Доллар
Евро

«Биологическая бомба», жесткий демпинг и происки конкурентов

В скандале с утилизацией опасных медицинских отходов на Южном Урале — новые подробности

Пока прокуратура, медики и Роспотребнадзор проводят официальные проверки по фактам нарушений, выявленным ОНФ в цехе по утилизации медицинских отходов опасных категорий «Б» и «В» — ООО «Уралвторресурс» (Красноармейский район), гендиректор этой компании Денис Песков заявляет, что интерес общественников к его предприятию как минимум не бескорыстен. По его мнению, на цех под Октябрьским ревизоров «навели» его конкуренты — как выясняется, демпинг в бизнесе по утилизации отходов пожестче, чем в других сферах. 

Сам скандал начался в начале недели, когда пресс-служба челябинского регионального отделения ОНФ опубликовала отчет о проверке ООО «Уралвторресурс» — предприятии, занятом сортировкой, переработкой и утилизацией медицинских отходов под поселком Октябрьский в Красноармейском районе. «Фронтовики», прибывшие на место для проверки анонимной жалобы, пришли в ужас: медотходы, то есть привезенные в Красноармейский район в рамках договоров с учреждениями здравоохранения использованные шприцы, катетеры, капельницы и прочее одноразовое оборудование, по их словам, на территории цеха складированы просто на земле, работники не пользуются средствами индивидуальной защиты, а содержимое порванных пластиковых мешков – эпидемиологически опасные отходы класса «Б» — разбросано. 

Под Челябинском обнаружена «вирусная бомба» из медицинских отходов

Руководитель региональной группы общественного мониторинга ОНФ по проблемам экологии и защиты леса Виталий Вороной прямо заявлял Znak.com, что под Октябрьским готова биологическая бомба: любой из сотрудников компании в любой момент может стать разносчиком инфекции, оставшейся на пластике шприцов и капельниц. Заодно, по мнению «фронтовиков», опасность представляют и оказавшиеся на территории грызуны и птицы, также способные выступить в качестве разносчиков инфекции.

«На деле все не так ужасно?»

О проблеме знают в региональном управлении Роспотребнадзора и районной прокуратуре. Кроме того, соответствующая жалоба была направлена активистами ОНФ в областное министерство здравоохранения. Однако до сих пор ни одно из ведомств не может похвастаться официальными выводами. 

В пресс-службе минздрава корреспонденту Znak.com сообщили, что ожидают выводов от экспертов Роспотребнадзора и прокуратуры, чтобы инициировать собственную проверку происходящего. В прокуратуре Красноармейского района проверка уже инициирована, однако она также упирается в выводы РПН, а в самом надзорном ведомстве результаты экспертиз еще не готовы, и ответить на вопрос, действительно ли опасна деятельность цеха под Октябрьским, официально они не могут.

Впрочем, как неофициально пояснили Znak.com специалисты сферы здравоохранения, минздрав за утилизацию отходов деятельности больниц отвечать и не должен.  «Когда-то эта деятельность была лицензируемой, но в последние пять лет утилизацией может заняться практически любой желающий, — пояснил наш собеседник. — В любом случае каждая больница или поликлиника заключает договор на вывоз своих отходов самостоятельно, за счет средств Фонда обязательного медицинского страхования. Контракты заключаются в соответствии с федеральным законом №44, так что минздрав в любом случае сможет проверить только добросовестность проведения конкурсных процедур. Сама деятельность предприятия вне компетенции врачей».

Источник Znak.com в прокуратуре подтверждает: речь может идти только о наказании за нарушение СанПина, но не более того, поскольку деятельность «Уралвторресурса», как и других профильных фирм, не лицензируется. 

«Впрочем, несмотря на громкие заявления ОНФ и страшные фотографии с места, на деле всё пока выглядит не так ужасно», — уточнили в прокуратуре Красноармейского района.

