Доллар
Евро

«Изменив один дом, начнем менять весь город»

Архитектор Василий Важенин — о том, как мог бы выглядеть главный проспект Челябинска и что этому может помешать

Светлана Григорьева

О том, что столица Южного Урала нуждается в серьёзной «архитектурной перезагрузке», в последнее время не говорит только ленивый. Для этого не нужно сносить всё, что уже построено, и заменять старые здания на новые объекты — чтобы город заметно похорошел, достаточно очистить дома от «кричащих» вывесок и рекламных конструкций, проредить количество уличных щитов, привести к единообразию киоски и павильоны. Так считает директор ООО «УралНИИСтромПроект» Василий Важенин, чей творческий коллектив выиграл конкурс на лучший проект архитектурного обновления главной челябинской улицы. Но готовы ли жители, так недовольные тем, что их сегодня окружает, включиться в работу по изменению города к лучшему? Это ключевой вопрос, ответ на который объясняет, почему принятая осенью концепция развития проспекта Ленина, к сожалению, может так и остаться мечтами о светлом будущем. 

Понимали: сделаем работу — о нас узнают все

— Василий, расскажите, как проходила работа над концепцией проспекта Ленина? 

— Работа продолжалась около четырёх месяцев, в конце осени прошлого года сдали проект. То, что нам предоставили изначально в качестве исходных данных, нас не сильно устроило. Наняли профессионального фотографа, который отснял весь проспект Ленина. Мы собрали его в единую развёртку по всей длине, за основу для проектирования взяли топографические материалы и начали работать. Вникали в тему очень глубоко, изучали аналоги. В Москве же власти привели в порядок несколько главных улиц. Нам хотелось сделать не хуже, а, может быть, даже лучше. 

— Заявка на успех…

— Я недавно ездил на две недели в Москву. Посмотрел и понял, что наш проект не хуже. Там модернизация городских пространств идёт года четыре. Видно, как заиграл после этого город. Люди, которые ходят по улицам, иначе себя чувствуют. Хотя там компании, которые разрабатывают концепции городских пространств, берут за свои услуги миллиардные гонорары. Наш контракт при начальной стоимости в 1,2 млн рублей был снижен до 430 тысяч. Но мы ставили перед собой задачу — получить его в любом случае, потому что видели в этой работе градообразующий потенциал. Мы понимали, что если сделаем эту работу, автоматически станем лидирующей проектной компанией города, о нас узнают все. Деньги не играли роли. Конечно, приятно было в конечном счёте их получить — всё же мы вложились в этот проект, в работе участвовало много специалистов. Несколько раз казалось, что работа близится к завершению, но находились моменты, требующие проработки. В конце весь наш коллектив работал над проектом. В процессе разработки концепции мы периодически участвовали в совещаниях в Главархитектуре, встречались с первым заместителем главы города Юрием Параничевым. Мне, кстати, очень понравилось его отношение к концепции — видно, что он был очень заинтересован в её создании и воплощении. 

— В целом, как вам показалось, власти настроены на то, чтобы воплотить задуманное? 

— Конечно. Главный архитектор города Николай Ющенко вёл эту работу, начальник главного управления архитектуры и градостроительства Сергей Самсонов — тоже. Начальник отдела городской среды Екатерина Силина очень глубоко во всё вникала. Накануне 23 февраля она даже написала служебку, чтобы в праздники заняться разработкой нормативной базы для внедрения концепции. Ей тоже очень хочется воплотить в жизнь этот проект. Мы понимаем, что реализация чего-то подобного в нашем городе поможет ему выйти из кризиса. Сейчас Челябинск, как и почти вся страна, утопает в бардаке, в канаве, в которую мы сами превратили город. Нам грустно и плохо в той действительности, которая нас окружает. Проект даёт возможность посмотреть на жизнь под другим углом, вернуть уважение к памятникам архитектуры, к среде, в которой комфортно человеку. Концепция позволяет заставить предпринимателей взглянуть другими глазами на свой бизнес, представить его потребителю в новом, современном формате. Не просто затянуть здание баннером и буквами в человеческий рост написать, что здесь продуктами торгуют, а сделать качественную рекламу, которая будет вписываться в общую концепцию городского центра. 

Сегодня 90% вывесок в городе — красные

— Давайте поподробнее поговорим о рекламе. Какие требования будут к ней предъявляться? 

