующим после Сальмана саудовским правителем вызывает недовольство консервативного духовенства — второй из двух опор государства наряду с домом Аль-Сауд… Это грозит началом междоусобной войны и крушением режима Саудовской Аравии. Кризисом власти в Эр-Рияде не преминет воспользоваться Тегеран, активизировав усилия по дестабилизации шиитских районов Королевства и других государств Залива». 

«Мы могли вернуться в XX век и повторить ошибку мировой войны»»

В заключение авторы доклада выходят за границы 2017 года и заглядывают немного вперед. И масштаб наступающих требований новой эпохи и перемен затмевает катаклизмы последних лет. «Через несколько лет наступит новый технологический и экономический цикл. Страны, которые войдут в него первыми, смогут диктовать условия отставшим. Конкуренция на новом витке развития потребует мобилизации огромных финансовых и человеческих ресурсов. Чтобы выжить и преуспеть, странам придется принимать решения, которые будут болезненными — в том числе и для элит. Чтобы убеждать и заставлять, потребуются сильные лидеры… Главным вопросом для России, Китая, Индии становится стратегия выхода в новый технологический цикл без полного набора необходимых для его строительства ресурсов… Призом в этой игре будет мировое лидерство на горизонте 2040–2050 годов. В этой перспективе проблемы малых стран покажутся второстепенными». 

Андрей Сушенцов: «Удастся ли Трампу закрепиться на посту президента и в полной мере стать хозяином положения, мы узнаем к началу лета»Андрей Сушенцов: «Удастся ли Трампу закрепиться на посту президента и в полной мере стать хозяином положения, мы узнаем к началу лета»Страница А. Сушенцова в Facebook

В какой группе очутится Россия — мировых лидеров или «второстепенных стран», продемонстрирует ли она «внутреннюю устойчивость и зрелость, выраженные прежде всего в промышленном и технологическом росте»? Этот вопрос доклад «Международные угрозы — 2017» оставляет открытым. У нас остались и другие. С ними мы обратились к одному из соавторов доклада Андрею Сушенцову — ведущему аналитику агентства «Внешняя политика», программному директору «Валдайского клуба», доценту МГИМО(У) МИД РФ. 

— Андрей Андреевич, в докладе «Внешней политики» говорится: события прошлого года — Брекзит, победа Трампа — показали, что наконец «купол политкорректности» рухнул и Запад утратил положение безусловного глобального лидера. Это хорошо или плохо? Это путь к новым возможностям, к тому, чтобы страны, народы, их блоки лучше слышали друг друга и находили компромиссы? Или это скорее путь к неупорядоченности, хаосу, возрастанию неуправляемости мира? 

— Я думаю, что это плохо для тех, кто рассчитывал на продолжение ситуации с 1990-х и до начала 2000-х, кто думал, что мир обрел свою окончательную форму, что в нем один центр гравитации, который задает единые правила игры, условия роста, свою предсказуемость. Это плохие новости для тех, кто не ждал, что станет так очевидна неспособность их системы отвечать требованиям развития в первую очередь самих западных стран. Но в целом для мировой политики — это хорошие новости, потому что однополярная модель оказалась неустойчива. Она приводила к региональным кризисам типа Ирака, Ливии и Украины, которые впоследствии могли перерасти в большую войну. Нарастание конфронтации вновь привело бы к образованию двух противостоящих друг другу блоков с центрами в США и Китае. В результате мы вернулись бы в ХХ век и допустили бы те же ошибки, что дважды допустили тогда. 

«Вашингтон одновременно надавил на жизненные интересы России и Китая. Поразительная ошибка. Это вынудило Россию и Китай к сближению»«Вашингтон одновременно надавил на жизненные интересы России и Китая. Поразительная ошибка. Это вынудило Россию и Китай к сближению»Алексей Дружинин/РИА Новости

— Доклад описывает сценарий «возвращения Рузвельта», только этот сценарий предполагает партнерские отношения России и США. Но Рузвельт, хоть и действовал против интересов корпораций, но при поддержке широчайших масс. У Трампа нет единогласной поддержки ни элит, ни населения. Миграционный указ расколол американское общество ровно пополам. Может ли в таком случае из Трампа получиться Рузвельт?  

