«Когда-нибудь это будут вспоминать как жуткое бедствие первой четверти XXI века»

Почему Екатеринбург страдает от грязи сильнее других городов и что с этим делать

Из статей и колонок, которые екатеринбургские журналисты за последние годы написали о городской грязи, можно составить приличный сборник. Вторым, еще более тяжелым томом можно было бы издать посвященные грязи посты в социальных сетях. Каждый год повторяется примерно один диалог общества и власти: «Очень грязно» — «Везде так» — «Но у нас, кажется, как-то особенно грязно» — «Денег на уборку нет» — «Сделайте хоть что-нибудь» — «Делаем, что можем, отстаньте, грязь у вас в душе». Потом погода улучшается, грязь подсыхает, превращается в пыль, которая, скорее всего, ужасно сказывается на нашем здоровье, но все-таки не так сильно бросается в глаза. И спор замирает до следующего грязевого сезона.

Первая часть этого спора — о том, что в других городах не менее грязно. Нам говорят: в любом крупном городе России есть проблема с уборкой и вывозом снега. А на улицах весной и осенью грязно везде — в Челябинске, в Новосибирске, в Тюмени и Красноярске. Даже в Москве грязно, но там все-таки совершенно другие деньги выделяются на уборку, поэтому центр выглядит прилично.

Давайте ради эксперимента согласимся с этим тезисом и решим, что общий уровень весенней грязи в городах-миллионниках примерно один. Тогда что такого необычного в Екатеринбурге, что здесь эта грязь как-то особенно заметна?

Ответ очевиден: дело не в объекте, а в субъекте. Особенные здесь — люди, которые ходят по этой грязи.

Эти люди более требовательны, их запросы на чистый город и нормальную экологию выше, чем в других городах. Там, где житель условного Челябинска или Красноярска ступает по грязи и не слишком ропщет, житель Екатеринбурга глубоко возмущен.

И это объяснимо. В Екатеринбурге чуть выше уровень жизни, чуть выше удовлетворенность материальными, потребительскими благами. Тут более развитая общественная дискуссия, более оживленное общение в соцсетях. Здесь больше журналистов. Больше образованных людей. Больше интеллигенции. Больше вузов. Больше богатых. Отсюда чаще совершаются поездки в Москву и в Европу, а значит — есть с чем сравнивать. Тут выше политическая активность граждан. Естественно, что все это в совокупности рождает более высокие запросы на городскую среду, и в первую очередь — на чистоту улиц.

В этом смысле грязь действительно у нас в душе. Но не из-за того, что души наши грязны, просто они настойчивее требуют чистоты.

Есть сферы, которые в Екатеринбурге развиты очень хорошо, например — торговля, общественное питание, услуги, культура. А есть те, что развиты гораздо хуже. Коммунальные службы, отвечающие за уборку в городе, сильно отстают от города в целом. Получается, что многие образованные екатеринбуржцы живут «как в Москве» или даже «почти как в Европе»: ходят в хорошие магазины, вкусно едят в кафе и ресторанах, покупают добротные автомобили, смотрят лучшие спектакли и посещают отличные концерты. При этом, оказавшись на улице, эти люди ступают в провинциальную, вековую, исконную грязь. Кто бы не возмутился?

Надо сказать, что все перечисленные блага Екатеринбург получил в том числе благодаря некоторым полезным действиям власти, которая способствовала экономическому и культурному развитию города. Но теперь граждане, выросшие в этих условиях, предъявляют власти повышенные требования. И это абсолютно нормально.

Не стоит приуменьшать эту беду. Проблема грязи в Екатеринбурге из чисто коммунальной перерастает в политическую. Она действительно «политизирована», как говорит в комментариях глава Екатеринбурга Евгений Ройзман, — но политизирована не искусственно, а совершенно естественно. Это обоснованное политическое требование горожан: нам нужен чистый город.

Первый шаг к решению проблемы — это ее признание. Поэтому хорошей будет та власть, которая перестанет делать вид, что проблемы грязи в городе не существует. Власти следовало бы сказать: «Да, проблема грязи существует. Даже если в других городах не лучше, екатеринбуржцы достойны более чистого города. Давайте вместе думать, как ее решать».

С этого момента проблема грязи может превратиться из причины конфликта между властью и обществом — в общее дело.

Затем я бы предложил совместно сделать следующее:

  1. Провести общественный аудит работы городских служб, отвечающих за уборку грязи. Привлечь к этому аудиту независимых экспертов из других городов или стран. Выяснить: сколько средств в совокупности расходуется на борьбу с грязью и ее причинами, насколько эффективно тратятся эти деньги что делается правильно, а что нет.
  2. Разработать предложения, программу по борьбе с грязью в городе. Уже очень много сказано о том, как технически решается проблема грязи. Это и понижение газонов, и борьба с парковкой на газонах, и рабочая ливневая канализация, и более интенсивная уборка снега. В совокупности все эти меры сделают город чище. В этой программе должны быть прописаны конкретные мероприятия, контрольные показатели. Срок действия программы — например, пять лет. Сделать два или три варианта этой программы: «Программа минимум» и «Программа максимум». 
  3. Оценить стоимость этой программы и дополнительные расходы бюджета, которые потребуются на ее реализацию.
  4. В ходе общественной дискуссии решить, где и в каком соотношении следует искать эти средства: сокращать другие статьи бюджета? Брать кредиты? Увеличивать социальную нагрузку на городской бизнес? Просить деньги у федеральных или областных властей? 
  5. Если общество и власть придут к выводу, что без помощи из вышестоящих бюджетов не обойтись, сформулировать политический запрос к таким властям (хорошо бы успеть под губернаторские или президентские выборы): городу Екатеринбургу нужно столько-то средств на борьбу с главной городской бедой — нашей грязью. Помогайте. Мы вам взамен — поддержку избирателей. Такое требование можно оформить в виде собранных под петицией подписей или общественного «меморандума». (Напоминаю, что улучшение городской среды, в том числе борьба за чистоту, объявлены одним из приоритетов правительства, на это выделяются неплохие средства — вот ведь хорошая возможность их получить).
  6. Выбрать конкретного чиновника или общественника, человека с фамилией, именем и отчеством, который будет своим именем отвечать за реализацию программы. Это должен быть условный «министр по борьбе с грязью». Он может быть и «варягом», приглашенным со стороны специалистом. Он может быть государственным служащим или работать на общественных началах. Важно, чтобы у него горели глаза и была хорошая репутация.
  7. Получив средства, реализовывать программу под контролем общественного совета по борьбе с грязью, с полной прозрачностью всех расходов и регулярными отчетами по проводимым мероприятиям.

В Екатеринбурге никогда не будет чисто настолько, насколько нам хочется. Но сделать так, чтобы улицы больше соответствовали уровню развития города в целом, можно. Не слушайте тех, кто говорит «так было и будет всегда». Ничего не бывает «всегда», когда-нибудь и екатеринбургскую грязь будут вспоминать лишь как жуткое бедствие первой четверти XXI века.

P.S. Да, этот текст трудно читать из-за разводов грязи. А еще труднее ходить по городу.

Публикации рубрики «Мнение» выражают личную точку зрения их авторов.

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.