— Именно раздел, посвящённый рекламе, очень тормозит реализацию всего проекта. Сегодня на проспекте Ленина огромное количество щитов 3 на 6 метров, которые у крупных игроков арендуют компании помельче. У них, в свою очередь, договоры с другими компаниями, которые им платят за размещение рекламы. Иногда идёт тройная перепродажа рекламной площади. Для всех участников этой цепочки принятие концепции будет ударом по бизнесу, и, я уверен, они сделают всё, чтобы проект никогда не реализовался. Сити-формат, в который в соответствии с нашей концепцией должна превратиться уличная реклама, принесёт им убытки. Вместо щитов 3 на 6 появляются рекламные конструкции размером 2 на 4 или 1,8 на 3,6 метра. Они менее кричащие, но дороже в исполнении, потому что их надо будет делать более качественными, в соответствии со стандартами. Появляются определённые требования к дизайну, которые нужно воплотить. 

— Где-то можно посмотреть примеры таких рекламных конструкций? 

Власти южноуральской столицы планируют архитектурную перезагрузку главных городских улиц

— Здесь нет ничего нового. Мы брали за основу то, что уже реализовано на некоторых точках Челябинска, немного дорабатывали. Примеры сити-формата можно посмотреть на улице Воровского, напротив киоска с фейерверками, а также в районе БД «Спиридонов» на Ленина. Безусловно, рекламных щитов будет значительно меньше. Если раньше было около 100, останется 30 или даже 20. Эффект от такой рекламы выше: человек, увидев на пустом пространстве один рекламный щит, лучше запомнит его содержание, чем в ситуации, когда за минуту перед ним промелькнёт 40 щитов. Предполагается, что и стоимость размещения рекламы на уличных конструкциях будет расти за счёт сокращения возможностей, а также появления на проспекте Ленина мест притяжения жителей: скейт-парков, детских площадок, прогулочных зон, территории для занятий воркаутом. Наша цель — изменить пространство так, чтобы весь народ ехал на проспект Ленина тусоваться. Соответственно, и реклама в этом месте приобретёт особую ценность. Другое дело, кому достанутся эти щиты? Ведь придётся заключать новые договоры, проводить аукционы… Рекламщикам это наверняка невыгодно. 

Проект преображения "лысого" пространства между корпусами ЮУрГУ: здесь должны появиться спортивные и детские площадкиПроект преображения «лысого» пространства между корпусами ЮУрГУ: здесь должны появиться спортивные и детские площадки

— Кто-то уже выступал против реализации концепции? 

— Мнения против я не слышал, но вопросы были. В том числе от управления наружной рекламы, перед которым «стоят определённые задачи». У сотрудников возникают сомнения в том, что они смогут их выполнить. Как мне кажется, всё выполнимо… Что важно, уходят в прошлое перетяжки над дорогой. Все вывески и опознавательные знаки в случае реализации концепции меняют свой формат. У них появляется цветовая характеристика, они уже не могут быть красными, кричащими. Сегодня 90% вывесок в городе красные. Нечто подобное, наверное, считается нормой в Китае, но, на наш взгляд, входные группы магазинов и офисов в России должны быть более аскетичными. И я даже понимаю бизнесменов — они попали в «капкан». Ты открываешь бизнес, и сосед открывает, у него огромная вывеска, а у тебя маленькая, в итоге на него внимание обращают, потому что его вывеска «кричит», а на тебя — нет. Выход — сделать вывеску, как у соседа, но процентов на 10 побольше, и использовать красные буквы. В то же время другой сосед всё это видит и делает вывеску ещё больше, и всё красит в красный. В итоге мы видим толпу людей, которые, подобно таксистам в аэропорту, «кричат», пытаясь привлечь внимание клиентов. Никто их не контролирует. 

«Шаурма уйдёт с улиц»

— А какие цвета тогда можно использовать в вывесках? 

— У нас есть цветовое предложение по отделке каждого фасада — в соответствии с ним регламентируются буквы, знаки. Есть несколько вариантов цветового решения. Размещение любой вывески должно быть согласовано с Главархитектурой. Для бизнеса это дополнительные хлопоты и затраты, потому что нужно будет брать задание на разработку вывески, заказывать проект, согласовывать его… Но иначе всё опять превращается в винегрет, где каждый может делать, что захочет. Мы либо устанавливаем правила, и все их соблюдают, либо отдаём вопрос на откуп бизнесу, а у него чёткие задачи: извлечь максимальную выгоду за минимальные вложения. При отсутствии контроля так будет всегда. 

