Экс-директор ювелирной империи Олега Иванова попытался оспорить законность возбуждения уголовного дела

Заказ или покровительство?

Экс-директор ювелирной империи Олега Иванова попытался оспорить законность возбуждения уголовного дела

Советский районный суд Челябинска рассмотрел заявление защиты Владимира Мешалкина, бывшего директора ООО «Уральский ювелирный оптовый центр», подозреваемого на сегодня в превышении должностных полномочий (часть 1 статьи 201 УК РФ). Несмотря на усилия адвоката Александра Лазарева, добиться признания уголовного дела незаконным стороне защиты не удалось. Тем не менее версия следствия, согласно которой Мешалкин в 2015–2016 годах причинил своей компании серьезный ущерб, вызывает слишком много вопросов.

Мишенью Олега Иванова стал его бывший подчиненный

В начале февраля 2017 года Znak.com уже сообщал о возбуждении уголовного дела в отношении экс-директора ООО «УЮОЦ» Владимира Мешалкина. Напомним, весной 2016 года, сразу после увольнения Мешалкина, всем должникам оптового центра была разослана просьба переводить деньги за товар на другие активы, аффилированные с Олегом Ивановым, фактическим владельцем «УЮОЦ» (челябинцам бизнесмен Иванов более известен как владелец компании «Рестостар» и знаменитого ресторана «Титаник»). До весны 2016 года «УЮОЦ» являлся, пожалуй, крупнейшим в УрФО ювелирным холдингом, у которого закупались и розничные «золотые» магазины, и даже церкви, где продаются крестики, цепочки и прочие религиозные атрибуты из драгметаллов. Однако за несколько месяцев золото и другие активы «УЮОЦ» были выведены в ООО «Фортнокс», ООО ЮК «Торговый путь», ООО «Аффина», оформленные на родственников и бывших сотрудников известного бизнесмена, в Челябинске были экстренно проданы два ювелирных магазина, а в отношении оптового центра введена процедура банкротства. 

Известного бизнесмена Олега Иванова обвиняют в обмане кредиторов и травле бывших сотрудников

Тем не менее и этого показалось мало: в январе 2017 года людьми Иванова были инициированы уголовные дела по факту мошенничества (часть 4 статьи 159 УК РФ) и в отношении Мешалкина. Последнее, по данным адвоката Александра Лазарева, было возбуждено по заявлениям, поданным в полицию Екатериной Кханбхай (дочь Олега Иванова, формально именно ей с 2014 года принадлежит ювелирный бизнес отца) и Константином Тупицыным, нынешним директором «УЮОЦ». 

Кханбхай и Тупицын утверждают, что с начала 2015 и до марта 2016 года Мешалкин несколько раз продавал товар «УЮОЦ» по заниженной стоимости и выдавал партнерам займы по заниженной ставке, что и привело к образованию ущерба. Ранее Константин Тупицын даже сообщал Znak.com, что из-за действий Мешалкина с компании теперь кредиторы взыскивают минимум 69 млн рублей. В рамках расследования тогда же, в конце января, полицейские провели одновременно несколько обысков у ряда уволенных вслед за Мешалкиным сотрудников «УЮОЦ» и даже у одного из кредиторов компании.

Адвокат Лазарев и подозреваемый Мешалкин в Советском райсуде доказывали, что уголовное дело было возбуждено незаконно из-за нарушений, допущенных в ходе доследственной проверки. Нарушений немало — от неверно указанного адреса Уральского ювелирного оптового центра и до странной избирательности полиции при опросе возможных свидетелей. 

При этом в основном все дело строится на показаниях лишь нескольких человек — родственников и подчиненных двух заявителей.

Как выяснили адвокат и подозреваемый, во время доследственной проверки полиция опросила только сотрудников ювелирного центра, занимающих низовые должности и находящихся в подчинении у Константина Тупицына и Екатерины Кханбхай. Некоторые свидетели вообще являются их родственниками. Однако почему-то от внимания полиции ускользнула возможность опросить самого экс-директора Мешалкина, финансового или коммерческого директоров, руководителей и менеджеров филиалов «УЮОЦ». 

Александр Лазарев и Владимир Мешалкин в Советском судеАлександр Лазарев и Владимир Мешалкин в Советском суде

«Все эти люди живут в Челябинске, их адреса и телефоны были известны заявителям и следователю, — отметил в суде Владимир Мешалкин. — Почему же следствие не приняло в расчет их готовность дать показания?» 

Почему в полиции не проверили показания заявителей еще на стадии доследственной проверки — вопрос открытый.