На взгляд обывателя, как показывает хотя бы моментальное распространение информации о скандале в соцсетях, всё выглядит как раз ужасно. Пользователи разных, даже весьма удаленных от Красноармейского района сообществ, например, «Инцидент Миасс» («ВКонтакте»), увлеченно обсуждают потенциальные угрозы: гепатит на кончиках зубов полевой мыши, туберкулез, разносимый голубями, и повальную эпидемию в семьях работников «Уралвторресурса» в случае единственной раны использованным в больницы и сданным в утиль скарификатором.

«Действительно, каждая больница заключает договор самостоятельно, — рассуждает Виталий Вороной он в беседе с корреспондентом Znak.com. — И, естественно, раз речь идет об аукционе, выигрывает тот, кто предложит наименьшую цену. Так вот, по моим сведениям, компания из-под Октябрьского при заключении договоров на 2017 год сбрасывала первоначальную стоимость на 80-90%! Объясните, как при таком демпинге может быть реальным добросовестный бизнес? Получать прибыль при таких скидках возможно, только полностью забыв про санитарные нормы и выполняя работу спустя рукава! Кроме того, мы видели, как использованные шприцы и капельницы просто полоскались в какой-то ванне и откладывались в сторону! А нам известно, что еще одной статьей доходов этой компании является работа на вторичном рынке – то есть помытые одноразовые приборы снова попадают в больницы!»

Заметим, сам Вороной, правда, оговаривается, что он специалистом в области утилизации опасных отходов не является и возлагает надежды на компетентные органы, уже достаточно разогретые шумихой в прессе. Но под словами «фронтовика» готов подписаться также директор екатеринбургской компании «Гермед» Андрей Редькин, давно отслеживающий тенденции на региональных рынках утилизации медицинских отходов. ООО «Компания «Гермед» сама не занимается утилизацией, зато ее сотрудники заняты продвижением соответствующих технологий на российском рынке. И любое нарушение установленных СанПинов и удешевление труда в этом секторе рынка для свердловчан, понятно, — лишние потери.

«Бизнес делают на риске для здоровья»

«Медицинские отходы действительно опасны, — рассказал Андрей Редькин корреспонденту Znak.com. — Если честно, то этой темой должно вплотную заниматься государство. Лично я считаю преступным, когда бизнес делают на риске для здоровья, на возможном ущербе для десятков людей, и мечтаю о возвращении лицензирования в эту сферу деятельности. Простой пример: согласно утвержденным санитарным нормам, подрядчик должен приехать в больницу, забрать к себе отходы и утилизировать. Могу привести пример, когда екатеринбургский подрядчик заключает договор с сургутскими врачами. 1300 километров!

Вы, правда, верите, что утилизация будет происходить по всем правилам? Да на одной транспортировке можно разориться, проще прикопать отходы где-то в лесу, у нас ведь земля большая. В Челябинской области — та же ситуация. 

Утилизацией медицинских отходов занимаются какие-то ребята от ЖКХ, у которых все «схвачено» на уровне местных и областных депутатов. Свобода действий, никакого контроля за соблюдением СанПинов. А в санитарных нормах все подробно расписано, занимает этот текст от силы десяток страниц. Но чтобы этим страницам соответствовать, нужно вкладывать в бизнес серьезные средства».

Если говорить о конкретике, то Редькин утверждает: соблюдение норм по обращению с медицинскими отходами нерентабельно при цене ниже 60-70 рублей за килограмм отходов. В эту сумму войдут транспортные расходы при среднем плече логистики, оплата труда и обучения персонала, спецтара (медотходы должны перевозиться в специальных контейнерах, а вовсе не в пластиковых мешках), плюс расходы на дезинфекцию, работу и содержание специальных утилизаторов, а не обычных печей. Для сравнения, утилизация обычных твердых коммунальных отходов, то есть бытового мусора, обходится в УрФО в 600-700 рублей за тонну, то есть в 60-70 копеек за килограмм. Больницы и поликлиники, объявляя конкурсы, начинают с цены примерно в 120 рублей за килограмм. «А дальше идет демпинг, и прибыль предприниматель может получить, только игнорируя элементарные правила», — утверждает эксперт.