— Личности этих двух президентов США очень разнятся. Рузвельт — эталонный президент с точки зрения умения общаться с широкими массами населения, создавать группы своих сторонников и коалиции. За счет массовой популярности и поддержки ему прощались многие ошибки. История была к нему благосклонна. У Трампа такой «подушки безопасности» действительно нет. Поэтому ему необходимо показывать результативность своей политики в первые же месяцы президентства. Отсюда энергичный старт и столь же энергичный отпор со стороны его противников. Можно подумать, что Трамп запрограммирован на конфликты, однако предлагаемые им программы действительно подрывают сложившееся положение дел в США. К началу лета мы узнаем, удастся ли ему закрепиться на посту президента и в полной мере стать хозяином положения. 

— Ощущается ли Рузвельт в первых шагах Трампа на посту президента? 

— В эту минуту невозможно сказать определенно. Речь не только о том, какой путь выбрал сам Трамп, но и о том, какие возможности ему оставляют оппоненты. Трамп антагонизировал многие группы нейтрально настроенных элит. Доходит до юридических коллизий в первые недели президентства — его миграционный указ опротестовали прокуроры и запретили суды (а в Сенате демократы совместно с республиканцами выдвинули законопроект, препятствующий снятию санкций с России. — Ред.). Может реализоваться сценарий не Рузвельта, а «нового изоляционизма» или худший для нас сценарий — «возвращение к конфронтации», потому что атакованный изнутри Трамп будет «отыгрываться» в тех областях, где у него достаточно полномочий — во внешней политике. 

«То, что такие политики ставят на повестку дня такие вопросы, говорит скорее о здоровье Евросоюза. Если бы кто-нибудь поставил в повестку заседания Политбюро вопрос «что мы будем делать при угрозе распада Советского Союза?», возможно, распада удалось бы избежать» (на фото — Зигмар Габриэль)«То, что такие политики ставят на повестку дня такие вопросы, говорит скорее о здоровье Евросоюза. Если бы кто-нибудь поставил в повестку заседания Политбюро вопрос «что мы будем делать при угрозе распада Советского Союза?», возможно, распада удалось бы избежать» (на фото — Зигмар Габриэль)Bernd von Jutrczenka/dpa/Global Look Press

Поэтому объективно в российских интересах, чтобы у Трампа стало получаться во внутренней политике, чтобы база его поддержки выросла, чтобы он не ассоциировал Россию с угрозой его имиджу в США, чтобы он видел в сотрудничестве с Москвой возможность. Неуспешный во внутренней политике президент США не сможет сотрудничать с Россией.  

— Говорят: союз России и Китая — ночной кошмар Вашингтона. Такой же кошмар для Москвы — очутиться в жерновах конфликта США и Китая, или Японии и Китая, или стать жертвой их внезапной договоренности. Что предпринимает Москва для недопущения такого развития событий? Насколько хорошо у нее это получается? 

— В интересах России обеспечивать независимость своей внешней политики. Впечатление о возникновении российско-китайского тандема вызвано тем, что Белый дом при Бараке Обаме предпринял давление не только на Москву, но одновременно и на Пекин — в вопросе принадлежности островов в Южно-Китайском море. Вашингтон одновременно надавил на жизненные интересы России на Черном море и Китая в области судоходства у его границ. Поразительная ошибка. Это вынудило Россию и Китай к сближению.  

Что касается «жерновов», то война невыгодна не только России, но и Китаю, и Америке. Война не решила бы никаких противоречий, только наоборот. США пытаются сохранить лидерство в международных делах, но им предстоит проявить мудрость, чтобы не форсировать не выгодное никому военное противостояние. Мудрость России в том, чтобы не только диверсифицировать партнерские отношения в Азиатско-Тихоокеанском регионе, но и в том, чтобы при опоре на них сконцентрироваться на внутреннем промышленном, технологическом развитии. 

«Наиболее тревожное положение у США»

— Миграционный и экономический кризис в ЕС, Брекзит — все это привело к еще недавно казавшимся абсурдными разговорам о распаде ЕС. Например, в январе о возможности такой перспективы высказался вице-канцлер и министр иностранных дел Германии Зигмар Габриэль. Как вы оцениваете вероятность такого сценария? 