— Если установить такие правила, ряду компаний вроде «Красного и Белого» придётся переезжать с проспекта Ленина… 

— Не переезжать, а пересматривать формат своей рекламы. 

— Они скажут, что у них единый фирменный стиль. Брендбук.

— Единый стиль, который портит общий стиль дома и даже улицы. На мой взгляд, это некое самоуправство. Но, чтобы изменить ситуацию, нужно закрепить эту трактовку таких действий бизнеса на законодательном уровне. Кстати, для города реализация концепции открывает финансовые возможности — штрафы за самовольное размещение рекламных конструкций принесут дополнительные средства в бюджет. 

— И, наверное, реализация проекта позволит избежать ситуации, как с летником «Венской кофейни», который закрывает часть объекта культурного наследия? 

— Я не знаю всех деталей этой истории. Мы не отрицаем, что летники могут быть, но определённого формата. В Европе на маркизах и тканевых маркизах часто открывают летние кафе, где стоят столики, через них видны фасады зданий. Это нормальный формат. У нас же надо сколотить будку, застеклить её, сделать капитальной — это совсем другой формат, который портит облик города.  От такого, конечно, нужно уходить. 

— А что будет с киосками?

— Киоски должны быть одного вида — современными, минималистичными, изящными, из стекла и алюминия. Остановочный комплекс тоже должен быть в едином стиле, утверждённом проектом. Его нельзя будет раскрашивать в разные цвета. Места для размещения киосков мы определили, их тоже стало меньше. В киосках и остановочных павильонах может продаваться периодика, канцелярские товары, мороженое. Но не шаурма и подобное. 

— Как же быть с шаурмой? 

— Её можно продавать в кафе. Любое кафе подразумевает наличие туалета. Я не вижу проблемы в том, чтобы готовить шаурму не на улице, а в помещениях. В центре очень много площадей простаивает — организуйте там места общепита. А киоски должны уйти, вместо них появятся современные точки продаж, органично вписанные в среду и в очень ограниченном количестве. 

— Киоски «Роспечати», «Вечернего Челябинска» вписываются в вашу концепцию? 

— В нынешнем виде тоже не вписываются. Они должны приобрести вид того формата, который мы предлагаем. Там допустимо размещение рекламной атрибутики, но должен быть единый стиль. 

 «Ленина нужно поднять»

— Главный архитектор города Николай Ющенко рассказывал, что вы прорисовывали фасады буквально каждого здания на проспекте. 

— Мы сделали паспорт фасада на каждый объект, находящийся на проспекте Ленина. Проанализировали, что есть и что нужно сделать, чтобы стало приятно для глаза. Это не комплексный рабочий проект реконструкции фасадов, а эскизное предложение, как фасады должны выглядеть, какие цвета можно использовать. Они должны быть пастельных, приятных глазу тонов. 

— Насколько кардинально они могут измениться? 

— Я бы не сказал, что имидж объектов меняется радикально. Но они очищаются от всякой грязи, самовольных конструкций. Окраска фасада будет на основе того цвета, который есть сейчас. Не думаю, что этично было бы вносить радикальные цветовые изменения, вмешиваясь в оригинальный замысел архитекторов. Мы попытались сохранить и улучшить то, что есть. 

— Зато фирмы, покупающие помещения на первых этажах жилых домов, часто вмешиваются в изначальный замысел архитектора, перекрашивая и отделывая на свой вкус не только входную группу, но и часть фасада. 

— Мы очень надеемся, что к таким компаниям придут и попросят привести фасад в соответствие. Затронуты так или иначе будут почти все фасады. Многим это не понравится. Но тут снова вопрос в том, переходим мы на более современную ступень развития общества или остаёмся на месте. Если мы ждём радикальных изменений, нужно меняться самим. Изменения ведь не ограничатся одними фасадами. Мы предлагаем привести в порядок проезжую часть, тротуары, заменить всё асфальтовое покрытие на проспекте Ленина мощением. В том числе парковки — как в Екатеринбурге, где их выкладывают тротуарной плиткой. 

— Зачем нужна плитка на парковках? 

— Такие парковки немного выше асфальта. Это более приятно визуально, за ними проще ухаживать. Парковки должны быть платными, с хорошей разметкой. 

— Парковок тоже будет меньше, чем сейчас? 