В качестве наиболее вопиющего примера демпинга Редькин называет ситуацию, сложившуюся в конкурсе, объявленном весной 2016 года Еманжелинской городской больницей №1. Начальная цена предложенного еманжелинскими медиками утилизаторам контракта составляла 1,333 млн рублей. Договор был заключен по цене…13,33 тысячи! Заметим, герой «фронтового» скандала, ООО «Уралвторресурс», и его дочерняя фирма, ООО «Котельная №3», в этом аукционе, по данным портала госзакупок, также участвовали, но победу одержали не они, а некое ООО «Экостандарт».

Если брать абсолютные цифры, то проблема правильной утилизации медицинских отходов вроде бы и не очень остра. По данным Редькина, от всего числа мусора, производимого жителями Южного Урала, здравоохранительные учреждения выдают на-гора только 2%. И лишь четверть от этих двух процентов — те самые опасные шприцы, капельницы и прочий пластиковый инвентарь, бывший в контакте с инфекционными больными. Только эти 0,5% от общей горы отходов требуют обеззараживания и деформации (последнее как раз для того, чтобы «бэушный» шприц не оказался снова использован).

«Большинство компаний, занимающихся этим бизнесом, практикуют термическое уничтожение отходов, — продолжает директор «Гермеда». — Но при том оборудовании, которое используется обычно, безопаснее было бы действительно выбросить туберкулезные шприцы на ближайшую свалку. Дело в том, что при обычном сжигании пластиковых приборов в большом количестве образуются диоксины — жуткий канцероген, входящий в двадцатку самых опасных в мире загрязнителей и имеющий свойство накапливаться в земле, воде и, кстати, человеческом организме. Именно из-за непрофессионального сжигания в 2016 году была приостановлена деятельность компании «Южноуральский центр утилизации медицинских отходов». Но сегодня, по моим сведениям, они снова выходят на рынок. Однако технологичное оборудование стоит серьезных денег, а наиболее распространенные в России крематоры ижевского производства реально никто на соответствие нормам не проверял. Потому что одно исследование на выброс диоксинов стоит 500 тыс. рублей».

Опасные госзакупки 

Однако вернемся к октябрьскому цеху. Как сообщал Znak.com, это подразделение ООО «Уралвторресурс», директором и учредителем которого является Денис Песков. В Красноармейском районе, по данным из открытых источников, цех открылся в 2015 году, причем перспективы такого производства тщательно проверялись местным советом депутатов. Параллельно с «Уралвторресурсом» действует еще и ООО «Котельная №3» с тем же учредителем (у двух компаний даже сайт общий). По данным СПАРК, еще в 2015 году «Уралвторресурс» заключил контрактов с различными организациями на 15,2 млн рублей. В 2016 году общая сумма контрактов компании составила всего 1,772 млн. В числе заказчиков – не только больницы (например, Еткульская районная), но и детские центры, и даже Пограничное управление ФСБ по Челябинской области. Справедливости ради отметим, что не во всех конкурсах речь идет об утилизации именно медицинских отходов: например, ПУ ФСБ в самом конце 2016 года заключило небольшой, на 28 тыс. рублей, контракт на транспортировку и переработку поврежденных аккумуляторных батарей.

Судя по данным сайта госзакупок, за 2015 год ООО «Уралвторресурс» и ООО «Котельная №3» участвовали как минимум в 57 конкурсах, и резкие падения стоимости аукционов были правилом уже тогда. Так, 4 декабря 2015 года «Котельная №3» заключила контракт на сбор, транспортировку и обезвреживание отходов класса «Б» с МУЗ «Детская стоматологическая поликлиника» Челябинска, сбросив цену с первоначальных 373 до 94 тыс. рублей. В торгах, объявленных Коркинской центральной больницей в конце декабря 2015 года, «подвинулась» с 1,88 млн до 424 тыс. рублей. А в октябре 2015 года в борьбе за право сжигать отходы класса «Б» МБУЗ «Городская клиническая больница №11» (Челябинск) падение произошло с 2,9 млн до 499 тыс. рублей. Кстати, несложные расчеты показывают, что в 2016 году стоимость уничтожения отходов ГКБ№11 составляла 172 рубля за килограмм. В 2017 году контракт был заключен исходя из цены 33 рубля за кило.