— Евросоюз действительно пребывает в системном кризисе: логика, которая закладывалась при его создании, перестает удовлетворять требованиям развития стран ЕС. Но то обстоятельство, что такие политики ставят на повестку дня эти вопросы, говорит скорее о здоровье организации. Если бы в конце 1970-х кто-нибудь поставил в повестку заседания Политбюро вопрос «что мы будем делать при угрозе распада Советского Союза?», возможно, распада удалось бы избежать. Мы с тревогой и надеждой наблюдаем за тем, предложат ли ключевые страны ЕС, и прежде всего Германия, современную формулу и модель Евросоюза. С тревогой, потому что Европа — наш крупнейший торговый партнер и любые кризисы на европейском континенте немедленно сказываются и на нас. 

«Центральная Азия и границы России для Китая скорее «тыл», нежели «фронт», и здесь Пекину очень важна максимальная предсказуемость процессов. А, значит, партнерство с Россией — лучшее, что можно себе представить»«Центральная Азия и границы России для Китая скорее «тыл», нежели «фронт», и здесь Пекину очень важна максимальная предсказуемость процессов. А, значит, партнерство с Россией — лучшее, что можно себе представить»Виталий Аньков/РИА Новости

— Украина. По прогнозам доклада «Внешней политики», ситуация там в этом году останется прежней: регулярные, но позиционные бои, отсутствие прогресса в мирном урегулировании. Ваше мнение: в ходе этого конфликта Запад уяснил, что постсоветское пространство по факту является зоной особых интересов России и с этим нужно считаться, или это еще придется доказывать?

— По отношению к Украине действия Москвы были последовательными. Эти действия поставили перед большинством стран Запада вопрос об их интересах на постсоветском пространстве, о том, какую цену они готовы заплатить, преследуя эти интересы. В результате геополитический фронтир противостояния России и Запада был отодвинут дальше от границ России и опасность глобального кризиса спала. 

Линия на конфронтацию могла бы привести к драматическим последствиям. Представим, что было бы, если бы Россия, защищая свои жизненные интересы, действовала так же, как действуют США. Стала бы размещать ракеты на Кубе и финансировать оппозицию в Панаме, чтобы, придя к власти в результате госпереворота, та перекрыла бы Панамский канал для американского флота. Можно было действовать и в такой манере, но, полагаю, мудрые головы по обе стороны понимают, к каким трагическим последствиям это в конечном счете привело бы. 

Размышление над этими вопросами, с моей точки зрения, подвело элиты Запада к переоценке их внешнеполитической траектории последних 20 лет и к пересмотру пределов расширения своего влияния. Когда они осознали, что Евросоюз — это в полной мере геополитический проект, все встало на свои места. Они поняли, что возобновляется классическая конкуренция XIX–XX веков, от которой они хотели уйти, но которая никуда не делась. Споры о жизненных интересах не ушли в прошлое. Думаю, что украинские события отрезвили европейцев и опыт будет усвоен. Другое дело, что однозначно выигравших в результате украинского кризиса нет, все так или иначе проиграли – и Европа, и Украина, и Россия. 

«Они стремятся во что бы то ни стало сохранить свою лидирующую роль в технологиях. Но к чему это приведет с точки зрения безработицы, стандартов и ценности человеческой жизни?»«Они стремятся во что бы то ни стало сохранить свою лидирующую роль в технологиях. Но к чему это приведет с точки зрения безработицы, стандартов и ценности человеческой жизни?»Дмитрий Астахов/РИА Новости

— А в Центральной Азии, не столкнемся ли мы там с амбициями Китая? Не получим ли конфликт вместо сопряжения ЕАЭС и «Шелкового пути»?

— На данном этапе мы не видим тенденции к этому. Китайская программа развития имеет приоритетами создание новых рабочих мест для большого китайского населения и обеспечение устойчивого роста его доходов. Ядро китайской национальной мощи — это восток страны, тихоокеанское побережье, а там Китай сталкивается с США и их союзниками в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Сегодня он обращен именно в этом направлении. Таким образом, Центральная Азия и границы России — это для Китая скорее «тыл», нежели «фронт», и здесь Пекину очень важна максимальная предсказуемость процессов. А значит, партнерство с Россией — лучшее, что можно себе представить. У Китая нет больших амбиций в Центральной Азии, он признает, что Россия является ключевым гарантом безопасности в этом регионе мира. А проект «Шелкового пути» направлен на развитие западных регионов Китая и — таким образом — на создание транспортного коридора от тихоокеанского побережья, через эти западные регионы, Центральную Азию и Россию — в Европу. 