Напомним, впрочем, что с середины 2000-х годов «безопасником» у Олега Иванова неофициально работал некто Владимир Курочкин. Причем работа в коммерческой фирме не мешала Курочкину одновременно занимать должности в правоохранительных органах. Из МВД майор полиции Курочкин уволился лишь в августе 2015 года, с должности руководителя уголовного розыска Центрального района Челябинска. И, понятно, официально ни он, ни даже сам Олег Иванов к расследованию не имеют ни малейшего отношения.

«Дело было возбуждено 4 января 2017 года, — отметил в беседе с корреспондентом Znak.com адвокат Александр Лазарев. — Однако сам Мешалкин, то есть подозреваемый, узнал об этом только 30 января! Во время доследственной проверки полицейские следователи не сочли нужным даже опросить будущего фигуранта дела: Мешалкина сразу допросили в статусе подозреваемого. А согласно российскому уголовно-процессуальному законодательству, подозреваемый не предупреждается об ответственности за дачу ложных показаний, то есть впоследствии его показания оцениваются судом как способ защиты, что существенно усложняет процесс доказывания своей правоты».

Протокол допроса Олега ИвановаПротокол допроса Олега Иванова

Судья Ксения Фомина и прокурор Елена Блиновских, однако, решили, что судья и не должна вникать в суть доказанности и обоснованности материалов предварительного следствия. На них не подействовали и доводы самого Мешалкина, по пунктам разложившего перед судьей всю суть версии следствия. 

Между тем претензии стороны защиты к действиям следователей выглядят закономерными. Например, из постановления о возбуждении дела следует, что Мешалкин совершал сделки на своем рабочем месте, в челябинском офисе «Уральского центра» на улице Блюхера, 69. Вот только головной офис компании всю историю ее существования располагался в здании по улице Блюхера, 2 «в», а кабинет Мешалкина вообще находился в другом помещении, на улице Братьев Кашириных. «По адресу „Блюхера, 69“ я никогда не был, не знаю даже, где это находится, соответственно, не мог совершать там никаких сделок», — объяснял Мешалкин судье и прокурору.

Основной ущерб, который причинил экс-директор родной конторе, по словам Константина Тупицына, заключался в выдаче денежных займов другим организациям за счет кредитных ресурсов «УЮОЦ». По версии следствия, Мешалкин пять раз заключал заведомо убыточные договоры займа, выдавая партнерам деньги под проценты меньшие, чем процент по банковскому кредиту, полученному центром, в результате ювелирное предприятие потеряло минимум 450 тыс. рублей. Причем основным заемщиком выступала одна и та же фирма — краснодарское ООО, также специализирующееся на ювелирке.

Протокол допроса Олега ИвановаПротокол допроса Олега Иванова

«За счет кредитных ресурсов займы никаким организациям не выдавались, — опровергает эту версию подозреваемый. — Это просто невозможно в связи с жесткими требованиями Центробанка! Все банки, с которыми мы работали, регулярно проверяли целевое использование кредитных ресурсов. Договоры займа за 2015–2016 годы следователю почему-то не предоставлялись, думаю, просто по причине их отсутствия или потому, что за меня или якобы получателя займов, Марину Козину, расписывались другие люди. Козина вообще все время находилась в Краснодаре и физически не могла получить деньги в челябинской кассе! Даже кассир „УЮОЦ“ подтверждает в своих показаниях, что деньги никаким краснодарцам никогда не выдавала».

Нестыковка получается и с продажей товаров ниже себестоимости. 

Любые подобные сделки обязательно фиксируются в программе оперативного учета, всем известной «Бухгалтерии 1С». Для Уральского центра в свое время, несколько лет назад, программу эту разрабатывали родные люди — зять Тупицына и родной брат главного бухгалтера предприятия Натальи Лачиной. Только они и могли внести в программу какие-то изменения. Но в любом случае «1С», по словам Мешалкина, категорически не давала провести отгрузки по ценам ниже себестоимости.

«В программе на это стоял полный запрет, — объясняет подозреваемый. — Если отпускная цена стояла ниже себестоимости закупа, документ светился красным и не мог быть проведен или распечатан. Это было сделано по моему личному распоряжению и по распоряжению финансового директора Черепановой еще несколько лет назад, специально, чтобы директорами и менеджерами при формировании наценки не допускались ошибки и чтобы исключить любые отгрузки с убытком для ООО „УЮОЦ“. Вводом данных в программу занимались только два человека, сбои в „1С“ возникали только при неверном вводе данных. Но в таких случаях менеджерами потом возвращался товар от клиентов и формировались новые накладные с правильным ценообразованием. Такое бывало нечасто, но все-таки случалось из-за объемов работы: в день иногда оформлялось по 30-40 накладных. Но все такие случаи всегда выявлялись и исправлялись».