«Смысл такого демпинга — расчистить поле от конкурентов и получать прибыль от множества клиентов, — считает Андрей Редькин. — И этому способствует равнодушное отношение к подрядчику со стороны руководства здравоохранительных организаций». 

Он продолжает: «Действительно, больницы и поликлиники не должны отвечать за уничтожение медицинских отходов, это не их задача. И заложенное в ФЗ-44 ограничение, требующее проводить дополнительную проверку участников аукциона, сбросивших начальную цену более чем на 25%, здесь не работает: проверки проводятся просто спустя рукава. Играет роль еще и тот фактор, что, например, тот же «Уралвторресурс» гордо размещает в числе своих реквизитов лицензии на разного рода деятельность. Мало кто задумывается, что отходы в общем понимании классифицируются по пяти классам опасности от «единицы» до «пятерки», а медицинские отходы имеют свою классификацию, по буквам, от «А» до «Г». Срабатывает рефлекс: есть лицензия, значит, хороший подрядчик! А в итоге мы в будущем рискуем получить из захороненных в лесах мешков со шприцами не менее опасные зоны, чем скотомогильники со спящей «сибирской язвой».

«Зашли по наводке конкурентов»

Директор ООО «Уралвторресурс» Денис Песков в беседе с корреспондентом Znak.com и не отрицал: да, его компания вынуждена демпинговать, чтобы получить контракты. Да, работа с плечом логистики в сотни километров рентабельной быть не может. Однако Песков уверен, что у него бизнес построен лучше, чем у конкурентов, а случившаяся проверка октябрьской точки активистами ОНФ инициирована именно конкурентами. Вообще, у владельца «Уралвторресурса» вызвало удивление незнание взявшимися проверять его деятельность «фронтовиками» элементарных вещей.

«В Октябрьском мы работаем с 2015 года, — напомнил Песков. — Об открытии предприятия тогда писали СМИ, нас проверяли и прокуратура, и Роспотребнадзор, вопрос обсуждался депутатами, так что говорить, что ОНФ «обнаружила» цех, как минимум некорректно. Также меня возмущают их тезисы о том, что «пакеты лежат на голой земле» — у нас бетонированное покрытие с ливневыми стоками, соответствующее СанПинам, что отсутствует разделение на «грязную» и «чистую» зоны — оно налицо. «Фронтовики», мне очевидно, зашли к нам по наводке от конкурентов. Возможно, не бескорыстно, иначе с чего бы Виталию Вороному уже несколько дней уклоняться от встреч и разговоров со мной?»

Песков признает, что в числе прочего складированного на территории цеха медицинского мусора есть и емкости красного цвета, то есть наполненные особо опасными отходами. Такие контейнеры, по словам учредителя «Уралвторресурса», накапливаются и уничтожаются в периоды, когда работники не заняты сортировкой прочих отходов.

«Что касается отсутствия средств защиты, то наши сотрудники под поселком Октябрьский не занимаются сортировкой действительно опасных отходов, — заверил Песков корреспондента Znak.com. — Дело в том, что, например, из горно-заводской зоны региона (от Златоуста до Усть-Катава и Сатки) мы транспортируем отходы только для утилизации и переработки.

По договору в больницах все эти шприцы и капельницы дезинфицируются самостоятельно. Мы вывозим их, разбираем. 

Например, из колбы и поршня шприца получаются два материала — полипропилен и полиэтилен. Эти материалы идут на переработку, и в нашем же цехе на улице Героев Танкограда в Челябинске из них делается новая продукция. Прибыль от этих контрактов мы получаем за счет реализации новеньких, только что произведенных шприцов, контейнеров, прочих товаров».

Вообще, санитарные нормы и правила предусматривают два варианта обращения с медицинскими отходами: термическое уничтожение или сортировка и утилизация.

Со слов Пескова выходит, что его конкурентное преимущество именно в том, что его компании выполняют оба вида услуг, плюс переработка утилизированных материалов. 