— Я обращаюсь к финалу доклада: «Через несколько лет наступит новый технологический и экономический цикл. Грядущая эпоха станет соревнованием национальных технологических и человеческих потенциалов… Главным вопросом для России, Китая и Индии становится стратегия выхода в новый технологический цикл без полного набора необходимых для его строительства ресурсов». Что это скорее всего означает? Что названные страны объединят свои усилия? Или что Россия будет получать недостающие технологии с Запада? Но в таком случае – не придется ли заплатить за отмену санкций по очень высокой цене? 

— В плане технологического развития США — лидирующая экономика. Китай — догоняющая, Россия – отстающая. Однако думаю, что наиболее тревожное положение у США, поскольку они стремятся во что бы то ни стало сохранить свою лидирующую роль. К чему это приведет с точки зрения безработицы, стандартов и ценности человеческой жизни? Если будущее — это «мир изобилия», где дешевы ресурсы и производство, в лидерах окажутся такие страны, как США. Им будет просто организовать своему населению высокий уровень жизни и обеспечить политическую стабильность. Но если будущее — это «мир недостатка», кризис, дефицит рабочих мест, нужда и напряжение, то в более выигрышном положении окажутся страны, которые выработали опыт и навык мобилизации ресурсов. В том числе Россия. 

«Призом в этой игре будет мировое лидерство на горизонте 2040-50 годов. В этой перспективе проблемы малых стран покажутся второстепенными»«Призом в этой игре будет мировое лидерство на горизонте 2040-50 годов. В этой перспективе проблемы малых стран покажутся второстепенными»Zamir Usmanov/Russian Look/Global Look Press

Как именно будет развиваться технологическая конкуренция, к каким социальным изменениям она приведет — открытый вопрос. Вы спрашиваете об альянсах. Думаю, их складывание возможно. Здесь многое зависит от США. Если они вернутся к логике жесткого диктата правил международной жизни, к наказанию тех, кто «посмел» играть по своим правилам и в своих интересах, это подтолкнет Россию к альянсу с Китаем. Если Америка подойдет к миру с «открытым кодом», когда державы учитывают интересы друг друга и каждый вносит в развитие общей системы свою посильную лепту, то может возникнуть и более интересная, более стабильная система.

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Санкт-Петербург
Правительство Петербурга хочет срочно заменить общественные слушания обсуждением онлайн
Россия
Вышел тизер фильма Серебренникова по книге «Петровы в гриппе и вокруг него»
Россия
У главреда «Холода» при обыске изъяли всю технику и банковские карты
Россия
Пермского журналиста задержали за одиночный пикет в поддержку Ивана Сафронова
Россия
Белград взбунтовался против нового карантина после всенародного голосования. Как это было
Россия
Кремль о деле журналиста Ивана Сафронова: не путайте резонанс в СМИ с общественным
Россия
Адвокаты Сафронова отказались давать подписку о неразглашении материалов следствия
Россия
«Норникель» оспорит размер ущерба от аварии в Норильске
Россия
Памфилова заявила, что ЦИК известны лишь два случая принуждения к голосованию по поправкам
Россия
Количество зараженных коронавирусом в России превысило 700 тыс.
Россия
ТАСС: мэр Саяногорска задержан за рулем с признаками опьянения
Россия
В РФ заметно ужесточат ответственность по статье о нарушении территориальной целостности
Россия
Мужчина, избивший пожилого академика РАН, предстанет перед судом
Россия
В Улан-Удэ арестовали троих полицейских. По данным СМИ, они порвали юноше прямую кишку
Россия
МВД хочет поместить на водительские права надписи на английском и французском языках
Россия
«Коммерсантъ»: ФСБ читала почту и прослушивала телефон журналиста Ивана Сафронова
Россия
Правительство освободило авиакомпании от обязанности возвращать деньги за отмененные рейсы
Россия
Посольство США назвало аресты российских журналистов кампанией против свободы прессы
Россия
«Медиазона»: за десять лет количество дел по «шпионским» статьям выросло в шесть раз
Россия
Шереметьево возобновит работу международного терминала D
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.

Читайте, где удобно