Протокол допроса Олега ИвановаПротокол допроса Олега Иванова

«Я никогда никому не давал указаний отгружать товар ниже себестоимости, могу подтвердить это в любое время на полиграфе, — продолжает экс-директор. — Более того, я не занимался распределением товара, отгрузками товара, не давал указаний по ценообразованию. За 10 лет я не создал и не провел в программе ни одного документа, так как это не входило в мои функции. Подозреваю, что Тупицыным и его зятем-программистом специально были сделаны соответствующие изменения в программе и подобраны „старые“ версии накладных, не учитывающих возврат или изменения в себестоимости. Если бы следователь при проведении доследственной проверки опросил любого из сотрудников, связанного с оперативным управлением или отгрузками (коммерческий, финансовый директора, руководители филиалов, менеджеры), все бы ему подтвердили, что отгрузка ниже себестоимости была в программе невозможна физически. И вот тогда стало бы ясно, что никакого ущерба нанести „УЮОЦ“ я не мог и, следовательно, в возбуждении уголовного дела просто нет смысла».

Мешалкину можно возразить: ведь кроме показаний свидетелей и заявителей в распоряжении следствия есть еще и документальные доказательства, например, бухгалтерская отчетность за 2015 год. Но экс-директор утверждает: он не имел отношения к этим документам.

«Я был официально уволен 24 апреля 2016 года, — напоминает Владимир Мешалкин. — Но еще раньше, 19-20 числа, Олег Иванов запретил пускать меня в офис и приказал заблокировать мой компьютер. Это смогли бы подтвердить следователю любые сотрудники офиса. А бухгалтерская отчетность к моменту моего увольнения еще не была готова и сдана, обычно это происходило позже, 29-30 числа. Я отчетность за 2015 год не составлял, не проверял и не сдавал, так как был уже уволен и не имел к этому доступа, электронного ключа у меня также не было. Подозреваю, что после моего увольнения Тупицын с подчиненными могли также незаконно пользоваться моими личными банковскими электронными ключами для проведения нужных платежей. Очевидно, что следователю в первую очередь было необходимо проверить правдивость предоставленных Тупицыным и Кханбхай материалов, а не действовать исключительно по показаниям одной стороны. Уже само по себе такое поведение следователя вызывает определенные мысли».

Протокол допроса Олега ИвановаПротокол допроса Олега Иванова

Судья Ксения Фомина в ходе заседания заявила, что «не в праве давать правовую оценку собранным материалам относительно их полноты и содержания» и на основании этого оставила жалобу адвоката Лазарева без удовлетворения. Теперь экс-директор Уральского ювелирного центра готовится ко всем последующим перипетиям — предъявлению обвинения, предварительному следствию, наконец, судебному процессу, на котором Мешалкин и будет защищать свое доброе имя. Впрочем, сам он и его защитник надеются, что до этого не дойдет и незаконность возбуждения дела им удастся доказать в апелляционной инстанции, куда адвокат Лазарев намерен обратиться в ближайшее время. «Я сам готов драться хоть до Евросуда!» — заявил, комментируя исход заседания, Владимир Мешалкин.

Также у адвоката и подозреваемого вызывает много вопросов позиция помощника прокурора Челябинска Елены Блиновских, которая в своем выступлении практически слово в слово пересказала суду позицию следователя, по версии защиты — вместо объективного надзора за следственными органами, предусмотренного законом.

«По делам о преступлениях экономической направленности правоохранительным структурам следует вести себя более осмотрительно, чтобы не стать заказным инструментом по отъёму бизнеса или имущества, — резюмировал Александр Лазарев. — В данном случае защита не усматривает должной осмотрительности следствия. Значит, будем бороться дальше».

Защитник также выразил надежду, что действиями сотрудников полиции и «надзирающей за ними» прокуратуры заинтересуются прокурор Челябинской области Александр Кондратьев и заместитель генерального прокурора РФ Юрий Пономарев. 

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Россия
Следователь на допросе Соболь интересовался знаменитостями, поддержавшими Навального
Россия
В Москве муниципальные депутаты предложили назвать улицу именем Алексея Навального
Россия
«Аэрофлот» отменил десятки рейсов в 43 страны на весну
Россия
Экс-сенатор Мархаев: истинная причина протестов — кризис власти, беззаконие и бедность
Россия
Соратница Навального сыграла Бетховена во время обыска у нее в квартире
Россия
В Красноярске кондуктор пинками выгнала пенсионерку без маски из транспорта
Россия
Психдиспансер Якутска назвал причину госпитализации шамана Габышева
Россия
Сотрудники полиции вновь пришли к главе «Альянса врачей» Анастасии Васильевой
Россия
Tesla впервые получила прибыль по итогам года
Россия
Тиктокеру Косте Киевскому предъявили обвинения по двум статьям Уголовного кодекса
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.