— Некоторые парковки мы подрезали — как, к примеру, около ТК «Алое поле», там сегодня не остаётся места для пешеходов. Убрали парковку напротив бывшего ТЮЗа. Один из чиновников очень возмущался, когда увидел это решение. Говорит, как мы могли, да без этой парковки весь город встанет! Сегодня её уже не стало, и это правильно. В противном случае можно всю площадь Революции сделать парковкой — она ведь не эксплуатируется, на ней ничего не происходит, кроме парада на 9 Мая и когда зимой ставят ледовый городок.

— А в вашем проекте какой должна стать площадь Революции? 

— Мы предлагаем её реконструировать, сделать мощение гранитом, чтобы она стала привлекательнее, а приходящие туда люди понимали, какой мощный у нас город.  

— Ленин останется? 

— Безусловно! У меня даже было предложение его поднять. Изначально, когда формировалась застройка вокруг него, здание Арбитражного суда было ниже, не было высоток. Сейчас памятник кажется несомасштабным значимости того места, где находится. Если бы его поднять метра на два, получилось бы более эффектно. 

— Ещё вы сказали про зоны для занятия спортом, детские площадки и прочее. Где они появятся?

— На протяжении всего проспекта Ленина. К примеру, напротив второго и третьего корпусов ЮУрГУ существуют «проплешины», где нет деревьев. Мы предлагаем разместить там спортивную площадку, зону досуга с лавочками, детскую игровую зону. В проекте есть несколько видов скамеек разной формы, которые украсят пространство. Там, где позволяет ширина тротуара, появится велодорожка. Напротив главного корпуса ЮУрГУ, а еще около публичной библиотеки и на углу со Свердловским проспектом предполагаются фонтаны. Площадку около музея изобразительных искусств предлагаем превратить в арт-подиум, где можно выставлять экспозиции. Там хорошо будут смотреться выставки уличных скульптур, даже деревья в больших кадках. Комсомольская площадь (у танка на пьедестале) сегодня просто закатана асфальтом, мы предлагаем разместить там досуговую зону для детей, чтобы люди со всего города привозили туда малышей. У пешеходных переходов должны появиться навесы и лифты. Вряд ли, конечно, это быстро случится… 

— Для Челябинска с некоторых пор больной вопрос — озеленение. 

— Мы в проекте добавили зелени, где могли. Есть предложение — высаживать деревья, а вокруг них устанавливать металлические решётки с отверстиями. Вода будет стекать туда, питать дерево, но земли не будет видно, будет меньше грязи и пыли. Ряд мест, как территорию у «Бовида», нужно озеленить, сегодня там для пешеходов не сделано ничего. 

Каждый хочет жить в приличном городе, но когда что-то нужно от него — все, я пас 

— Что сейчас происходит с вашим проектом? 

— Концепцию приняли, её посмотрел и одобрил губернатор Борис Дубровский. Теперь необходимо разработать нормативную базу для её внедрения. Нельзя просто прийти к людям и заставить сменить вывески и перекрасить фасады. Поэтому был разработан законопроект о гостевых маршрутах, который приняли в декабре прошлого года. Благодаря этому 15 улиц Челябинска получили особый статус, на них действуют определённые параметры благоустройства. После этого планировалось добавить ещё одну главу в положение «О городской среде», где описать наши наработки и применить их для гостевых маршрутов. Документация была подготовлена, но в городской думе поправки отклонили, заявив, что нужен отдельный законопроект о благоустройстве гостевых маршрутов. А его принятие может занять год и более, потому что требуется много согласований. 

— Почему нельзя внести изменения в существующие нормы? 

— Я не знаю этих нюансов. Моя задача — показать, как это может быть, мы её выполнили. Реализовывать должны другие люди. 

— Возможно, дело в деньгах? Кто-то считал, каких вложений от города потребует реализация проекта? 

Французские архитекторы предложили эффектный способ улучшить советские «панельки»

— Никто не считал, потому что никто не понимает, в какой части этот проект будет реализован. Но для муниципалитета огромных затрат не потребуется. Возьмём, допустим, работу с фасадами. Ко всем собственникам нежилых помещений можно обратиться с претензией о том, что внешний вид их объекта разрушает текущее состояние памятника архитектуры. А на проспекте Ленина по большей степени расположены объекты культурного наследия. Также можно прийти к жильцам и поговорить о размещении кондиционеров. Вопрос в том, готовы ли они пойти навстречу? С другой стороны, при желании и законодательную базу, связанную с нарушением внешнего вида памятника архитектуры, найти легко. 

— То есть и кондиционеры жильцам нельзя будет вешать? 