Имеется «правильная» печь для уничтожения отходов, сортировочный цех, так «вдохновивший» недавних проверяющих, и даже отдельная услуга. Дело в том, что ряд здравоохранительных учреждений заказывают у Пескова еще и уничтожение биологических отходов — то есть то, что остается после хирургических операций. Бизнесмен позволил себе предположить, что если бы проверяющие осмелились заглянуть в холодильник цеха под Октябрьским, то удержать лицо, а заодно и желудок, не смогли бы: там хранятся в ожидании уничтожения конечности после ампутации и прочие малоаппетитные части человеческого организма.

«В Челябинской области помимо нашей компании действуют две местные фирмы, компании из Екатеринбурга и Стерлитамака, — рассказывает бизнесмен. — И я абсолютно согласен с тем, что просто плечо логистики не позволяет слишком уж снижать цену коммерсантам из Свердловской области или Башкортостана. Тем не менее когда мы выигрываем контракты с больницами, регулярно оказывается, что мы опередили соперников буквально на рубль за килограмм! Торги начинаются со 1500-200 рублей за килограмм, а заканчиваются на реальной цене рублей в 20!»

По словам Пескова, «Котельная №3» и «Уралвторресурс» на рынке Челябинской области действуют уже 15 лет, однако до недавнего времени они работали на единственной производственной точке в Тракторозаводском районе Челябинска. Лишь в 2015 году у холдинга депутата Госдумы Олега Колесникова был выкуплен участок под Октябрьским — территория бывшего животноводческого комплекса. 

«Нас она привлекла прежде всего тем, что у полуразрушенной местной котельной уже была определена санитарная зона, соответствующая нашим требованиям, — объясняет Песков. — Прежде чем запустить участок, мы вложили в него порядка 30 млн рублей и по сей день остаемся под пристальным вниманием контролирующих органов. Так что у меня только одна версия причины проверки общественников: думаю, «анонимная жалоба» на мою деятельность была вовсе не анонимной».

Новости России
Николай Рыбаков
Россия
На съезде партии «Яблоко» избран новый председатель
Россия
В Кремле заявили об отсутствии «судьбоносного прорыва» на саммите в «нормандском формате»
Санкт-Петербург
В Петербурге мать пыталась выкинуть двухлетнюю дочь из окна, чтобы «сделать ангелом»
Россия
Минюст до 15 января рассмотрит вопрос об исключении ФБК из списка иноагентов
Россия
В России четверть школ запретили использовать мобильные телефоны на уроках
Россия
В Омске мальчику в ноги вросла гречка. Отчим в наказание ставил его на крупу
Россия
В России из 68 фильмов, получивших господдержку, в прокате окупились восемь
Россия
В Москве с 28 ноября из-за лжеминирований было эвакуировано 360 тыс. человек
Екатеринбург
На Урале 15 фанатов Макса Коржа пострадали в ДТП с автобусом
Россия
В Тульской области осудили хозяев «кота-наркокурьера»
Тюмень
В Тюмени при пожаре в наркодиспансере пострадали 13 человек, один погиб
Андрей Сахаров
Россия
30 лет со дня смерти Андрея Сахарова. Вспоминаем его идеи, актуальные до сих пор
Россия
В России хотят ввести уголовную ответственность для уклоняющихся от лечения наркоманов
Россия
В Шахтах «учитель года» обматерил ученика, поспорившего с депутатом-единороссом
Россия
Из машины бухгалтера Facebook украли жесткие диски с информацией о 29 тыс. сотрудниках
Россия
Суд Киева арестовал подозреваемую в убийстве журналиста Павла Шеремета
Россия
В Калуге мужчина обстрелял маршрутку
Россия
В Мурманской области наледь с крыши школы упала на учениц
Россия
Один из фигурантов дела о протестах в Ингушетии получил реальный срок
Санкт-Петербург
Петербургские мундепы вызвали полицию, чтобы скрыть утверждение бюджета от жителей
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.

Читайте, где удобно