— Человек не имеет права завешивать чем попало памятник архитектуры только потому, что у него внутри квартира. Собственники квартир не владеют фасадами домов, которые являются общественным достоянием. Конечно, здесь надо искать компромиссы, ведь кондиционеры улучшают качество жизни. Но ставить кондиционеры нужно внутри лоджии, к примеру, или на балкон, во внутреннюю часть двора, чтобы не было видно с улицы. Так делают во всем мире, во всем цивилизованном мире. В США если люди размещают кондиционеры, они идут на комиссию по защите памятников архитектуры, предоставляют проект, где и как планируют размещать элементы системы. Иногда ставят на улице за 20 метров от дома, и оттуда кабель тянут. Если что-то выполнено не так, их штрафуют. Там нельзя просто так перекрасить фасад, всё нужно согласовывать. У нас же каждый хочет жить в приличном городе, но, когда что-то нужно сделать конкретно ему — все, я пас. Я собственник квартиры и имею на все право. Но ведь это не так, и это нужно объяснять людям.

Большинству зданий на главном проспекте Челябинска можно и нужно вернуть их красивый, парадный вид, достойный статуса объектов культурного наследия. Причем сделать это довольно простоБольшинству зданий на главном проспекте Челябинска можно и нужно вернуть их красивый, парадный вид, достойный статуса объектов культурного наследия. Причем сделать это довольно просто

— Над чем сейчас работают сотрудники Главархитектуры? 

— Пишут основу для нового городского нормативного акта — что именно должно регламентироваться, какие правила благоустройства присущи гостевым маршрутам. Настрой там серьёзный. Но есть и определённая политическая подоплёка, о которой я уже говорил. 

— Как вы считаете, сколько времени потребуется на реализацию проекта? 

— Я смогу давать прогнозы, когда увижу какое-то движение в этом направлении. Когда начнут реализовываться хотя бы незначительные вещи, можно будет рассуждать, через сколько лет мы получим конечный результат. Можно ведь не сразу всё менять, а начать с одного дома — есть же фонд капремонтов, управление благоустройства, которое собирает с застройщиков компенсации за вырубку деревьев и снос газонов. В некоторых случаях это многомиллионные суммы… Потом можно сделать ещё несколько домов. Изменив одну улицу, мы постепенно приведём весь город в порядок. Общество созрело для этого. Но пока ничего не происходит, и говорить о том, что когда-то произойдёт, бессмысленно. 

Читайте также
Реклама на Znak.com
Новости России
Россия
Интернет-ритейлеры просят бизнес-омбудсмена разобраться в деле совладельца «Юлмарта»
Россия
Мурманский губернатор Марина Ковтун заявила, что на нее оказывают давление силовики
Место, где пройдет шоу
Россия
Экс-главред Life повторит зловещий Стэнфордский тюремный эксперимент в формате реалити-шоу
Россия
Нападение на замредактора «Эха Москвы»: все, что известно на данный момент
Россия
Совет по науке при Минобрнауки призвал ВАК отменить положительное решение по Мединскому
Россия
Билет на «Матильду» в Мариинке-2 стоит 10 тыс. рублей
ХМАО
«Роснефть» потратит 20 млн рублей на мониторинг СМИ и соцсетей, пишущих о ней и о Сечине
Задержание нападавшего
Россия
Следственный комитет возбудил уголовное дело по факту нападения на ведущую «Эха Москвы»
Россия
В Курской области произошла перестрелка на границе с Украиной
Россия
Журналист «Эха Москвы» опубликовал фото напавшего на ведущую радиостанции
Россия
Неизвестный ударил ножом ведущую «Эха Москвы» Татьяну Фельгенгауэр
Россия
ГП ответила на обращение Поклонской о «Матильде». Но не так, как хотела депутат
Россия
Поэт Илья Резник написал молитву Николаю II
Россия
В Омской области от пациента потребовали заплатить за бензин для скорой помощи
Россия
Власти Москвы планируют потратить 3,3 млрд рублей на реставрацию фонтанов на ВДНХ
Россия
В Экспертном совете, выступавшем против диссертации Мединского, ожидается ротация кадров
Россия
Мантуров анонсировал создание автохаба в Мексике
Россия
Российские власти могут повысить минимальный трудовой стаж для получения пенсии
Ольга Куликовская-Романова
Россия
Ольга Куликовская-Романова обратилась к Путину с просьбой не выпускать в прокат «Матильду»
Россия
В Штутгарте на фасаде оперы вывесили баннер в защиту Кирилла Серебренникова
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.